Бачурин Иван Иванович

bachurinЗаслуженный летчик-испытатель СССР (1982), полковник (31.10.1978).
Родился 23 января 1942 года в с.Берестовенька Красноградского района Харьковской области, УССР (Украина). Национальность: русский. В 1959 окончил 10 классов средней школы с.Берестовенька Красноградского района Харьковской обл. С 1963 — член КПСС.
С 18 августа 1959 — курсант Кировоградского ВВАУЛ. После 1-го курса переведен в Оренбургское ВВАУЛ. С 15 июля 1960 — курсант Оренбургского ВВАУЛ, которое окончил в 1963.
С 25 октября 1963 — в распоряжении командующего ВВС Приволжского военного округа С 7 декабря 1963 — инструктор-летчик 814 учебного авиаполка, а с 12 февраля 1964 — 904 учебного авиаполка Оренбургского ВВАУЛ.
С 3 апреля 1968 — в распоряжении командира ГК НИИ ВВС им.В.П.Чкалова. С 6 июля 1968 — летчик-испытатель, а с 15 сентября 1969 — старший летчик 2 авиационной испытательной эскадрильи службы летных испытаний 2 управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова. С 29 сентября 1972 — старший летчик (ведущий инженер — старший летчик-испытатель) 5 авиационной испытательной эскадрильи службы летных испытаний бомбардировочной авиации 1 управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова. В 1973 окончил МАИ, вечернее отделение «Взлет», инженер-механик. С 18 сентября 1975 — командир 5 авиационной испытательной эскадрильи — старший летчик-испытатель службы летных испытаний бомбардировочной авиации 1 управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова. С 30 ноября 1978 — заместитель начальника службы летных испытаний бомбардировочной авиации — старший летчик-испытатель 1 управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова.
В дкабре 1978 отобран в группу для подготовки по программе атмосферных испытаний «Бурана». В январе 1979 приказом Главкома ВВС откомандирован в ЦПК для общекосмической подготовки. Январь 1979—ноябрь 1980 — общекосмическая подготовка в ЦПК им.Ю.А.Гагарина (методом сборов) в качестве слушателя-космонавта. После окончания ОКП вернулся в ГКНИИ ВВС на испытательную работу. 12 февраля 1982 решением МВКК ему присвоена квалификация космонавта-испытателя.
С 16 октября 1986 — заместитель начальника службы летных испытаний бомбардировочной авиации — старший летчик-испытатель 1 научно-испытательного управления ГКНИИ ВВС им. В.П.Чкалова. С 7 августа 1987 — командир группы космонавтов 4-го научно-испытательного управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова.
Одновременно с космической подготовкой занимался испытательной работой. За период испытательной деятельности провел ряд сложных работ по Государственным испытаниям самолетов Ту-22М, Су-24М, А-50. Ту-95МС. Провел Государственные испытания специальных модификаций самолетов Ту-22, Ил-76 (ДРЛО), Як-28, Ан-124 «Руслан», Ан-225 «Мрия». Выполнил испытания самолета Су-24М на отказ двигателя при взлете, Ту-95МС на отказ двигателя в полете. Испытывал системы дозаправки в полете самолетов Ту-22М, Су-24М и Ту-95. Во время одного из полетов на Су-25 при полном вооружении разрушился двигатель, во время другого полета на Ту-22 двигатель загорелся. Во время полетов случались отказы шасси, разрушалось остекление кабины, обрывался топливный шланг при дозаправке в воздухе, но во всех ситуациях ему удавалось посадить самолет.
В рамках программы «Буран» отрабатывал практические навыки и методы бездвигательной посадки (на малой тяге) по крутой глиссаде, систему автоматического управления посадкой сначала на стендах и тренажерах, а позже на самолетах-лабораториях Ту-22М, Ту-154, МиГ-25 и МиГ-31. Испытывал систему отображения информации на траектории спуска «Адонис».
7 августа 1987 приказом МО СССР зачислен в образованную в филиале ГКНИИ ВВС (пос.Чкаловский Московской обл.) группу космонавтов-испытателей и назначен ее командиром. Готовился по программе испытаний атмосферного аналога «Бурана» — БТС-002, осуществлял его военно-научное сопровождение. В январе-апреле 1988 совершил 6 атмосферных полетов на БТС-02 вместе с А. Бородаем.
В мае 1990 с С.А. Горбиком выполнил первый коммерческий рейс на Ан-225 «Мрiя», доставив трактор Т-800, вес которого превышал 100 т, из Челябинска в Якутию.
С ноября 1990 по март 1992 прошел подготовку в группе (вместе с А.С. Бородаем и Л.К. Каденюк) к полету на КК «Союз ТМ-спасателъ» в качестве командира экипажа. Проводились испытания андрогенно-периферийного узла для стыковки с «Бураном». Программа отменена.
28 ноября 1992 приказом МО СССР №1111 уволен в запас в связи с сокращением Вооруженных Сил и отчислен из группы космонавтов ГКНИИ ВВС.
С декабря 1992 по декабрь 1993 — начальник службы летных испытаний Акционерного общества закрытого типа «Альфа».
1994—1995 — начальник службы летных испытаний КБ «Термоплан» (создание дирижаблей).
С 28 октября 1999 — консультант отдела координации технического развития, автоматизации и унификации средств и систем ИВП и ОВД Межгосударственного авиационного комитета (МАК).
Награжден орденом Красной Звезды, орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР III степени (1990, за работу по программе «Буран») и 9 медалями.

Куличев Иван Андреевич

kulichv1

Герой Советского Союза Куличев Иван Андреевич

Родился 29 августа 1920 года на станции Верхний Баскунчак, ныне Ахтубинского района Астраханской области, в семье рабочего. Детство и школьные годы его прошли в Уральске (Казахстан). Трудовую деятельность начал без отрыва от занятий в рабфаке. Сначала работал счетоводом, затем бухгалтером топливного склада Уральского отделения железной дороги. С 1940 года в рядах Красной Армии, призван РВК города Ташкента (Узбекистан). Был курсантом Московской школы пилотов первоначального обучения, затем Пермской военной авиационной школы пилотов, которую окончил в 1943 году.

С июля 1941 года в действующей армии, защищал Москву. С 26 июля 1943 года служил в составе 155-го Гвардейского ШАП. Сражался на Воронежском фронте, по 20 октября 1943 года — на Степном фронте, затем — на 2-м Украинском. Участвовал в освобождении Украины, Румынии, Чехословакии, разгроме врага на его территории. 31 января 1944 года был ранен в шею и голову.

К концу июня 1944 года командир звена 155-го Гвардейского штурмового авиационного Киевского полка  (9-я Гвардейская штурмовая авиационная Красноградская дивизия, 1-й Гвардейский штурмовой авиационный Кировоградский корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт)  Гвардии лейтенант И. А. Куличев совершил 103 боевых вылета, уничтожил 8 танков, 38 автомашин, 5 железнодорожных вагонов, подавил огонь 3 зенитных батарей, сбил в воздушных боях 2 самолёта противника (1 лично и 1 в паре), ещё 3 уничтожил вместе с товарищами на аэродромах.

26 октября 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Всего выполнил 186 успешных боевых вылетов, нанеся большой урон живой силе и технике противника. Войну закончил в Праге.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1954 году окончил Военно-Воздушную академию. Занимал ряд командных должностей, в том числе ответственный пост командующего ВВС Сибирского военного округа. Удостоен почётного звания «Заслуженный военный лётчик СССР». Был начальником факультета Военно-Воздушной инженерной академии. Генерал-лейтенант авиации.

