Денисов Алексей Александрович

.

6

Герой Советского Союза Денисов Алексей Александрович

Родился 1 Октября 1907 года в селе Петровка, ныне Дубёнского района Республики Мордовия, в семье крестьянина. Жил в Москве. Образование неполное среднее. Учился на рабфаке при «Трёхгорной мануфактуре», был на сезонных строительных работах. В Красной Армии с 1929 года. Окончил Ленинградскую пехотную школу в 1932 году и 2-ю Краснознамённую военную школу лётчиков им. Осоавиахима в городе Борисоглебске в 1934 году. В звании Лейтенанта командовал звеном 3-й истребительной авиаэскадрильи 31-й истребительной авиабригады ВВС Краснознаменного Балтийского флота.

Участник национально-революционной войны в Испании с 14 Декабря 1937 года по 24 Апреля 1938 года. Летал на И-16. Совершил 45 боевых вылетов. Участвовал в 10 воздушных боях, лично и в группе сбил 7 самолётов противника. 14 Ноября 1938 года награждён орденом Красного Знамени.

Зимой 1939—1940 годов, Майор А. А. Денисов участвовал в Советско-Финляндской войне, в составе 4-й эскадрильи 13-го ИАП КБФ. Затем был назначен командиром 12-й отдельной истребительной эскадрильи (61-я авиационная бригада, ВВС Балтийского флота). Его лётчики совершали боевые вылеты на уничтожение аэродромов, зенитных батарей и других важных объектов. На счету эскадрильи 9 сбитых самолётов противника.

21 Апреля 1940 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза. В 1941 году окончил КУКС.

Участвовал в Великой Отечественной войне. С 8 Августа по 15 Ноября 1941 года командовал 13-й Краснознамённой отдельной истребительной эскадрильей ВВС Балтийского флота. Сражался над Финским заливом, защищая Ленинград. Многократно участвовал в воздушных боях, штурмовках войск противника и в разведках, сбил 1 самолёт. Осенью 1941 года был ранен. После излечения, переведён на Тихоокеанский флот. С весны 1942 года командовал 12-м истребительным авиаполком. Был также на других командных должностях в ВВС и ПВО ВМФ. Участвовал в Советско — Японской войне 1945 года.

До 1946 года служил в морской авиации. С 1946 года майор А. А. Денисов — в запасе. Вернувшись в Москву, занимался общественной работой. Был членом военно-научного общества при Центральном Доме Советской Армии. Умер 14 Апреля 1976 года. Похоронен в Москве на Преображенском кладбище. В селе Петровка   (Мордовия)  открыт Музей Героя, а в райцентре Дубенки улица носит его имя.

Награждён орденами: Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; 12-ю медалями.

*     *     *

Погожим Августовским днём 1937 года 9 военных с лётной эмблемой на левом рукаве синих кителей вышли из здания Ленинградского вокзала в Москве. Восемь из них направились в гостиницу, а девятый — это был Алексей Денисов — поспешил домой на Красную Пресню. Всегда волнует встреча с городом, где прошла твоя юность. Но этот приезд был особенный: Алексей Денисов приехал не в отпуск и не для продолжения службы. И дома он не мог объяснить свое неожиданное появление. Отделался общими словами: вызвало начальство.

Москвичом Денисов стал в 1929 году, приехав из Мордовии в поисках работы и с надеждой получить образование. С работой было трудно. Довольствовался случайными заработками. С учёбой получилось легче: после 8-летки занимался на рабфаке при «Трёхгорной мануфактуре». Когда наступило время воинской службы, его направили в пехотную школу, а затем в Борисоглебскую лётную школу. Вскоре Денисов стал одним из лучших курсантов, быстро овладел истребителем. А когда после учёбы прибыл для прохождения службы в авиацию Краснознамённого Балтийского флота, сразу же получил назначение на должность командира звена. Товарищами по эскадрилье были опытные лётчики. Некоторые из них прошли испытания на всех типах истребителей, которые выпускались тогда отечественной авиационной промышленностью. Искусно пилотировали самолёты Борис Тахтаров, Василий Багров, Арсен Шубиков, Николай Никитин, Андрей Белов, Аркадий Свиридов, Виктор Трошкин, Вячеслав Преснухин. Именно с этими пилотами и прибыл Денисов с Балтики в Москву.

