Быстров Николай Игнатьевич

Bistrov

Герой Советского Союза Быстров Николай Игнатьевич

Быстров Николай Игнатьевич — заместитель командира эскадрильи 996-го штурмового авиационного полка (224-я штурмовая авиационная дивизия, 8-й штурмовой авиационный корпус, 8-я воздушная армия, 4-й Украинский фронт) старший лейтенант.
Родился 30 июля 1922 года в деревне Стунино, ныне Бабаевского района Вологодской области, в семье крестьянина. Русский. В 1929 году семья покинула Вологодчину и обосновалась в деревне Кургановка ныне Марьяновского района Омской области, вступив в колхоз «Память Войкова». Здесь Николай окончил 7 классов сельской школы и поступил в Омский педагогический техникум. Одновременно, без отрыва от учебы, поступил в Омский аэроклуб. Не закончив и 1 курс техникума, перешел полностью на учебу в аэроклуб. С конца 1939 года одновременно работал учеником электромонтером на заводе имени Коминтерна.
В апреле 1940 года, по окончанию учебу в аэроклубе, был призван в Красную Армию и направлен в Омскую военную авиационную школу летчиков. В декабре того же года сдал выпускные экзамены и был оставлен в школе летчиком-инструктором. Здесь встретил начало Великой Отечественной войны.
В октябре 1942 года был направлен в действующую армию, в ноябре зачислен в состав 996-го штурмового авиационного полка, с которым прошел всю войну. Уже в полку, самостоятельно переучился на самолет-штурмовик Ил-2. С марта 1943 года участвовал в боевых вылетах. Воевал на Западном, 1-м и 4-м Украинских фронтах.
К марту 1945 года заместитель командира эскадрильи старший лейтенант Быстров совершил 120 боевых вылетов, из них на штурмовку переднего края обороны, скоплений живой силы и техники противника – 97, на разведку — 21. Лично своими действиями уничтожил и повредил до 25 танков, до 75 автомашин, до 800 солдат и офицеров противника, подавил до 8 артиллерийских батарей противника.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Быстрову Николаю Игнатьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№7499).
После войны продолжи службу в армии. В 1949 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы. С 1956 года подполковник Быстров — в запасе.
Жил в городе-герое Москве. Работал старшим инженером на Долгопрудненском машиностроительном заводе. Скончался 27 декабря 1994 года.
Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени (12.08.1944, 29.09.1944, 22.12.1944), двумя орденами Отечественной войны 1-й степени (12.05.1944, 11.03.1985), двумя орденами Красной Звезды (27.07.1943, 19.09.1943), медалями.
В городе Омске на здании педагогического училища № 1 установлена мемориальная доска с его именем.

Пушкин Николай Петрович

pushkin1

Герой Советского Союза Пушкин Николай Петрович

Родился 4 декабря 1918 года в деревне Норино, ныне Клепиковского района Рязанской области, в семье крестьянина. Окончил 8 классов средней школы. Работал слесарем. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС.

С июня 1941 года лейтенант Н. П. Пушкин в действующей армии, первые боевые вылеты совершил на Западном фронте. С марта по апрель 1942 года служил в 425-м ИАП; по июль 1942 года — в 10-м ИАП, где с мая 1942 года командовал эскадрильей; по май 1944 года — во 2-м Гвардейском ИАП; по декабрь 1944 года — в 482-м ИАП; по май 1945 года — в 41-м Гвардейском ИАП. Сражался на Волховском, Сталинградском, Брянском, Западном, Северо-Западном, Калининском и 1-м Прибалтийском фронтах.

К маю 1943 года командир эскадрильи 2-го Гвардейского истребительного авиационного полка (215-я истребительная авиационная дивизия, 2-й истребительный авиационный корпус, 3-я Воздушная армия, Калининский фронт) гвардии старший лейтенант Н. П. Пушкин совершил 380 боевых вылетов, провёл 52 воздушных боя, в которых лично сбил 7 и в составе группы 9 самолётов противника.

После войны продолжил службу в ВВС. В 1948 году окончил Высшие лётно-тактические курсы офицерского состава, в 1955 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1966 года Гвардии полковник Н. П. Пушкин — в запасе. Жил и работал в городе Балашиха Московской области. Умер 23 октября 2007 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1-й степени (дважды), Красной Звезды; медалями, монгольским орденом Боевого Красного Знамени.

*     *     *

pushkinВ годы войны его однополчане говорили в шутку: «Пушкин — это не простая фамилия». И действительно, однофамилец гения русской литературы Николай Петрович не уронил чести этой фамилии. Глубоким знанием лётного мастерства, обаятельностью и организаторскими способностями он завоевал уважение и симпатию боевых друзей. Сыну крестьянина из захолустной деревни Норино на Рязанщине суждено было стать блестящим пилотом. В 1930-х годах после окончания 8 классов Николай учился на учебном комбинате в Подмосковье. С 1936 года, уже став слесарем-модельщиком, без отрыва от производства он начал посещать областной аэроклуб, где по-настоящему полюбил профессию лётчика. В 1938 году Николай Пушкин добровольно поступает в школу военных лётчиков.

На фронтах Великой Отечественной войны — с первого дня. Он принял участие в первом ожесточенном бою с немецкой авиацией в 4 часа утра 22 июня 1941 года на западной границе. Несколько побед он одержал на И-16. Будучи уже старшим лейтенантом, Николай Пушкин летом 1942 года вместе с Афанасием Соболевым и Александром Майоровым пришёл во 2-й Гвардейский истребительный авиационный полк (действовавший тогда на Волховском фронте ). А через месяц, получил под командование 2-ю эскадрилью этого полка.

Николай попал в сильный, сплочённый коллектив. Лётчики полка принимали активное участие в штурмовых атаках по наступающим частям Вермахта в самые первые недели войны, осенью 1941 года участвовали в обороне Ленинграда и затем — Москвы. Летали тогда на ЛаГГ-3. За успешное выполнение боевых заданий командования и проявленные личным составом мужество и отвагу, 6 декабря 1941 года 526-й ИАП был удостоен звания «Гвардейский» и стал именоваться 2-м ГвИАП.

В 1942 году полк участвовал в сражении за Сталинград. В 1943 году воевал на Брянском, Западном, Северо-Западном, Калининском и Волховских фронтах.

В одном из первых боевых вылетов на новом месте службы Пушкин вместе с тремя другими лётчиками, выполнявшими разведывательное задание на ЛаГГ-3, был атакован 10 Ме-109. Воздушный бой продолжался 45 минут. Пушкин сбил 2 «Мессера», все «ЛаГГи» вернулись на свой аэродром.

В октябре 1942 года 2-й Гвардейский ИАП получил первые Ла-5. К маю 1943 года Николай Пушкин выполнил 380 боевых вылетов, провёл 52 воздушных боя, сбил 7 самолётов лично и 9 в группе.

Летом 1943 года лётчики полка вели воздушные бои под Курском. Так, 14 июля 1943 года 8 Ла-5 с ведущим командиром 2-й эскадрильи Гвардии капитаном Н. П. Пушкиным провели схватку с 27 бомбардировщиками Не-111 и 8 истребителями прикрытия FW-190, сбили 4 «Хейнкеля». Свои потери составили 1 экипаж.

За период с 18 июля по 10 августа 1943 года, ведя напряжённые воздушные бои на Орловско-Брянском направлении, полк сбил 39 самолётов противника. При этом полностью сохранил свою боеготовность. К тому времени Гвардии капитан Н. П. Пушкин уничтожил 10 самолётов противника лично и 9 — в группе с товарищами.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии старшему лейтенанту Пушкину Николаю Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1115).

Уроженцу рязанской земли, лётчику-истребителю Николаю Пушкину довелось в годы войны бить врагов и от имени... монгольских крестьян — аратов. Трудящиеся Монголии собрали и передали Советской Армии деньги на строительство новых самолётов. И попросили вручить эти машины лучшим советским лётчикам. Когда с конвейера военного завода сошли 13 новеньких истребителей Ла-5, командование решило передать их в эскадрилью Гвардии капитана Н. П. Пушкина. Эскадрилью так и назвали — «Монгольский Арат».

Боевой счёт на новых самолётах открыл Гвардии старший лейтенант Н. Я. Зенькович, сбивший вражеского воздушного разведчика. Затем одержали победы в воздушных боях лётчики А. П. Калинин, М. Е. Рябов, Г. И. Бессолицын. До конца 1943 года эскадрилья уничтожила 21 немецкий самолёт.

Потом эскадрилья сражалась в небе над Украиной и Польшей, принимала участие в штурме Берлина. После Н. П. Пушкина, выдвинутого вскоре на должность заместителя командира полка, ею командовал Н. Я. Зенькович, затем — гвардии капитан И. Т. Кошелев. За свои боевые подвиги лётчики были награждены не только советскими, но и монгольскими орденами Красного Знамени, которые вручал посол Монгольской Народной Республики в СССР.