Умер 28 августа 1979 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (трижды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды (дважды), «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени; 10 медалями, иностранными наградами. Имя Героя носит школа № 7 в городе Уральске.

*     *     *

Иван Андреевич Куличев родился в 1920 году на станции Верхний Баскунчак Ахтубинского района Астраханской области. Его официальная история написана во многих изданиях. Он был военным лётчик 1-го класса, освоил полёты на реактивных сверхзвуковых самолётах. Был награждён многими орденами и медалями. Но, к сожалению, история хранит ещё много тайн, и даже в недавнем прошлом есть много белых пятен, мы мало знаем о людях, которые нам подарили победу от фашизма. Время уходит, в официальных хрониках есть не всё, что было на самом деле, так как, ещё в недавние времена обо всём говорить было запрещено.

Сейчас уже известно, что в начале войны, в связи с острой нехваткой боевых самолётов, на фронтах использовались устаревшие Р-5, Р-10, ТБ-3, другие машины. В составе ВВС Черноморского флота имелись полки вооружённые самолётами И-5 и УТ-1, которые использовались в качестве лёгких штурмовиков. Судя по всему, они могли использоваться и не только на Чёрном море. Интересны в этом плане воспоминания одного из военных лётчиков, выпускника Борисоглебской авиационной школы: "Летать на истребителе И-5, этой юркой и очень маневренной машине, мне нравилось. Особенно впечатляли виражи: И-5 крутился так резво, будто хотел догнать свой собственный хвост. Молодые псы, видели, вертятся так, забывая всё на свете ?!   Резвый был самолёт, что и говорить, хотя летать нам досталось на довольно старых машинах, поскольку в школьном авиапарке все И-5 были из первых серийных.

К всеобщему курсантскому сожалению, наше обучение на И-5 вскоре приостановили. Истребители-бипланы признали неперспективными. Хотя И-15 и И-153 ещё оставались на действительной службе в строевых частях, полёты на И-5 прикрыли. Прощание с моим первым истребителем было грустным. Велено было все машины отмыть до полного блеска, частично разобрать, законсервировать и перевести на бессрочное хранение.

В армии бытовала в ту пору такая хохма: комбат — тыловик просит у командира эскадрильи: «Дай на часок полуторку — дрова подкинуть». Тот отказывает — на полуторке комендант уехал. «Ну тогда, — просит комбат, — пришли двух курсантов». Так вот, я как раз и оказался в числе тех двух курсантов, что заменяли грузовик. Правда, пыхтеть пришлось не на дровах, а на консервации И-5. Можете представить, что за работа выпала на нашу долю, если через две недели, когда мы управились с последним И-5, старший интендант школы без всяких разговоров списал наши комбинезоны на ветошь.

По не зависящим от меня причинам, едва затеплившись, любовь к истребителю И-5 оборвалась. Школу мы заканчивали уже на И-16. И не думалось, что когда-нибудь мне доведётся ещё услышать о шустром биплане. Однако пришлось.

Третий год шла война. Перелетая на Север через аэродром Иваново — гнали новенькие «Лавочкины» с завода — я встретил в расквартированном там запасном полку старого знакомого. Капитан Куприянов был некогда командиром отряда в Борисоглебске. Я хорошо помнил этого красивого, не слишком разговорчивого человека, лётчика, как говорится, божьей милостью. Куприянов военного времени выглядел сильно постаревшим — отрешённое лицо, потухший взгляд. Он заметно прихрамывал, ходил с палочкой. Служил Куприянов то ли преподавателем учебного отдела, то ли офицером связи при штабе. Во всяком случае, не летал. От него я и услышал: законсервированные нами И-5 были в 1941 году расконсервированы, поспешно собраны, кое — как облётаны. Из инструкторов школы наспех организовали штурмовой полк и бросили людей, в жизни ни разу не стрелявших с самолёта, на защиту Москвы.

Уж не знаю, как отважился я тогда спросить у Куприянова о потерях. И до ужаса отчётливо помню его ответ: «Вот, я — живой остался! Видишь?..»

Потом он долго и тяжело молчал, будто решаясь, говорить или нет, и в конце концов тихо произнёс: «Сволочи!»

Война была в самом разгаре. Повсюду в тылу висели портреты Сталина".

Похожая история случилась и с И. А. Куличевым. Мало кто знает, что воевать он начал ещё в 1941 году. Известие о нападении фашисткой Германии на СССР застало его в Московской школе пилотов первоначального обучения. Молодой курсант, едва успев пройти основы лётного дела, принял участие в сражении за Москву. В первом же бою Куличев был сбит над территорией занятой врагом, жил в деревне у крестьян, а после освобождения данной территории советскими войсками долгое время проходил унизительные проверки в соответствующих органах. Только потом он был отправлен на учёбу в Пермскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил летом 1943 года.

Сам Иван Андреевич Куличев уже после войны вспоминал о тех событиях так:

«Шёл 1941 год. Ржев. Я только что выпустился из школы пилотов, и, едва пройдя первоначальную подготовку, сразу был направлен на фронт. Моё задание заключалось в том, чтобы уничтожать вражеские самолёты. Далеко, в самой чаще леса была маленькая опушка, на которой находился наш аэродром. Он был так хорошо спрятан за густыми ветками больших и раскидистых деревьев, что сверху его невозможно было увидеть. Мы с моими боевыми товарищами разговаривали, как вдруг командир позвал нас. Он созвал всех и перед наступлением битвы стал отдавать наставления.

— Товарищи, нам предстоит важное задание. Враг подступил слишком близко, и от нас зависит, сможем ли мы отстоять нашу Родину. За нами Москва! Сердце России! Так не подпустим фашистов к нему! Мы будем биться до конца. Вперёд, по машинам! — вскричал он, и тут же тишина сменилась шумом заводящихся моторов, взлетающих в серое пасмурное небо самолётов.

Я полетел на задание. Только мой самолёт поднялся в небо, как показались немцы. Сражение было не из лёгких. Тут прямо рядом со мной появился вражеский самолёт за ним второй, а потом и третий. Я был сбит вражеским снайпером, и мне пришлось покинуть самолёт...

Когда я очнулся, то не понял сразу, где я и что со мной. Все мысли спутались, но через какое-то время в памяти начали возникать страшные картины, как полетел на задание, как был сбит, а дальше ...видно я потерял сознание.

Оглянувшись вокруг, я понял, что лежу в сухой траве, на которой ещё остались капельки росы. Было раннее утро... Значит, не так много прошло времени. Я оглянулся вокруг, но ничего не было видно. Сильный туман окутывал землю. Я хотел встать, но тут внезапно тело пронзила страшная боль. Я был ранен... вдруг послышались голоса, но из-за сильного ветра невозможно было разобрать слов. Вначале я обрадовался: меня нашли, меня спасут! Но радость прошла. Когда говорящие подошли ближе, я услышал грозный собачий лай и разобрал их речь... Это были немцы... Они разыскивали пилота со сбитого ими самолёта... Я стал, искал оружие, чтобы убить себя. Живым я им не дамся! Но при себе у меня совсем ничего не было.

Тогда я притаился в траве, она была высокой и почти полностью закрывала меня. „Чему быть, того не миновать“, — подумал с грустью я, и в этот момент услышал совсем близко шаги, сердце бешено заколотилось в груди. Я припал к земле и молил о том, что бы его звук меня не выдал: так громко оно стучало, но немцы не могли его услышать ветер в этот день дул неистово. Да тут ещё стал накрапывать дождик. Густой туман скрывал меня, но поможет ли мне это если у них собаки ?   Я услышал громкий лай позади. Вот и всё, подумал я — нашли. Собаки продолжали лаять, но в этот момент взгляд мой затуманился, пред глазами потемнело, и я чувствовал лишь то, как под дождём намокает моя одежда.

