Бокий Николай Андреевич

bokiy

Герой Советского Союза Бокий Николай Андреевич

Николай Бокий родился 22 ноября 1918 года с станице Уманская (ныне Ленинградская) Краснодарского края, в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. Затем работал слесарем-сантехником в городе Ростов — на — Дону. С 1939 года служил в Военно — Морском Флоте. В 1941 году Николай Бокий окончил Ейское военное авиационное училище морских лётчиков.

С сентября 1941 года сержант Н. А. Бокий на фронтах Великой Отечественной войны. По октябрь 1941 года служил в составе 72-го смешанного авиационного полка; по март 1942 года — в 78-м истребительном авиаполку; по 1945 год — во 2-м Гвардейском истребительном авиаполку ВВС Северного флота. Один из учеников дважды Героя Советского Союза Б. Ф. Сафонова.

...Над расположением наших наземных войск стала появляться «Рама», так частенько называли самолёт-разведчик FW-189 за своеобразное двухфюзеляжное тело с перемычками у кабины лётчика и стабилизатора. Несмотря на сравнительно небольшую скорость, этот самолёт обладал хорошей маневренностью и вооружением, и сбить его было не такой уж простой задачей. Однажды, получив задание сбить вражеского разведчика, Сафонов решил взять с собой молодого пилота Николая Бокия. Командир эскадрильи хотел проверить его перед тем, как самостоятельно допустить до участия в боевых схватках.

— Не спеши, будь внимательным, смотри за противником и за окружающей обстановкой. В бою действуй самостоятельно. Я твой ведомый и прикрываю тебя. В случае успеха полёт будем считать зачётным.

Подлетая к нашим позициям, Бокий обнаружил вражеского разведчика, кружившего на высоте 1500 метров. Выше его находились 2 «Мессера» прикрытия. Бокий показал Сафонову и «Раму» и «Мессеров». Убедившись, что командир тоже видит противника, Николай немедленно устремился в атаку на разведчика.

На Бокия сразу же навалились Ме-109. Сафонов сделал правый боковой разворот и вышел в лобовую.

Почувствовав серьёзного противника, «Мессеры» отошли в сторону, а Бокий продолжал нападать на «Раму». Но противник, видимо, был не из новичков — он искусно маневрировал и отстреливался. С третьей атаки Бокий заставил замолчать пулемёт вражеского стрелка, после чего короткими очередями поджёг «Раму». На глазах пилотов «Мессеров» прикрытия она, объятая пламенем, свалилась на сопки.

Бокий подвергся атаке «Мессеров», разъярённых потерей разведчика. Он с ходу пошёл в атаку на ведущего Ме-109, а Сафонов, бросив свой истребитель в крутое пике, с ходу короткой очередью прошил ведомого. «Мессер» вошёл в глубокую спираль, закончившуюся в сопках неподалеку от «Рамы». Ошеломлённый таким исходом дела, уцелевший Ме-109 бросился наутёк.

Бокий при докладе Сафонову о выполнении задания виноватым голосом произнес: «Весь боекомплект израсходовал...»

Вместо укора за допущенные в бою промахи командир крепко пожал Николаю руку и поздравил с победой. Так был сдан Николаем Бокием экзамен на зрелость.

*     *     *

bokiy2Весной 1942 года авиация противника участила налёты на наши объекты и корабли в Кольском заливе и порту Мурманск. Массированные налёты следовали один за другим. Одновременно противник стал применять новую тактику воздушного боя. Самолёты Ме-110 охотно завязывали бой на низких высотах. От атак они уклонялись набором высоты на вираже с последующим пикированием в хвост советским истребителям.

Ме-109 атаковали сверху группами по 2-3 самолёта. Из боя выходили на бреющем полёте, чтобы затем вновь набрать высоту для последующей атаки. При этом одна из групп «Мессеров», как правило, патрулировала в районе боя, не ввязываясь в схватку в расчёте наброситься на повреждённый и выходящий из боя советский истребитель. Немецкие лётчики в начале боя нередко пытались взять в кольцо нашу группу, разбить строй и атаковать советские самолёты поодиночке. Однако никакие ухищрения врагов им не помогали.

15 апреля 1942 года посты ВНОС сообщили, что группа бомбардировщиков Ju-87 и истребителей Ме-110 на высоте 3500 метров пролетела реку Западная Лица курсом на Мурманск. По распоряжению командующего ВВС флота командир 2-го Гвардейского Краснознамённого авиаполка подполковник Б. Ф. Сафонов приказал 1-й эскадрилье прикрыть с воздуха аэродромы базирования, а 3-м группам истребителей МиГ-3 и «Харрикейн» 2-й и 3-й эскадрилий уничтожить противника в воздухе при подходе к Мурманску.

Первым взлетел командир 2-й эскадрильи капитан А. К. Коваленко. В воздухе по радио он получил приказ: «Быстрее идите на Мурманск. Высота — 3500». Взлетевшие за ним истребители взяли курс на Мурманск. Самолёты МиГ-3, ведомые старшим лейтенантом Д. Г. Соколовым, летели в стороне и выше «Харрикейнов».

При подходе к Мурманску наши самолёты обнаружили 18 пикирующих бомбардировщиков Ju-87 в охранении 8 истребителей Ме-110. «Юнкерсы» шли попарно кильватерной колонной. На удалении до 1000 метров выше шла группа отсечения из 9 Ме-109. Наши истребители набрали высоту 2000 метров.

Бомбардировщики, зайдя на цель со стороны солнца, с разворотом на 80-90° начали последовательно переходить в крутое пикирование. Оценив обстановку, командир группы капитан А. А. Коваленко решил атаку с ходу не производить и приказал пропустить противника, чтобы атаковать врага со стороны солнца сзади, когда «Юнкерсы» станут выходить из пикирования.

Расчёт командира оправдался. Заняв выгодную позицию, истребители вышли в атаку на пикирующие бомбардировщики и с дистанции 1500—1000 метров открыли огонь реактивными снарядами. При сближении с «Юнкерсами» до 400 метров каждая пара истребителей выбирала себе цель самостоятельно.

Огонь по ведущему Ju-87 открыл А. А. Коваленко. От его меткого огня «Юнкерс» перевернулся, от самолёта сначала отлетел колпак кабины, а затем он стал разваливаться на части и рухнул на землю в черте города. Покончив с одним стервятником, Коваленко с дистанции 100 метров сзади ударил в хвост второму «Юнкерсу» и поджёг его.

Тем временем капитан П. И. Орлов с близкой дистанции короткими очередями по мотору и фюзеляжу поджигает ещё один «Лапотник». Атакой сзади в хвост старший сержант Н. А. Бокий сбивает бомбардировщик, который упал в 10 км северо-западнее Мурманска. Старший лейтенант С. Г. Курзенков атакует Ju-87 при выходе того из пике и с дистанции 100 метров тремя пулемётными очередями расстреливает его. Самолёт врезается в сопки в 8 км западнее Мурманска.

Отважно сражался в этом бою и старший лейтенант Толстиков. С дистанции 100 метров он атаковал Ju-87 сверху спереди, выпустив одну длинную очередь, после чего боевым разворотом зашёл «Юнкерсу» в хвост и опять поймал бомбардировщик в прицел. «Юнкерс» резко пошёл вниз со скольжением и пропал из виду. Навстречу Толстикову неслись 2 «Мессера». Один из них открыл огонь, но промахнулся и взмыл вверх. Толстиков с дистанции 200 метров в свою очередь нажал на гашетки и меткой очередью сбил Ме-110.

Последний «Юнкерс» в этом бою атаковал и сбил лейтенант Д. Ф. Максимов. Расправляясь с бомбардировщиком, Максимов не заметил, как «Мессер» зашёл в хвост его «МиГу». На выручку товарищу устремился старший лейтенант Толстиков и с дистанции 50 метров снизу двумя очередями поджёг Ме-110. Вражеский самолёт задымил и стал заваливаться набок. В это время Максимов с дистанции 70 метров сверху всадил в него пулемётную очередь. «Мессершмитт» пошёл к земле и взорвался.

Уверенно действовали в этом бою и другие Гвардейцы — П. Д. Климов, Д. Ф. Амосов, В. П. Покровский, А. А. Шведов. Наши истребители потерь не имели...

Утром 30 апреля 1942 года группа истребителей 2-го Гвардейского и 78-го полков ушла на штурмовку вражеских окопов на мысе Пикшуев. Им преградили путь 7 самолётов противника. Лётчики Н. А. Бокий, С. Г. Курзенков и П. И. Орлов сбили 2 Ме-109 и 1 Ме-110, остальных отогнали. Затем североморцы трижды ударили по окопам фашистов. Сменила их в воздухе четвёрка 78-го полка под командой старшего лейтенанта П. Г. Сгибнева, которая в ходе штурмовки наземных целей также отбила атаку «Мессершмиттов».

К концу 1942 года на Мурманском направлении активность авиации противника резко сократилась. В ноябре в зоне действия ВВС СФ было зарегистрировано всего около 700 пролётов немецких самолётов, а в декабре — почти в 3 раза меньше. Даже с наступлением полярной ночи враг не предпринимал крупных налётов на объекты Северного флота и на Мурманск. Последние такие попытки были в конце октября. Всё чаще немцы пытались наносить ночные удары небольшими группами бомбардировщиков под усиленным прикрытием истребителей или одними истребителями  (в качестве бомбардировщиков). Лётчики-истребители Северного флота постоянно патрулировали в зонах перехвата. Наведение осуществлялось с земли радиокомандами, лучами прожекторов, разрывами зенитных снарядов. Выйдя на цель, лётчик сбрасывал светящуюся авиабомбу и дальнейший поиск производил визуально. Первыми открыли счёт ночных побед лётчики П. Д. Климов, В. П. Пронченко, Н. А. Бокий. После нескольких потерь враг отказался от ночных налётов.

13 марта 1943 года с наступлением темноты одиночные Ju-88 c интервалами 10-40 минут начали производить налёт на город Мурманск. Маршрут их полёта от аэродромов базирования проходил через населённый пункт Зимняя Мотовка и озеро Нял-Явр. Заблаговременно в зону ночного патрулирования на маршруте противника были подняты 2 наших самолёта «Киттихоук»; один из них патрулировал на высоте 4000 метров, другой — 5700 метров. Самолёты имели по одной светящей бомбе САБ-50. В 20 часов 15 минут младший лейтенант Н. А. Бокий получил приказание с командного пункта 6-й ИАД сбросить САБ. Но осмотр лётчиком освещённого района никаких результатов не дал, так как освещение было слабым.

Примерно через 10 минут после сброса бомбы на фоне неба над горизонтом был замечен силуэт самолёта, идущего на Мурманск. Бокий передал по радио: «Вижу самолёт, иду в атаку!». Зашёл противнику в хвост, выпустил по нему с дистанции 200-150 метров 3 коротких пулемётных очереди после чего самолёт Ju-88 был им потерян. На следующий день постами наблюдения было установлено, что эта ночная атака была успешной: самолёт противника был сбит и упал в районе озера Код — Явр.

19 апреля 1943 года лётчики 2-го Гвардейского ИАП провели успешный бой с большой группой самолётов противника пытавшихся штурмовать аэродром Ваенга. Командиром одной из пар советских истребителей был Гвардии младший лейтенант Н. А. Бокий. В этом бою нашими лётчиками было сбито 5 вражеских самолётов и потеряна лишь одна «Аэрокобра», пилот которой погиб. Среди сбитых немецких лётчиков оказался известный немецкий ас обер-фельдфебель Рудольф Мюллер  (94 победы).

Подробности этой схватки достаточно хорошо известны, поэтому остановим внимание лишь на том факте, что Ме-109G-2 пилотируемый Мюллером, был сначала подбит командиром 2-го ГвИАП капитаном Сгибневым и, уже затем, добит Бокием. Таким образом эта победа, записанная приказом командира полка на личный счёт Николая Бокия  (она стала у него уже 10-й), по сути являлась групповой...

Рудольф Мюллер, известный немецкий ас, имевший к тому времени на своём счету 94 воздушные победы и высшую награду фашистской Германии — Рыцарский крест с дубовыми листьями, был взят в плен при попытке перейти на лыжах линию фронта, после вынужденной посадки, совершённой им неподалёку от озера Мальярви. По некоторым источникам, при перемещении в лагерь № 2 в Мордовии, он был застрелен 21 октября 1943 года «при попытке к бегству». Похоронен на кладбище № 58. Подробный рассказ о том, как происходил этот поединок, смотрите ниже.