Зрелых воздушных бойцов командование всегда выдвигало на высшие должности. В ноябре 1943 года командир эскадрильи «Монгольский Арат» Гвардии капитан Н. П. Пушкин назначается заместителем командира 2-го Гвардейского истребительного авиационного полка полка по лётной подготовке. Весной и летом 1944 года ведёт бои над территорией Румынии.

В июле 1944 года Н. П. Пушкин был назначен заместителем командира 482-го авиаполка в соседнем 5-м истребительном авиационном корпусе. В его составе он принимал активное участие почти во всех крупных воздушных боях на пути от Белоруссии до Берлина. В составе этого полка сражался на 1-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах. На заключительном этапе войны сражался в составе 41-го Гвардейского истребительного авиационного полка на 1-м Украинском фронте.

Всего за время войны Гвардии майор Н. П. Пушкин совершил 490 успешных боевых вылетов (80 из них — на штурмовку) на И-16, МиГ-3, ЛаГГ-3, Ла-5 и Ла-7. В 75 воздушных боях сбил 19 самолётов противника.

После окончания войны Николай Петрович ещё долго продолжал служить в ВВС. В 1948 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы в городе Липецк, в 1955 году и Военно-Воздушную академию в подмосковном городе Монино.

С 1966 года Гвардии полковник Н. П. Пушкин — в запасе, а затем в отставке. Жил и работал в городе Балашиха Московской области. Умер 23 октября 2007 года.

 

Серёгин Владимир Сергеевич

sereginСерёгин Владимир Сергеевич — старший лётчик 672-го штурмового авиационного полка 306-й штурмовой авиационной дивизии 10-го штурмового авиационного корпуса 17-й воздушной армии 3-го Украинского фронта, лейтенант.
Родился 7 июля 1922 года в Москве в семье служащего Московского почтамта. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1945 года. Окончил 10 классов.
В 1940 году добровольцем вступил в Красную Армию. В 1943 году окончил Тамбовскую военную авиационную школу пилотов.
На фронтах Великой Отечественной войны с октября 1943 года. Был рядовым лётчиком, затем водил в бой группы от 4 до 8 самолётов. Воевал в небе Украины, Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии. Освобождал Венгрию и Австрию.
При штурмовке скоплений техники противника у озера Балатон выдержал бой с шестёркой «фокке-вульфов». Будучи раненым, на изрешечённом самолёте дотянул до аэродрома, где совершил посадку на одно шасси. Сбил в этом бою один истребитель.
Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4990) лейтенанту Серёгину Владимиру Сергеевичу присвоено 29 июня 1945 года за 140 боевых вылетов на штурмовку вражеских войск, разведку и фотографирование важных объектов противника.
Всего во время войны совершил около 200 боевых вылетов на штурмовку наземных войск, техники, аэродромов, эшелонов и других военных объектов противника, в 19 воздушных боях сбил 3 самолёта противника.
После войны продолжал служить ВВС СССР. В 1953 году В.С. Серёгин окончил инженерный факультет Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е.Жуковского и в соответствии с его желанием был назначен в испытательный институт ВВС. Полёты в качестве лётчика-испытателя он начал на самолёте УТИ МиГ-15. Хорошая инженерная подготовка, опыт лётчика, прошедшего суровую школу войны, позволили Серёгину быстро войти в строй лётчиков-испытателей. Ему не раз приходилось попадать в трудные ситуации, совершая сложные испытательные полёты, в том числе при выработке рекомендаций по минимуму погоды при заходе на посадку, по установлению лётных ограничений и т.д. В одном из полётов разрушились рули управления опытного самолёта. С риском для жизни сумел совершить посадку на аэродроме.
В мае 1958 года ему была присвоена квалификация лётчика-испытателя 2 класса, в 1967 году — 1 класса. С 1964 года он военный лётчик 1-го класса, причём эту квалификацию подтверждал дважды — в 1966 и 1967 годах. Имел почти пятилетний опыт инструкторской работы. Общий налёт — более 4 тысяч часов.
27 марта 1968 года командир учебного полка Центра подготовки космонавтов полковник-инженер Серёгин вместе лётчиком-космонавтом полковником Ю.А.Гагариным выполнял тренировочный полёт на УТИ МиГ-15 в качестве инструктора. В районе деревни Новосёлово Киржачского района Владимирской области по невыясненной причине самолёт вошёл в штопор, для вывода из которого не хватило высоты. Экипаж погиб...
Урна с прахом Серёгина установлена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.
Награждён орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, 4 орденами Красной Звезды, медалями.
Его имя носят улицы в Москве (рядом с ВВИА имени Жуковского) и Донецке. Его именем в разное время были названы улицы в городах: Киржач, Курске, Россоше, Полтаве, Усолье-Сибирском и Фрунзе (ныне Бишкек).

Фрунзе Тимур Михайлович

frunze

Герой Советского Союза Фрунзе Тимур Михайлович

Родился 5 апреля 1923 года в Харькове в семье видного полководца М. В. Фрунзе. С 1931 года воспитывался в семье К. Е. Ворошилова. Окончил специальную среднюю школу. С 1940 года в Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу.

С января 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. К 19 января 1942 года лётчик 161-го истребительного авиационного полка (57-я смешанная авиационная дивизия, Северо-Западный фронт) лейтенант Т. М. Фрунзе совершил 9 боевых вылетов на прикрытие войск в районе города Старая Русса (Новгородская область). Участвуя в 3 воздушных боях, в группе сбил 2 самолёта противника. 19 января 1942 года погиб в бою.

16 марта 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденами Ленина.

Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. В Москве и в Новгороде именем Героя названы улицы. Мемориальные доски установлены в Новгороде и в посёлке Крестцы Новгородской области. Навечно зачислен в списки воинской части.

*     *     *

Тимур Фрунзе — сын выдающегося деятеля Советского государства, легендарного полководца Гражданской войны — рано лишился родителей. Сначала Тимур воспитывался у бабушки, а в 1931 году его и сестрёнку Таню взял в свою семью К. Е. Ворошилов. В семье Климента Ефремовича дети М. В. Фрунзе были окружены вниманием, заботой и лаской.

Окончив 7 классов, Тимур поступил во 2-ю Московскую артиллерийскую спецшколу. Учился старательно. Но его тянуло в небо, привлекала авиация, и в 1940 году юноша идёт в знаменитую Качинскую школу военных лётчиков. Здесь по-настоящему раскрылись его способности и волевые качества. В Центральном музее Вооружённых Сил СССР в Москве экспонируется свидетельство об окончании Т. М. Фрунзе школы военных лётчиков. Против каждой дисциплины стоит одна и та же оценка: «отлично».

Молодому лётчику, с отличием окончившему военное училище, предложили остаться инструктором, но он настойчиво просил направить его в действующую армию. В начале 1942 года в составе пополнения Тимур Фрунзе прибыл на Северо-Западный фронт в 191-й истребительный авиационный полк 57-й авиационной дивизии.

Командир полка, подполковник П. К. Московец несколько дней присматривался к новичку, испытав его в облёте над своим аэродромом, или, как говорили лётчики, в «воздушном дневальстве», и только после этого назначил ведомым к командиру эскадрильи лейтенанту И. Шутову. С первого вылета лётчики понравились друг другу. У них было много общего. Оба комсомольца, оба влюблённые в небо, оба горели ненавистью к фашистским захватчикам. Первый вылет, принесший боевую славу и ведущему Шутову и ведомому Фрунзе, был зафиксирован в их лётных книжках 15 января 1942 года.

Прикрывая с воздуха свои стрелковые подразделения, Иван Шутов и Тимур Фрунзе заметили приближавшегося к нашему переднему краю вражеского воздушного корректировщика. Его охраняли 2 истребителя. Шутов принял решение атаковать противника.

— Тима, займись «костылём», а я присмотрю за «Мессерами», — услышал Фрунзе в шлемофоне голос ведущего.

Тимур атаковал «Хеншель-126», прозванный солдатами «костылём». Но ни первая, ни вторая атаки не принесли молодому лётчику успеха. Фашистский корректировщик проделывал сложные фигуры, отстреливался и ускользал от огня. Тимур снова пошёл в атаку. Но только он набрал высоту и нажал на гашетку, «Хеншель» перевернулся на «спину», подставив бронированное «брюхо» под пулемётную очередь. Но Фрунзе не отставал от корректировщика. Используя момент, когда Шутов отогнал «Мессеров», Тимур приблизился к вражеской машине и дал длинную очередь по моторам. Вражеский самолёт накренился, а затем, охваченный пламенем, пошёл к земле. Лётчик повис на парашюте.

Первая победа окрылила лётчика. Ветераны и сам командир полка похвалили Тимура за проявленную активность в воздушном бою.

С каждым вылетом Иван Шутов и Тимур Фрунзе всё лучше «срабатывались». Тимуру нравился спокойный, скромный и волевой командир эскадрильи. Особенно было ему приятно, что Иван — земляк отца. Шутов родился и жил в городе Шуе, где много лет вёл революционную деятельность Михаил Васильевич.