Когда я вновь открыл глаза, дождь уже закончился, не было ни немцев, ни собак. Туман потихоньку рассеялся, и первое, что я увидел — впереди была деревня. Я попытался подняться — было очень больно, но я решил, что если меня не нашли немцы, то глупо было бы погибать так здесь в поле, когда твои товарищи бьются за Родину, за своих матерей, жён и детей. И пополз по направлению к деревне, преодолевая трудности, я шёл к цели...»

Иван Андреевич дополз до ближайшей деревни, и его приютила женщина из дома на окраине, благодаря стараниям которой он выжил. Когда в деревню пришли советские войска, он присоединился к ним. К сожалению, Ивану Андреевичу пришлось пройти весьма неприятную процедуру проверки в НКВД, но и здесь свидетельские показания людей, приютивших его у себя, спасли его жизнь и карьеру.

В июле 1943 года лейтенант Куличев продолжил свой боевой путь в составе 155-го Гвардейского штурмового авиационного полка в период ожесточённой битвы за Днепр, наступательных боёв по освобождению Украины.

8 октября 1943 года Иван Куличев вылетел в составе восьмёрки Ил-2 под командованием Гвардии капитана Нестеренко на штурмовку танков противника в район Антоновка — Домоткань. На пути к цели группу встретили большую группу немецких пикировщиков Ju-87  (до 80 самолётов). Завязался бой. Звено штурмовиков, ведомое Куличевым, дважды атаковало противника. Куличев лично сбил 1 самолёт врага, ещё 7 уничтожили его товарищи. После этого наши лётчики успешно выполнили и своё основное задание: атаковали вражеские танки и артиллерию. «Илы» беспрепятственно обрушили бомбовый и пушечный удары на боевую технику и живую силу противника. В результате штурмовки группа Куличева подожгла 3 танка, вывела из строя 3 орудия с прислугой, подавила батарею зенитчиков.

15 октября 1943 года при штурмовке живой силы и техники противника на правом берегу реки Днепр, во время первой атаки его самолёт был сильно повреждён огнём зенитной артиллерии противника, но несмотря на повреждения летчик продолжал атаковать врага до полного израсходования боеприпасов и только после выполнения боевого задания привёл повреждённый самолёт на аэродром и благополучно выполнил посадку.

31 января 1944 года в группе Гвардии капитана Нестеренко вылетел на штурмовку танков противника в район Ново-Миргород. При подходе к цели противником был открыт сильный зенитный огонь, но Куличев успешно произвёл 2 атаки по танкам противника. При выходе из атаки его Ил-2 был атакован парой Ме-109 и повреждён. Несмотря на ранение в шею и голову, Куличев сумел на повреждённом самолёте оторваться от «Мессеров», перетянуть линию фронта и совершить посадку на своей территории.

29 мая 1944 года Куличев участвовал в налёте на аэродром противника Хуши, где в группе с товарищами уничтожил на земле 3 самолёта противника.

30 мая 1944 года Куличев шёл ведущим звена в группе на штурмовку танков противника в районе Яссы. При подходе к цели штурмовики встретили до 20 бомбардировщиков противника Ju-87. Завязался воздушный бой. В паре с ведущим группы «Илов», Куличев сбил один пикировщик.

Это только несколько эпизодов тех грозовых лет. А ведь каждый боевой вылет — это подвиг. Их на пути от Днепра до Берлина и Праги у И. А. Куличева было 186.

kulichv3За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко — фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года Гвардии лейтенант Куличев Иван Андреевич удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»  (№ 4611).

После окончания войны И. А. Куличев продолжал служить в ВВС. В 1954 году окончил Военную академию командного и штурманского состава ВВС и проходил службу в строевых частях. В 1958 году Гвардии полковник И. А. Куличев был назначен начальником 160-го Военного авиационного училища лётчиков. В этот период изменился порядок комплектования и набора в училище. Если до этого принимались только военнослужащие, имеющие первоначальную лётную подготовку, то теперь в училище стали принимать и гражданскую молодёжь с 10-летним образованием. Срок обучения в училище был установлен в 3 года и выпускники получали среднее военное образование. Во время обучению в училище курсанты проходили лётную практику на самолёте Як-18, вертолётах Ми-1 и Ми-4.

В июне 1960 года под руководством Гвардии полковника И. А. Куличева была проделана огромная работа, связанная с перебазированием Управления училища, служб тыла, отдела учебно — лётной подготовки и 484 учебно — вертолётного полка из города Пугачёва в город Сызрань.

В конце 1960 года Гвардии полковник И. А. Куличев был назначен на должность начальника Оренбургского высшего военного авиационного училища лётчиков, затем командовал авиацией Южно-Уральского военного округа. Много лет плодотворно руководил одним из факультетов Военно-Воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского.

Заслуженный военный лётчик СССР Гвардии генерал-лейтенант авиации И. А. Куличев скончался 28 августа 1979 года. похоронен в Москве на Кунцевском кладбище. Его имя носит средняя школа № 7 города Уральска.

 

Сивков Григорий Флегонтович

SivkovGF

Дважды Герой Советского Союза Сивков Григорий Флегонтович

Родился 10 февраля 1921 года в деревне Мартыново, ныне Кунгурского района Пермской области, в семье крестьянина. Окончил авиационный техникум. С 1939 года в Красной Армии. В 1940 году окончил военную авиационную школу лётчиков.

На фронтах Великой Отечественной войны с декабря 1941 года. Летал сначала на лёгком бомбардировщике Су-2, затем — на штурмовике Ил-2. Сражался на Южном, Северо-Кавказском, Закавказском, 3-м Украинском фронтах. Участвовал в боях на Украине и Кубани, Северном Кавказе и в Крыму, в Румынии, Болгарии, Венгрии и Югославии. Был командиром звена, эскадрильи, штурманом полка.

К сентябрю 1943 года командир эскадрильи 210-го штурмового авиационного полка (230-я штурмовая авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт)  старший лейтенант Г. Ф. Сивков совершил 132 боевых вылета на штурмовку вражеских объектов, нанеся противнику большой урон в живой силе и технике.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 февраля 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

К марту 1945 года штурман того же полка (136-я штурмовая авиационная дивизия, 10-й штурмовой авиационный корпус, 17-я Воздушная армии, 3-й Украинский фронт) капитан Г. Ф. Сивков совершил 181 боевой вылет. Указом Президиума Верховного СССР от 19 августа 1945 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Войну закончил в Венгрии. Всего совершил 247 успешных боевых вылетов и уничтожил большое количество танков, бронетранспортеров, полевых и зенитных орудий, железнодорожной техники, а также живой силы противника.

После войны работал лётчиком-испытателем. В 1952 году окончил Военно-Воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук. С 1972 года — начальник кафедры этой академии, доктор технических наук, генерал-майор (1975 год). Живёт в Москве. Автор книги «Готовность номер один».

Награждён орденами: Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени (трижды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени (дважды), Красной Звезды; медалями, иностранными орденами. На родине дважды Героя Советского Союза Г. Ф. Сивкова (западной окраине деревни Мартыново), установлен бюст.

*     *     *

sivkovСолнце ещё не успело подняться над горизонтом, а шестёрка штурмовиков, ведомая капитаном Васильевым, была уже в воздухе.