29 апреля противник попытался взять реванш за поражение 19 апреля. Группа самолётов из 6 Ju-88 в сопровождении 6 Ме-109 приближалась к Мурманску, но затем изменила курс и направилась к аэродрому, рассчитывая нанести внезапный удар по самолётам на аэродроме и одновременно атаковать транспорты, стоявшие под разгрузкой в Мурманске. Маневр бомбардировщиков должен был ввести в заблуждение наши истребители, оттянуть их от районов патрулирования и тем самым дать возможность следующим двум группам из 10 Ме-109 нанести удар по самолётам на аэродроме. Об этом замысле позже рассказывали сбитые и взятые в плен немецкие лётчики. Однако намерение противника было сорвано дежурными истребителями 6-й истребительной авиадивизии. На высоте 7000 метров североморцы обнаружили противника и стремительно ринулись в атаку, бомбардировщики противника поспешно сбросили бомбы на сопки и на максимальной скорости стали уходить в сторону финской границы. Группам вражеских истребителей также был дан отпор. В ожесточённых воздушных боях, которые происходили в нескольких районах, лётчики Бокий, Гладков, Будник, Романов и Игнатьев сбили по одному Ме-109   (сами немцы признают потерю всего одного пилота).

7 мая 1943 года, в районе города Полярный, в воздушном бою с группой «Мессеров» из 6-го отряда 5-й истребительной эскадры Николай Бокий сбил ещё один самолёт  (обер-фельдфебеля А. Бруннера, имеющего 53 победы). При этом, немецкий пилот погиб.

К маю 1943 года командир звена 2-го Гвардейского истребительного авиационного полка (ВВС Северного флота) Гвардии младший лейтенант Н. А. Бокий совершил 385 боевых вылетов, провёл 30 воздушных боев, лично сбил 14 и в составе группы 1 самолёт противника. За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1046).

17 июня 1944 года воздушный разведчик донёс о движении в районе Кибергнеса вражеского каравана. С аэродромов Северного флота поднялось более 200 самолётов-торпедоносцев, штурмовиков и истребителей прикрытия. Одни (это была лишь небольшая часть) нанесли демонстративные бомбоштурмовые удары по артиллерийским батареям и по линии обороны врага на сухопутном фронте; другие (более 150 машин) обрушились на фашистский конвой.

Первыми на цель пошли сафоновцы. Им поручили снять воздушное прикрытие противника в районе каравана и занять зону патрулирования до подхода наших ударных самолётов. Атаковав фашистские истребители, Гвардейцы одержали блестящую победу. Лётчики Н. А. Бокий, Н. М. Диденко, А. В. Гредюшко, В. П. Максимович сбили по «Мессершмитту». Враг обратился в бегство.

Затем в дело вступила ударная авиация 78-го полка, а ещё через несколько минут в атаку на суда пошла восьмёрка истребителей-бомбардировщиков 27-го полка под командой старшего лейтенанта Е. Г. Анучина. Вслед за ней ударила шестёрка штурмовиков капитана А. Н. Синицына.

Эти небольшие ударные группы играли отвлекающую роль. Противник вынужден был длительное время вести по ним непрерывный огонь. Противовоздушная оборона каравана расстроилась, и тогда в действие вступили главные силы североморцев. С интервалом в одну-две минуты удар нанесли 3 тактические группы самолётов — 10 штурмовиков капитана С. А. Гуляева, 6 торпедоносцев Гвардии подполковника С. К. Литвинова и 4 торпедоносца майора А. Н. Волошина. В течение нескольких минут североморцы потопили крупный транспорт, 3 корабля, 1 транспорт повредили. Попытка немецких истребителей атаковать наши самолёты на боевом курсе была сорвана и стоила врагу 5 «Мессеров».

К концу войны Николай Бокий имел на своём счету 18 воздушных побед.

После войны Николай Андреевич ещё долго продолжал служить в морской авиации, окончил Высшие офицерские курсы ВВС ВМФ, в 1954 году — Военно-Воздушную академию. С 1965 года Гвардии полковник Н. А. Бокий — в запасе. Жил в городе Ростов-на-Дону, работал в Северо-Кавказском управлении гражданской авиации. Умер 9 сентября 1995 года.

За период службы награждён: орденами Ленина, Красного Знамени (трижды), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями. Бюст Героя установлен на территории музея авиации Северного флота.

Как был сбит Рудольф Мюллер

Рудольф Мюллер, известный немецкий ас одержавший за время своей боевой деятельности (неполные 2 года) 94 воздушные победы, проходил обучение в лётной школе с 1 июня 1940 по 1 июля 1941 года. После этого был отправлен в учебный отряд 77-й истребительной эскадры (JG 77). Боевую деятельность начал в сентябре 1941 года на аэродроме Лоустари (Финляндия), где за один месяц одержал 8 побед.

В Октябре 1941 года отряд, в котором служил Мюллер, был перебазирован на аэродром Ставангер  (юг Норвегии)  для ведения воздушного патрулирования и перехвата английских бомбардировщиков, где ас сбил 2 самолёта. В Апреле 1942 года отряд вернулся на аэродром Луостари, где и находился до Ноября 1942 года. За это время Мюллер записал на свой счёт 71 победу, большинство из которых составляли истребители «Харрикейн». В тот период немецкие лётчики летали на самолётах Ме-109F.

В Ноябре 1942 года отряд снова был переброшен на другой аэродром — Алакуртти, то есть уже на Кандалакшское направление, где Мюллер сбил 2 истребителя ЛаГГ-3. Однако в Декабре, во время лыжной прогулки, Мюллер сломал ногу и попал в санчасть. После выздоровления ему был представлен отпуск в Германию. Вернувшись в первых числах Февраля 1943 года в эскадру он сразу включился в боевую деятельность, сбив ещё 10 самолётов. 8 Марта при взлёте с аэродрома ас потерпел аварию. Самолёт разбился, а сам он получил лёгкое сотрясение мозга. Однако уже в конце месяца лётчик был выписан из лазарета и направлен в город Пори за новым самолётом.

Как раз в это время началось перевооружение эскадры на новые истребители Ме-109G-2. Поскольку 6-я эскадрилья начала получать новые машины одной из первых, в начале Апреля она не принимала участие в боевых действиях. Утром 19 Апреля 1943 года Мюллер вылетел первый раз на новом «Мессершмитте» прикрывать машины 14-го отряда скоростных бомбардировщиков 5-й эскадры, шедших штурмовать аэродром Ваенга. Как оказалось, этот боевой вылет стал для него последним. Подробное описание воздушного боя с «Аэрокобрами» из 2-го ГвИАП ВВС Северного Флота, в котором был сбит Рудольф Мюллер, приведено в книге Героя Советского Союза Сергея Георгеевича Курзенкова «Под нами земля и небо», которое и предлагается Вашему вниманию.

*     *     *

Самолёт Ме-109G-2 Обер - фельдфебеля Рудольфа Мюллера

Самолёт Ме-109G-2 Обер — фельдфебеля Рудольфа Мюллера

«В период моего лечения в госпитале меня часто навещали боевые друзья. Они приносили новости и печальные и радостные. Особенно обрадовала меня весть о победе лётчиков — гвардейцев под командованием Героя Советского Союза Петра Сгибнева над „неуловимым“ немецким асом Рудольфом Мюллером. Приказом командира полка этот сбитый самолёт был записан на боевой счёт молодого лётчика Николая Бокия, начавшего войну в звании сержанта.

Взятый в плен обер-фельдфебель Мюллер оказался кавалером высшего Рыцарского креста и многих других наград, любимцем самого шефа гитлеровской авиации. По приказу Геринга для небо построили особый, несерийный „Мессершмитт“ с более мощным мотором и высокими аэродинамическими качествами. Истребитель обладал гораздо большей, чем у его собратьев, скоростью, маневренностью и скороподъёмностью. И надо признать, Мюллер за короткий срок причинил нам немало неприятностей. Трудность борьбы с ним заключалась в том, что он избегал воздушных боёв, не участвовал в них даже тогда, когда его коллегам приходилось очень туго. Во время таких схваток он со своим ведомым держался выше всех и, как хищник, высматривал добычу. Стоило кому-либо из наших лётчиков оторваться от группы, как Мюллер налетал на него и почти в упор открывал огонь. А стрелял он довольно неплохо, уничтожал цели обычно с первой атаки. Жертвами его становились обычно молодые, неопытные лётчики.

Мы не раз пытались перехватить Мюллера, но безуспешно. Завидев советских истребителей, он немедленно уходил. Немецкий ас казался действительно неуловимым. Но, как говорится, сколько веревочке не виться, а быть концу. Подобрали к нему „ключик“ наши лётчики во главе со своим 22-летним командиром Петром Сгибневым.

Однажды этот герой, подобно ракете, влетел в нашу палату. Невысокого роста, сероглазый, с тонкими чертами лица, Капитан весело и громко произнёс: „Я не лишний?!“ После того, как он сообщил нам последние новости, я от лица всех присутствующих поздравил его с победой над Мюллером.

— Не меня нужно поздравлять, а Николая Бокия, — лукаво сощурив озорные глаза, отозвался Сгибнев. — Ведь на его личный счёт записана эта победа.

— Это нам известно, Петя... Но мы слышали про ваш бой из третьих лиц. А ты, так сказать, первоисточник. Расскажи, как вы подловили „неуловимого“.

Пётр Сгибнев с виду был похож на мальчика. Но у этого мальчика на кителе уже красовались: „Золотая Звезда“ Героя, ордена Ленина и два Красного Знамени. Капитан поправил сползающий с плеч белый халат и неторопливо начал свой рассказ.

— Этот воздушный бой лётчики полка начали без меня. Я с ведомым выполнял другое задание — сопровождал до Лов-озера транспортный самолёт Ли-2. Проводили мы подопечного до безопасного района, развернулись и легли на обратный курс. Летим... Высота 4000 метров. На небе — ни облачка, ни дымки. Видимость редкостная. Под крылом — пятнистая тундра, справа Баренцево море. Полпути пролетели спокойно. В эфире — тишина. Вдруг заговорил „Казбек“ — аэродромная радиостанция:

— „Кама-30“! Курс 120, Зимняя Мотовка. Большая группа истребителей противника!

Эге, думаю. Ребята уже в воздухе. А „Кама-30“, как положено, отвечает:

— Вас понял! Приступаю к работе!

Выслушав разговор по радио, спрашиваю у ведомого:

— Поняли обстановку?

— Так точно, понял, — отвечает он.

— Тогда поднаберем высоту, может пригодиться...

Снова заговорил „Казбек“. Он передал „Каме“, что группа новых немецких самолётов FW-190 в сопровождении Ме-109 продолжает полёт к Мурманску. Ведущий нашей группы истребителей тут же определил, кому какие цели атаковать. Через несколько секунд мои орлы, перехватив противника, навязали иму воздушный бой.

Мы увеличили скорость... Далеко внизу показались наши аэродромы. Над ними на разных высотах в вихре боя кружились наши и вражеские самолёты. По привычке внимательно осматриваю небо. Вдруг замечаю над каруселью дерущихся пару „Мессеров“. Впереди идёт камуфлированный, за ним, на вытянутой дистанции — ведомый в обычной, грязно-серой окраске.

— Видишь полосатого? — спрашиваю ведомого, а сам начинаю волноваться. Знаю, что этот камуфлированный истребитель пилотирует Мюллер.

— Вижу! — отвечает мой напарник.

— Хорошо... Используем тот же приём, которым пользуется противник. Пошли на солнце!

Дали моторам полные обороты, винты на малый шаг и в набор высоты. Район боя обошли южнее, не спуская глаз с Мюллера и его ведомого. Противник не заметил нас. Упоенные лёгкими победами, они, видимо, даже мысли не допускали о том, что выше их может кто-либо находиться, и поэтому глядели только вниз, высматривая добычу. Когда мы набрали 7000 метров и заняли выгодную позицию, я приказал ведомому: „Иду в атаку! Оставайся на высоте. В случае чего прикроешь“.

Дальше всё было разыграно как по нотам. Пикируя по лучу солнца, я быстро сблизился с Мюллером. Правда, он каким-то чутьём угадал грозящую ему опасность и, чтобы выйти из-под удара, бросил машину в переворот. Но я успел поймать в прицел правое крыло „Мессера“ и выпустил очередь из 37-мм пушки. От полосатого полетели огненные брызги и куски дюраля.