Морозным утром 19 января 1942 года комсомольцы Шутов и Фрунзе снова вылетели в паре. Они имели задачу прикрывать наступающие части от ударов вражеских бомбардировщиков. Вдруг Тимур заметил над озером Ильмень большую группу самолётов противника. Он доложил ведущему:

— Идут 30 «Юнкерсов» под прикрытием 8 истребителей.

— Вижу, — ответил Шутов, — атакуем!

Советские лётчики смело врезались в строй вражеских машин. В первые же минуты атаки один бомбардировщик противника камнем пошёл к земле. Строй «Юнкерсов» нарушился. Фашисты беспорядочно сбросили бомбы, не долетев до нашего переднего края. Некоторые «Юнкерсы» повернули назад. Растерявшиеся от внезапного удара фашисты вскоре пришли в себя и вступили в бой. 8 истребителей врага против 2 наших. Советские лётчики вдвоем сбили ведущего. Но и машина Шутов, получив повреждения, стала терять скорость и высоту. Поднявшиеся в атаку наши стрелковые подразделения увидели, как «ястребок» упал в снег. Из кабины вылез лётчик. Всё его лицо было окровавлено. Но не обращая на это внимания, он смотрел в небо и кричал:

— Тимур, дружок, зайди сбоку. — И лётчик будто услышал голос ведущего. Недалеко от машины Шутова о мёрзлую землю ударился ещё один горящий Ме-109.

— Молодец, Тима! — кричал с земли Шутов.

Лейтенант Шутов среди мелькающих в воздухе «Мессеров» на какое-то время потерял из виду самолёт Тимура. Он протёр затекшие кровью глаза и снова увидел своего ведомого. Тимур сверху спикировал на самолёт противника, но почему молчат его пулемёты? Шутов понял: кончились боеприпасы.

frunze2Ещё несколько минут вражеские истребители коршунами носились вокруг советского «ястребка». «Як» увернулся от преследовавшего его «Мессера» и взмыл к пронзительно сиявшему солнцу. Фашистские лётчики, рассекая перекрестным огнём воздух, не отставали...

Вернувшись в полк, Иван Шутов долго ждал возвращения боевого друга. Никто не знал, что случилось с Тимуром. А он сражался до последнего удара сердца. Вскоре было получено горькое известие, что истребитель Тимура упал в глубокий снег в 500 метрах от деревни Отвидно Старорусского района.

Боевые друзья с почестями похоронили мужественного лётчика в парке старинного русского городка Крестцы. В 1950-х годах Т. Фрунзе был перезахоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Его имя носит улица в Москве (бывший Тёплый переулок), а на могиле установлен памятник.

Родина высоко оценила подвиг своего верного сына. Президиум Верховного Совета СССР 16 Марта 1942 года посмертно присвоил Т. М. Фрунзе звание Героя Советского Союза. Имя комсомольца Тимура Фрунзе приказом Министра Вооруженных Сил СССР от 2 Декабря 1948 года навечно занесено в списки 1-й эскадрильи 161-го авиационного истребительного полка.

Журавков Михаил Владимирович

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Герой Советского Сюза Журавков Михаил Владимирович

Журавков Михаил Владимирович — заместитель командира эскадрильи 13-го гвардейского Рославльского Краснознаменного авиационного полка дальнего действия 4-й гвардейской Брянской авиационной дивизии дальнего действия 4-го гвардейского Гомельского авиационного корпуса дальнего действия Авиации дальнего действия (АДД), гвардии майор.
Родился 10 сентября 1920 года в деревне Ивановка ныне Кыштовского района Новосибирской области в семье крестьянина. Русский. В 1924 году семья переехала в город Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области. Окончил 9 классов, работал в колхозе. Окончил аэроклуб в городе Белово Кемеровской области.
В Красную Армию призвался по собственной просьбе в 1938 году. Окончил Новосибирскую военно-авиационную школу лётчиков и Красноярское военно-авиационное училище.
На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Воевал в 37-м скоростном бомбардировочном авиационном полку. В боевом вылете 10 августа 1941 года, выполняя приказ по уничтожению переправы через Западную Двину, одиночный бомбардировщик Михаила Журавкова был атакован тремя истребителями врага. В тяжелом бою лётчик сбил один истребитель, а остальные ушли после того, как расстреляли все боеприпасы. Но и бомбардировщик получил множественные повреждения и загорелся. Журавков сумел довести горящую машину до цели, совершил два захода и добился прямого попадания в переправу. Обратный путь проделали путём напраяжения всех сил. Только после пересечения линии фронта, Журавков дал экипажу команду покинуть самолет с парашютами.
В 1943 году, получив приказ на бомбардировку железнодорожного узла Витебск, вызвался в одиночку первым пройти над целью и вызвать на себя огонь зенитной артиллерии врага. При этом самолет Журавкова получил свыше 100 пробоин, но летчик сумел привести его на свой аэродром. Рискованный план лётчика полностью сработал — пока все зенитки вели огонь по его самолету, скрытно подошедшие эскадрильи отбомбились по эшелонам врага. Одних вагонов с техникой и снаряжением врага в ту ночь было уничтожено более 100.
Журавков начал войну летчиком, потом командовал звеном и стал заместителем командира эскадрильи. Участвовал в боевых действиях в полосе Западного, Калининского, Сталинградского, Брянского фронтов, сражался в Курской битве. Заместитель командира авиационной эскадрильи 13-го гвардейского Рославльского Краснознамённого авиационного полка дальнего действия 4-й гвардейской Брянской авиационной дивизии дальнего действия 4-го гвардейского Гомельского авиационного корпуса дальнего действия Авиации дальнего действия гвардии майор Журавков к марту 1944 года совершил 213 успешных боевых вылетов на бомбардировку военно-промышленных объектов фашистской Германии и её сателлитов, крупных железнодорожных узлов и военных сооружений в тылу фашистской армии, а также доставку грузов и вооружения партизанам.
За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом отвагу и геройство, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года гвардии майору Журавкову Михаилу Владимировичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5123).
Гвардии майор Журавков продолжил сражаться с врагом до Великой Победы. Последний боевой вылет совершил 6 мая 1945 года на бомбардировку гарнизона крепости Бреслау, окруженной войсками 1-го Украинского фронта. Всего за годы войны на счету летчика было 265 боевых вылетов, в том числе 240 — в ночное время.
После войны продолжал службу в армии. Был командиром авиационного полка, заместителем командира бомбардировочной авиационной дивизии по лётной части. Полковник В.М. Журавков скончался 6 июля 1969 года в городе Рязани. Похоронен в Рязани на Скорбященском кладбище.
Награжден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалями.
Именем Героя названа улица в селе Конево Беловского района Кемеровской области.

Марьин Иван Ильич

marjin

Герой Советского Союза Марьин Иван Ильич

Марьин Иван Ильич – штурман звена 24-го гвардейского бомбардировочного авиационного Юхновского ордена Кутузова полка (213-я бомбардировочная авиационная Витебская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия, 1-я воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), гвардии старший лейтенант.
Родился 6 июля 1922 года в селе Мари-Билямор ныне Мари-Турекского района Республики Марий-Эл в семье служащего. Русский. Окончил 10 классов школы № 1 в городе Красноуфимск Свердловской области.