«Сегодня за хвостом поглядывай в оба — враз обрубят», — подумал Григорий Сивков и тут же вспомнил, как несколько дней назад, точно таким же тихим утром, чуть было не стал жертвой собственной неосторожности. А случилось это так. Командование поручило эскадрилье нанести внезапный удар по вражескому аэродрому.

— Этот аэродром, — говорил лётчикам командир полка перед вылетом, — сильно охраняется как зенитными средствами, так и с воздуха. Поэтому во избежание потерь разрешено сделать только один заход.

Григорий хорошо слышал это. Но когда он, оказавшись над целью, сбросил бомбу на выруливающий на старт бомбардировщик, то увидел, что промахнулся. Поэтому бросил машину в крутой разворот. В результате оторвался от своих товарищей. Он решительно направил штурмовик на второй заход. Фашисты пришли в себя и открыли по одиночной машине огонь из зениток. Их огонь был мощным, но беспорядочным. Этим-то и воспользовался лётчик. Он бросил самолёт в новую атаку.

Вражеский бомбардировщик Сивков всё же уничтожил, однако и сам пострадал. На родной аэродром посадил свой штурмовик с продырявленными плоскостями.

...В пышной зелени деревьев никаких подходящих для атаки целей не видно. Григорий даже усомнился, есть ли здесь те цели, о которых говорил командир полка. Но после первых же взрывов бомб сквозь листву здесь и там показались чёрные коробки. "Вот они ! — обрадовался Сивков. — Танки и бронетранспортёры ! ".

Сейчас Григорий видел каждую деталь этого загадочного леска, где фашисты сосредоточили бронированный кулак для очередного удара по советской обороне. Вот на небольшой поляне отчётливо виден средний танк, а почти вплотную к нему прижался транспортёр. Григорий сбросил бомбу, а вдогонку послал длинную пулемётную очередь. Свой 3-й заход Сивков завершил залпом реактивных снарядов. Но, увлечённый штурмовкой, он значительно оторвался от остальных штурмовиков. Пока разворачивал машину, в воздухе появилась стая вражеских истребителей. Шестёрка «Яков», прикрывавших штурмовики, сразу же вступила в бой.

Вражеский истребитель бросился на самолёт Сивкова. Фашист пытался расправиться с ним атакой с короткой дистанции. Но Григорий успел сделать ловкий маневр, и пули дробно ударили по плоскостям его машины. Еле успел он выровнять штурмовик, как откуда-то снизу вынырнул второй фашистский истребитель. Его пушечный выстрел оказался точным: снаряд врезался в дно фюзеляжа.

Между тем 3-й вражеский самолёт навалился на штурмовик сверху. Его очередь пришлась по кабине. И сразу же по лицу Григория потекла кровь, в глазах замелькали радужные круги... Очнувшись, Сивков инстинктивно взглянул перед собой. Навстречу стремительно неслась земля. Было ясно, что ещё миг — и неуправляемая машина с треском врежется в крутящийся перед глазами пригорок. Григорий потянул ручку управления на себя и нажал непослушными ногами на педали. Через мгновение он почувствовал, как его сильно прижало к сиденью: самолёт стал круто набирать высоту. При взгляде на приборы Григорием снова овладела тревога. Стрелка указателя масла падала к нулю.

К счастью, покрытая дымом линия фронта промелькнула под плоскостями штурмовика до того, как стрелка приблизилась к ограничителю. Григорий направил свой израненный самолёт на зелёное поле, на краю которого вели огонь советские артиллеристы...

Лётчик-штурмовик Сивков в полку слыл мастером ударов. Он был зрелым, опытным штурмовиком. Войну Сивков начал ещё на самолёте Су-2 — лёгком ближнем бомбардировщике, и в первые же месяцы боёв отличился стойкостью, мужеством и мастерством. Не раз он попадал в трудные ситуации и всегда выходил победителем.

В один из весенних дней 1942 года, когда в степи ещё лежал снег, с фронтового аэродрома, находившегося под Луганском, поднялась эскадрилья лёгких бомбардировщиков Су-2. Крайним слева летел Григорий Сивков, молодой лётчик-комсомолец, сын колхозника из-под Перми. Он уже успел побывать в боях, и потому командир поставил его крайним ведомым — замыкать строй. Это одно из самых тяжёлых и ответственных поручений в боевом порядке группы. У линии фронта бомбардировщиков встретила и стала сопровождать четвёрка наших истребителей.

Внизу, под плоскостями, проплывала заснеженная донецкая земля. Вот и линия фронта. Заговорили фашистские зенитные пушки и пулемёты. Эскадрилья смело вошла в зону зенитного огня и стала сбрасывать бомбы. Они ложились точно вдоль шоссейной дороги, по обочине которой растянулась колонна вражеских танков, тягачей с пушками, бронетранспортеров с пехотой. Чёрные клубы дыма окутали вражескую колонну, а самолёты вновь и вновь повторяли заходы на цель.

— «Мессершмитты» !, — услышал Сивков голос своего штурмана Петра Землякова.

Вражеских истребителей было более двух десятков. Одна группа Ме-109 сделала попытку связать боем наших истребителей, а вторая устремилась на бомбардировщиков. На стороне фашистов было трёхкратное численное превосходство. Эскадрилья сомкнула строй, лётчики быстро приготовились к отражению атаки и, когда несколько «Мессеров» зашли в хвост, встретили их дружным огнём пулемётов. Отбита вторая, третья и четвёртая вражеские атаки.

Тогда немецкие пилоты решили изменить тактику: они попытались отколоть от строя крайний самолёт и уничтожить его. Это был самолёт Сивкова. Григорий знал, что удержаться в строю — это значит победить. Несколько вражеских пулемётных очередей прошили фюзеляж и плоскости его машины. Рули стали тяжёлыми в управлении, но Сивков не нарушил строя. А его боевой друг штурман Земляков посылал в фашистских стервятников одну за другой короткие пулемётные очереди. Так, отбиваясь от врага, и возвратилась эскадрилья на свой аэродром.

— Молодец, Сивков, стойко замыкал строй! — похвалил молодого лётчика командир.

Похвала радовала, но обстановка на фронте была трудной: враг, оправившись после поражений под Москвой, Ростовом и Тихвином, вновь развертывал наступление.

«Крепче надо бить фашистов, — думал Григорий, — да вот самолёт-то у меня не очень силён. На таком многого не сделаешь. Вот бы на „Ил“ пересесть...»

sivkov2О новых штурмовиках Ил-2 мечтал не один Сивков. Вскоре эта мечта сбылась: из далёкого тыла прибыла партия самолётов Ил-2. В полку объявили приказ: сдать старые, видавшие виды самолёты, получить новые и в кратчайший срок пройти курс переучивания. Эту весть встретили с нескрываемой радостью: все уже знали, какими замечательными качествами обладает новая машина. Лётчики были довольны её скоростью, радиусом действия, бомбовой нагрузкой, пушками и пулемётами, броневой защитой.

Изучив машину, лётчики опробовали мотор, рулили по аэродрому, усваивая особенности поведения самолёта, на котором вскоре предстояло подниматься в воздух каждому самостоятельно. Изучая новую машину, Григорий Сивков много думал об изменении тактики штурмовых действий. Как-то во время очередного учебного полёта Сивков снизился на высоту, меньше рекомендуемой. По поводу этого случая у него произошёл серьёзный разговор с командиром полка.

— Я не оправдываюсь, товарищ майор, — горячо говорил Сивков. — Только мне необходимо уяснить основы тактики наших боевых действий. Да и не только мне. Разрешите высказаться!