Как и условились, на другой день встретились в штабе ВВС. Через несколько дней 9 одетых в штатское мужчин с небольшими чемоданчиками отбыли «Красной стрелой» в Ленинград. Это были Денисов и его друзья, балтийские лётчики. Из Ленинграда они отправились на комфортабельном судне «Андрей Жданов» курсом Антверпен — Гавр. А дальше — в Париж и в Испанию, где для них на аэродроме уже были подготовлены истребители.

День приезда отдали проверке самолётов, двигателей, оружия. А на следующий день началось дежурство. В кабинах самолётов ждали сигнала. С нетерпением поглядывали в небо. Ведь ехали сюда добровольцами, чтобы помочь испанскому народу. Ехали драться против фашистов. И приказ не задержался.

...Денисов летел в замыкающем звене — ему было приказано обеспечить безопасность с задней полусферы. Вся группа прекрасно видна в безоблачном небе. Командир эскадрильи Иван Девотченко, лётчики Василий Багров и Борис Тахтаров, далее Арсен Шубиков, Андрей Белов, Аркадий Свиридов, Виктор Трошкин, Вячеслав Преснухин, Николай Никитин. Денисов испытывал настоящее счастье — идти в бой крыло к крылу с надёжными старыми товарищами !   С ними Денисов облетал всю Балтику — от Ленинграда до границы. Кажется, будто и сейчас летел он над родной землей. Но это был полёт не учебный и не над Балтикой. Внизу — испанские города, и навстречу летели фашистские самолёты. Балтийцы пo описаниям определили: приближаются Ме-109. Позднее, с 1941 года, встречи с этими истребителями станут привычными. Но сейчас шёл 1937-й. И Денисову, как и его товарищам, предстояло впервые помериться силами с асами немецкого Воздушного Флота.

Против 10 советских лётчиков — 40 «Мессеров» и «Фиатов». Враги имели преимущество и в высоте. Они сразу всей массой навалились на «ястребков», стремясь разбить их строй, лишить возможности организованно обороняться. Немцам, видимо, даже в голову не приходило, что при их 4-кратном численном превосходстве советские лётчики применят иную, не оборонительную тактику. Но «ястребки» истребители резко сманеврировали и, разбивая строй противника, сами пошли в атаку. Два Ме-109 сразу же рухнули на землю. Казавшийся нерушимым вражеский строй стал распадаться, а наши лётчики метким огнём наносили противнику всё новые потери. И произошло неожиданное: «непобедимые» асы Геринга прекратили атаки и ретировались. А на земле, близ окопов республиканских войск, догорали обломки 7 вражеских самолётов. Это была первая крупная победа наших лётчиков.

Через несколько дней после того боя 3-м балтийцам — Борису Тахтарову, Алексею Денисову и Николаю Никитину довелось снова вести бой против «Мессеров». 15 минут длилась тактическая дуэль. И снова победили советские лётчики, сбившие 2 фашистских истребителя.

Всего Алексей Денисов провёл в Испании десяток боёв. Не все они были бескровными. 21 Февраля 1938 года в тяжёлом воздушном бою погиб Биктор Трошкин, вместе с которым Денисов летал и на Балтике, и в небе Испании. Не раз балтийцам приходилось бывать и в довольно трудном положении. Особенно тяжёлыми были бои в конце Февраля 1938 года. На балтийцев, сопровождавших бомбардировщики, чаще — всего группа за группой наваливались «Мессеры». Однако сосредоточиться на воздушном бое наша группа не могла: перед нею, как правило, ставилась другая задача — довести скоростные бомбардировщики до цели, обеспечить их безопасность при сбрасывании фугасов и возвращении домой.

Тяжёлый воздушный бой провёл Алексей Денисов 21 Февраля 1938 года в районе Теруэля. Согласно «Дневнику боевых действий эскадрильи» в тот день группа в составе 10 бипланов И-15 и 11 монопланов И-16 прикрывая республиканские войска, встретила до 20 бомбардировщиков противника прикрытыми сверху 7 истребителями Ме-109 и снизу 8 «Фиатами». Эскадрилья И-16 Вихрова вступила в бой с Ме-109, в котором участвовали также и И-15 с «Фиатами». Бой длился 55 минут, подошедший второй эшелон республиканских истребителей в составе 13 И-15 и 23 И-16 продолжил бой. Со стороны противника действовало до 50 истребителей. С подходом республиканского второго эшелона бой стал проходить с перевесом в сторону республиканцев.