Призван в армию 18 августа 1940 года Красноуфимским райвоенкоматом. В 1941 году окончил Челябинскую военную авиационную школу стрелков-бомбардиров.
В действующей армии с октября 1941 года. Сражался на Западном и 3-м Белорусском фронтах в составе 700-го (с 22.11.1942 года – 24-го гвардейского)  ночного  бомбардировочного авиационного полка. Начал свою боевую деятельность в звании сержанта в качестве стрелка-бомбардира самолета У-2. На самолетах У-2 (По-2) сражался всю войну.
Участвовал в контрнаступлении советских войск под Москвой; 1-й Ржевско-Вяземской наступательной операции (8 января – 20 апреля 1942 года) и в освобождении города Юхнов, за что его полк получил наименование Юхновского; Ржевско-Сычёвской; 2-й Ржевско-Вяземской; Орловской; Смоленской стратегической (Спас-Деменской, Ельнинско-Дорогобужской, Смоленско-Рославльской); Витебской; Белорусской стратегической (Витебско-Оршанской, Вильнюсской, Каунасской); Прибалтийской стратегической; Гумбинненской; Восточно-Прусской стратегической (Инстербургско-Кенигсбергской, Кенигсбергской и  Земландской) наступательных операциях.
Во время боевых вылетов был дважды ранен.
К концу войны совершил 793 боевых вылета на бомбардировку скоплений живой силы и техники, стратегических военных объектов, опорных пунктов, аэродромов, железнодорожных станций противника, на разведку, во вражеский тыл к партизанам.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за мужество и героизм, проявленные при  нанесении бомбардировочных ударов по врагу, гвардии старшему лейтенанту Марьину Ивану Ильичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 9049).
После войны И.И.Марьин продолжал службу в Военно-Воздушных Силах Советской Армии. Служил штурманом эскадрильи в 340-м транспортном авиационном полку в городе Шахтёрск на Сахалине. В 1952 году окончил Военно-воздушную академию. Штурман 1-го класса. Служил на Дальнем Востоке, на Украине в качестве главного штурмана соединения.
С 1962 года подполковник И.И.Марьин – в запасе. Жил в Москве, работал в Институте гражданской авиации. Полковник в отставке И.И.Марьин скончался 31 января 1999 года. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.
Награжден орденом Ленина (15.05.1946), 2 орденами Красного Знамени (1.08.1944; 11.04.1945), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (18.04.1943; 11.03.1985), орденами Отечественной войны 2-й степени (30.05.1945), Трудового Красного Знамени, Красной Звезды (26.10.1955), медалями (11.04.1942), «За боевые заслуги» (15.11.1950), «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «ХХХ лет СА и ВМФ».
Примечание. На склоне лет Герою довелось вынести неожиданный удар судьбы, и этот удар был предательским. Злоумышленники ворвались в его московскую квартиру, жестоко избили старика и похитили все его боевые награды.
Из наградного листа:
Товарищ Марьин на фронте Великой Отечественной войны с октября 1941 года.
Является активным участником разгрома немцев на дальних подступах к Москве, освобождения городов Кондрово, Юхнов, Медынь,  Зубцов, Ржев, Сычевка, Гжатск, Вязьма, Дорогобуж, Болхов, Сухиничи, Калуга, Белев, Мценск, Козельск, Киров, Орел, Карачев, Людиново, Починок, Спас-Деменск, Ярцево, Смоленск, Орша, Витебск, Дубровно, Толочин, Борисов, Минск, Вилейка, Молодечно, Сморгонь, Вильнюс, Каунас, Алитус, Мариамполе, Вилкавишкис, Пильвишки, Сувалки, Августов.
Он героически выполнял боевые задания при взятии городов и крепостей Восточной Пруссии Пилькаллен, Ширвиндт, Рагнит, Тильзит, Лазденен, Шталлупенен, Шиткемен, Гольдап, Летцен, Растенбург, Даркемен, Ангенбург, Норденбург, Гумбиннен, Инстербург, Гердауэн, Алленбург, Фридланд, Велау, Тапиау, Прейсиш-Айлау, Кройцбург, Цинтен, Браунсберг, порт и крепость Кёнигсберг, порты Фишхаузен, Пиллау.
Боевой путь тов. Марьина на фронте Великой Отечественной войны украшают 650  успешных боевых вылетов, совершенных им на бомбометание войск и техники протвника, на переброску боеприпасов партизанам в тыл врага, на разведку войск противника.
Всего  за время войны тов. Марьин совершил  793 боевых вылета. Из них в тыл врага к партизанам, с посадкой – 51 вылет, без посадки – 44 вылета. На разведку войск противника – 119 боевых вылетов. На бомбометание опорных пунктов, крепостей, аэродромов, живой силы и техники противника – 581 вылет.
Во время совершенных 650 успешных боевых вылетов нанес следующий ущерб противнику:
1. Железнодорожных эшелонов с горючим и боеприпасами — 4.
2. Складов с боеприпасами – 8.
3. Железнодорожных мостов – 2.
4. Самолетов, находящихся на аэродроме противника – 9.
5. Артиллерийских орудий – 76.
6. Железнодорожных станционных зданий – 39.
7. Автомашин – 76.
8. Прожекторов – 19.
9. Переправ – 1.
10. Отмечено прямых попаданий в железнодорожное полотно – 42.
11. Создано очагов пожара – 97.
12. Произвел бомбометание площадных целей – 30.
30 раз тов. Марьин возвращался с задания с поврежденным самолетом, дважды был ранен в воздухе.
Тов. Марьин отличался от всех штурманов в полку своей смелостью, самоотверженным и точным выполнением боевых заданий, разумной инициативой, умелым выполнением боевых приказов.
Самые ответственные, но вместе с тем трудные боевые задания поручались товарищу Марьину. Большую славу он завоевал среди личного состава в борьбе с зенитными средствами противника ночью, особенно с прожекторами.
Всегда первым выходил на цель, освещал ее САБами (парашютными светящими авиационными бомбами), поджигал, чем давал полную возможность свободно выходить на цель последующим экипажам.
Он популярен также в полку как воздушный снайпер. Если ему не удавалось поразить цель бомбами, он снижался до минимальной высоты и обстреливал ее из пулемета.
На сильно поврежденном самолете По-2 он не прекращал выполнения боевого задания, не бросался в панику, а спокойно, но разумно выполнял боевой приказ. Даже будучи дважды раненным, он не выходил из боя, а настойчиво выполнял задание.
На протяжении всей войны он являл собою образец не только отважного штурмана, но и идеально дисциплинированного и общительного офицера. Он один из первых, кто завоевал своими подвигами славу полку – высокое гвардейское звание.
Январь 1942 года. Немцы создали прочный Юхновский плацдарм на основной магистрали  Москва – Варшава. Этот плацдарм питался боеприпасами из склада, расположенного в городе Климов-Завод. Надо было уничтожить пункт противника, питающий его боеприпасами. Эта задача была поставлена полку. Сложность выполнения задачи заключалась в том, что цель была прикрыта 12 мощными прожекторами, 6 точками малокалиберной зенитной артиллерии и мощной батареей зенитной артиллерии.
Казалось бы, не под силу выполнить эту задачу беззащитному По-2.
Задача поставлена. Первым на задание вылетел тов. Марьин, Он взял максимальное количество САБов. Климов-Завод видно было даже с аэродрома, так как над ним стояло огромное количество прожекторов и зенитного огня. Зайдя на цель на большой высоте и планируя на приглушенном моторе, товарищ Марьин уточнил цель и сбросил первый САБ, за ним второй. 12 прожекторов и зенитная артиллерия, как голодный лев, увидевший добычу, стали ловить самолет товарища Марьина.
Самолет был поврежден малокалиберным снарядом. Стало плохо слушаться управление самолета. Об этом сообщил тов. Марьину летчик, но отважный штурман продолжал выполнять боевое задание. Он сбросил все САБы, уточнил цель, сбросил ФАБы (фугасные авиабомбы), не промазал. Прибыв на аэродром и доложив командиру о выполнении задания, тов. Марьин торопился совершить повторный вылет, но техник доложил, что повреждено управление самолета, в плоскостях и фюзеляже обнаружено 26 пробоин.
Устранили дефект, и на раненом самолете тов. Марьин совершил еще 3 вылета. На четвертом вылете его мечта сбылась – прямым попаданием он угодил в склад с боеприпасами. Взрыв мощной силы всю ночь сопровождался отдельными взрывами и пожарами.
После этого все экипажи полка  безнаказанно летали и добивали остатки цели, лишив противника базы боеприпасов. Наши наземные части вскоре ликвидировали Юхновский плацдарм.
За Варшавским шоссе, по ту сторону линии фронта, в тылу у врага действовал наш 4-й воздушно-десантный корпус генерала Казанкина и партизанский полк Жабо. Радиосвязь с ними была прервана, но было известно ранее, что у них на исходе источники питания рации.
Все площадки для посадки самолета По-2 были перехвачены противником. Действовала лишь площадка в районе деревни Леоново. Надо было найти эту площадку, произвести на ней посадку и доставить корпусу батареи для рации.
7 апреля 1942 года погода была нелетной не только для ночной авиации, но и для полета днем – облачность 10 баллов, высота облачности  80 – 100 метров, дождь. Задачу надо было выполнить во что бы то ни стало. Приказ гласил: доставить батареи независимо от погоды и от потерь. Задача сложная, очень тяжелая и вместе с тем почетная – установить связь с корпусом. Это решало судьбу намечавшейся операции.
Эта задача была поставлена тов. Марьину.
На КП находились другие экипажи – друзья тов. Марьина. Они угрюмо провожали товарища в бой, но не хотели выдать своего настроения, что провожают его как бы на верную гибель.
Самолет взлетел. Дождь усилился. Марьин сквозь дождь, а у линии фронта через ураганный ружейно-пулеметный огонь пробился к району, где он должен был совершить посадку. Но увы…недалеко одна от другой с одинаковыми сигналами оказались две площадки.  Марьин сразу смекнул, что фрицы, разведав знаки на нашей площадке, выложили такие же знаки у себя с целью посадить наши самолеты. Надо было определить, на которую из них садиться. Опыт отважного штурмана помог ему произвести посадку на свою площадку. Задача была выполнена с честью. Марьин, выполнив боевой приказ командира, вернулся на свой аэродром, доставив нашему командованию ценные данные о положении корпуса Казанкина.
Командующий 49-й армией за самоотверженное выполнение боевого приказа объявил тов. Марьину личную благодарность и  наградил его медалью «За отвагу».
На коммуникационной дороге через реку Осуга проходил мост. 2 ноября 1942 года была поставлена задача – уничтожить этот мост. Он был прикрыт четырьмя прожекторами, двумя батареями зенитной артиллерии и одной точкой малокалиберной зенитной артиллерии.
Тов. Марьин прибыл к цели, но здесь он увидел, как в лучах прожекторов зенитная артиллерия обстреливала самолет его товарища. Марьин принял решение выручить товарища. Он зашел в район прожекторов, сбросил несколько САБов, ослепил их, и они погасили свои лучи. Сам же из пулемета стал обстреливать точки зенитной артиллерии. Выручив товарища, Марьин сам попал в прожектора и огонь зенитной артиллерии. В фюзеляже, за задней кабиной, разорвался малокалиберный снаряд. Марьин был ранен в спину, но, невзирая на ранение, продолжал настойчиво щупать мост. Его последняя бомба разорвалась в центре моста, и он был уничтожен. Прибыв на свой аэродром, Марьин, стиснув зубы, сквозь боль доложил, что мост уничтожен. Врач сделал ему перевязку, но он убедительно просил не увозить его с аэродрома, пока не прилетят последующие самолеты. Только когда Марьин услышал подтверждение последующих  экипажей, что мост через реку Осуга уничтожен, его отправили в лазарет.
12 марта 1943 года дневная разведка доложила, что на станцию Александрино прибыли эшелоны с горючим и боеприпасами. Но дневных бомбардировщиков послать было нельзя, так как уже наступила темнота. Выполнение задачи выпало на долю ночников.
В ночь на 13 марта самолет тов. Марьина прибыл к цели. Она была сильно прикрыта огнем зенитной артиллерии. Подсветив цель САБами, Марьин обнаружил на станции много эшелонов и сбросил бомбы. Сильный взрыв, и станция была охвачена пожаром, который длился всю ночь. Дневная аэрофоторазведка подтвердила, что на станции были сожжены 2 эшелона.
Аэродром Боровское был занят противником, на нем базировались его истребители. Они мешали действовать нашей авиации. Аэродром был прикрыт 8 прожекторами, батареей зенитной артиллерии, 6 точками малокалиберной зенитной артиллерии и 4 точками крупнокалиберных зенитных пулеметов.
16 сентября 1943 года была сложная метеорологическая обстановка: облачность 8 баллов, высота облаков 600 – 800 метров, сильная дымка. Экипажу тов. Марьина была поставлена задача – найти аэродром и создать на нем очаг пожара, чтобы дать возможность последующим экипажам бомбить аэродром.
Задача была выполнена. Несмотря на то. что самолет тов. Марьина попал в прожектора и подвергся обстрелу зенитной артиллерией, он, сбросив САБы, поджег самолет противника. На пожар выходили самолеты и бомбили аэродром. В эту ночь тов. Марьин произвел 3 боевых вылета. На третьем вылете он был подбит, были повреждены элероны.
Выполнив задание, Марьин благополучно произвел посадку на свой аэродром. В эту ночь он уничтожил 3 самолета противника.
Перед началом Белорусской операции в интересах командования фронта полк вел разведку линии обороны противника Витебск – Орша. На этом участке противник широко применял ночные истребители с прибором «Лихтенштейн» (бортовой радиолокатор) для точной наводки на наши самолеты.
В ночь на 5 мая 1944 года тов. Марьину была поставлена задача – произвести разведку на участке Минского шоссе и железной дороге Орша – Толочин. Между Оршей и Толочином он заметил перегруппировку сил противника, движущуюся  на автомашинах и по железной дороге. Эта перегруппировка сильно прикрывалась с воздуха истребителями противника.
На подходе к Толочину самолет тов. Марьина был атакован истребителем, но продолжал вести разведку, маневрируя и уходя от истребителя. Тот сделал 6 заходов, на седьмом атаковал самолет Марьина. Прямым попаданием малокалиберного снаряда тов. Марьин был ранен в щеку и правую руку, летчик также был ранен, самолет был поврежден – отказал руль поворота. Маневрируя, Марьин вместе с летчиком довели самолет до аэродрома и благополучно произвели посадку на свой аэродром.
Героический боевой путь тов. Марьина в борьбе за освобождение родной земли от фашистской нечисти насыщен множеством боевых эпизодов, в которых он показал себя подлинным патриотом своей Родины.
В начале Восточно-Прусской операции, в октябре 1944 года, полку была поставлена задача: бомбардировочными действиями препятствовать противнику в погрузке и разгрузке на железнодорожной станции Даркемен.
Тов. Марьин должен был ночью отыскать цель и осветить ее САБами для выхода на нее последующих экипажей. Он загрузился САБами и взял одну зажигательную бомбу ЗАБ-100. Долго он ходил, израсходовал почти все САбы, но станции не нашел. Тогда опытный штурман решил привлечь к себе внимание пулеметом и стал постреливать из него. В трех километрах от самолета включились два прожектора и открыла огонь зенитная артиллерия. Марьин пошел на прожектора, сбросил САБ и увидел под собой железнодорожную станцию. После уточнения она оказалась его целью. Штурман готовился сбросить зажигалку, но в этот момент снаряд перебил лонжерон левой плоскости. Машину бросило, как щепку. Летчик сообщил ему, что ранен в ногу. Марьин сказал летчику: «Крепись, Саша, мы им сейчас покажем. Заходи еще раз, если можешь!»
Последним заходом Марьин зажег стоящий эшелон. К этому времени к цели подоспели другие экипажи. В эту ночь Марьин совершил 6 боевых вылетов.
В тяжелые морозные ночи в январе 1945 года Марьин делал по 5 боевых вылетов в ночь на  Кёнигсберг. Техники на земле все время прогревали моторы, чтобы не заморозить их.
Во время Кёнигсбергской операции враг уже выдохся и не мог оказывать большого сопротивления нашим воздушным силам. Здесь требовалось дать максимальное количество вылетов. Инициатором максимального количества боевых вылетов явился Марьин. Он делал до 12 боевых  вылетов в ночь, летал, не вылезая из кабины.
8 апреля 1945 года мы добивали противника в городе и крепости Кёнигсберг. Погода была нелетной, но задача облегчалась большими пожарами в городе. Нужно было выбить противника из одного района. Марьин вылетел на выполнение этой задачи и в первом же вылете взорвал склад боеприпасов, который горел и рвался всю ночь. В эту ночь Марьин поставил рекорд, совершив 13 вылетов.
Город Пиллау был сильно прикрыт зенитными средствами – 12 прожекторов все время стояли в зените, снаряды не переставали рваться в воздухе. Когда его бомбили наши ночные «Бостоны», летчики говорили, что нашей крошке По-2 не подойти к порту.
18 апреля 1945 года полку была поставлена задача: бомбить отходящие суда в порту Пиллау. Марьин был выделен для борьбы с прожекторами. Он брал собой максимальное количество светилок и мелкие осколочные бомбы. Заходя на прожектор, он сбрасывал пару САБов, а затем осколочные, и прожектор переставал действовать. Так в течение ночи он методически гасил прожектора, совершив в ночь 11 вылетов. В последующие ночи порт бомбили безнаказанно.
За совершенные 650 успешных боевых вылетов и проявление при этом героизма представляю тов. Марьина к высшей правительственной награде – присвоения ему звания «Герой Советского Союза».
Командир 24 гвардейского бомбардировочного авиационного Юхновского ордена Кутузова полка гвардии подполковник Яхнис.
1 октября 1945 года.