Пока Мюллер соображал, что с ним произошло, его подбитый истребитель уже успел войти в спираль и, сделав два витка, оказался на высоте, где шёл воздушный бой. Тут ему порцию снарядов добавил не растерявшийся Николай Бокий. Меткой очередью он разбил радиатор полосатого. Мотор „Мессера“ заклинило. Мюллеру пришлось выбирать одно из двух: или выпрыгнуть с парашютом и сдаться в плен, или планировать до последней возможности, рискуя разбиться при посадке в сопках. Но он, видимо, ещё не терял надежды на спасение и повернул на юг, рассчитывая подальше уйти в тундру.

Уверенный, что Бокий добил Мюллера, я бросился на перехват его ведомого. Но тот, форсируя мотор, поспешил удрать. Я погнался за другим. Догнал и шлёпнул... Вдруг меня охватила тревога: а где же сам Ас? Наконец увидел его. Всеми силами сохраняя высоту, он искал место для посадки. Надо было срочно принимать меры. Если Мюллер благополучно приземлится, то встанет на лыжи и уйдёт! Опыт у него есть: два раза он уходил после вынужденных посадок. Дотянув до заснеженного озера, расположенного южнее нашего аэродрома, „полосатый“ с ходу сел...

Я немедленно сообщил об этом по радио в полк и приказал подготовить к вылету По-2 на лыжах. Мы с ведомым сели. По-2 уже ждал меня с работающим мотором, а рядом — инженер по вооружению с автоматом. Я подрулил к нему, выскочил из кабины истребителя и крикнул: „Скорее в самолёт! Надо ловить Мюллера!“

Спустя несколько минут, мы уже кружили на По-2 над озером. „Мессер“, оставив на снегу глубокую борозду, лежал на животе с погнутым винтом. Его кабина была открыта. От самолёта к скалистому берегу тянулся лыжный след. Мюллер ушёл. Лыжня обрывалась среди лобастых валунов. Возможно, там он и затаился.

Возвратившись к озеру, я с ходу сел и подрулил к „полосатому“. Не выключая мотора, мы с инженером выскочили из кабины и поспешили к „Мессеру“. Все его приборы оказались целыми. Следов крови не было видно. Значит, осколки снарядов не зацепили лётчика. Не побился он и при посадке. На сиденье лежал парашют. Я вытащил его на крыло, осмотрел. В кармашке ранца оказалась небольшая карточка, весьма похожая на визитную: „Обер-фельдфебель Рудольф Мюллер“.

Теперь нужно было действовать быстро... Вернувшись на аэродром я сразу доложил обо всем командующему ВВС. Были немедленно приняты меры для поимки Мюллера. На следующее утро мы с инженером снова вылетели искать немецкого аса.

Нам удалось напасть на его след. Мюллер оказался отличным лыжником — за ночь он прошёл около 90 км от места вынужденной посадки. Далее лыжня терялась в лесном массиве.

Данные разведки мы передали по радио пограничникам. Они выслали навстречу Мюллеру группу лыжников с собаками. На исходе дня они наконец настигли беглеца. Он спал под нависшей скалой, утомлённый 150 км лыжным марафоном. „Непобедимый“ Мюллер не сопротивлялся. Покинув свою берлогу, он вскинул руки и сразу сдался...

На допросе он признался, что не является ярым нацистом и не питает к нам никаких враждебных чувств. Война была для него, своего рода, спортивным состязаним... Мюллер охотно рассказал о себе, своих начальниках и лётчиках, назвал все известные ему аэродромы и раскрыл систему их охраны. Словом, он не произвёл того впечатления, на которое мы рассчитывали.» — закончил свой рассказ Герой Советского Союза Пётр Сгибнев".

Егоров Павел Васильевич

egorov

Герой Советского Союза Егоров Павел Васильевич

Егоров Павел Васильевич — штурман 62-го штурмового Гродненского ордена Суворова авиационного полка (233-я штурмовая Ярцевская Краснознаменная ордена Суворова авиационная дивизия, 1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), капитан.
Родился 29 июня 1914 года в городе Благовещенске Амурской области в семье рабочего каменоломни. Член КПСС.
В 1931 году окончил профессионально-техническую школу и поступил работать механиком в автопарк Средне-Бельского зерносовхоза Благовещенской МТС. Одновременно в период с 1935 по 1937 год обучался в Благовещенском аэроклубе. В период с 1938 по 1941 год работал пилотом-инструктором Амурского и Биробиджанского аэроклубов. В 1940 году был призван в ряды Красной Армии. После окончания военной школы летчиков, служил в войсках на Дальнем Востоке и Урале.
На фронтах Великой Отечественной войны с мая 1942 года. В боях проявил себя умелым, мужественным командиром и летчиком. Принимал активное участие по разгрому врага на Ржевском, Вяземском, Орловском, Ельнянском, Смоленско-Рославльском и Оршанско-Витебском направлениях.
1 августа 1942 года вылетел ведомым в составе группы Ил-2, произвел атаку артиллерийско-минометных позиций, танков и автомашин в районе деревни Клешнево и станции Есиповская. Группа, выйдя в район цели, атаковала автоколонну, в составе которой было до 40 автомашин и 10 танков. Было совершено три захода на цель. Бомбами, реактивными снарядами и пулеметно-пушечным огнем было уничтожено 8 автомашин, зажжено 3 танка и убито до 30 солдат и офицеров противника. Лично старший сержант П.В.Егоров прямым попаданием реактивного снаряда и бомбами зажег 1 танк и 2 автомашины. В третьем заходе на цель самолет был подбит зенитным снарядом. Несмотря на повреждение руля, фюзеляжа и левой плоскости летчик посадил машину на свой аэродром.
22 августа 1942 года вылетел заместителем ведущего в составе группы Ил-2 атаковать автоколонну и пехоту противника по дороге Дударевский на Старицу. Группа выполнила два захода на цель. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии противника, было уничтожено 10 автомашин, 2 танка. Старший сержант П.В.Егоров в этом бою лично реактивными снарядами и пулеметно-пушечным огнем зажег 2 фургона и уничтожил 2 автомобиля. При выполнении третьего захода самолет старшего сержанта П.В.Егорова был атакован истребителями противника. Благодаря собственному умению и хладнокровию летчик привел самолет на свой аэродром.
2 сентября 1942 года вылетел заместителем ведущего в составе группы Ил-2 для атаки подходящих резервов автотранспорта и живой силы противника по дороге Сычевка-Хлепень. В результате трех заходов группой было уничтожено 6 автомашин, 10 подвод с грузом и солдатами, подожжен 1 танк.
3 сентября 1942 года вылетел ведомым в составе группы Ил-2. С бреющего полета двумя заходами группа произвела атаку аэродрома Двоевка и железнодорожного состава на станции Козловка. Было уничтожено 8 самолетов, взорваны 2 бензоцистерны. Лично старший сержант П.В.Егоров прямыми попаданиями бомб зажег 1 бензоцистерну и 2 самолета противника. В это же день в составе группы вылетел на штурмовку аэродрома в районе совхоза Дугино. В ходе атаки было уничтожено 9 самолетов на земле, 2 автоцисцерны, 3 автомашины с боеприпасами и 2 зенитных орудия. Лично старший сержант П.В.Егоров уничтожил 2 самолета и 2 автомашины с боеприпасами. Несмотря на полученные от зенитного огня противника повреждения привел самолет на свой аэродром.
5 сентября 1942 года вылетел ведомым в составе группы Ил-2 для нанесения атак по аэродрому Дедорово. В ходе атак было уничтожено и повреждено до 10 самолетов и наблюдались три сильных пожара.
В период с 24 ноября по 17 декабря 1942 года, выполняя специальные задания командования дивизии, вылетая с аэродрома Славцово, с целью разведки и уничтожения артиллерийско-минометных позиций и войск противника, произвел 10 успешных боевых вылетов, показывая образцы мужества и отваги. За свои действия был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.
3 марта 1943 года в составе группы Ил-2 атаковал железнодорожный эшелон на участке Коровец, Ежов, Теренино. Совершил три захода, вывел из строя паровоз, создал взрыв большой силы и 5 очагов пожара, разрушил железнодорожное полотно в 3 местах. Без потерь привел свою группу на аэродром.
6 мая 1943 года под прикрытием истребителей Як-1 атаковал скопление матчасти самолетов и живой силы противника на аэродроме Шаталово (Смоленская область). Являясь ведущим группы, точно вывел свою шестерку на цель. Прямым попаданием бомб уничтожил 13 самолетов противника. Возникло 3 взрыва, а от прямого попадания зажигательных снарядов возник пожар бензоцистерны и загорелся 1 ангар. При развороте у самолета младшего лейтенанта П.В.Егорова была подбита левая плоскость и повреждена воздушная система. Преодолевая трудности в управлении самолетом, вышел на обратный курс и благополучно сел на свой аэродром. В этот же день во втором вылете точно вывел четверку штурмовиков на аэродром Боровское (Смоленская область). Прямым попаданием бомб и ракетных снарядов группа уничтожила 15 самолетов, пулеметно-пушечным огнем подавила 3 точки зенитных пулеметов противника. Во время налета группа была атакована семью истребителями Фокке-Вульф ФВ-190. Младший лейтенант П.В.Егоров спас от атаки двух вражеских истребителей самолет старшего лейтенанта Панфилова. Самолет младшего лейтенанта П.В.Егорова был поврежден, а воздушный стрелок ранен, но благодаря своим умелым действиям и действиям воздушного стрелка атака была отбита. Благополучно посадил самолет на свой аэродром, несмотря на пробитый фюзеляж, руль поворота, киль и бензобак.
14 мая 1943 года одиночным самолетом атаковал скопление автотранспорта и живой силы противника. Точно и скрытно выйдя на цель, накрыл противника бомбами и огнем из пушек и пулеметов. Совершил три захода и уничтожил 7 автомашин и до 20 солдат и офицеров противника, создал 2 очага пожара.
15 мая 1943 года при двукратной атаке железнодорожного эшелона противника на участке Нежода — Курносовка взорвал паровоз, зажег 2 вагона, осуществил взрыв. За свои действия был награжден орденом Красного Знамени.
13 июля 1943 года вылетел ведущим восьмерки Ил-2 на штурмовку переправ противника в районе Дурнево. Несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии противника, группа точно вышла на цель и уничтожила переправы.
14 июля 1943 года произвел боевой вылет ведущим в группе из трех Ил-2 на штурмовку танков и автомашин противника в районе Высокое, Фролово. Несмотря на мощное зенитное прикрытие, группа точно вышла на цель, применив противозенитный маневр. Было уничтожено до 10 танков, 8-10 автомашин, до взвода солдат и офицеров противника. Группа без потерь вернулась на свой аэродром.
egorov215 июля 1943 года вылетел ведущим в составе восьмерки Ил-2 на штурмовку скопления танков, автомашин и огневых точек противника в районе станции Новоселки. При подходе к цели, группа попала под сильный заградительный огонь зенитной артиллерии противника, также ее атаковали два Фокке-Вульф ФВ-190 и три Мессершмитт Ме-109. Атака истребителей было отбита штурмовиками совместно с самолетами прикрытия. Группа, выполняя команды старшего лейтенанта П.В.Егорова, произвела две атаки на цель. Было уничтожено и выведено из строя до 4 танков, 6-8 автомашин и 3 зенитных пулемета. Во второй атаке три штурмовика получили сильные повреждения, в том числе самолет старшего лейтенанта П.В.Егорова. Несмотря на это группа в полном составе вернулась на свой аэродром.
15 сентября 1943 года вылетел ведущим восьмерки Ил-2 на штурмовку узлов сопротивления в районе Верники. Район был прикрыт большим количеством зенитных средств. Применив противозенитный маневр, группа зашла с фланга и атаковала позиции противника. Было уничтожено и выведено из строя до 4 орудий полевой артиллерии, 3 орудия зенитной артиллерии и 20-25 солдат и офицеров. Самолет старшего лейтенанта П.В.Егорова был поврежден прямым попаданием зенитного снаряда. Несмотря на это группа в полном составе вернулась на свой аэродром.
17 сентября 1943 года вылетел ведущим на атаку артиллерийско-минометных батарей в районе Лябово, Корниевка. При подлете к цели группа попала под сильный огонь зенитной артиллерии противника. Применив маневр, штурмовики вышли из зоны огня и точно сбросили бомбы на позиции врага. Атакой было уничтожено и выведено из строя до 8 полевых орудий, 2 блиндажа и до 15-20 солдат и офицеров. На обратном пути группа пулеметно-пушечным огнем атаковала железнодорожный эшелон на участке Клоково, Глинка и вывела из строя до 4 вагонов. В полном составе штурмовики вернулись на свой аэродром.
19 сентября 1943 года вылетел ведущим одиннадцати Ил-2 на штурмовку железнодорожного эшелона на станции Починок. Несмотря на трудные метеоусловия и огонь зенитной артиллерии противника, точно вывел группу на цель и сходу произвел атаку. В этом бою группой было уничтожено и выведено из строя до 10-15 вагонов с военным грузом, разрушено железнодорожное полотно и уничтожено до 30-40 солдат и офицеров.
20 сентября 1943 года вылетел ведущим шестнадцати Ил-2 на уничтожение артиллерийско-минометных батарей в районе Бабиново, Ананьино, Толпики. При подходе к цели группа была обстреляна зенитной артиллерией противника. Умело маневрируя по направлению и высоте, группа несколькими атаками подавила до 6 батарей полевой артиллерии до 3 минометных батарей, было разрушено до 4 домов с огневыми точками. Группа без потерь вернулась на свой аэродром.
23 сентября 1943 года вылетел ведущим в паре с заместителем командира полка по политической части майором Русаковым на выполнение боевой задачи по разрушению железнодорожного моста через реку Лососина. Через это мост противник обеспечивал обеспечение своих сил на Оршанско-Витебском направлении. Несмотря на плохие метеоусловия и сильное прикрытие цели зенитной артиллерией, пара точно вышла на цель и атаковала ее, после чего были отмечены прямые попадания. Штурмовики, несмотря на большие повреждения, без потерь вернулись на свой аэродром. Всего к октябрю 1943 года старший лейтенант П.В.Егоров произвел 52 успешных боевых вылетов на штурмовку войск противника. За свои действия был награжден орденом Красного Знамени.
13 января 1944 года вылетел ведущим восьмерки Ил-2 на штурмовку железнодорожных эшелонов и разрушение железнодорожного полотна на участке Большие Кузмы, Добрино. Группа, под командованием капитана П.В.Егорова, используя метеообстановку, как средство маскировки, внезапно для противника вышла на цель и несмотря на ураганный огонь зенитной артиллерии, применив обходной маневр, нанесла сокрушительный удар по эшелону с военным грузом и живой силой. В результате атаки были уничтожены паровоз, до 20 вагонов с военным грузом, наблюдалось до 6 очагов пожаров, разрушено железнодорожное полотно в двух местах. После ухода от цели группа была атакована двумя Мессершмитт Ме-109. В ходе боя один из них был подбит капитаном П.В.Егоровым. После чего оба вражеских самолета ушли на свою территорию. Штурмовики без потерь вернулись на свой аэродром.
9 февраля 1944 года вылетел ведущим восемнадцати Ил-2 для нанесения штурмового удара по артиллерии, танкам и живой силе противника на участке Летоки, Тихоняты, Старинки, где готовилось крупное контрнаступление врага на Оршанско-Витебском направлении. В результате атаки было сожжено до 5 и повреждено до 6-ти танков, уничтожено до 4 орудий полевой артиллерии и до 20-25 солдат и офицеров. Своими умелыми и решительными действиями группа сорвала контратаку противника.
12 февраля 1944 года вылетел ведущим восемнадцати Ил-2 для уничтожения артиллерийско-минометных батарей и живой силы противника в районе Оленино, совхоза Сосновка, Жуки. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии противника, группа точно выла на цель и нанесла сокрушительный удар. В результате действий штурмовиков наши войска наши войск овладели сильно укрепленными опорными пунктами и полностью очистили от врага восточный берег реки Лучеса (Белоруссия). Группа в полном составе вернулась на свой аэродром.
К маю 1944 года капитан П.В.Егоров всего совершил 83 успешных боевых вылета. Лично уничтожил 8 самолетов на аэродромах противника, до 14 танков, до 50 автомашин, до 20 полевых орудий, до 15 орудий зенитной артиллерии, до 16 железнодорожных вагонов, 1 железнодорожный мост, 5 домов с огневыми точками, склад с боеприпасами и 270 солдат и офицеров противника.
К июлю 1944 года капитан П.В.Егоров всего совершил 98 успешных боевых вылета. Был представлен к присвоению звания «Герой Советского Союза».
29 сентября 1944 года выполнил особо важное задание командования — вылетел ведущим группы из сорока семи Ил-2 для нанесения штурмового удара по танкосборочным мастерским противника. Несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии, задание было выполнено успешно.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года за отличное выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками, за героизм и отвагу в бою, за четкую организацию боевой работы капитану Егорову Павлу Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№21050) и медали «Золотая Звезда» (№4859).
Всего за годы войны совершил 149 успешных боевых вылетов. Подвиги П.В.Егорова отмечены 24 благодарностями Верховного Главнокомандующего.
После войны занимал командные должности в Военно-Воздушных Силах Северной группы войск и Дальневосточного военного округа. В августе 1959 года в звании подполковника был уволен в запас и переехал в город Ангарск Иркутской области, где работал в составе военного представительства по приемке продукции нефтехимического комбината.
Умер 9 марта 1989 года. Похоронен в Ангарске Иркутской области.
Награждён орденом Ленина (26.10.1944), 2 орденами Красного Знамени (8.07.1943, 26.10.1943), орденами Суворова 3-й степени (6.06.1945), Александра Невского, Отечественной войны 1-й (11.03.1985) и 2-й (27.01.1943) степени, Красной Звезды, медалями, а также медалями иностранных государств, в том числе медалью «За Одер, Ниссу и Балтику» (Польша).
28 августа 2005 года решением администрации города Ангарска имя П.В. Егорова присвоено переулку, где он жил. На его доме установлена мемориальная доска.