По заявлению республиканцев, в том бою было сбито 6 Ме-109 и 4 «Фиата». На свой аэродром не вернулось 4 истребителя И-16. Пропал без вести Лейтенант Виктор Трошин  (позднее он всё же был найден, но погибшим), Алексей Денисов был тяжело ранен в живот, у Андрея Белова была сломана нога и рука, Борис Тахтаров, легко раненый в ногу, сумел спастись на парашюте.

Участник того боя Андрей Белов в своих мемуарах пишет, что в начале боя он с близкой дистанции обстрелял Ме-109, который медленно перевернулся на спину, затем на крыло и стал падать. Что произошло с ним потом, он не видел, так как сам при этом оторвался от группы, подвергся атаке, в результате которой у него сначала остановился двигатель, а затем было перебито управление. Белова спасло то, что самолёт перед столкновением с землёй стал парашютировать. Очнулся он уже в госпитале.

Алексей Денисов, по его собственным воспоминаниям, с пикирования открыл огонь и зажёг одну из вражеских машин. Он уже потянул на себя ручку управления, чтобы вернуть потерянную высоту, как вдруг почувствовал сильный толчок в спину и правый бок. С тревогой увидел, как отвалился огромный кусок бортовой обшивки.

Он почувствовал резкую боль в руке и спине. А тут ещё пламя и ядовитый дым заполнили кабину. Но мотор работал. Уже плохо видя, истекая кровью, лётчик дал по Ме-109 длинную очередь из всех пулемётов.

Затем, едва перетянув линию фронта, воспользовался парашютом. Борис Тахтаров, прежде чем сам оказался сбитым, успел «завалить» Ме-109. Кроме этого, ещё 2 испанских пилота на И-15 столкнулись с Ме-109 и «Фиатом», но оба смогли вернуться на аэродром...

Потом Денисова много раз спрашивали, как он смог на повреждённом самолёте и в таком состоянии совершить посадку. Он пожимал плечами, не зная, что ответить. Оказалось, что лётчик в том бою получил сразу 3 ранения. Испанский врач, осмотрев раны, заключил: «Лётчиком больше не будете. Это финал».

Проведя в госпитале 35 дней, Денисов вскоре отправился на родину. За «испанскую» войну был награждён орденом Красного знамени.

Через некоторое время 8 балтийцев вернулись на родную землю. С ними не было лишь Виктора Трошкина — его прах остался в испанской земле. Вскоре после возвращения на родину скончался Вячеслав Преснухин. Остальные же, Тахтаров, Багров, Никитин, Шубиков, Белов и Свиридов, возобновили полёты на родной базе, близ государственной границы. И лишь Денисов долгое время оставался на земле, лечился, усиленно занимался физкультурой. Гимнастика оказалась настоящим эликсиром жизни. Осенью 1938 года медицинская комиссия пришла к радостному для Алексея заключению: годен к лётной службе без ограничений.

После возвращения в Советский Союз, Алексей Денисов был назначен командиром эскадрильи. Шло время. Менялись задания, менялись типы самолётов, аппаратура, вооружение. Всё это требовало постоянной учёбы. Алексей Александрович учился сам и учил молодёжь. Под его руководством освоили искусство воздушных боёв 32 лётчика. Он воспитывал в них преданность своей Родине, без которой немыслима воля к победе.

Когда началась война с Финляндией, майор А. А. Денисов уже командовал 12-й отдельной истребительной эскадрильей ВВС Балтийского флота и приданной ей 4-й эскадрильей 13-го истребительного авиационного полка. Истребители под его командованием сражались геройски. Денисов бил врага на земле и в воздухе.

Был, например, такой случай. Мела пурга. И если уж говорить о видимости, то от плоскостей самолёта не было видно хвостового оперения. В такую погоду самолёты были закреплены тросами и кольями, а дорогу к ангарам среди бела дня — хоть по компасу отыскивай! И вот, прикрываясь пургой, белофинны начали подтягивать к фронту пополнение. Как донесла наша разведка, из тыла противника сплошной лентой тянулись вездеходы с боеприпасами, орудия, моторизованная пехота, обозы с продовольствием и горючим. Надо было немедленно разгромить подходившее к врагам подкрепление. Выполнение этой задачи поручили майору А. А. Денисову.