Шпуняков Сергей Павлович

shpunjakov

Герой Советского Союза Шпуняков Сергей Павлович

Родился 14 сентября 1922 года в деревне Слутка Новгородского района Новгородской области в семье рабочего. Окончил 10 классов. С 1940 года в рядах Красной Армии. В 1942 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков.

С апреля 1943 года сержант С. П. Шпуняков в действующей армии. Сражался на Северо-Кавказском, Южном, 4-м Украинском, 3-м Белорусском, 1-м Белорусском фронтах.

К 9 мая 1945 года заместитель командира эскадрильи он же штурман 402-го истребительного авиационного полка (265-я истребительная авиационная дивизия, 3-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) старший лейтенант С. П. Шпуняков совершил 335 боевых вылетов, в 51 воздушном бою сбил 15 самолётов противника и 5 уничтожил на земле.

15 мая 1946 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в годы Великой Отечественной войны, удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1945 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы, в 1955 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1969 года полковник С. П. Шпуняков — в запасе. Жил в Одессе. Работал в окружном Доме офицеров. Написал книгу воспоминаний о войне — "В крыле у «Дракона». Умер 2 января 2004 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды), Отечественной войны 1-й степени  (дважды), Красной Звезды  (трижды); медалями. Почётный гражданин города Вольск Саратовской области. Его имя носил пионерский отряд школы № 15 в Новгороде.