*   *   *

НОЧНОЙ БОМБАРДИРОВЩИК
Перед отправкой в полк Павел забежал в роддом посмотреть сына.
— Нельзя, — строго сказала сестра.
— Я в часть уезжаю. Хоть глазком взглянуть бы на мальца.
— Не положено, — отрезала сестра.
Жена поднесла сына к окну, показывала его со второго этажа. Да разве через стекла разглядишь? «Ладно, — решил Павел, — представлюсь начальству и вернусь назад».
Но едва добрался он до части, как авиационный полк, куда его направили, получил приказ перебазироваться на запад. И уехал Павел Егоров с Амура в дальние края защищать Родину от фашистов, так и не повидав сына. Уехал на несколько лет, чтобы вернуться на родную амурскую землю прославленным асом, Героем Советского Союза.
...Весной 1943 года советское командование решило провести операции по уничтожению авиации противника на аэродромах. Удары наносились одновременно по 17 немецким аэродромам. Участие в этих важных операциях принимал и штурман полка капитан Павел Егоров.
Первые дни мая выдались на редкость солнечными. В ясном голубом небе ни облачка. Поле аэродрома поросло молодой зеленой травой. У опушки соснового бора стоят укрытые зелеными ветвями штурмовики Ил-2. На востоке занимается заря. К вылету все готово: заряжены пушки, подвешены реактивные снаряды, самолеты заправлены горючим, летчики в кабинах ждут сигнала.
Наконец в утренней тишине со стороны леса послышался гул моторов. «Идут, — подумал Егоров. — Можно запускать». Гул нарастал. Минута, вторая — и над аэродромом пронеслось пять краснозвездных «яков». Это пришло прикрытие. Взвилась зеленая ракета.
Первым взлетает Егоров — ведущий группы. Рывок, короткий разбег, земля быстро уходит вниз. Павел передает на командный пункт: «Группа в сборе и легла на заданный курс».
Отчетливо просматривается земля. Под крылом — места, где еще недавно шли бои. На дорогах — груды исковерканных танков, орудий, машин.
Штурмовики идут на малой высоте, пятнадцать минут полета — и линия фронта. Егоров оглядывается назад. Там в боевом порядке идет его шестерка, а за ней — прикрытие, звено истребителей. Линия фронта пройдена благополучно. Скоро цель.
Аэродром Шаталово окружен лесом. По данным разведки, прямо к нему ведет просека. Не зря же в полку говорят: покажи Егорову точку на карте, и он найдет ее с воздуха. Правда, сейчас тяжело: полет на малой высоте не позволяет использовать местные ориентиры. Поэтому все внимание приборам.
Вот и просека. Самолеты идут совсем низко. Верхушки деревьев на уровне кабины.
— Приготовиться! Подходим к цели! — командует Егоров по радио. Нелегко с бреющего полета взмыть в высоту и сразу же отыскать цель. Это большое искусство. Но ведь группу ведет сам штурман полка.
Подход к цели был произведен настолько внезапно, что зенитки противника не сделали ни одного выстрела, а немцы, находившиеся возле самолетов, не успели спрятаться в укрытия.
Штурмовики сделали второй заход. По аэродрому медленно ползли черные клубы дыма — горели «юнкерсы», «мессершмиты», постройки.
Заговорили вражеские зенитки. Около самолета повисли шапки разрывов — слева, справа, кругом. Но штурмовики уже выходят из зоны зенитного обстрела. Совместно с истребителями прикрытия готовы отразить атаку «мессершмитов».
Егоров дает команду стать в оборонительный круг. Используя численное превосходство, противник прорывается сквозь прикрытие истребителей. В воздухе стоит гул моторов, трещат короткие пулеметные очереди. Два десятка самолетов, стараясь уничтожить друг друга, крутят карусель.
«Надо уходить на свою территорию. К противнику может подойти подкрепление», — думает Егоров и начинает вытягивать круг в эллипс. Постепенно бой перемещается на восток, ближе к линии фронта.
Егоров видит справа яркое пламя. В шлемофоне раздается голос стрелка-радиста:
— Командир, один горит: истребители подожгли!
Самолет противника, объятый огнем и дымом, врезался в землю. Вскоре, теряя высоту, из боя вышел другой «мессершмит». Остальные, не выдержав напряжения, ушли. Небо стало чистым.
Все штурмовики возвратились на аэродром. Но в этот же день командир полка вторично вызвал к себе капитана Егорова и, показывая на синий самолетик на карте, сказал:
— Это аэродром Боровское. Противник сконцентрировал на нем до 70 машин. Задача — произвести штурмовку.
Через полчаса четверка «илов» взмыла в воздух. На этот раз гитлеровцы встретили их ураганным заградительным огнем зенитных установок. Истребители сопровождения были рассеяны и потеряли группу штурмовиков.
Несмотря на ожесточенный огонь, штурмовики пробились в район аэродрома. Удар «илов» был быстрым и точным.
— Товарищ командир, сверху слева семь немецких истребителей... «Фоккевульфы» бросились в атаку. Два из них начали заходить в хвост старшему лейтенанту Панфилову. Егоров сделал резкий разворот и дал очередь. Истребители отвалили в сторону. Спасая товарища, сам Егоров отстал и оказался сзади боевого порядка. Фашисты насели, но стрелок отражал все их атаки, пока не кончились патроны.
Самолет резко бросило в сторону. Из пробитого бензобака потекло горючее. Что делать? Бросать самолет? Но ведь стрелок ранен, да и под плоскостями территория противника. Нет, надо дотянуть!
Прилагая все свое умение, напрягая всю свою волю, летчик старается удержать машину в горизонтальном полете. Впереди город, охраняемый десятками вражеских зениток! Пройти над городом на подбитой машине можно только на бреющем полете. И, снизившись до предела, Егоров повел машину над крышами городских строений.
Исковерканный снарядами, почти неуправляемый Ил-2 все же сел на свой аэродром.
А потом были еще и еще боевые вылеты. В 1944 году летчикам поручили уничтожить немецкий танкосборочный завод. Для выполнения этой задачи выделялись три полка штурмовиков и три полка истребителей. Вести эту воздушную армаду поручили Егорову. Защищен завод был сильно. Но летчики пробились сквозь заградительный огонь врага. От завода остались одни руины.
После этого полета Павел Егоров был представлен к званию Героя Советского Союза.
...Только после войны вернулся Павел Васильевич Егоров с Золотой Звездой на груди в Благовещенск, где он родился, учился, работал до армии. Только тогда он наконец увидел своего сына.
И еще много лет поднимал ас самолеты в небо уже над дальневосточной землей.