— Я вас слушаю, — согласился командир.

— В тактике штурмовиков основой успеха является принцип внезапности, — убеждённо стал доказывать Григорий. — Средством для достижения тактической внезапности служит так называемый бреющий полёт. Но ведь по инструкции бреющий полёт выполняется на высоте от 5 до 25 метров. Нам же рекомендуют летать на высоте не ниже 25 метров. Моё мнение — полной внезапности на такой высоте мы не достигнем. Мы должны бороться за каждый метр, летать так, чтобы как можно теснее прижиматься к земле.

— А безопасность полета, — возразил майор, — какая гарантия безопасности ?

— Безупречная техника пилотирования, — ответил Сивков.

И, подумав, добавил:

— Конечно, летать на высоте 5-10 метров — это риск. Но что такое риск? И можно ли обойтись без него на войне? Только риск должен быть не безрассудным, а осмысленным, грамотным.

Они долго беседовали в тот вечер. В результате пришли к выводу, что штурмовикам необходимо всемерно использовать рельеф местности, летать на минимальных высотах, что обеспечит внезапность атаки.

— Ну что ж, скоро в бой, — сказал в заключение командир, — постараюсь назначить вас ведущим группы. Увидим, каковы будут успехи.

— Дело покажет, — уверенно ответил Григорий.

Ведущий! Равняясь на него, группа преодолевает зону зенитного огня, выходит на цель и по его команде начинает и ведёт штурмовку наземного противника. А если встречается воздушный враг, то ведущий должен оценить обстановку, принять решение и вести бой. Григорий понимал, какая ответственность легла на его плечи. И это его по-настоящему радовало.

Летом 1942 года разгорелись жаркие бои. Днём и ночью в воздухе не смолкал гул сотен моторов. Помогая нашей пехоте, советские штурмовики успешно громили укрепления, технику и живую силу врага. Лётчик Сивков в те дни по нескольку раз в день поднимался в воздух и водил группы штурмовиков на задание.

С каждым вылетом крепло боевое мастерство Григория Сивкова. Ему поручались всё более ответственные задания. В начале ноября 1942 года, когда фашисты рвались в глубь Кавказа, создалась очень трудная обстановка на одном из участков Южного фронта: вражеские танки прошли к важному пункту, где наших наземных войск почти не было.

Как остановить врага? В штабе командующего искали решения. Кто-то предложил поручить это штурмовикам. Командующий сначала поддержал идею, но, выйдя из блиндажа, сразу помрачнел: низко, над самой землей, скрывая цепи гор, плыли тёмно-серые облака. Ни единого разрыва, ни просвета. Моросящий дождь скрывал очертания даже недалеких строений. Да, полёты, безусловно, невозможны. Командир штурмового авиационного полка собрал подчинённых.

— Приказа на вылет нет, — сказал он, — есть только просьба командующего сделать боевой вылет. Район цели вам известен. Там погода, пожалуй, ещё хуже. А обстановка на фронте вам тоже известна. Словом, вам ясно, для чего нужен вылет.

— Лететь можно, товарищ подполковник, — твёрдо сказал Сивков. — Прошу поручить это задание мне.

...Через 10 минут группа Сивкова поднялась с аэродрома и скрылась в тёмно-серой пелене дождя и тумана. Ведущий повёл группу над узкой долиной, ориентируясь по вьющейся змейке дороги, что жалась к каменной гряде. Облака то снижались почти до самой земли, то расступались, и Сивков, оглядывая строй своих штурмовиков, с облегчением убеждался, что все самолёты целы.

На шоссе, что вилось в долине, показалась колонна автомашин. Сивков пропустил её. Пролетели ещё с десяток километров — показались коробки вражеских танков. Штурмовики атаковали их с ходу, сбросили бомбы и обстреляли реактивными снарядами. Несколько танков неуклюже развернулись и застыли на узкой ленте шоссе, загородив собой дорогу.

Сивков повёл группу дальше. В небольшой лощине развернулся и вскоре опять оказался над колонной вражеских танков. Снова штурмовка — и ещё несколько стальных громадин загромоздили шоссе. Штурмовали автоколонну до полного израсходования боекомплекта.

Когда сели на свой аэродром, еле видимый в тумане, первое, что передали Сивкову, была благодарность от командующего наземным соединением. И было за что: вражеские танки не дошли до намеченного объекта.

Смелым и дерзким броском десантники заняли в тылу врага небольшой плацдарм в районе Новороссийска. Враг яростно обрушился на десантников, которые с безумством храбрых защищали плацдарм, названный «Малой землёй». На помощь героям пришли воздушные бойцы, и среди них — Григорий Сивков. В его наградном листе имеется такая лаконичная запись: «В период с 18 по 24 апреля 1943 года Г. Ф. Сивков 8 раз летал в район Новороссийска ведущим групп от 8 до 32 самолётов, помогая защитникам „Малой земли“ отражать атаки вражеских войск. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии и большую активность истребителей противника, все задания он выполнил отлично».

Разве можно забыть те дни боёв за «Малую землю»? Прошли десятки лет с той поры, когда наступила, как пелось в песне, «...и на Южном фронте оттепель опять», а Сивков и поныне помнит малейшие детали, любой эпизод той страдной весны. Ну разве забудешь такое?

В те ночи лётчики засыпали на короткие часы и снова приступали к новому боевому дню с единственной тревожной мыслью: «Как там, на „Малой земле“? Держатся братки? Чем помочь им?»

21 апреля 1943 года погода обещала быть лётной, и это радовало лётчиков-штурмовиков 210-го штурмового авиационного полка. Техники, механики ещё с вечера подготовили машины к боевому вылету, залатали пробоины, полученные над «Малой землёй», подвесили бомбы, зарядили «под завязку» пушки и пулемёты, залили баки горючим, маслом. Лётчики быстро проверили состояние машин, и вот уже капитан Сивков доложил командиру полка Гвардии майору Галущенко о готовности группы к вылету.

— Занять готовность номер один. Цели найдёте на «Малой земле». Вылет — серия красных ракет, — поставил задачу командир полка.

Ждать сигнала долго не пришлось. Видно, с первым проблеском утренней зари на «Малой земле» началась баталия, и помощь «летающих танков» для наших десантников понадобилась немедленно. Взвились в утренней дымке красные ракеты, и в ту же секунду аэродром наполнился гулом работающих двигателей. Сивков ещё раз оглядел строй штурмовиков и повёл первую четвёрку на взлёт. За ней в тучах поднявшейся пыли пошла в воздух вторая четвёрка...

Это раннее утро 21 апреля 1943 года наверняка запомнили и защитники «Малой земли», герои-десантники. На них тогда обрушился шквал артиллерийско-миномётного огня, который бушевал почти час, а после него перед траншеями десантников появились десятки фашистских танков. Враг хотел во что бы то ни стало ликвидировать плацдарм. В эти мгновения помощь с воздуха означала очень многое для наших наземных войск.

Ещё на подходе к «Малой земле» Григорий Сивков по тёмным клубам дыма и всполохам взрывов определил, что в районе цели идёт бой. Он знал, что объект атаки его восьмёрки штурмовиков — вражеские танки, рвущиеся к окопам наших десантников. Быстро принял решение, с какого направления выгоднее всего их атаковать, как лучше угостить вражеских танкистов противотанковыми бомбами, имеющими прекрасное свойство сжигать броню. Построил маневр, стал выводить группу на боевой курс.