Взлёта истребителей почти никто не видел. Но через несколько минут в воздухе послышался нарастающий гул моторов. Звено истребителей Денисова шло бреющим полётом над замерзшим заливом, шло так низко, что крылья едва не задевали за торосы. И внезапно из белой мути вьюги показался серый вражеский берег. Истребители поднялись выше — в сплошные снеговые тучи; перелетели линию фронта. Наконец шоссе было найдено: по нему тянулся вражеский обоз. Денисов командует: всем следовать за командиром. Мчась вдоль шоссе, истребители поливали свинцом орудия и танки, автомашины и прицепы. Налёт был настолько ошеломляющим, что белофинны не успели открыть даже ответного огня.

На рассвете 7 Января 1940 года лётчики 12-й эскадрильи Майора А. А. Денисова получили задание: тремя отрядами произвести ночной налёт на вражеский аэродром Утти. Расположен он был далеко, и найти его оказалось не так — то легко. Уходили последние драгоценные минуты ночи, уже пора ложиться на обратный курс, а задание всё ещё не выполнено. И вдруг — удача!   Внизу пестреют вражеские самолёты. Денисов дал сигнал — истребители ринулись в атаку. На 3-й атаке весь аэродром бушевал сплошным морем огня... Орденом Красного Знамени был отмечен тот полёт.

Так же удачно и тактически грамотно штурмовала эскадрилья и береговые батареи на острове Бьёркё, которые долгое время не могли обнаружить. На этот раз план был прост. Лётчик С. М. Шувалов вышел в район целей и отвлёк зенитный огонь на себя, основной же состав эскадрильи, находясь в стороне, по вспышкам засекал цели, а потом нанёс по ним удар.

Исключительную отвагу и мастерство проявлял Денисов и во многих других полётах. Как отмечало командование:

«Майор А. А. Денисов за период боевых действий показал себя отличным организатором, опытным командиром эскадрильи. Он подготовил эскадрилью к полётам в любых метеоусловиях. 12-я АЭ под его руководством в любое время дня и ночи показывала образцы боевой работы».

В 1940 году не было такой газеты, которая не сообщала бы о беспримерных подвигах, совершенных советскими лётчиками в боях с белофиннами. Тогда страна узнала и имя бывшего крестьянского паренька Алексея Денисова.

— Свою эскадрилью, — рассказывает Алексей Александрович, — я знал как 5 своих пальцев. Я верил в лётчиков. Это были мужественные и смелые ребята.

Как — то один из них сказал:

— Сильные машины у белофиннов, скорость у них выше наших.

— Самолёты самолётами, — возразил я тогда, — но не надо забывать о людях, которые ими управляют. А мы с вами — советские лётчики.

Вскоре Денисову представилась возможность на деле показать, как надо громить белофиннов и их самолёты.

Он всегда был верен такому правилу воздушного боя: «Высота — половина победы, осмотрительность — вторая. Вместе — это уже победа».

— Когда мы возвратились на свой аэродром после уничтожения самолётов белофиннов на лётном поле, — вспоминает Алексей Александрович, — нас окружило командование полка, боевые товарищи.

— Поздравляю вас, товарищ майор, — пожимая мне руку, сказал командир полка. — Здорово противника «обработали».

— Дело не во мне, — ответил я Полковнику. — Скажите, — обратился я к лётчикам, — можно на наших истребителях бить врага?

— Можно, — дружно ответили лётчики.

Общительный, весёлый, доброжелательный Алексей Денисов сумел создать в эскадрилье обстановку оптимизма, настоящего войскового товарищества. Был случай, когда экипаж бомбардировщика в составе Григория Пинчука, штурмана Василия Харламова и стрелка — радиста Александра Белогурова в тяжёлом бою с истребителями противника был подбит и вынужденно сел на лед Финского залива. Видимость была минимальной. И всё же командир отряда из денисовской эскадрильи Анатолий Нефедов, возвращавшийся после боевого задания, обнаружил самолёт и трёх авиаторов. Немедленно в воздух ушёл разведчик МБР-2 Капитана Алексея Губрия, который и доставил экипаж подбитого самолёта на нашу базу.

