Клофелинщики

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

limonnikРастёт на Дальнем Востоке такое растение: лимонник китайский. Это – вьющаяся лиана с мясистыми, тёмно-зелёными листьями и заметными, ярко-красными гроздьями ягод, созревающими к концу сентября. Лимонник очень популярен у дальневосточников как лекарственное растение и даже носит в здешних краях неофициальный титул «второго женьшеня». Лимонник лекарственен весь – начиная от ягод и листьев и заканчивая корнями и корой. Но наиболее ценным продуктом являются семена, косточки ягод, содержащие большое количество нескольких мощнейших тонизирующих веществ.
В Орловке лимонник традиционно заготавливали в сентябре, для чего снаряжались целые экспедиции на север, северо-восток – в тайгу, в район Маргаритовки или Новокиевского Увала.
Листья сушили и добавляли в чай, из мякоти ягод готовили варенья и джем, семена заливали спиртом и готовили чудодейственную тонизирующую настойку.
А сама история начинается с того, что два техника из нашей эскадрильи, назовём их, к примеру, Петя и Федя, заболели классической болезнью, традиционно обозначаемой всеми врачами в медицинских книжках тремя привычными буквами – ОРЗ. Ну, заболели и заболели, бывает. Страшного-то ничего нет – температура, сопли, озноб – всё как обычно в подобных случаях. Офицеры были осмотрены полковым врачом, им были прописаны соответствующие лекарственные препараты и лечебные процедуры. Разумеется, о выбывших из строя техниках было доложено командиру эскадрильи. Тот, конечно, поворчал, но – делать нечего – дал заболевшим три дня на лечение в домашних условиях.
Надо сказать, что Петя и Федя были старыми друзьями. И, согласитесь, вполне естественно, что на третий день, когда болезнь слегка поотпустила, два друга встретились на квартире у Феди для продолжения лечения более традиционными – народными – средствами. Время было утреннее, жёны друзей были на работе, поэтому никто им не мешал вполне насладиться плодами их давней дружбы.
Для лечения была выбрана настойка лимонника, трёхлитровая банка которой очень кстати нашлась в Фединых закромах.
Пили, естественно, за здоровье. Настойка, несмотря на пятидесятиградусную крепость, шла легко, оставляя во рту приятное кисло-горькое послевкусие. Закусывали лекарство салом и квашеной капустой.
После того как банка была опорожнена на треть, лечащиеся стали испытывать лёгкий дискомфорт, выразившийся в неком поддавливании на глаза и в слабых пульсациях в затылочной части. «Действует! – догадался наиболее сообразительный из друзей – Петя. – Болезнь уходит. Ишь, зараза, сопротивляется!..» Было решено продолжить лечение, повысив интенсивность, то есть дозу. С рюмок перешли на стаканы, после чего вторую треть банки «усидели» на удивление быстро. Однако, вопреки ожиданиям, болезненные симптомы не снялись, а, наоборот, усилились. Теперь в затылок колотило уже не молоточком, а кузнечным молотом, а вылезающие из орбит глаза хотелось всё время придерживать рукой. Федя – как оказалось, менее стойкий к лечению – вдруг, откинувшись темечком на холодную стенку, впал в неизвлекаемую задумчивость. Его обеспокоенный друг, попытался возвратить Федю к действительности, но не преуспел, после чего, уже перепугавшись не на шутку, поспешил к врачу, придерживая на поворотах пытающуюся улететь, как воздушный шарик, голову.
«Иваныч! – заорал с порога Петя. – Спасай! У меня глаза выпадают!..» Наш доктор был опытным врачом, не первый год служившим на Дальнем Востоке. Увидев перед собой красную, цвета варёного рака, морду отправленного им не столь давно на домашнее лечение ОРЗ-шника и его, тоже по-рачьи выпученные, казалось висящие на ниточках, глаза, он почти сразу всё понял. «Что пили?! – наведя палец на переносицу страдальца, сурово спросил он. – Настойку лимонника?!» «Да... – повис тот покаянной головой. – Её...» «По сколько выпили? – продолжил допрос доктор. – По двести грамм?.. По триста?.. Ну, говори!..» «По литру...» – тихо, но гордо ответил Петя и покачнулся. «Что?!!! – заорал доктор. – По сколько?!! Да вы рехнулись!.. Её ж по столовой ложке принимают! Раз в сутки! Не больше! Вас же порвёт сейчас всех к чертям собачьим!.. Кто ещё пил?! Сколько вас было?!» «Вдвоём, – не стал отпираться ракообразный пациент. – С Федькой. Доктор, ты бы это, поторопился, – безуспешно пытаясь закатить выпученные глаза под лоб, попросил Петя. – Федька-то помирает, совсем ему плохо...» После этих слов Петя, не забыв придавить выпадающие глаза большим и указательным пальцами левой руки, повалился на кушетку и затих. Доктор, кляня на чём свет стоит «этих чёртовых алкоголиков, пьющих что попало и по сколько влезет», принялся действовать.
Для начала он вколол даже не пошевелившемуся от этого Пете лошадиную дозу эффективно снимающего давление клофелина, после чего понёсся на квартиру, где оставался прислоненный к стене Федя, и повторил клофелиновую инъекцию и там. Затем он поспешно вернулся назад, к оставленному на кушетке Пете, и проделал с ним весь комплекс неаппетитных, но необходимых процедур, применяемых обычно при острых пищевых отравлениях. Потом ему опять пришлось бежать на квартиру к Феде, чтобы проделать и с ним негуманную с общечеловеческой точки зрения, но эффективную в медицинском отношении, рвотно-клизменную экзекуцию. В заключение доктор повторил обоим друзьям лошадино-клофелиновую атаку, после чего оставил изрядно истерзанные им тела на попечение возвратившихся с работы жён страдальцев.
На следующее утро непривычно тихие и бледные друзья появились на работе. От ОРЗ, ясное дело, не осталось ни следа. Их ещё слегка покачивало и подташнивало, но это были уже симптомы совсем другого порядка. На все расспросы своих сослуживцев Петя и Федя лишь пожимали плечами и смущённо улыбались – они не помнили НИЧЕГО.
Самым любопытным в этой истории, на мой взгляд, является то, что, несмотря на неумеренное потребление Петей и Федей настойки лимонника, за обоими друзьями в гарнизоне надолго закрепилась устойчивая кличка: «клофелинщики».