И в этот момент... ещё раз подтвердилась истина, что нельзя врага считать глупым. Противник, конечно, предусмотрел вариант с вызовом на поле боя наших штурмовиков. В качестве контрмеры он сосредоточил в этом районе немало истребителей.

Сивков вовремя увидел воздушного врага. Он насчитал 16 «Мессеров», которые с разных направлений заходили в атаку на восьмёрку штурмовиков. Что делать? Можно было встать в оборонительный «круг», построить крепкую защиту своих машин. Но ведь каждая секунда дорога для наших десантников, к окопам которых ползут танки. Сивков уже различал их на земле. И он сделал такой маневр группой, что дал возможность стрелкам вести огонь по «Мессерам» и в то же время выполнить главную задачу — нанести удар по танкам врага.

Около 10 минут восьмёрка Сивкова обрабатывала наземные цели, отбиваясь от атак 16 «Мессеров». В итоге — 4 сожжённых танка врага и 3 бронемашины. Вражеская атака была сорвана. Восьмёрка штурмовиков капитана Сивкова без потерь вернулась на свой аэродром, и лётчики стали готовиться к очередному вылету. Такое не забудешь !

Да, немало трудных заданий выполнил в годы войны Григорий Сивков. В боевой практике этого командира не было случая, чтобы он сбился с маршрута, ошибся в отыскании цели или, не выдержав огня вражеских зениток, отвернул в сторону. Курс на цель — это неумолимый закон, которому твёрдо следовал ведущий штурмовиков.

Летом 1943 года немецкие войска удирали с пресловутой «Голубой линии». Эскадрилья штурмовиков, ведомая капитаном Г. Ф. Сивковым, выполняла боевые задания по штурмовке вражеских колонн. Вот опять Сивков повёл группу штурмовиков во вражеский тыл бомбить железнодорожную станцию, где находились эшелоны противника. Сильным зенитным огнём встретил враг советских штурмовиков. Четвёрка «Илов» упрямо прорвалась через огневую завесу противника. Бомбы посыпались на вражеские эшелоны. Разворот — и ещё одна атака.

Вдруг самолёт Сивкова резко тряхнуло. Машина "клюнула. Стало трудно удерживать её в горизонтальном полёте. Мотор натужно заревел, словно раненый, и вот совсем заглох. Самолёт пошёл резко вниз. Сивков посмотрел на землю, потом на карту. «До линии фронта 15 километров. Не дотянуть...»

Слева — камыш, прямо — небольшая площадка в тылу врага. Выбора нет, и Григорий посадил машину на эту площадку. «Где свои?» — тревожно подумал он и, глянув вверх, обрадовался: два штурмовика заходили на посадку на ту же площадку. Но что это? У первого самолёта не выпустились шасси, и он ушёл в сторону. Второй снизился, потом взмыл вверх, развернулся вдали, зашёл на посадку и подрулил к самолёту Сивкова.

— Товарищ капитан, скорее! — кричал лётчик, младший лейтенант Калинин.

Когда фашисты начали стрелять из миномётов, Сивков сидел в кабине машины своего верного боевого товарища и вёл штурмовик на взлёт. Внизу, на полянке, он оставил свой разбитый, горящий самолёт.

— Вот я и безлошадный, — сказал он, вернувшись в часть, командиру полка.

— Война есть война, — успокоил его командир. — Машину дадим. Отдыхайте, капитан. Завтра опять в бой. Готовы? Нервы не шалят?

— Всё в порядке, к вылету готов.

И вновь ведущий малых и больших групп штурмовиков капитан Сивков стал водить своих лётчиков на штурмовку врага. Он летал в самую тяжёлую погоду, умело отыскивал цели и метко поражал их.

— С высоты «175» ведёт огонь вражеская дальнобойная артиллерийская батарея. Её огонь мешает нашей пехоте. Точных координат батареи нет — она замаскирована. Вы должны найти батарею и уничтожить! — таково было очередное задание, полученное Сивковым.

Четвёрка тяжело нагруженных бомбами штурмовиков поднялась над аэродромом и полетела в сторону фронта. Сивков предварительно изучил район цели по карте и пришёл к выводу, что вражеские орудия находятся на западном склоне высоты. Для того чтобы удар был внезапным, следовало подойти с тыла и на самой малой высоте. Это решение оказалось верным. Ведущий первым обрушил бомбовый груз на фашистских артиллеристов. Вскоре наземные войска сообщили: наши штурмовики на высоте «175» уничтожили вражескую батарею и наблюдательный пункт. Всё, казалось, просто. Но сколько для этого потребовалось мастерства, умения действовать согласованно, точно, организованно!

...После ожесточённых боёв в районе озер Балатон и Веленце войска 3-го Украинского фронта прорвали вражескую оборону и неудержимо устремились на Вену. Наступление наших наземных войск поддерживалось с воздуха. Враг отступал...

Воздушная разведка установила, что возле моста у города Веспрем образовалась пробка. Сотни вражеских машин, танков, орудий и большое количество живой силы скопились на переправе. Наше командование выслало на эту цель 20 самолётов — Ил-2. Группу вёл капитан Сивков.

Под крылом — чёрные квадраты виноградников, небольшие хутора, нитки каналов, шоссе. Ещё один взгляд на землю, затем на карту — скоро цель.

Как смерч, обрушились наши штурмовики на врага. Ведущий самолёт сбросил серию бомб на голову колонны. Запылали машины и танки, заметались в страхе фашисты. Вот появились истребители врага. Не дрогнули, не испугались наши штурмовики. Продолжая бомбить колонну, они построились в оборонительный круг. Храбрецы воздушные стрелки отражали атаки «Мессеров». Всё новые и новые гигантские костры вспыхивали на Венском шоссе — то пылала вражеская техника.

Воздушное фотографирование показало, что первые же бомбы, сброшенные ведущим, угодили в цель. Эта и другие штурмовки, проведённые Сивковым, свидетельствовали о том, что он стал настоящим мастером своего дела, лётчиком высокого класса, воином, который умеет добиваться победы в любой обстановке.

Более 240 боевых вылетов совершил Григорий Сивков за годы войны. Он штурмовал фашистские войска в Тамани и Донбассе, на Днепре и Дунае, возле Измаила и Тульчина, под Будапештом и на Балатоне, а закончил свой боевой путь в Австрии. Сначала он был ведущим звена, а потом целых групп, состоявших из 20 и более самолётов. 176 раз водил Григорий Сивков группы Ил-2 на штурмовку вражеских позиций. И после каждого штурмового удара его группы фашисты недосчитывались немало танков, автомашин, орудий, бронетранспортёров. Войну Сивков закончил майором, Героем Советского Союза. А вскоре после окончания войны, в августе 1945 года, он был удостоен второй медали «Золотая Звезда». Так наградила Родина своего верного сына за его доблестный ратный труд, за мужество и высокое мастерство, проявленные в боях.

Sivkov_G_F_bust...Почти каждый год в летний отпуск прославленный лётчик — дважды Герой Советского Союза Григорий Флегонтович Сивков бывает в Перми, где он учился и где впервые ощутил радость полёта. Он гостит в родном колхозе. Там живут его отец и мать — уважаемые в округе люди.

В каждый свой приезд в колхоз Григорий Флегонтович сообщает родителям какую — нибудь новость. Вот он познакомил родителей и односельчан со своей верной подругой — женой Екатериной Васильевной Рябовой, Героем Советского Союза, совершившей в годы войны около 900 боевых вылетов. Екатерина Васильевна после войны защитила диссертацию и получила учёную степень доктора наук. Вот он приехал уже слушателем Военно-Воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского, затем — адъюнктом этой академии, а через 3 года — кандидатом технических наук.