В одном из полётов осколок снаряда порвал у Денисова меховой комбинезон. Стояли жестокие холода, и лётчик сильно обморозился. Снова появилась угроза отчисления с лётной работы. Спасло направление на учёбу — на курсы начальствующего состава авиации.

22 Апреля 1940 года вышел Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР «О присвоении звания Героя Советского Союза начальствующему составу и краснофлотцам Военно-Морского Флота». Среди тех, кто удостоен высокого звания, была и фамилия Майора Алексея Александровича Денисова, уроженца села Петровка Дубенского района Мордовской АССР. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с белофиннами и проявленные при этом отвагу и геройство, а его 12-я эскадрилья стала Краснознамённой.

Уже шла Великая Отечественная война, когда Алексей Денисов завершил на курсах учёбу. В начале Августа 1941 года он возглавил 13-ю отдельную истребительную Краснознамённую эскадрилью ВВС КБФ. Во время войны с Финляндией Денисов тесно взаимодействовал с этой эскадрильей. Здесь служили такие отважные лётчики, как комэск Александр Лучихин, комиссар Иван Лукьянов, Валентин Шарай. В первые же месяцы Великой Отечественной эскадрилья понесла в воздушных боях тяжёлые потери. Выбыли из строя командиры звеньев, а командир эскадрильи Александр Лучихин, защищая наши бомбардировщики от «Мессеров», получил сразу несколько ранений — в руку, грудь и голову. «Ястребок» ему удалось спасти, но эскадрилья осталась без командира. Именно в этот трудный период и возглавил Денисов поредевшие ряды краснознамёнцев.

Новый командир прилетел без предупреждения: телефонная связь со штабом бригады была прервана. Приземлился точно к штабной землянке, будто жил в ней. Нового командира немедленно окружили лётчики. И вот уже начался непринуждённый разговор, прерываемый всплесками смеха. Новый комэск внимательно стал слушать рассказы о боевых действиях, об успехах и неудачах эскадрильи.

Счёт сбитых вражеских самолётов открыли в эскадрилье не лётчики. Это сделали младшие авиационные специалисты — они расстреляли Ju-88, который пытался бомбить аэродром. Из лётчиков первую победу над воздушным врагом, тоже Ju-88, одержал комиссар эскадрильи Иван Лукьянов. Накануне того боя, на митинге, состоявшемся в эскадрилье, комиссар сказал: «Мы ответим сокрушительными ударами по бомбардировщикам врага». И вот эта победа, важная не только сама по себе, но и вселяющая уверенность в действия других лётчиков. По этому случаю поэт написал в газете «Победа»:

«Лукьянов — человек слова: обещал — и готово!»

Денисов знал Лукьянова давно, ценил его за боевой опыт, умение вести политическую работу. И ещё за прямоту. Очевидно, потому, что сам всегда отличался прямым, честным характером. Очень жалел Денисов, когда узнал, что Лукьянова переводят на новую должность — комиссаром истребительного полка. Но пока впереди было 20 дней совместной работы, и Денисов с Лукьяновым, чередуясь, водили в бой группы истребителей.

Десятки вражеских самолётов сбили его подопечные в те труднейшие дни начального периода войны. Для того чтобы одержать эти победы над опытными немецкими асами, мало было только храбрости и выдержки, находчивости и хладнокровия. Нужно было превосходное знание техники, тактики, умение использовать эти знания.

Серьёзным испытанием бдительности и боеготовности эскадрильи явился бой 8 истребителей во главе с Денисовым против 33 «Мессеров». Немецкие пилоты, маскируясь облачностью, стремились скрытно подойти к объекту. Но своевременно сработала служба наблюдения, и наши лётчики встретили вражеских штурмовиков стремительными атаками. Противнику не удалось вывести из строя ни одного объекта на базе. Несколько «Мессеров» были повреждены, другие же поспешили скрыться.

Десятки воздушных боёв провёл Денисов в Августе 1941 года. Однако самыми опасными в то время были не эти воздушные бои, а штурмовка вражеских позиций. Вот лишь один из тех полётов. 22 Августа Денисов повёл группу на передний край. С комэском летели Никитин, М. Денисов, Шумов, Мясников, Залеев, Терёхин, Сабгайда и Волошин. За нашим передним краем краснознамёнцы были встречены сильным огнём. Небо посерело от разрывов снарядов. С высоты 1500 метров начали крутое пикирование. Стремительно приближалась дорога, на которой стояли сотни автомашин, орудий с тягачами. По «ястребкам» открыли огонь расчёты зенитных батарей и скорострельных крупнокалиберных установок противника. В упор били из автоматов. На таком расстоянии опасна и пуля, выпущенная из пистолета. Однако и действия истребителей были наиболее эффективными на близком расстоянии.