© Copyright: Владимир Юринов, 2013
Свидетельство о публикации №213062001765

Как они пьют!.

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

Body-21Новый 1989 год я встречал с женой. Это был первый наш совместный Новый год, и мы решили встретить его вдвоём. Всё у нас получилось замечательно, но я, собственно, не о том.
Утром первого января я решил навестить своих друзей-холостяков и поздравить их с праздником. Всё-таки предыдущие четыре Новых года мы встречали вместе, и этот кусок жизни был мне памятен и будил в душе тёплые воспоминания.
Захватив заранее припасённую бутылку шампанского, я отправился по хорошо знакомому мне адресу. На тот момент в нашей трёхкомнатной Читать далее...

Гетеродинчик

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

tvОднажды летним вечером в нашей холостяцкой обители появился Василий Крупин. Василий покинул стены нашей квартиры совсем недавно, женившись на дочке командира одной из частей гарнизона. Наш бывший приятель-холостяк, находившийся на тот момент в законном отпуске, заглянул в комнату, где мы играли в преферанс, и задал присутствующим вполне безобидный вопрос: кто, мол, соображает в починке телевизоров?
– Сдох, сволочь! – посетовал Василий на свой телевизионный аппарат. – Полосы всё время по изображению идут. Смотреть невозможно!.. Ну, что? Кто отличает конденсатор от сопротивления?
Никто из присутствующих особого энтузиазма по поводу сложившейся ситуации не высказал – выходило, что конденсатор от сопротивления Читать далее...

Ёк-мотылёк!

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

Ноябрь 1989-го выдался в Орловке суровым. Месяц ещё только начался, а на улице уже злодействовали тридцатиградусные морозы.
Я, вернувшись с ночного дежурства, обнаружил, что в доме нет хлеба, и, захватив авоську, отправился в магазин. Возле хлебных полок я встретил капитана Р.
Капитану Р. только что пришла замена в Венгрию. Замена задержалась. Все заменщики отправились Читать далее...

Сорок грамм свинца...

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

У командира нашего полка полковника Бабича была собака. А точнее, собачка. Белая болонка Чапа – вздорное визгливое существо с невзрачной внешностью и вконец испорченным характером.
Обычно по утрам командир лично выгуливал свою собачку. Выглядело это так.Читать далее...

Охота на человека

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

0201131056_1390938752«И началась самая увлекательная из охот – охота на человека...» Это изречение приписывают Киплингу, но на самом деле великий романтик позаимствовал его у кого-то из более ранних. Тем не менее, отталкиваясь от этого известного изречения, я хочу рассказать одну небольшую историю, в которой охота на человека происходила не где-нибудь в джунглях колониальной Индии и не в прериях Дикого Запада, а происходила она у нас, в стране победившего социализма, на шестьдесят девятом году советской власти.
Итак...

Как я уже говорил, солдаты срочной службы Читать далее...

Глиссер

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

Было у нас в Орловском гарнизоне одно место, где рыбы было не просто много, а очень много. Я сейчас имею в виду наш полигон.
Авиационный полигон «Амаранка» располагался километрах в восьмидесяти на северо-восток от нашего аэродрома, в междуречье рек Волчья и Гирбичикан, и представлял собой никак не обозначенный на местности квадрат со стороной в десять километров, по которому в причудливом порядке было разбросано множество разномастных и разновеликих мишеней – для различных видов бомбометания и стрельб.
Место было совершенно Читать далее...

Горбачёв

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

В ноябре 85-го к нам в полк приехал Горбачёв.
Нет-нет, не падайте со стула, не Тот Самый Горбачёв, не Михаил Сергеевич. А Костя Горбачёв – лётчик, лейтенант, свежевыструганный выпускник Краснознамённого и орденоносного Качинского училища. Прибыл он к нам не один, а с целой ватагой таких же молодых и зелёных однокурсников.
Хороший руководитель отличается тем, что всегда держит нос по ветру. В этом отношении наш командир полка Читать далее...