Боевой лётчик, инженер, ученый — это нынешний день нашей авиации, который наглядно олицетворяет Г. Ф. Сивков.

В небольшой деревеньке Мартыново, недалеко от Кунгура, возвышается на постаменте бюст дважды Героя Советского Союза Григория Сивкова. В бронзе навеки запечатлён образ богатыря земли русской, сражавшегося с фашистской нечистью мужественно и умело.

Якимов Алексей Петрович

yakimov

Герой Советского Союза Якимов Алексей Петрович

Якимов Алексей Петрович – лётчик-испытатель ОКБ А.Н.Туполева, полковник.
Родился 24 января (6 февраля) 1914 года в селе Верх-Яйва ныне Александровскорго района Пермского края (по другим данным – в селе Усть-Сурмог ныне Соликамского района Пермского края). В 1934 году окончил 3 курса Уральского горного института (г.Свердловск).
В армии с августа 1934 года. В 1937 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков, был оставлен в ней лётчиком-инструктором. В марте-мае 1941 – лётчик-инструктор Сталинградской военной авиационной школы лётчиков.
В 1941—1951 – лётчик-испытатель Лётно-исследовательского института (город Жуковский Московской области). В 1944 году выполнил первый полёт и в дальнейшем провёл испытания высотных истребителей ОКБ А.И.Микояна – И-222 и И-225. Провёл испытания одного из лучших истребителей войны Ла-5 (в 1942 году), участвовал в испытаниях истребителей МиГ-3, И-220, И-250, бомбардировщика Ту-4 и других типов самолётов. Дважды покидал аварийные самолёты с парашютом.
Участник Великой Отечественной войны: в июле-августе 1941 – лётчик 2-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи (ПВО города Москвы), совершил 11 боевых вылетов на истребителе МиГ-3.
В 1951—1954 – лётчик-испытатель ОКБ-30 (г.Москва). Провёл испытания: новой радиолокационной станции на самолёте Ил-12Д, скоростного планера-мишени, десантного варианта самолёта Ту-4, различных модификаций самолёта Ли-2.
В 1954—1971 – лётчик-испытатель ОКБ А.Н.Туполева (в 1960—1971 – начальник лётной службы). Выполнил первый полёт и затем провёл испытания пассажирского самолёта Ту-114 (в 1957 году), реактивного пассажирского самолёта Ту-104Е (в 1960 году). Провёл испытания по дозаправке в воздухе бомбардировщиков Ту-16 и Ту-95. Участвовал в испытаниях бомбардировщиков Ту-16, Ту-95, реактивного пассажирского самолёта Ту-134 и других типов самолётов.
За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1966 года полковнику Якимову Алексею Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11269).
С апреля 1971 года полковник А.П.Якимов – в запасе. Жил в городе Жуковский Московской области. Умер 10 марта 2006 года. Похоронен на Быковском кладбище в Жуковском.
Заслуженный лётчик-испытатель СССР (20.09.1960), полковник (1955). Награждён 2 орденами Ленина (3.11.1959; 22.07.1966), орденами Красного Знамени (5.11.1954), Отечественной войны 1-й (11.03.1985) и 2-й (29.04.1944) степеней, 5 орденами Красной Звезды (20.09.1947; 31.07.1948; 15.11.1950; 12.07.1957; 31.07.1961), медалями. Почётный гражданин города Жуковский.
В Жуковском на доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска. Его имя увековечено на мемориальной доске, установленной на здании горного университета в Екатеринбурге.

Сухомлин Иван Моисеевич

suhomlin_i.m.Сухомлин Иван Моисеевич – лётчик-испытатель ОКБ А.Н.Туполева, полковник.

Родился 6 (19) мая 1911 года в посёлке Малая Виска, ныне город Кировоградской области (Украина). Украинец. В 1928 году окончил 7 классов школы. С 1926 года работал подсобным рабочим на сахарном заводе, ремонтным рабочим на железной дороге, учеником тракториста на сахарном заводе.

В армии с декабря 1928 года. В 1929 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, в 1930 году – Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков, в 1931 году – Севастопольскую военную авиационную школу морских лётчиков (ВАШМЛ). В 1931—1937 годах – лётчик-инструктор Ейской ВАШМЛ.

Неоднократно участвовал в планерных состязаниях. В октябре 1934 года на планере «Сталинец-2» установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на двухместном планере – 24 ч 10 мин. 2-3 октября 1935 года на планере «Сталинец-4» установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на одноместном планере – 38 ч 10 мин. Эти рекорды превышали мировые достижения, но не были официально зарегистрированы как мировые, т.к. СССР в это время ещё не являлся членом FAI (Международной авиационной федерации).

В 1937—1943 годах – на лётно-испытательной работе в Научно-испытательном институте морской авиации (город Севастополь, с 1942 года – город Астрахань). Провёл государственные испытания гидросамолётов Че-2, МБР-7, АНТ-44, Бе-4, МДР-7 и других.

Участник Великой Отечественной войны: в июне 1941-июле 1942 – лётчик 80-й отдельной авиационной эскадрильи ВВС Черноморского флота, летал на бомбардировщике АНТ-44. Неоднократно бомбил военные объекты в Румынии, совершил рейсы в осаждённый Севастополь для перевозки военных грузов и эвакуации раненых. С февраля 1943 года – помощник командира 2-го гвардейского истребительного авиационного полка Северного флота по лётной подготовке и воздушному бою. Совершил несколько боевых вылетов на истребителях Р-39 «Аэрокобра» и Як-1, участвовал в воздушных боях.

В сентябре 1945 года вернулся на лётно-испытательную работу в Научно-испытательный институт морской авиации (город Рига, с 1948 года – город Феодосия). 30 мая 1952 года поднял в небо и впоследствии провёл испытания первой реактивной летающей лодки Р-1. Провёл государственные испытания гидросамолётов Бе-6, Бе-6М, торпедоносца Ту-2Т, реактивного торпедоносца Ту-14Т и других самолётов.

В 1954—1973 годах – на лётно-испытательной работе в ОКБ А.Н.Туполева. В январе 1962 года поднял в небо и провёл испытания военного самолёта Ту-126. Провёл испытания бомбардировщика Ту-95, пассажирского самолёта Ту-114 и их модификаций. Принимал участие в испытаниях реактивного бомбардировщика Ту-16, реактивного пассажирского самолёта Ту-104, военно-транспортного самолёта Ту-116 и других самолётов.

Установил 42 мировых авиационных рекорда (из них 5 – вторым пилотом): в 1940 году – 6 рекордов скорости и грузоподъёмности на самолёте-амфибии АНТ-44; в 1957—1962 годах – 36 рекордов скорости и грузоподъёмности на самолёте Ту-114.

За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, полковнику Сухомлину Ивану Моисеевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1971 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11400).

С декабря 1973 года – в отставке. Жил в городе Жуковский Московской области. Умер 28 августа 1993 года. Похоронен в посёлке Родники Раменского района Московской области.

Заслуженный лётчик-испытатель СССР (1960), заслуженный мастер спорта (1960), полковник (1951). Награждён 3 орденами Ленина (1936, 1955, 1971), 3 орденами Красного Знамени (1943, 1949, 1966), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (1945, 1985), 2 орденами Красной Звезды (1944, 1957), медалями.