Рязанов Василий Георгиевич

ryazanov

Дважды Герой Советского Союза Рязанов Василий Георгиевич

Рязанов Василий Георгиевич – командир 1-го штурмового авиационного корпуса (5-я воздушная армия, Степной фронт), генерал-лейтенант авиации; командир 1-го гвардейского штурмового авиационного корпуса (2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт), гвардии генерал-лейтенант авиации.
Родился 12 (25) января 1901 года в селе Большое Козино (ныне – посёлок городского типа Балахнинского района Нижегородской области). В 1914 году окончил 5 классов сельской школы, в 1916 году – 4 класса высшего начального училища в городе Балахна. Служил на почте при железнодорожной станции Рузаевка, в 1917 году – на почте в посёлке Сормово (ныне — в черте Нижнего Новгорода). В 1918 году работал на заводе «Красное Сормово», затем – инструктором Балахнинского внешкольного уездного отдела народного образования.
В армии с мая 1920 года. До 1921 года – лектор-агитатор в Нижегородском губернском военном комиссариате. В 1922 году окончил рабфак при Московском государственном университете, в 1924 году – Коммунистический университет имени Я.М.Свердлова. До 1925 года был инструктором политотдела стрелковой дивизии в Московском военном округе.
В 1926 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков, в 1927 году – Серпуховскую высшую школу воздушной стрельбы и бомбометания. Был на лётно-инструкторской работе в: Ленинградской военной авиационной школе лётчиков-наблюдателей (1927—1928), Оренбургской военной авиационной школе лётчиков (1928—1929), Ленинградской военно-теоретической школе ВВС (1929—1930), Одесской военной авиационной школе лётчиков (1930—1931), Московской школе спецслужб (1931—1933). В 1930 году окончил Курсы усовершенствования начальствующего состава при Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского, в 1935 году – её оперативный факультет. Был командиром авиационной бригады Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского.
С 1936 года командовал 44-й авиабригадой (в Сибирском военном округе). В апреле 1938 года полковник Рязанов В.Г. был незаконно репрессирован и уволен из армии. В сентябре 1939 года восстановлен в армии. Был на преподавательской работе в Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского.
Участник советско-финляндской войны 1939—1940 годов. С марта 1940 года – преподаватель тактики ВВС, затем начальник учебного отдела Военно-воздушной академии командного и штурманского состава ВВС РККА (Монино).
Участник Великой Отечественной войны: в июне-августе 1941 – заместитель командующего ВВС 5-й армии (Юго-Западный фронт), в августе-декабре 1941 – начальник группы контроля Управления ВВС Юго-Западного фронта, в декабре 1941 – марте 1942 – командир 76-й смешанной авиационной дивизии (Южный фронт), в апреле-июле 1942 – командир манёвренной авиагруппы Юго-Западного фронта, в июле 1942 – командующий 2-й истребительной авиационной армией Резерва Верховного Главнокомандования. Участвовал в оборонительных боях на Украине и обороне Сталинграда. Генерал-майор авиации (27.03.1942).
С сентября 1942 – командир 1-го (с февраля 1944 – 1-го гвардейского) штурмового авиационного корпуса. Воевал на Калининском, Северо-Западном, Воронежском, Степном и 2-м Украинском фронтах. Части корпуса под его командованием участвовали в Великолукской операции, Курской битве, Белгородско-Харьковской операции. Освобождении Левобережной Украины, Кировоградской и Корсунь-Шевченковской операциях.
За высокое мастерство в управлении частями корпуса в боях, умелую организацию взаимодействия с наземными войсками при форсировании Днепра и личный героизм генерал-лейтенанту авиации Рязанову Василию Георгиевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
В составе 1-го Украинского фронта части корпуса под его командованием участвовали в Уманско-Ботошанской, Львовско-Сандомирской, Сандомирско-Силезской, Берлинской и Пражской операциях.
За отличия в боях на рубеже реки Висла и при разгроме ченстоховско-радомской группировки противника гвардии генерал-лейтенант авиации Рязанов Василий Георгиевич Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня 1945 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».
После войны продолжал командовать корпусом (в Центральной группе войск, Австрия). В феврале 1947 – апреле 1949 командовал 14-й воздушной армией (Прикарпатский военный округ). С апреля 1949 командовал 69-й воздушной армией (Киевский военный округ).
Избирался депутатом Верховного Совета УССР, кандидатом в члены Центрального комитета Коммунистической партии Украины.
Жил в городе Киев (Украина). Умер 8 июля 1951 года. Похоронен на Лукьяновском военном кладбище в Киеве.
Генерал-лейтенант авиации (17.03.1943). Награждён 2 орденами Ленина (22.02.1944; 1945), 3 орденами Красного Знамени (02.1943; 3.11.1944; 15.11.1950), орденами Богдана Хмельницкого 1-й степени (1944), Суворова 2-й степени (27.08.1943), Красной Звезды (29.12.1941), медалями, иностранными наградами.
В посёлке Большое Козино установлены бронзовый бюст В.Г.Рязанова и мемориальная доска на доме, в котором он родился и жил. Его имя носит школа посёлка, в которой создан музей В.Г.Рязанова. Именем Героя названы также средняя школа в Киеве и улицы в посёлке Большое Козино и городе Балахна. В городе Нижний Новгород, на территории нижегородского кремля, установлена стела и мемориальная доска.

