Денисов Сергей Прокофьевич

.

denisov_sp

Дважды Герой советского Союза Денисов Сергей Прокофьевич

Он родился 25 Февраля 1909 года на хуторе Постоялый (ныне село Постояловка) Ольховского района Воронежской области, в семье рабочего (по другим данным — крестьянина). Воспитывался в детском доме. Окончил неполную среднюю школу. Работал слесарем ремонтно-транспортных мастерских в Россоши. С Октября 1929 года в рядах Красной Армии. Был мотористом авиаотряда. По решению командования для обучения лётному делу был направлен в тренировочный лётный отряд в Бобруйск.

Здесь первыми курсантами и новыми друзьями Денисова стали такие же, как и он, влюблённые в небо парни, уже знакомые с авиацией. Степан Супрун (впоследствии знаменитый лётчик-испытатель), оказалось, тоже служил мотористом. Они крепко подружились. Вместе штудировали теорию, а затем учились летать у одного инструктора — Алексея Макарова.

Сперва поднимались в воздух на У-1, или «Аврушке», как называли этот неказистый самолёт... Уже с первых полётов Макаров заметил способности Сергея Денисова. В воздухе тот был спокоен, внимателен, ориентировался хорошо, пилотаж усваивал быстро и прочно. Потому-то первому в своей группе инструктор разрешил ему самостоятельный полёт. По его же, Алексея Макарова, ходатайству, когда весной 1931 года программа лётного обучения была закончена, молодые пилоты Сергей Денисов и Степан Супрун получили путёвки в истребительную авиацию.

В 1931 году Денисов был назначен младшим лётчиком в 11-ю эскадрилью 111-й истребительной авиабригады Ленинградского военного округа. Затем служил в 41-й эскадрилье 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа. Был командиром звена.

Однажды в полёте строем он шёл левым ведомым, крыло в крыло с командирской машиной. Стоял погожий зимний день, горизонт таял в синей дымке. Полёт протекал нормально, и ничто не предвещало беды. Внезапно машину резко подбросило. В тот же миг раздался оглушительный скрежет, и самолёт, кувыркаясь, ринулся вниз. Инстинктивно повернув голову назад, Сергей онемел: почти по самую кабину обрублен хвост его машины. Понял сразу: правый ведомый врезался на догоне...

«Прыгать немедленно!» — мелькнула мысль. Но выбраться из кувыркающегося самолёта в меховом комбинезоне и унтах не так просто. А земля надвигалась неотвратимо. Малейшая заминка, растерянность — и всё кончено. Денисов не спасовал, он нашёл в себе волю и силы выбраться из кабины. А затем, когда мимо пронёсся падающий самолёт, рванул вытяжную скобу парашюта.

То был первый прыжок в жизни Сергея Денисова. Приземлился удачно, на заснеженный берег реки в нескольких десятках километров от своего аэродрома. Оттуда за лётчиком приехала санитарная машина. Денисов стал докладывать о случившемся командиру.

— Видел всё, знаю, — прервал тот. — В полёте и в аварийной ситуации действовали правильно. Объявляю благодарность! — Подумав немного, добавил: — А за то, что в воздухе не смотрели назад, 15 суток ареста.

*     *     *

denisovК осени 1936 года в звании старшего лейтенанта С. П. Денисов командовал отрядом 41-й истребительной авиаэскадрильи 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа.

С Ноября 1936 года по 7 Апреля 1937 года участвовал в национально-революционной войне в Испании. Был командиром отряда и 1-й эскадрильи истребителей И-16. Имел псевдоним «Рамон».

«...Уверенный в том, что он не обнаружен навстречу летящими самолётами, Сергей Прокофьевич пошёл за облачность, чтобы выбрать момент атаки. Силы были неравные. Нужно было нанести меткий и неожиданный удар. Он подал команду — „Внимание!“. Самолёты приняли боевой порядок, следя за движениями машины командира. Выйдя в просвет, Сергей Прокофьевич направил свой самолёт от солнца и повёл в атаку свое подразделение. Маневр был хорошо продуманный и безошибочный.

Машина, наклонив нос, скользнула вниз на самолёты противника. В прицеле появился маленький силуэт самолёта, и с каждой секундой пикирования он увеличивался.