*     *     *

Он родился 14 сентября 1922 года в деревне Слутка Новгородского района Новгородской губернии (с 1927 года Ленинградской, с 1944 года — Новгородской области). Отец работал на аэродроме Кречевицы, что лежал напротив за Волховом. Сын с детства мечтал стать лётчиком. После окончания средней школы поступил в 1940 году в Сталинградскую военную авиационную школу, которую окончил в 1942 году. К тому времени он освоил многие типы самолётов, но до прибытия на фронт имел звание сержанта.

402-й истребительный полк, в который он просился, был первоначально составлен из лётчиков-испытателей, асов авиации. Его взяли нехотя, но потом не жалели об этом. Летать он начал на новеньком Як-1, только что полученном из Саратова. Его самолёт с бортовым номером 26 имел надпись на левой стороне фюзеляжа красной краской: «От волжан города Вольска» (именных машин в полку было несколько. К примеру, у П. Ф. Гаврилина — «Вольский цементник», у О. П. Макарова — «Саратовский колхозник»).

С 20 апреля 1943 года началась фронтовая жизнь лётчика Шпунякова. Войну он закончил заместителем командира эскадрильи 402-го Севастопольского истребительного авиационного полка 265-й Мелитопольской истребительной авиадивизии 3-го Никопольского истребительного авиакорпуса Резерва Верховного Главнокомандующего. Ныне это Севастопольский Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени исследователько-инструкторский смешанный авиаполк.

Полк имеет славную историю. Он создан 25 июня 1941 года из лётчиков-испытателей по предложению депутата Верховного Совета СССР, Героя Советского Союза ведущего лётчика-испытателя НИИ ВВС подполковника Степана Павловича Супруна с одобрения И. В. Сталина из числа лётчиков НИИ ВВС РККА и наркомата авиапромышленности. Первым командиром был подполковник П. М. Стефановский, впоследствии Герой Советского Союза.

В 402-м полку воевали знаменитые испытатели капитан Григорий Яковлевич Бахчиванджи (совершил 65 боевых вылетов, одержал 5 личных побед), вскоре отозванный на прежнее место службы, испытывавший первые самолёты БИ-1 с жидкостным ракетным двигателем, посмертно ставший также Героем, Герои Советского Союза Н. Краснов  (в списке самых результативных в стране — 46 побед), А. Мошин, А. Дехтяренко, Ю. Антипов, И. Лихобабин...

Ярким образцом отваги был командир 2-й эскадрильи капитан Борис Герасимович Бородай, погибший 1 января 1942 года на Северо-Западном фронте. Он имел 6 личных побед.

Вторым командиром полка стал майор К. А. Груздев. В дальнейшем им командовали майор И. П. Лысенко, капитан Г. А. Коцеба, майоры В. А. Папков, Д. Е. Николаенков, А. У. Ерёмин, А. Е. Рубахин. Лётный состав сменил немало типов истребителей: МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, Як-9Т, Як-3. Входил в состав ВВС Северо-Западного фронта, 16-й Воздушной армии, 57-й САД, 8-й САД, 239-й ИАД, 265-й ИАД 3-го ИАК. За период войны полк совершил 13511 боевых вылетов, уничтожил 810 самолётов, большое количество боевой техники и живой силы противника. Сам потерял 81 лётчика и 7 наземных специалистов, 101 истребитель  (в том числе 13 — небоевые потери). У 5-го и 16-го ГвИАП, следующих за ним, в активе было 739 и 618 сбитых самолётов.

За один только первый месяц боёв на Северо-Западном фронте испытатели сбили 51 самолёт противника.

С 15 июля 1941 года полк базировался на аэродромах Кречевицы и Крестцы (теперь Новгородской области) и вёл действия в направлении Сольцов, Луги и Старой Руссы.

Боевой путь полка, в котором воевал С. П. Шпуняков, выглядит так: Москва — Великие Луки — Старая Русса — Багай-Барановка — Краснодар — Тихорецк — Липецк — Шахты — Мелитополь — Севастополь — Орел — Смоленск — Витебск — Борисов — Вильнюс — Каунас — Могильно — Варшава — Иновроцлав — Познань — Морин — Дальгов  (Берлин).

...18 апреля 1943 года полк из Люберец перелетел в Краснодар. Ошеломило истребителей, что девушки — ровесницы полка ночных бомбардировщиков Евдокии Бершанской уже имели ордена.

Первый свой бой Шпуняков провёл 20 апреля. Полк получил приказ выделить 2 авиаскадрильи для сопровождения штурмовиков, летевших в Новороссийск. Там на Малой земле шли ожесточённые бои. Командир полка майор Владимир Васильевич Папков отметил, что до Берлина 2130 км и по лётным масштабам это не так уж далеко. Кто-то обязательно долетит до Победы. Помогая запускать мотор самолёта командиру 1-й эскадрильи лейтенанту Калинину, Шпуняков видел, как дрожали его руки и пытался приободрить товарища. Тот не вернулся из боя. Взлетели. Связи нет, маневра нет. О взаимодействии чёткого представления нет. Шпуняков шёл крайним слева. Высота 3500 метров. Поставлена задача спасти десант Цезаря Куникова, который 2 дивизии фашистов пытаются сбросить в море. Начался бой. «Мессы» ему уже в хвост пристраиваются. Сумел вывернуться и сам у них в хвосте оказался. Давит на гашетку. Что такое? Почему не видно очередей? Забыл снять с предохранителя!..

Самолёт был послушен. Ручка управления и рука слились. Осмотрелся: бак пробит, позади тянется шлейф бензина. С левым креном вышел из боя. На плохо управляемом самолёте пошёл домой. В пути пересёкся ещё с двумя Ме-109. Они прошили самолёт очередями. Он свалился в штопор, из которого удалось выйти только над самой землёй. Хорошо, что немецкие лётчики ушли, решив, что ему не выбраться. Но он дотянул до аэродрома и сел, не выпуская шасси.

shpunjakov2Сергею Павловичу рассказывали потом: только его в госпиталь увезли на «санитарке», как прилетел командующий 4-й Воздушной армии генерал-лейтенант К. А. Вершинин на У-2. Выяснив, что произошло, дал указание: наградить за спасение машины. Так младший лейтенант Шпуняков 8 мая 1943 года был награждён орденом Красной Звезды... Он стал первым орденоносцем в полку.

За первую неделю боёв на Кубани полк из 34 лётчиков потерял 11 убитыми и 5 ранеными. 29 апреля погиб и командир — В. В. Папков.

С. П. Шпуняков подлечился и снова в полк. Стал осмотрительнее, злее, хитрее. Начал сбивать самолёты противника. Над Кубанью вскоре преимущество в воздухе перешло к советской авиации.

Второй наградой Шпунякова стал орден Отечественной войны 1-й степени. Наградной лист был подписан командиром 402-го ИАП майором Ерёминым 24 октября 1943 года:

«За время боёв на Кубани совершил 17 боевых вылетов, провёл 4 воздушных боя и, будучи ведомым, в паре сбил 3 самолёта противника.

На Южном фронте с 1.09.1943 года по 24.10.1943 годя совершил 60 боевых вылетов, в том числе:на прикрытие своих войск — 53, на перехват бомбардировщиков — 2, на разведку — 1, на штурмовку — 4. Провёл 12 воздушных боёв, в которых лично сбил 2 самолёта противника».

Данный наградной лист интересен тем, что в нём есть строки, указывающие на возможное наличие групповых побед лётчика. В наградном листе на присвоение ему звания Героя приводятся данные только о личных победах. Это вполне объяснимо — к тому времени все награждения осуществлялись исключительно за личные победы, поэтому о групповых  (даже если они были)  просто не писали.

9 апреля 1944 года Сергей Шпуняков «округлил» свой боевой счёт, уничтожив 10-й вражеский самолёт.

11 апреля 1944 года при ликвидации Крымской группировки противника танковый корпус Красной армии двигался на Симферополь. Для его прикрытия с аэродрома поднялись 10 «Яков». По пути они схватились с группой бомбардировщиков и сопровождавших их Ме-109. Шпуняков вывел из строя самолёт ведущего вражеской группы, но, заметив опасность, нависшую над его ведомым, бросился на помощь боевому товарищу. Проводив его до аэродрома, вновь вернулся на место боя, но свою эскадрилью уже не увидел. Тогда он ударил по вражеской артиллерийской батарее. Во время второго захода в бензобак попал артиллерийский снаряд, под ногами лётчика взметнулось пламя. Однако Сергей и не думал сдаваться. Он выключил мотор, перекрыл баки пожарным краном и спланировал на свою территорию. Вот и узкая песчаная полоска за Сивашем. Сильный толчок выбросил лётчика из кабины. Очнулся Сергей уже в медсанбате.