*   *   *

ryazanov3Великая Отечественная война застала В.Г. Рязанова в Москве. Он руководил факультетом в Военно-воздушной академии. В первый день войны подал рапорт с просьбой отправить его в действующую армию. 28 июня 1941 года полковник В.Г. Рязанов получил назначение на Юго-Западный фронт заместителем командующего авиацией 5-й армии.
В конце 1941 года на Южном фронте, командуя 76-й штурмовой авиационной дивизией, он участвовал в Ростовской наступательной операции. После зимнего контрнаступления Красной Армии под Москвой, когда фашистские войска были отброшены на сотни километров, появилась надежда на скорую победу.
В мае 1942 года генерал-майор авиации В.Г. Рязанов — командующий маневренной авиационной группой Юго-Западного направления. Задуманное командованием наступление с целью разгрома харьковской группировки противника и освобождения Харькова обернулось для наших войск трагическими последствиями — окружением войск в Барвенковском выступе.
Вскоре В.Г. Рязанова отозвали с фронта в Москву. Его принял командующий Военно-воздушными силами и заместитель наркома обороны генерал-лейтенант авиации А.А.Новиков.
Он объяснил В.Г. Рязанову причину вызова: принято решение о создании воздушных и авиационных армий и однородных авиационных дивизий и армий вместо существовавших до этого Военно-воздушных сил фронтов. В.Г. Рязанов с 1 июля 1942 года был назначен командующим 2-й истребительной авиационной армией и немедленно приступил к её формированию.
Но выполнить до конца этот приказ В.Г. Рязанов не успел. Его армия в ходе формирования была разделена на две группы по две авиационные дивизии, которыми 27 июля 1942 года были усилены соответственно 1-я и 3-я воздушные армии. К этому времени практика боевых действий показала нецелесообразность иметь в составе одного фронта воздушную и авиационную армии.
В конце августа 1942 года началось формирование авиационных корпусов резерва Верховного Главнокомандования, которыми при необходимости усиливались воздушные армии в важнейших операциях. 10 сентября 1942 года В.Г. Рязанову поручили на базе формируемой авиационной армии сформировать и возглавить 1-й штурмовой авиационный корпус. Ему предстояло командовать «летающими танками» — так назвали фронтовики самолёты-штурмовики конструктора Ильюшина.
Формирование 1-го штурмового авиационного корпуса проходило в Москве. На подмосковные аэродромы слетались полки, входящие в две штурмовые авиационные дивизии корпуса. Несмотря на сжатый срок подготовки, генерал В.Г. Рязанов умело сколотил руководящий состав подчинённых частей, организовал обучение молодых лётчиков-штурмовиков на Ил-2, а лётчиков-истребителей на Як-1.
Когда формирование корпуса было закончено, генерала В.Г. Рязанова вызвал Верховный Главнокомандующий и поставил перед ним задачу — выработать тактику массированного применения штурмовой авиации.
Свой боевой путь корпус начал в октябре 1942 года на Калининском фронте, разместившись в лесисто-болотистом районе неподалеку от Андриаполя. Осенняя слякоть ещё более ухудшила дороги и полевые аэродромы этого трудного театра военных действий. Несмотря на скверную погоду, снежную пургу и низкую облачность, лётчики В.Г. Рязанова поддержали наступление войск Калининского фронта, помогли прорвать сильно укрепленную оборону противника и нанести ему крупное поражение.
17 марта 1943 года В.Г. Рязанову присвоили очередное воинское звание — генерал-лейтенант авиации. Через день после этого Ставка приняла решение перебросить корпус В.Г. Рязанова на Воронежский фронт в оперативное подчинение 2-й воздушной армии.
В июне 1943 года в состав корпуса В.Г. Рязанова вошла 203-я истребительная авиационная дивизия. Большой опыт борьбы с танками и механизированными частями врага, накопленный штурмовиками, особенно пригодился в боевых действиях на Курской дуге, начавшихся в июле 1943 года.
Части корпуса вели напряжённую боевую работу по отражению наступления противника на белгородском направлении. Утром 7 июля 1943 года в районе Белгорода на группу фашистских танков — их было не меньше сотни — обрушились наши штурмовики. Эффект их действий был невиданный.
При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла около 20 танков. Одновременно другая группа обрушилась на отдыхавший в автомашинах мотострелковый батальон. На головы захватчиков градом посыпались бомбы мелкого калибра и снаряды. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек.
В тот день наши механизированные войска, поддержанные двумя сосредоточенными ударами восьмидесяти штурмовиков корпуса генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова, успешно отразили атаку четырёх танковых дивизий противника из района Сырцово, Яковлево в направлении на Красную Дубровку и Большие Маячки. После сосредоточенных ударов штурмовики непрерывно действовали небольшими группами, уничтожая танки и мотопехоту противника. В результате совместных усилий на поле боя осталось свыше двухсот горящих вражеских танков.
Под командованием генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова штурмовики-гвардейцы действовали исключительно дерзко и смело. Как смерч, обрушивались они на танки и пехоту противника, скопление автомашин. На Курском плацдарме лётчики впервые применили противотанковые бомбы (ПТБ). Каждый самолёт Ил-2 брал на борт 312 таких бомб. Сокрушительные атаки штурмовиков наводили ужас на гитлеровцев.
За отличное руководство боевыми частями Военный совет Воронежского фронта вынес благодарность генерал-лейтенанту В.Г. Рязанову и всему личному составу авиационного корпуса, участвовавшему в разгроме наступавших бронетанковых сил противника.
19 июля 1943 года авиационный корпус был переподчинен Степному фронту, который находился в период оборонительных боёв в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, а затем начал контрнаступление.
Имея большой опыт командования крупными авиационными соединениями, генерал-лейтенант В.Г. Рязанов отлично организовал работу по взаимодействию с наземными войсками и управлению боевыми действиями авиации на поле боя. Он ещё до Курской битвы взял себе за правило находиться на переднем крае линии фронта вместе с общевойсковым командиром. Отсюда он направлял штурмовики, и их удары были исключительно эффективны и заслуженно вызывали восторг и благодарность наземных войск. От метких ударов штурмовиков горели бронированные «тигры», «пантеры», «фердинанды».
Развивая успех, войска Степного фронта стремительно продвигались на запад, к Днепру. Авиационный корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова освобождал Красноград, Полтаву, Кременчуг, который гитлеровцы пытались удержать в своих руках как предмостное укрепление на берегах Днепра. Преодолевая яростное сопротивление гитлеровцев, передовые части фронта 21 сентября 1943 года вышли к Днепру.
Правый берег реки высотой восемьдесят метров был серьезной естественной преградой, а имея мощные укрепления, становился, по мнению гитлеровских генералов, называвших этот рубеж обороны «Восточным валом», непреодолимым для советских войск. Но надежды врага на позиционную оборону не осуществились. Наши войска в первую же ночь с ходу форсировали широкую преграду. Началась борьба за овладение плацдармами.
Действуя в составе 5-й воздушной армии, 1-й штурмовой авиационный корпус сыграл решающую роль при удержании плацдармов. Генерал-лейтенант В.Г. Рязанов, находясь на передовой позиции, с командного пункта стрелкового полка по радио указывал цели штурмовикам, сосредоточивая огневую мощь на наиболее важных участках. «Илы» беспрерывно обрушивали на контрнаступающие войска противника реактивные снаряды, бомбы и пушечно-пулемётный огонь.
В боях на Правобережной Украине корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова активно поддерживает наступающие войска 2-го Украинского фронта при освобождении Знаменки и Кировограда. Корпус получил почетное наименование Кировоградский, а его три отличившиеся авиационные дивизии стали именоваться Красноградской, Полтавской, Знаменской. 5 февраля 1944 года корпус стал 1-м гвардейским.
В июле 1944 года корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова в составе войск 1-го Украинского фронта участвовал в наступательной операции на львовском направлении. Враг имел здесь глубоко эшелонированную долговременную оборону, и для ее прорыва широкое применение получило массированное использование авиации.
2-я воздушная армия к началу операции имела девять корпусов и три отдельные авиационные дивизии. Только в первом массированном ударе в первый день наступления участвовало около 1300 бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей. В тот же день 14 июля 1944 года во втором массированном ударе по резервам противника участвовало более 1400 самолётов.
На следующий день в тяжелом положении оказались части нашей 38-й армии на центральном участке наступления. Её контратаковала крупная группировка вражеских танков. Критическое положение спасла авиация. Массированный удар по танковой группировке противника продолжался четыре часа. В тот день немалый урон врагу нанесли и штурмовики 1-го гвардейского корпуса.
16 июля 1944 года южнее пункта Колтув оборона противника была прорвана на глубину 18 километров и 4-6 километров в ширину. На флангах прорыва с севера и юга нависали крупные группировки немецких войск. Вот в этот Колтувский коридор и была введена 3-я гвардейская танковая армия генерала П.С.Рыбалко.
Лётчики 1-го гвардейского и 8-го штурмовых авиационных корпусов, а также 10-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии прикрывали танкистов. Эшелонированными действиями они уничтожали противника на флангах участка прорыва и на маршрутах движения гвардейцев-танкистов.
Генерал-лейтенант В.Г. Рязанов с оперативной группой и двумя радиостанциями находился в самом узком месте Колтувского коридора, у деревни Нуще. Отсюда хорошо просматривалась местность, и он по радио наводил эскадрильи штурмовиков на важнейшие объекты, представлявшие угрозу нашим танкистам.
Вслед за 3-й гвардейской танковой армией в сражение была введена и 4-я танковая армия генерала Д.Д. Лелюшенко. 18 июля 1944 года танкисты соединились с наступавшей севернее конно-механизированной группой, окружив в районе города Броды восемь вражеских дивизий, и совместно с авиацией к исходу 22 июля 1944 года уничтожили их.
27 июля 1944 года наши войска освободили Львов. Немецкая группа армий «Северная Украина» потерпела тяжёлое поражение. Остатки разбитых дивизий отступали к Висле и Карпатам.
Вместе с передовыми частями фронта корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова в последние дни июля 1944 года вышел к Висле. Он прикрывал войска при форсировании реки и на западном берегу, когда южнее Сандомира части 13-й армии генерала Н.П.Пухова и 1-й гвардейской танковой армии генерала М.Е.Катукова, а севернее — части 3-й гвардейской армии генерала В.Н. Гордова захватили плацдармы небольших размеров.
Фашисты стремились во что бы то ни стало ликвидировать плацдармы. Только беспрерывные атаки штурмовиков сдерживали натиск фашистских танков. Изо дня в день они «утюжили» танковые группы, но, не считаясь с потерями, гитлеровцы пытались сбросить наши войска в реку.
В этот напряженный период боёв на западном берегу Вислы маршал И.С. Конев решил создать ударную группу из четырех авиационных корпусов под командованием генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова. Группа В.Г. Рязанова выполнила боевую задачу. Позднее командующий 1-м Украинским фронтом маршал И.С. Конев скажет, что Сандомирский плацдарм отстояла авиация.
Бои за расширение плацдарма продолжались до января 1945 года. Личный состав корпуса В.Г. Рязанова проявил отвагу и геройство по уничтожению окруженной группировки противника северо-западнее Сандомира и ченстоховско-радомской группировки. Части корпуса оказали эффективную помощь наземным войскам в овладении рядом крупных опорных пунктов врага на южной территории Польши и Верхней Силезии.
Лётная работа проводилась в исключительно сложных метеорологических условиях, и всё это время В.Г. Рязанов лично руководил штурмовиками на поле боя. 15 февраля 1945 года корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова наградили орденом Суворова 2-й степени. В эти дни он вёл боевую работу уже на территории Германии, на западном берегу Одера в районе осажденного города Бреслау. Вскоре передовые части фронта вышли к реке Нейсе.
Отсюда 16 апреля 1945 года, после мощной артиллерийской подготовки, войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление. Началась битва за Берлин. Корпус В.Г. Рязанова содействовал пехоте с танками в форсировании Нейсе. Перед началом наступления штурмовики поставили дымовую завесу на направлении главного удара фронта.
В районе Кебельн, Ёмлитц, Мускау при прорыве первой полосы обороны 5-я гвардейская армия генерала А.С. Жадова приостановила продвижение под сильным артиллерийским обстрелом противника. В.Г. Рязанов направил туда 100 штурмовиков под прикрытием 65 истребителей и после их работы на месте артиллерийских батарей остались искореженный металл и трупы вражеских солдат. Наши войска устремились вперёд и захватили опорные пункты.
Днем 17 апреля 1945 года в сражение были введены танковые армии П.С. Рыбалко и Д.Д. Лелюшенко. Прикрывая танкистов, корпус В.Г. Рязанова непрерывными ударами уничтожал огневые средства, контратакующие танки и войска противника. Танковые армии с ходу форсировали Шпрее, прорвали третью полосу обороны и начали стремительное продвижение на Берлин с задачей окружить берлинскую группировку.
21 апреля 1945 года они вышли на окраины Берлина, а 25 апреля, совместно с общевойсковыми армиями, окружили две изолированные друг от друга группировки противника — в Берлине и юго-восточнее его, получившей название франкфуртско-губенской группировки. Она стремилась прорваться на запад, откуда ей на помощь спешила 12-я немецкая армия. Преградить ей путь, не дать прорваться в район посёлка Беелитц и было поручено В.Г. Рязанову и Д.Д. Лелюшенко.
Они находились на одном командном пункте на узкой полосе земли, которая отделяла окруженную вражескую группировку от армии Венка. 30 апреля 1945 года между ними было всего три-четыре километра. Но преодолеть их фашисты так и не смогли. Генерал-лейтенант В.Г. Рязанов, как обычно, спокойным и уверенным голосом вызывал на поле боя штурмовики, которые непрерывными атаками уничтожали контратакующие войска.
ryazanov2Только 29 апреля 1945 года штурмовики произвели 400 самолётовылетов. Надежная поддержка с воздуха помогла нашим танкистам отразить все контратаки. 12-я армия так и не смогла прорваться на помощь окруженным. 1 мая 1945 года франкфуртско-губенская группировка была полностью разгромлена.
Гвардейцы-истребители из 2-й воздушной армии в тот день сбросили на парашютах над рейхстагом красное полотнище с надписью «Победа». За самоотверженную боевую работу при штурме столицы третьего рейха корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова наградили орденом Кутузова 2-й степени и присвоили почетное наименование — Берлинский.
Лётчики корпуса генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова за годы войны совершили более 58 тысяч боевых вылетов, уничтожили 3770 танков, 21200 автомашин, 633 батареи полевой артиллерии, 94 зенитных батареи, 54 железно­дорожных эшелона, 400 разных складов, 1166 самолётов противника и много другой военной техники.
Лётчики-штурмовики уничтожали самолёты не только на земле, во время штурмовок вражеских аэродромов. В совершенстве владея «Илом», они смело вступали в воздушные схватки с противником и выходили победителями. Многие тысячи гитлеровцев уничтожили штурмовики и лётчики-истребители на боевом пути прославленного соединения.

Прутков Степан Дмитриевич

Prutkov

Герой Советского Союза Прутков Степан Дмитриевич

Прутков Степан Дмитриевич — командир 504-го штурмового авиационного полка 226-й штурмовой авиационной дивизии 8-й воздушной армии Южного фронта, майор.
Родился 1 января 1911 года в городе Опочно Келецкого воеводства (Польша) в семье рабочего. В 1914 году вместе с родителями переехал в город Смоленск, а затем в город Рославль. Здесь окончил 8 классов, работал грузчиком. Учебу он продолжал в вечерней школе рабочей молодёжи, а, закончив её, поступил на курсы сортировщиков льна. Работал по специальности на станции Починок. Здесь вступил в комсомол. Осенью 1931 года Пруткова перевели в Смоленск на профсоюзную работу.
В августе 1933 года по спецнабору ЦК ВКП(б) был направлен в Оренбургское военное авиационное училище лётчиков, которое окончил в 1936 году и оставлен здесь лётчиком-инструктором. Член ВКП(б)/КПСС с 1937 года. С января 1939 года по сентябрь 1940 года работал комиссаром Оренбургского областного аэроклуба.
С начала Великой Отечественной войны до победы над Германией С.Д. Прутков воевал в составе 8-й, 1-й воздушных армий на Брянском, Волховском, Сталинградском, 4-м Украинском, 3-м Белорусском фронтах, участвовал в обороне Ленинграда, Сталинградской битве, освобождении Украины, Крыма, Белоруссии, разгроме врага в Восточной Пруссии. С первых дней войны капитан Прутков стал водить в бой эскадрилью бомбардировщиков. После переучивания на самолёте Ил-2, водил в бой грозных штурмовиков, которых немцы прозвали «чёрной смертью».
Майор Прутков С.Д. особо отличился в Сталинградской битве, командуя 504-м штурмовым авиационным полком.
7 сентября 1942 года девятка штурмовиков Ил-2, возглавляемая Прутковым, наносила бомбово-штурмовой удар по скоплению танков и автомашин противника в районе Винновка — Томилин. При штурмовке группа «Илов» была подвергнута ураганному огню зенитных батарей и атакам истребителей противника. Прутков построил группу в оборонительный круг и принял бой. Повернув свою машину в сторону врага, он первой же очередью сбил Мессершмитт-109. Второго стервятника сбил ведомый. Несмотря на противодействие противника, задание было выполнено. Захватчики потеряли 10 танков и до 30-и машин.
16 сентября 1942 года Прутков водил группу на штурмовку скопления танков и автомашин в районе Садовая – Верхняя Ельшанка. При подходе к цели группа была атакована 6-ю самолётами Ме-109. Командир организовал бой с одновременным выполнением боевого задания. Сам Прутков отразил атаку 2-х Ме-109. Группа уничтожила до 10 танков, 14 автомашин с живой силой и грузами.
Уничтожая окружённую группировку врага в районе Сталинграда, Прутков получил задачу по уничтожению группировки немцев на высоте с отметкой «111,6». Несмотря на ожесточённое сопротивление зенитной артиллерии противника, задание было выполнено, а высота занята нашими войсками.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство майору Пруткову Степану Дмитриевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 734).
С 1943 года и до конца войны полковник С.Д. Прутков командовал 1-й гвардейской штурмовой авиационной Сталинградской ордена Ленина дважды Краснознамённой, орденов Суворова и Кутузова дивизией, которая воспитала и вырастила 77 Героев Советского Союза (из них семеро этого звания удостоены дважды), 23 полных кавалера ордена Славы.
После войны в 1949 году С.Д. Прутков окончил Военную академию Генерального штаба, после чего занимал ряд командных должностей, был депутатом Верховного Совета Украины, делегатом XXII съезда КПСС. С 1971 года генерал-лейтенант С.Д. Прутков — в отставке.
Жил в Москве. Умер 10 апреля 1978 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (участок 9-3).
Награждён двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденами Кутузова 1-й степени, Суворова 2-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и многими медалями.