Множество врагов было уничтожено в том полёте Денисовым и его лётчиками. А когда сопротивление ослабло, краснознамёнцы проштурмовали ещё раз транспорт и боевую технику врага. И на дороге снова вспыхнули яркими факелами подожжённые машины с боеприпасами и бензином.

Развертываясь над линией фронта, чтобы пойти курсом на свой аэродром, Денисов вдруг заметил вспышки выстрелов тяжёлых орудий. Это было что-то новое. Комэск отметил на карте их расположение и немедленно доложил об этом командованию. А через 2 часа по обнаруженным орудиям тяжёлой артиллерии был нанесён мощный бомбовый удар.

Справедливости ради, следует отметить что не всё было так уж гладко в тот период. Вспоминает Генерал — лейтенант авиации В. Ф. Голубев, служивший под началом А. А. Денисова в 13-й авиационной эскадрилье:

«Командир, комиссар и начальник штаба встретили меня без особой радости. Возможно, они уже знали то, что не было ещё известно мне: о переводе в 4-й авиаполк. А кому охота терять опытных лётчиков? Не вставая из-за стола, выслушали мой доклад о выполнении задания.

— Ну, ладно, сегодня отдыхай, а завтра начнёшь летать. Ты 2 недели отсиживался в мастерских, а мы здесь по 3-4 вылета в день делаем, — как бы с упрёком произнес комэск майор А. А. Денисов.

Я спросил его:

— Вы делаете 3 — 4 вылета в день или вся эскадрилья?

Строптивого командира будто волной подбросило. Он вскочил, выругался.

— Ты полетай, сколько я полетал в Испании и в Финскую, тогда будешь задавать мне такие вопросы, понял?!

— Понял, товарищ майор, а оскорблять меня не надо, ведь за 6 месяцев войны я научился не только обороняться, но и бить. Разрешите быть свободным, — с внешним спокойствием, но с глубоким внутренним возмущением закончил я разговор, чётко повернулся и, выйдя на морозный ладожский воздух, направился в землянку лётного состава.

Из старых знакомых был командир звена Александр Чурбанов с двумя нашивками Старшего лейтенанта на рукаве. Вначале в полумраке он не сразу узнал меня, но услышав голос, бросился меня обнимать и тискать.

Я не удержался, походя сообщил Чурбанову о встрече с майором А.А. Денисовым. Он замялся, но всё же объяснил:

— Понимаешь, беда у него какая-то, дома что-то не ладится. Ну и пристрастился к зелёному змию, стал реже летать. С земли командует. Так что ты в точку попал...»

Вскоре Денисову пришлось оставить своих боевых товарищей. В сентябре 1941 года, после тяжёлого ранения, ему предложили стать начальником штаба полка. Но он не собирался покидать лётную работу. И всё же с Балтикой пришлось расстаться. Денисов был назначен командиром авиаполка ВВС Тихоокеанского флота. Командующий авиацией ВМФ С. Ф. Жаворонков так напутствовал тогда Денисова:

— Три войны за вашими плечами. Передавайте опыт тем, кто ещё не успел познать, что такое настоящая война.

Майор А. А. Денисов блестяще справился с новым боевым заданием. Будучи командиром полка, он не раз водил в бои своих питомцев, внесших немалый вклад в достижение нашей общей победы. Общим итогом его боевой деятельности стали 8 воздушных побед, одержанные в 3-х войнах.

За боевые отличия был награждён орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды  (1944), медалями «За боевые заслуги»  (3.11.1944)  и «За победу над Германией»  (9.05.1945).

Уйдя в 1946 году в запас, Алексей Александрович Денисов не сидел без дела. До последних дней жизни он вёл большую общественную работу. Был членом военно-научного общества при Центральном Доме Советской Армии. Часто выступал в учебных заведениях и на предприятиях Тимирязевского района города Москвы, встречался с воинами, работал в секции общества «Знание», комитете содействия при военном комиссариате.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*