После войны Шпуняков часто вспоминал фронтовых друзей — оренбуржца Шамиля Абдрашитова, конотопца Дмитрия Ащаулова, нижегородца Павла Гаврилина, чегемца Назира Конукоева, ереванца Акопа Манукяна, пензенца Николая Павлушкина, воронежца Анатолия Рубахина, сталинградца Алексея Ерёмина, воронежца Георгия Балашова, москвича Николая Дугина  (погиб 2 мая 1945 года в Берлине, зачислен навечно в списки части), винничанина Владимира Егоровича, ростовчанина Михаила Пивоварова и других. Фронтовая дружба была для них святым понятием.

Один из его друзей, Павел Гаврилин в апреле 1943 года получил тяжёлое ранение. Чудом выжил. Получил заключение врачей: к лётной работе не годен. Выкинул его, вписал в шпуняковское заключение из того же госпиталя свою фамилию с безобидным диагнозом и воевал дальше. Только в октябре 1945 года рентгеновский снимок в Бранденбурге поверг врачей в недоумение: с этим жить опасно, а Гаврилин воевал, стал Героем!

Выяснилось, что в груди у него сидит сердечник 20-мм бронебойного снаряда от немецкого «Эрликона». Списали. Но благодаря его настойчивости, при поддержке командира 265-й ИАД полковника А. А. Карягина, генерала Е. Я. Савицкого, главный хирург РККА Н. Н. Бурденко в виде исключения разрешил полёты на По-2 в эскадрильи связи корпуса. Снаряд не удалили. В 1950-е годы, когда Гаврилин освоил первые советские вертолёты и переучивал летать на них лётчиков, здоровье его вдруг резко ухудшилось. В 34 года он был уволен в запас. Но Гаврилин даже не был инвалидом(?!). Просто не ставил этого вопроса перед органами соцобеспечения. Уклонялся от разговоров о своём героическом прошлом. В 1984 году снаряд, наконец, извлекли.

...Позади остались Белоруссия, Польша. С 15 ноября 1944 года по 8 мая 1945 года 402-й ИАП входил в состав 1-го Белорусского фронта. За этот период Шпуняков совершил 94 боевых вылета и провёл 23 воздушных боя, сбив 14 самолётов. В конце февраля и его снова сбили. Лётчик чудом остался жив, с большим усилием выпрыгнул с парашютом, упал прямо на передовую. Фашисты обстреляли его из миномётов, но пехотинцы уже несли Сергея по траншее. Всё же он попал снова на 10 дней в корпусной лазарет. У Шпунякова была сильная контузия, но он попросил не отправлять его в тыл. Потом получил новый самолёт Як-3 и снова бои, жестокие, с потерями.

В середине апреля 1945 года началась завершающая наступательная операция — на Берлин! В небе поверженной вражеской столицы Шпуняков подвёл итоги боевой деятельности. Согласно данным наградного листа, к 9 мая он выполнил 335 успешных боевых вылетов, из них на прикрытие боевых порядков своих войск — 225. Провёл 51 воздушный бой, в которых сбил 15 самолётов противника лично и 5 уничтожил на земле. В годы войны Шпуняков часто летал ведомым у командира корпуса Е. Я. Савицкого, имевшего позывной «Дракон».

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года капитан Шпуняков Сергей Павлович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Несколько эпизодов из боевой деятельности Шпунякова, на заключительном этапе войны, нашли отражение в известной книге «16-я Воздушная». Позволю себе привести их:

«17 января 1945 года в 24 воздушных боях было сбито 18 фашистских самолётов. Особенно отличились лётчики 176-го Гвардейского ИАП дважды Герой Советского Союза майор И. Н. Кожедуб, и лейтенант А. Ф. Васько; лётчики 265-й ИАД капитан В. А. Егорович и лейтенант С. П. Шпуняков.

17 и 18 февраля в воздушных боях отличились: в 265-й ИАД — младшие лейтенанты А. Н. Замно и В. Г. Криволапов, старший лейтенант С. П. Шпуняков...

17 февраля 1945 года в 12:10 произвела взлёт четвёрка Як-3, во главе со старшим лейтенантом С. Шпуняковым. На подходе к линии фронта встретили 2 группы FW-190, до 15 самолётов в каждой. В ходе смелой атаки Шпуняков и младший лейтенант А. Замно сбили по одному „Фоккеру“. Боевой порядок противника был расстроен. Отдельные пары пытались прорваться к переправе, но были встречены огнём нашей зенитной артиллерии и истребителями. Продолжая бой, Шпуняков атаковал прорвавшийся „Фокке-Вульф“ в зоне огня наших зенитчиков и был сбит. Самолёт загорелся, но Шпунякову удалось благополучно приземлиться на парашюте в расположении своих войск.

11 марта произошло 74 боя, в которых наши лётчики сбили 56 самолётов. Победы в воздухе одержали генерал Е. Я. Савицкий, полковник П. Ф. Чупиков, старший лейтенант Н. С. Руденко, лейтенанты Н. М. Христинин и С. П. Шпуняков  (265-я ИАД), И. Ф. Кривобок, В. С. Ткаченко и Д. И. Суслов  (278-я ИАД)  и другие».

В 1945 году Сергей Павлович окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы, в 1955 году успешно окончил Военно-Воздушную академию им. Гагарина в Монино. Командовал полком на Тоцком полигоне. Служил в Якутии. С 1969 года полковник С. П. Шпуняков — в запасе. Жил в Одессе. Работал в окружном Доме офицеров, начальником аэропорта.

С середины 1990-х годов жил на родине, в городе Великом Новгороде. Имел жену, сына и дочь. Был Председателем областного общественного благотворительного фонда «Победа», членом Всероссийской ассоциации Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы. Почётный гражданин городов Вольск, Мелитополь, Никополь и посёлка Аскания-Нова. Награждён многими орденами и медалями, а 14 июня 1944 года в числе 25 воинов Советской Армии орденом «Лётным Крестом за отличие» — высшей наградой для пилотов США.

Главной чертой Героя Советского Союза С. П. Шпунякова была скромность. Человек незаурядного ума, с героической биографией, Сергей Павлович не требовал к себе особого отношения, не добивался льгот и привилегий. Жил в Великом Новгороде в более чем скромной однокомнатной квартирке по проспекту А. Корсунова с женой Верой Михайловной  (радистка авиачасти Верочка была его верной подругой с 1943 года), передвигался чаще на автобусах и на выделенной ему как инвалиду войны «Оке». Он живо интересовался всем, что происходит в стране. При этом главным мерилом для Шпунякова являлось соответствие происходящего жизненным установкам, которые получил Сергей Павлович ещё в детстве и юности от своих родителей.

Годы, конечно, сказались на нём. Однако, в 80 лет он живо интересовался всем происходящим. Любил сразиться в шахматы. Много читал. К сожалению, 2 января 2004 года полковник С. П. Шпуняков, последний из Героев полка, умер. Его похоронили на Аллее Героев на Западном кладбище города. Его именем назвали школу №16, где Шпуняков учился. На доме, где жил лётчик, готовятся открыть памятную доску. Память о нём хранят родные и однополчане, земляки и жители городов, чьим почётным жителем он являлся.

*     *     *

Моя незасчитанная победа.

30 апреля 1944 года штаб дивизии поставил задачу: все боеготовые экипажи держать в готовности к наращиванию усилий корпуса по отражению массированных ударов бомбардировочной авиации противника по наземным войскам. Меня согласился взять ведомым дальневосточник Павел Гаврилин. Он уже имел на счету 4 сбитых самолёта. Лётчик отважный и дерзкий, П. Ф. Гаврилин свою науку побеждать втолковывал доходчиво. Я тянулся к нему, как к авторитетному бойцу. Он был для меня и другом, и примером в бою и в повседневной жизни.

Вести группу должен был Г. С. Балашов. Наскребли 6 экипажей со всех эскадрилий. Больше сил не было. Сидим в готовности. Поднимают нас на прикрытие станицы Красноармейской. Там немцы бомбят наши войска.

Нашу сборную группу подняли с опозданием. Взлетели организованно, выстроились в боевой порядок. Уже на маршруте пара Новикова из-за неисправности самолёта ушла на вынужденную.

Немецкие истребители со стороны Анапы подошли к аэродрому на большой скорости, 12 Ме-109 попарно свалились на нас со стороны солнца на больших скоростях, имея превышение. Они прибыли расчищать место для пикировщиков, которые всегда приносили много бед для наших наземных войск.

Радиостанция наведения предупредила Рубахина, чтобы мы связали боем истребителей, и что на подходе есть истребители других полков. Рубахин скомандовал нам попарно вступать в активный бой с «Мессерами». Тут началось...

Ме-109, используя преимущество, начали выбирать подходящие жертвы. Наша шестёрка, увертываясь от прицельных атак, тянула на вертикаль асов 52-й эскадры. Я воспринимал происходящее, как тяжёлое испытание на выживание в смертельной круговерти, не считая себя обречённым. Моя шея крутилась на 360 градусов, руки крепко держали штурвал, управляя мотором и самолётом.