Соловьев Евгений Степанович

solovyev

Герой Советского Союза Соловьев Евгений Степанович

Соловьёв Евгений Степанович – лётчик-испытатель ОКБ П.О. Сухого.
Родился 1 января 1931 года в городе Валуйки ныне Белгородской области. Русский. В 1949 окончил Одесскую спецшколу ВВС.
В армии с 1949 года. В 1952 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков и Высшую офицерскую авиационно-инструкторскую школу ВВС (в городе Грозный). В 1952—1956 годах – лётчик-инструктор Чугуевского военного авиационного училища лётчиков, в 1956—1958 годах служил в строевых частях ВВС. С 1958 года – в запасе.
В 1958 году окончил Школу лётчиков-испытателей, в 1966 году – Жуковский филиал Московского авиационного института. В 1958—1959 годах – на лётно-испытательной работе в Лётно-исследовательском институте (ныне – ЛИИ имени М.М.Громова). Участвовал в проведении ряда испытательных работ на самолётах-истребителях по тематике института.
С 1959 года – лётчик-испытатель ОКБ П.О.Сухого. Поднял в небо и провёл испытания: сверхзвукового истребителя-бомбардировщика Су-7Б (в 1959 году), опытного самолёта с укороченными взлётом и посадкой Т-58ВД (в 1966 году), истребителя-бомбардировщика Су-17М (в 1971—1972 годах), второго лётного экземпляра сверхзвукового истребителя Т-10 (прототипа Су-27) (в 1978 году). Провёл испытания второго лётного экземпляра перехватчика Су-15 (в 1963 году), испытания по маневрированию на сверхзвуковых скоростях на Су-15 (в 1970—1971 годах), испытания по дозаправке Су-15 (в 1972—1975 годах), испытания учебно-тренировочного самолёта Су-15УМ (в 1976 году). Участвовал в испытаниях боевых самолётов Су-7, Су-9, Су-11, Су-15, Су-17, Су-24, Су-25, Су-27 и их модификаций.
За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, лётчику-испытателю Соловьёву Евгению Степановичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1966 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№10709).
Погиб 7 июля 1978 года при выполнении испытательного полёта на опытном самолёте Т-10 (прототипе истребителя Су-27).
Жил в городе Жуковский Московской области. Похоронен в Жуковском, на Быковском кладбище.
Заслуженный лётчик-испытатель СССР (1973), майор. Награждён орденами Ленина (1966), Октябрьской Революции (1976), Красного Знамени (1964), Трудового Красного Знамени (1971), медалями, иностранной медалью.
Бюст Героя установлен на аллее Героев в центре города Валуйки Белгородской области.

Садовников Николай Федорович

sadovnikov

Герой Советского Союза Садовников Николай Федорович

Садовников Николай Фёдорович – лётчик-испытатель ОКБ имени П.О.Сухого.

Родился 25 октября 1946 года в посёлке Лиховской Ростовской области. Русский. В 1964 году окончил 11 классов школы.

В армии с августа 1964 года. В 1968 году окончил Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков. Служил в строевых частях ВВС (в Южной группе войск в Венгрии). С декабря 1973 года капитан Н.Ф.Садовников – в запасе. В 1975 году окончил Школу лётчиков-испытателей.

В 1975—1979 – лётчик-испытатель Лётно-исследовательского института (ныне – ЛИИ имени М.М.Громова). Провёл ряд испытательных работ на самолётах-истребителях МиГ-21, МиГ-23, Су-7, Су-9 и их модификациях. В 1979—1988 – лётчик-испытатель ОКБ имени П.О.Сухого. Поднял в небо и провёл испытания учебно-боевого самолёта Су-27УБ и второго экземпляра палубного истребителя Су-27К. Выполнил первый взлёт самолёта Су-27 с наземного трамплина, а также первую дозаправку Су-27 топливом в полёте. Провёл испытания самолёта Су-27 на прочность; участвовал в испытаниях боевых самолётов Су-17, Су-24, Су-25, Су-25УБ, Су-27 и их различных модификаций. В 1987—1988 годах установил 10 мировых авиационных рекордов высоты и скороподъёмности на самолёте Су-27. Дважды катапультировался из аварийных самолётов.

В апреле-июне 1980 года в составе группы «Ромб» участвовал в боевых действиях в Афганистане; совершил 15 боевых вылетов на штурмовике Су-25.

За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, лётчику-испытателю <strong>Садовникову Николаю Фёдоровичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 октября 1988 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11588).

28 сентября 1988 года Николай Садовников был вынужден катапультироваться из неуправляемого, свалившегося в штопор Су-27К, находясь вниз головой в условиях отрицательной перегрузки. Из-за полученных травм он не смог больше летать. С 1989 года Николай Федорович – заместитель начальника лётной службы ОКБ имени П.О.Сухого. Жил в городе Жуковский Московской области. Умер 22 июля 1994 года от последствий травмы при катапультировании. Похоронен в селе Островцы Раменского района Московской области.

Заслуженный лётчик-испытатель СССР (1989), мастер спорта СССР международного класса (1990), майор (1987). Награждён орденами Ленина (31.10.1988), Трудового Красного Знамени (17.12.1982), медалями.

Его имя носит школа в Жуковском, на территории которой установлен бюст Героя. В Жуковском на доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.

Пугачёв Виктор Георгиевич

Герой Советского Союза Пугачёв Виктор Георгиевич

Герой Советского Союза Пугачёв Виктор Георгиевич

Пугачёв Виктор Георгиевич — лётчик-испытатель ОКБ имени П.О.Сухого.

Родился 8 августа 1948 года в городе Таганрог Ростовской области. Русский. Окончил среднюю школу.

В армии с 1966 года. В 1970 году окончил Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков, оставлен в нём лётчиком-инструктором. С 1977 года капитан В.Г.Пугачёв – в запасе.

В 1978 году окончил Школу лётчиков-испытателей, в 1980 году – вечернее отделение Жуковского филиала Московского авиационного института (МАИ).

В 1978—1980 – лётчик-испытатель Лётно-исследовательского института (ныне – ЛИИ имени М.М.Громова). Провёл ряд испытательных работ на сверхзвуковых самолётах МиГ-21, МиГ-23, МиГ-25, МиГ-31, Су-17, Су-24 и их модификациях.

В 1980—2001 –&nbsp;лётчик-испытатель ОКБ имени П.О.Сухого. Поднял в небо и провёл испытания самолётов Су-27К (Су-33) и Су-33УБ. Провёл испытания самолётов Су-25, Су-27, Су-33, Су-35 на критических режимах и на штопор. Участвовал в испытаниях Су-17, Су-24, Су-25, Су-27, Су-33, Су-34, Су-35 и их модификаций.

За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 октября 1988 года лётчику-испытателю Пугачёву Виктору Георгиевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11587).

pugachev-228 апреля 1989 года Виктор Пугачёв первым в мире на самолёте Су-27 выполнил на малой высоте динамичный выход на большие углы атаки (более 90 градусов) – манёвр, получивший название «кобра Пугачёва». 1 ноября 1989 года первым в стране на самолёте Су-27К выполнил посадку по-самолётному на палубу тяжёлого авианесущего крейсера «Тбилиси» (ныне ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов») (самолёты вертикального взлёта и посадки садились на палубу и раньше).

В 1986—1993 годах установил 13 мировых авиационных рекордов скороподъёмности и грузоподъёмности на самолёте Су-27.

Живёт в городе Жуковский Московской области. С 1991 года – заместитель главного конструктора ОКБ имени П.О.Сухого по лётным испытаниям.

Полковник, заслуженный лётчик-испытатель СССР (18.12.1991). Награждён советскими орденами Ленина (31.10.1988), «Знак Почёта» (17.12.1982), российскими орденами «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени (29.07.1999), Мужества (02.2002), медалями.