Горюнов Сергей Кондратьевич

Goryunov

Герой Советского Союза Горюнов Сергей Кондратьевич

Горюнов Сергей Кондратьевич – командующий 5-й воздушной армией, генерал-полковник авиации.
Родился 25 сентября (7 октября) 1899 года в селе Ушаковка ныне Атяшевского района (Республика Мордовия). В 1918 году окончил учительскую семинарию в Казани.
В армии с мая 1918 года. В 1919 году окончил Казанские пехотные курсы.
Участник гражданской войны: в мае-декабре 1918 – красноармеец военной комендатуры Казани, в мае-сентябре 1919 – начальник инструкторской школы 5-й армии, командир роты 237-го полка (Восточный фронт). В сентябре 1919 года был ранен и до октября 1919 года находился в госпитале. В апреле-августе 1922 – командир батальона 308-го стрелкового полка, участвовал в боях с бандами в Монголии.
В 1924 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков, до 1930 года был в ней лётчиком-инструктором. В 1927 году окончил Серпуховскую высшую школу воздушного боя, стрельбы и бомбометания, в 1932 году – Военно-воздушную академию имени Н.Е.Жуковского. Служил командиром авиаэскадрильи в авиации Балтийского флота. C 1937 года – командир авиационной бригады.
Участник боёв у озера Хасан в августе 1938 года в должности командира 5-й авиационной бригады. В 1939 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военной академии Генштаба.
Участник советско-финляндской войны: в ноябре 1939—марте 1940 – командующий ВВС 7-й армии.
С марта 1940 года – командующий ВВС Калининского военного округа, с июля 1940 года – начальник Управления кадров ВВС Красной Армии. С 1941 – командующий ВВС Харьковского военного округа.
Участник Великой Отечественной войны: в июне-ноябре 1941 – командующий ВВС 18-й армии, с ноября 1941 – командующий ВВС Северо-Кавказского военного округа. С июня 1942 – командующий 5-й воздушной армией. Части под его командованием сражалась на Южном, Северо-Кавказском, Закавказском, Степном и 2-й Украинском фронтах. 5-я воздушная армия поддерживала корабли Черноморского флота, участвовала в воздушной битве на Кубани, в Белгородско-Харьковской наступательной операции, битве за Днепр, Кировоградской, Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишинёвской операциях, в освобождении Румынии, Венгрии, Чехословакии и Австрии.
За умелое командование воинскими соединениями, личное мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Горюнову Сергею Кондратьевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1945 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№7292).
После войны продолжал командовать 5-й воздушной армией. В 1946—1949 командовал 17-й воздушной армией (Киевский военный округ), в 1949—1950 – 57-й воздушной армией (Прикарпатский военный округ). В 1951 окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба. В 1951—1956 командовал 69-й воздушной армией (Киевский военный округ). С октября 1956 года – в отставке.
Жил в Киеве. Скончался 2 октября 1967 года. Похоронен в Киеве на Городском кладбище «Берковцы».
Генерал-полковник авиации (1944). Награждён 2 орденами Ленина (февраль 1945, апрель 1945), 5 орденами Красного Знамени (1938, 1940, 1943, 1944, 1948), орденами Суворова 1-й (1944) и 2-й (1943) степени, Кутузова 1-й степени (1944), медалями, иностранными наградами.

Вершинин Константин Андреевич

vershinin

Герой Советского Союза Вершинин Константин Андреевич

Вершинин Константин Андреевич – командующий 4-й воздушной армией 2-го Белорусского фронта, генерал-полковник авиации.<br><br>Родился 22 мая (3 июня) 1900 года в деревне Боркино Яранского уезда Вятской губернии, ныне в составе Санчурского района Кировской области. Русский. Из семьи крестьянина-бедняка. Окончил сельскую церковно-приходскую школу.

С 1911 года работал плотником, лесорубом. С началом первой мировой войны устроился на судоремонтный завод в селе Звенигово, учился в вечерней школе для рабочих.

В Красной Армии с июня 1919 года, призван по мобилизации. Служил красноармейцем и агитатором запасного полка в Симбирске. В 1920 году окончил Симбирские пехотные командные курсы. Участник Гражданской войны: в октябре 1920-июле 1921 – командир роты, а с января 1921 года — командир батальона 49-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии (Западный фронт, весной 1921 года полк переброшен в Орёл). Участвовал в боях против банд С.Н. Булак-Балаховича в Белоруссии, в подавлении восстания в Воронежской губернии, в подавлении Тамбовского восстания («Антоновщина»). В июле 1921 года направлен на учёбу.

В 1923 году окончил Высшую тактико-стрелковую школу комсостава РККА имени Коминтерна (будущие курсы «Выстрел»). С 1923 года командовал учебной ротой в 12-й Краснознамённой пехотной школе Приволжского военного округа (Симбирск). С 1928 года — командир стрелкового батальона 2-го стрелкового полка Казанской стрелковой дивизии Приволжского военного округа (Симбирск). С 1929 года заочно учился в Военной академии РККА имени М.В. Фрунзе, окончил первый курс.

В 1930 году переведён в Военно-воздушные силы (ВВС). В 1932 году окончил Военно-воздушную академию имени Н.Е.Жуковского. С июня 1932 года — помощник начальника тактического отдела Научно-испытательного института ВВС РККА. С января 1933 года — начальник оперативного отдела штаба 20-й авиабригады в Харькове (Украинский военный округ). С февраля 1934 года – командир авиаэскадрильи Липецкой высшей лётно-тактической школы ВВС. В 1935 году экстерном окончил 1-ю Качинскую военную авиационную школу лётчиков имени А.Ф. Мясникова. С 1938 года – помощник начальника по лётной подготовке Липецких Высших авиационных курсов усовершенствования лётного состава.

В 1940 году после группового лётного происшествия полковник К.А. Вершинин был отдан под суд военного трибунала, которым был полностью оправдан. Тем не менее в дисциплинарном порядке был понижен в воинском звании до подполковника и назначен заместителем командира 49-й авиационной дивизии. В мае 1941 года восстановлен в звании полковника, возвращён в Липецк и назначен начальником Липецких Высших авиационных курсов усовершенствования лётного состава.

vershinin2Участник Великой Отечественной войны: в сентябре 1941 — мае 1942 года – командующий ВВС Южного фронта. В мае-сентябре 1942 года – командующий 4-й воздушной армией; с сентября 1942 года – командующий ВВС Закавказского фронта. С мая 1943 года до конца войны вновь командовал 4-й воздушной армией на Северо-Кавказском и 2-м Белорусском фронтах.

Под его руководством лётчики в тесном взаимодействии с наземными войсками участвовали в оборонительных сражениях на Украине и в Ростовской (1941 года) и Барвенково-Лозовской наступательных операциях, в 1942 году вели воздушные сражения в небе Донбасса и на Дону, сдерживая наступление превосходящих сил противника, защищали Северный Кавказ, в 1943 году сражались на Кубани и Таманском полуострове, одержали победу в воздушном сражении над «Голубой линией». В 1944 году 4-я воздушная армия участвовала в освобождении Крыма, а затем в составе 2-го Белорусского фронта обеспечила стратегическое превосходство авиации и успех наземных войск в ходе наступательной операции «Багратион», в Восточно-Прусской, Восточно-Померанской и в Берлинской операциях.

vershinin3За успешное руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм генерал-полковнику авиации Вершинину Константину Андреевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

С марта 1946 года по сентябрь 1949 года – Главнокомандующий ВВС – заместитель Министра обороны СССР. С сентября 1949 года служил в Войсках ПВО страны, с февраля по сентябрь 1950 года командовал 57-й воздушной армией (в Прикарпатском военном округе), с сентября 1950 года по сентябрь 1951 года – 24-й воздушной армией (Группа советских войск в Германии). В сентябре 1951 — апреле 1953 года – командующий войсками ПВО пограничной линии — заместитель Главнокомандующего ВВС. С апреля 1953 года — первый заместитель командующего, а с июня 1953 года по май 1954 года – командующий Войсками ПВО страны. С июня 1954 года по апрель 1956 года – командующий войсками Бакинского района (с августа 1954 года — округа) ПВО.

Затем возвращён в ВВС и с апреля 1956 года – заместитель Главкома ВВС по высшим учебным заведениям. С января 1957 года по март 1969 года – главнокомандующий ВВС – заместитель Министра обороны СССР. С марта 1969 года – генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Жил в городе-герое Москве. Умер 30 декабря 1973 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве (участок 7).

Награждён шестью орденами Ленина (23.12.1942, 21.07.1944, 19.08.1944, 21.02.1945, ...), орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени (27.03.1942, 3.11.1944, ...), тремя орденами Суворова 1-й степени (16.05.1944, 10.04.1945, 29.05.1945), орденами Суворова 2-й степени (25.10.1943), Отечественной войны 1-й степени (22.02.1943), медалью «За оборону Кавказа», другими медалями, иностранными наградами: орденами «Воинская доблесть» (Польша), «Крест Грюнвальда» (Польша).

Член РКП(б)/КПСС с февраля 1919 года. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1952—1956 годах, член ЦК КПСС в 1961—1971 годах. Депутат Верховного Совета СССР в 1946—1950 и 1954—1970 годах.

Его имя носит улица в Москве; на одном из зданий Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е.Жуковского установлена мемориальная доска. Имя Главного маршала авиации К.А. Вершинина носило Барнаульское Высшее Военное Авиационное Училище Летчиков.

Савицкий Евгений Яковлевич

savitskiy1

Дважды Герой Советского Союза Савицкий Евгений Яковлевич

Родился 24 декабря 1910 года в городе Новороссийске (Краснодарский край), в семье рабочего. Окончил школу ФЗУ, работал шофёром. С 1929 года в Красной Армии. В 1932 году окончил Сталинградскую военную школу лётчиков. Служил на Дальнем Востоке.

С 1941 года майор Е. Я. Савицкий в действующей армии. В конце 1941 — начале 1942 гг. проходил боевую стажировку под Москвой; с мая по ноябрь 1942 года — командовал 205-й ИАД; с декабря 1942 года по май 1945 года — 3-м ИАК. Сражался на Воронежском, Юго-Западном, Сталинградском, Северо-Кавказском, Южном, 4-м Украинском, 1-м и 3-м Белорусских фронтах.

11 мая 1944 года командир 3-го истребительного авиационного корпуса (8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт) генерал-майор Е. Я. Савицкий за умелое руководство корпусом, 107 боевых вылетов, в которых к марту 1944 года сбил 15 самолётов противника, удостоен звания Героя Советского Союза.

К концу войны командир того же корпуса (16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) генерал-лейтенант авиации Е. Я. Савицкий совершил 216 боевых вылетов, в 110 воздушных боях сбил лично 22 и в составе группы 2 самолёта противника. 2 июня 1945 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».

После войны на ответственных должностях в ВВС Советской Армии. С 1948 года командующий авиацией ПВО. В 1955 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1961 года — Маршал авиации. С 1965 года Заслуженный военный лётчик СССР. С июня 1966 года заместитель главнокомандующего Войсками ПВО страны. С 1980 года — в Группе генеральной инспекции Министерства обороны СССР. На XXII съезде КПСС избирался кандидатом в члены ЦК. Депутат Верховного Совета СССР 6-го созыва. Автор книг — «В небе над Малой землёй», «Небо — для смелых», «Я — „Дракон“ Атакую !..», «Полвека с небом». Умер 6 апреля 1990 года.

Награждён орденами: Ленина (трижды), Октябрьской Революции, Красного Знамени (пять), Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды (дважды), «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени; медалями, иностранными орденами. Бронзовый бюст установлен на родине.

*     *     *

Легендарный авиационный командир и признанный воздушный боец, свой первый «Мессер» он сбил под Москвой в конце 1941 года, а последний, лёгкий самолёт связи Fi-156 «Шторх», над самым центром Берлина 27 апреля 1945 года. По традиции, принятой среди советских асов, этот лёгкий, часто безоружный самолёт не был записан на его личный счёт: у рыцарей всех времен лёгкая добыча считалась презренной...

Евгений Савицкий родился 24 декабря 1910 года в Новороссийске в семье железнодорожного стрелочника. В 12 лет, после смерти отца, он покинул родительскую хибару и стал... беспризорным. Потом были детский дом, школа, комсомол, профессия дизелиста, шофёра, рабочего цементного завода. В конце 1929 года в составе группы содействия ГПУ в бою с бандой будущий Маршал принял боевое крещение.

В 19 лет его, пытливого и любознательного комсомольского вожака, направили в Сталинградскую военную авиационную школу, которую он закончил в 1932 году. Затем 2 года служил в училище лётчиком-инструктором, а строевую службу начал в Киеве, уже командиром отряда. В небе цветущей Украины ему довелось летать недолго; вскоре он был назначен командиром 61-го отдельного отряда особого назначения и переведён на Дальний Восток. Там же, на Амуре, уже в должности командира 31-й истребительной авиационной дивизии, застала его война.

На фронт майору Е. Савицкому удалось вырваться в ноябре 1941 года, на стажировку. В считанные дни разобравшись с необходимыми штабными делами, он, занимая должность комдива, как командир звена принял участие в боевой работе на истребителе ЛаГГ-3. В первом же боевом вылете сбил Ме-109, сам попал под удар — спасла бронеспинка. Под Новый год его неожиданно вызвал командующий Западным фронтом Г. К. Жуков и приказал уничтожить здание, где располагался штаб немецкого корпуса. Несмотря на сложные погодные условия, лётчик чётко провёл результативную штурмовку — Савицкий удачи не упускал.