Сергей Прокофьевич направлял свой удар в лоб. Когда головной самолёт противника появился в центре прицела, он открыл огонь.

От такой неожиданности самолёты противника приняли беспорядочный строй и стали отходить в стороны одиночками и парами.

Первый удар был нанесён. Воспользовавшись замешательством, Сергей Прокофьевич взял инициативу боя в свои руки. Выйдя из атаки, он набрал высоту и снова повёл в пике. Завязалась неравная борьба, но маленькая группа действовала чётко и согласованно, нанося меткие удары. Противник не мог собрать разрозненные силы. Через несколько минут, после безуспешных попыток, самолёты взяли обратный курс. Противник не прошёл...»

(Из газеты «Красная Звезда», 29 Ноября 1937 года.)

Под его командованием отряд сбил 49 самолётов. Сам С. П. Денисов совершил 200 боевых вылетов. Количество сбитых им самолётов в различных источниках трактуется по разному: от 7 (3 лично + 4 в группе)  до 19 (13 лично + 6 в группе).

15 Ноября 1936 года боевые действия начались с того, что 14 «Юнкерсов» под прикрытием 3 Не-51, избежав встречи с республиканскими истребителями, смогли отбомбиться по жилым кварталам Мадрида.

Во второй половине дня к Мадриду подошли 5 «Юнкерсов», 6 «Хейнкелей», 7 «Ромео» и 12 «Фиатов». Бомбардировщики националистов смогли отбомбиться по городу, так как пытавшиеся сорвать бомбардировку 9 республиканских истребителей вынуждены были вступить в бой с «Фиатами». При этом, 2 вражеских истребителя были сбиты С. Денисовым и С. Черных. Труп одного из франкистских лётчиков был найден на окраине Мадрида. Республиканцы потерь не понесли, один самолёт получил пробоины.

Утром 5 Декабря 1936 года 5 «Юнкерсов» под прикрытием 15 истребителей совершили налёт на Мадрид. В 13:00 националисты повторили налёт 6 «Юнкерсами» под прикрытием 14 «Хейнкелей». Группа из 13 И-15 и 17 И-16 смогла их перехватить. В произошедшем воздушном бою было сбито 2 истребителя противника, которые «упали и загорелись». Один из них уничтожило звено Сергея Черных, другой — звенья Сергея Денисова и Александра Негореева. Наши лётчики потерь не имели. По иностранным данным, сбитым оказался «Фиат» командира 19-й эскадрильи капитана Антонио Ларсимонта Пергамени (Antonio Larsimont Pergameni), имевшего 4 победы.

16 Декабря в 13:30 у Мадрида начался воздушный бой. Все республиканские истребители, которым удалось подняться в воздух (22 И-16 и 14 И-15), смогли перехватить 2 группы бомбардировщиков по 10 и 20 машин, прикрытых 25 истребителями. В результате противник недосчитался 4 Не-51 и 1 Fiat CR-32. 2 «Хейнкеля» упали в нейтральной зоне около Мадрида, остальные, как сказано в документах, «возле Мадрида». Был подбит и 1 «Юнкерс». Загоревшись, он совершил посадку на своей территории. Из сброшенных бомбардировщиками бомб только 3 упали на республиканской территории, остальные весьма точно накрыли свои войска, причинив им, по показаниям перебежчиков, существенные потери.

Республиканцы потерь не понесли, хотя командир 1.J/88 капитан Вернер Пальм (Werner Palm) претендует на победу над И-16. А пилоты И-16 заявили о сбитии звеном Денисова 1 «Юнкерса» (в составе Путивко и Черных)  и 4 «Хейнкелей» (2 — Колесников и по 1 — Денисов и Дубков). Пилоты И-15 считают, что сбили 2 самолёта.

11 Февраля 1937 года 3 самолёта И-16 вылетели на перехват разведчика. В районе горы Анхелес Сергей Денисов догнал и 2 раза атаковал вражеский самолёт, который со следом пара пошёл на снижение, после чего Денисов прекратил преследование.