Наши пары потеряли взаимную связь. Небо станицы Крымской гудело от рёва моторов и трескотни пушечно-пулемётных очередей. За боем наблюдали солдаты и офицеры противоборствующих сторон. Мы с Гаврилиным оказались отрезаны от группы и отбивались за счёт маневра с набором высоты... Я цепко держался своего ведущего, и нас не могли поймать в перекрестие прицела немецкие лётчики. Уже дважды Гаврилин выбивал от моего хвоста «Мессов». Я, стараясь держать солнце под 4/4 и выкидывая свои «крючки оборонительные», крутился  (хочешь жить — умей вертеться).

Но вот один «Месс» (вероятно, молодой ведомый, потерявший своего ведущего) оказался точно надо мной метрах в 50-ти, и, не видя меня, плавно, имея большую скорость, выходит вперёд по курсу. Я разглядел пузо, забрызганное маслом, и даже увидел заклёпки капотов. Чуть подправил свой Як-1, поймав в прицел противника, и из всех 3-х точек «влупил» свою долю пуль и снарядов в него вместе с ненавистью к врагу... Попал!

shpunjakov3От моих трасс самолёт с крестами на крыльях резко перевернулся на 180 градусов и в плоском штопоре стал падать... Видя, что Гаврилин прикрывает меня, решил проследить путь самолёта до удара об землю. Подобную картину за время войны мне доводилось видеть только 3 раза. Ме-109 упал на окраине станицы на бетонку аэродрома станицы Крымской...

В нашем районе появилось усиление истребителями из других полков, и схватки в небе внезапно закончились. Как положено перед концом пребывания в зоне, прошлись по выбранной на земле цели с огоньком вдоль вражеских траншей или артиллерийских позиций. Так мы поступали на всех фронтах. Истребители в своём большинстве не особо боялись зениток. С ними мы вели беспощадную борьбу.

Гаврилин вышел из боя и взял курс на свой аэродром... Я обратил внимание на то, что от хвоста его «Яка» вырвался дымный след. Видимо, он не избежал поражения от зениток. Я был рядом. Осмотрелся. Нас не преследовали. Дым всё разрастался, уже шёл из пилотской кабины. Вижу, Гаврилин уменьшил скорость, выключил зажигание, отстегнул привязные ремни, сбросил фонарь кабины в горизонтальном полёте и выбросился из кабины. Павел благополучно раскрыл парашют...

Мой друг приземлился на прибрежном поле вблизи реки Кубань. Сделав над ним круг, я пошёл домой. Третий вылет, третья беда. Так тяжело доставался опыт самому молодому пилоту 2-й эскадрильи... И такая трудная первая победа не была мне записана.

А. Е. Рубахин после приземления спрашивает: «Где Гаврилин?» Я говорю, что мы вели бой, Гаврилина подбили, и он выпрыгнул с парашютом. Всё в порядке, он живой, я проследил.

Командир как пошёл меня крыть: «Один раз ты Скорнякова потерял, теперь Гаврилина! Ты трус! Тебя никто не видел в бою! Ты врёшь, наверное, уже врать где-то научился». Я успел сказать, что всё знает Гаврилин, он выпрыгнул с парашютом и должен вернуться. Дальше мне Рубахин не дал докладывать. Я хотел рассказать, как вёл бой, что видел, куда упал сбитый «Мессер»...

Рубахин обрушил в мой адрес водопад оскорблений и в заключение прогнал меня со словами: «Сдавай пистолет, если Гаврилин завтра не придёт, то я тебя сам расстреляю за трусость!» Отобрал мой пистолет, вызвал адъютанта эскадрильи старшего лейтенанта Чередниченко, чтобы меня покараулил...

Дело было к ужину. Я на ужине не был. Лёг на кровать в пустой комнате, где лётчиков не было, и, обливаясь слезами от унижения и обиды, долго не мог уснуть оттого, что не с кем поделиться своим горем.

Признаться, такого оборота я не ожидал. Настроение было отвратительное, меня душила обида... О том, что я сбил «Месса», никому и не докладывал.

В первом часу ночи привезли П. Ф. Гаврилина, который ночью пришёл ко мне, лёг рядом. Павлика я встретил как спасителя, как свидетеля всего произошедшего от начала до конца этого трагического для меня дня. Когда я Павлику всё рассказал, что испытал и дословно передал угрозу в мой адрес А. Е. Рубахина, Павел не стал дожидаться рассвета, пошёл, обозлённый, искать командира. Я не был свидетелем ругани Гаврилина с Рубахиным, только с тех пор тот переменил ко мне своё отношение на противоположное.

Подобные выходки начальников по отношению к подчинённым оскорбительны. А. Е. Рубахин имел склонность частенько допускать подобное, особенно по отношению к молодым лётчикам, к техникам. Уже после войны обиженные им подчинённые постарались приклеить Анатолию Ермолаевичу обидное прозвище. Хотя во всём остальном А. Е. Рубахин был толковым командиром полка, одним из лучших в корпусе, и его уважал Е. Я. Савицкий.

(Из воспоминаний Героя Советского Союза Шпунякова Сергея Павловича.)

Последняя тайна Шпунякова

Известно, что лётчик Герой Советского Союза Сергей Павлович Шпуняков награждён американским орденом «Крест за лётные заслуги». И вдруг на поминках его сын Юрий говорит присутствующим: «Дело прошлое. Отец разрешил мне сказать об этом, когда его уже не будет. Историки об этом ничего не знают. Им сбито на два самолёта больше официального счёта(?!).

Уже после войны наши союзники в небе над Берлином вели себя очень нагло. Было указание не поддаваться на провокации, но и не трусить. И вот на Як-7Б, который лётчик-снайпер Шпуняков просто обожал за лётные качества и тактико-технические характеристики, вместе с ведомым они летят патрулировать зону. Откуда-то выныривают американские „Бостоны“ и довольно нахраписто атакуют. И мало того — не имитируют нападение, а очереди пулемётные выпускают! Закон боя простой: или ты сбиваешь, или тебя сбивают».

Сам С. П. Шпуняков эту историю сыну рассказывал так:

— Я лётчик боевой и за несколько дней мира навыков ещё не потерял. Ухожу от атаки и виражом захожу в хвост «Бостону». Залп реактивными, и от наглеца только обломки к земле полетели. Ну, а что делать со вторым? Пока не доложил по рации о происшествии, приземлил и его...

Как там было на самом деле спросить уже не у кого. Но косвенным свидетельством существования таких проблем являются воспоминания о том же периоде ведущего Сергея Шпунякова маршала авиации Евгения Савицкого:

«Взлетел и вижу: летит мне наперерез английский истребитель. Я насторожился. Жду, что будет делать. А он покачал крыльями и в атаку !   Не знаю, как это произошло, но терпение моё внезапно лопнуло. Хочешь драки — тогда гляди, как это делается !.. Через минуту уже не он, а я сидел у него на хвосте и ...что он ни делал, как ни пытался оторваться и уйти — я не отпускал его, повторяя все его маневры... Когда история дошла до маршала Жукова, меня отстранили от командования корпусом».

В телефонном разговоре неделю спустя Сталин спросил Савицкого: «Значит, наша машина лучше английской?»

"Лучше! — твёрдо ответил Савицкий. После этого разговора его назначили с повышением — начальником Управления боевой подготовки истребительной авиации ВВС.

Сергей Витушкин.

 

Шарапа Владимир Ефимович

sharapaШарапа Владимир Ефимович — штурман эскадрильи 44-го скоростного бомбардировочного авиационного полка 55-й скоростной бомбардировочной авиационной бригады 7-й армии Северо-Западного фронта, старший лейтенант.
Родился 12 августа 1913 года в городе Винница в семье рабочего. Украинец. Член ВКП(б)/КПСС с 1941 года. Окончил десять классов.
В 1931 году призван в ряды Красной Армии. В 1934 году окончил Киевскую военно-пехотную школу. В 1935 году — лётную школу, в 1937 году — Высшие академические курсы усовершенствования командного состава при Военно-Воздушной академии имени Жуковского. Участвовал в советско-финляндской войне 1939-40 годов.
Штурман эскадрильи 44-го скоростного бомбардировочного авиационного полка старший лейтенант В.Е. Шарапа к февралю 1940 года совершил 46 боевых вылетов на бомбардировку укрепленных районов, скоплений войск противника, нанеся ему большой урон в живой силе и технике.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Шарапе Владимиру Ефимовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 251).
Участник Великой Отечественной войны. В 1956 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1971 года полковник Шарапа В.Е. — в запасе, а затем в отставке. Жил в посёлке Монино Московской области. Скончался 21 апреля 1990 года. Похоронен в Монино.
Награждён двумя орденами Ленина (21.03.40; 30.12.56), тремя орденами Красного Знамени (09.10.42; 11.06.45; 13.06.52), орденамим Отечественной войны 1-й степени (11.03.85), Красной Звезды (05.11.46), медалью «За боевые заслуги» (03.11.44), другими медалями.