Лишь летом 1942 года, после настойчивых просьб и рапортов, ему удалось вернуться на фронт. Командующий ВВС 25-й общевойсковой армии полковник Е. Я. Савицкий был назначен командиром 205-й истребительной авиационной дивизии, входившей во 2-ю Воздушную армию. С новым назначением он потерял в должности, но попал в действующую армию. «Предложили бы эскадрилью, звено, наконец, — и на это, скорее всего, согласился бы. Бог с ней, с высокой должностью, мне было не до чинов — лишь бы сражаться с врагом, бить его, гнать с нашей земли к чёртовой матери!.. А должности — дело наживное, такая война скоро не кончится», — вспоминал позднее Евгений Яковлевич.

С момента возвращения на фронт Савицкий воевал исключительно на «Яках», в совершенстве освоив все типы истребителей этой марки, став её горячим патриотом, показав не только высокое лётное, но и немалое дипломатическое искусство.

*     *     *

merkulv4Следует отметить тот факт, что существует несколько фотографий Савицкого на фоне именного самолёта Ла-5 — построенного на средства трудящихся Горьковской области ("Эскадрилья «Валерий Чкалов»). При этом, на одном из фото он стоит рядом со своим ведомым В. Меркуловым.

В боях под Харьковом и Сталинградом он проявил себя зрелым и грамотным командиром, а оптимизм и энергичность, с какими он решал самые сложные задачи, создавали впечатление удачливости молодого комдива... В начале 1943 года он был назначен командиром 3-го истребительного авиационного корпуса и приступил к формированию этого соединения. С ним Е. Я. Савицкий прошёл всю войну, громя врага в боях на Кубани, иад полями Украины и в небе Крыма, при освобождении Белоруссии, Польши и далее — вплоть до Берлина.

В марте 1943 года полковнику Е. Я. Савицкому было присвоено первое генеральское звание. В начале апреля он был вызван к И. В. Сталину, который обрисовал задачи корпуса в грядущем сражении, и уже 20 апреля в составе 4-й Воздушной армии лётчики корпуса провели свои первые бои, сбив за день 47 самолётов противника.

В этот день один неприятельский бомбардировщик уничтожил сам командир корпуса. А через неделю его Як-1 был сбит очередью стрелка с Ju-87. Савицкий приводнился с парашютом, и вновь ему повезло: он был подобран катерниками неподалёку от своего родного Новороссийска.

После Кубани в составе Южного (позднее 4-го Украинского) фронта, 3-й ИАК под командованием генерал-майора Е. Я. Савицкого участвовал в боях на реке Молочной, под Никополем, в Крыму. За 107 боевых вылетов и 15 самолётов противника, сбитых к марту 1944 года, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

savitsk5Для генерала Савицкого были характерны передовые взгляды на боевое применение авиации. В полках его корпуса прошли обкатку и утвердились многие новинки боевой техники: здесь и радиолокационные станции, и самые современные модификации «Яков», и новейшие системы вооружения истребителей. Как командир он сумел создать условия роста боевого мастерства подчинённых ему лётчиков. Тщательно планируя боевые задания, он сам частенько поднимал свой истребитель в составе ударных и прикрывающих групп, совершал боевые вылеты с большинством лётчиков своего корпуса, вникал в нюансы быта и технического обслуживания. Под его командованием сражались такие выдающиеся лётчики-асы, как С. Моргунов и И. Фёдоров, П. Тарасов и М. Пивоваров, А. Осадчиев и Н. Павлушкин, В. Меркулов и С. Маковский.

...Вечером 11 мая 1944 года в воздушном бою над мысом Херсонес, последним оплотом немцев в Крыму, самолёт Савицкого, уже «севший на хвост» очередному Ме-109, был подбит прямым попаданием зенитного снаряда. Он сумел перетянуть на свою территорию и тут же, на заросшей кустами поляне, приземлил машину на фюзеляж. При посадке получил компрессионный перелом 3-х позвонков, но остался в строю. Вечером этого запомнившегося на всю жизнь дня он узнал о присвоении ему званий Героя Советского Союза и генерал-лейтенанта авиации.

Из Крыма корпус Савицкого был переведён в Белоруссию, где принял участие в поддержке с воздуха частей, занятых в операции «Багратион». Позднее его лётчики обеспечивали прикрытие и поддержку 5-й армии и 3-го Гвардейского мехкорпуса, осуществлявших наступление на Вильнюс.

В ходе Висло-Одерской операции его корпусу, только что полностью перевооружённому на Як-3, было поручено прикрытие переправ через Вислу. В условиях быстрого наступления советских войск вопросы базирования возникали весьма остро. В паре со своим ведомым С. Самойловым он неоднократно лично разведывал новые аэродромы и площадки, опробывал их пригодность. В Восточной Пруссии во время весенней распутицы несколько полков корпуса взлетали и садились на участок шоссе, длина и ширина которого были вдвое меньше нормативных требований... Первым с импровизированного аэродрома взлетел сам Савицкий.

В небе Германии он одержал последние 3 победы (последнюю официально — 11 марта 1945 года), доведя счёт до 22 самолётов противника, сбитых лично и 2 — в группе с товарищами (ещё 2 самолёта он уничтожил на земле). Здесь же Савицкий совершил свой последний, 216-й боевой вылет. А всего 3-й ИАК за 2 года своего существования сбил 1953 вражеских самолёта.

savitsk3Говоря о фактическом боевом счёте Савицкого, следует помнить, что его последняя личная победа, одержанная 27 апреля 1945 года над Берлином, на была включена в официальный список. Кроме того, на его счёт можно записать ещё одну групповую победу. Сам Евгений Яковлевич пишет об этом случае так:

«...В тот же день мне вместе с группой майора Слизень удалось поработать с нового аэродрома Парубанок. Связавшись по радио с танкистами, мы вылетели на перехват вражеских истребителей и сбили 4 самолёта. Одного из „Фоккеров“ я мог бы записать на свой боевой счёт, но делать этого не стал. Немец, получив добрую порцию от кого-то из наших, пытался выйти из боя и уже дымил. Моя очередь, как мы это называли, лишь добила подранка...»

Генерал Е. Я. Савицкий был всегда там, где накалялась обстановка. Будучи лётчиком высшего класса и отличным воздушным бойцом, он обладал безграничной смелостью и отвагой и вдохновлял личным примером лётчиков корпуса на героические подвиги. Отлично разбираясь в обстановке и в вопросах применения авиации, он всегда изыскивал новые приёмы боевых действий истребителей, которые обеспечивали бы победу над врагом.

Наиболее полно его талант лётчика и военачальника проявился в Висло-Одерской и Берлинской операциях, где руководимый им лётный состав в ожесточённых боях нанёс огромный урон вражеской авиации и надёжно прикрывал войска 1-го Белорусского фронта.

О высоком лётном мастерстве Савицкого говорит случай, который произошёл в июне 1945 года, когда его Як-3, был условно атакован английским «Темпестом». Комкор принял навязанный ему воздушный бой и трижды зашёл в хвост условному противнику, обыграв его по всем пунктам...

Вскоре после войны он был назначен начальником Управления боевой подготовки истребительной авиации ВВС. Занимая высшие посты в командовании ВВС и ПВО, Савицкий всегда с особенным интересом и вниманием относился к лётной работе. Он был среди пионеров советской реактивной авиации, именно ему принадлежала идея группового высшего пилотажа на реактивных самолётах, блестяще воплощённая во многих воздушных парадах. Ему довелось освоить десятки типов истребителей — от И-2 до МиГ-21, налетать 1,5 года — время, рекордное для истребителя, совершить 5586 посадок. Свой последний полёт он провёл 1 июня 1974 года, в возрасте 63 лет. Дочь Евгения Яковлевича, Светлана, стала лётчиком-космонавтом, дважды Героем Советского Союза, совершила 2 полёта в космос.

В его послужном списке были должности командующего авиацией ПВО и замглавкома войск ПВО страны, он был Маршалом авиации и дважды Героем, членом правительства и автором многих книг, но всегда, со времени своего первого полёта в 1930 году и до самой смерти в 1990 году, он прежде всего оставался лётчиком. Похоронен прославленный воздушный боец в Москве на Новодевичьем кладбище.

 

Сиднев Борис Арсеньевич

Sidnev

Герой Советского Союза Сиднев Борис Арсеньевич

Сиднев Борис Арсеньевич – командир 13-го истребительного авиационного корпуса (16-я воздушная армия, 1-й Белорусский фронт), генерал-майор авиации.
Родился 11 (24) марта 1911 года в городе Симбирск (ныне – город Ульяновск). Русский. Окончил 8 классов школы и профтехникум. Работал токарем на заводе в Пензе. В 1929 году окончил Пензенскую школу пилотов ГВФ.
В армии с января 1930 года. В 1932 году окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков, в 1933 году – курсы усовершенствования командного состава при Ейской военной авиационной школе морских лётчиков и лётчиков-наблюдателей. Служил в строевых частях ВВС (в Украинском и Киевском военных округах); был лётчиком, командиром корабля, командиром авиаэскадрильи. В 1938—1939 – лётчик-инспектор по технике пилотирования Управления ВВС Киевского военного округа.
Участник советско-финляндской войны 1939—1940.
В 1940 году окончил Липецкие высшие авиационные курсы. С июня 1940 года – командир 38-го истребительного авиационного полка (в Прибалтийском военном округе).
Участник Великой Отечественной войны: в июне-сентябре 1941 – командир 38-го истребительного авиационного полка, в сентябре-декабре 1941 – командир 6-й смешанной авиационной дивизии. Сражался на Северо-Западном фронте. Участвовал в оборонительных боях в Прибалтике. В декабре 1941 – июне 1942 – командующий ВВС 28-й армии, в июле 1942 — мае 1944 – командир 268-й (с марта 1943 – 6-й гвардейской) истребительной авиационной дивизии. Воевал на Юго-Западном, Сталинградском, Южном и 4-м Украинском фронтах. Части под его командованием участвовали в Харьковском сражении, Воронежско-Ворошиловградской операции, Сталинградской битве, освобождении Донбасса, Мелитополя, южной части Левобережной Украины и Крыма.
В июле 1944 – мае 1945 – командир 13-го истребительного авиационного корпуса (1-й Белорусский фронт). Лётчики корпуса под его командованием участвовали в освобождении Белоруссии и Польши, Восточно-Померанской и Берлинской операциях; выполнили 11.828 боевых самолёто-вылетов, в воздушных боях сбили 450 самолётов противника. Лично Б.А. Сиднев совершил 140 боевых вылетов на истребителях И-16, Як-1, Як-9 и Як-3, в 31 воздушном бою сбил лично 4 и в составе группы 4 самолёта противника. Был ранен в ногу.
За умелое руководство боевыми действиями частей и соединений, а также личное мужество и героизм, генерал-майору авиации Сидневу Борису Арсеньевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1945 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№4918).
После войны до марта 1946 года продолжал командовать корпусом. В 1948 году окончил Военную академию Генштаба. В феврале-декабре 1948 – заместитель командующего ВВС Московского военного округа. В декабре 1948 – июне 1949 – помощник командующего 14-й воздушной армией по строевой части (Прикарпатский военный округ), в июне 1949 – марте 1952 – помощник командующего 24-й воздушной армией по строевой части (Группа советских войск в Германии). В марте 1952 – апреле 1961 командовал 48-й воздушной армией (Одесский военный округ). С апреля 1961 года генерал-полковник авиации Б.А. Сиднев – в отставке.
Был членом ЦК Коммунистической партии Молдавии. Депутат Верховного Совета Молдавской ССР 4-го созыва (в 1955—1959), депутат Верховного Совета Украинской ССР 5-го созыва (в 1959—1963).
Жил в городе Одесса (Украина). Умер 6 июня 1994 года. Похоронен на Втором христианском (Городском) кладбище в Одессе.
Генерал-полковник авиации (1960). Награждён 2 орденами Ленина (28.11.1941; 29.05.1945), 2 орденами Красного Знамени (5.11.1942; 1951), 2 орденами Суворова 2-й степени (17.09.1943; 6.04.1945), орденами Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (1945), медалью «За боевые заслуги» (3.11.1944), другими медалями, иностранными наградами.