16 Февраля 1937 года группы республиканских СБ совершили 9 боевых вылетов. Звено И-16 летало на разведку, 2 раза поднимались на перехват истребители. Во 2-м вылете произошёл бой с группой в 10-11 «Юнкерсов», прикрытых 32 истребителями. Без потерь со стороны республиканцев были сбиты 2 «Юнкерса» и 2 «Фиата».

Сначала истребители обрушились на бомбардировщики, но строй «Юнкерсов» не разрушился. Только после второй атаки, проведённой 9 И-16 из отряда Сергея Денисова, 1 «Юнкерс» загорелся и ещё 1 подбитый пошёл со снижением и вскоре упал. Этот самолёт пилотировал франкистский капитан Хосе Кальдерой Катселу (Jose Calderon Catzelu), который погиб, а 2 члена его экипажа выпрыгнули с парашютами и попали в плен. Другой «Юнкерс» упал на территории националистов. Победы над истребителями одержали звено Хара и звено Морозова.

За время действия в Испании, согласно письму Алксниса на имя начальника РУ РККА, написанному в Апреле 1937 года: "...эскадрилья (состоявшая из 3-х отрядов) сбила 61 самолёт; отряд под руководством Денисова — 49 самолётов, в том числе сам Денисов лично сбил 12 самолётов".

2 Января 1937 года он был награждён орденом Красного Знамени.

В Январе-Апреле 1937 года состоялись беседы между лётчиками, вернувшимися из Испании, и руководством РККА:

«АЛКСНИС: Скажите, товарищ Денисов, сколько самолётов вы сбили?

ДЕНИСОВ: 12 лично, а мой отряд 49, считая Черных.

Мало огня. Огонь-то большой, но на близких дистанциях стрелять плохо: пулемёты стоят широко на плоскостях. Надо добавить ещё 2 пулемёта через винт, тогда никто не уйдёт. А так бьёшь только по плоскостям.

Второй недостаток — И-16 высоту хорошо набирает, но сам радиус восходящей спирали плохой. Противник от нас уходит таким образом. Если их атакуешь и начинаешь завязывать бой, так они лезут винтом вверх.

О взаимодействии с И-15. В особенности, когда был Рычагов, мы очень много сбивали их самолётов и своих очень мало теряли. И-15 ходят частью наверху, частью внизу, преобладающая масса наверху. От И-15 они уходят, а если начинают удирать от нас, мы за ними. Но как только они начнут пикировать, их принимают И-16, и уже они не уйдут. С И-15 было очень хорошо взаимодействовать. Сейчас стало хуже, почему-то изменили тактику. И-15 стали ходить внизу, а И-16 наверху.

Лучше всего, когда атаковать „Юнкерса“, не дойдя до них, с переворотом свалиться в отвесное пикирование. Во время атаки „Юнкерсов“ нельзя ни в коем случае проходить под ними, они осыпают градом пуль. Они стреляют под углом 45°.

За последнее время сожгли только одного „Юнкерса“: загорелся в воздухе, лётчики начали прыгать с самолёта, но, видимо, включили автопилот. Самолёт начал спиралить, пока не врезался в скалу, не сразу упал, возможно, что на нём был раненый лётчик. На нашу территорию они не падают.

Их группа дерётся, а 2-3 самолёта — „асы“ — ходят на 3000 метров. Если наш одиночка отошёл, они камнем на него сыпятся. Сбили или нет, идут камнем к земле и бреющим уходят. Когда мы 2-х сняли, они перестали это делать».

4 Июля 1937 года старшему лейтенанту С.П. Денисову было присвоено звание Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина. После учреждения медали «Золотая Звезда», как особого знака отличия для Героев Советского Союза, ему была вручена медаль № 51.

Вернувшись из Испании, очень быстро рос в звании и должности. В течение 1937 года трижды досрочно получал воинские звания (капитана, майора, полковника). В 1937 году имел налёт более 1000 часов в воздухе. В апреле 1937 года был назначен командиром полка. Затем, получив звание комбрига, в Августе назначен командиром 142-й истребительной авиационной бригады в Бобруйске, а с 1938 года — командующим 2-й армией особого назначения в Воронеже. За 4 месяца прошёл путь от командира отряда до командира бригады. При этом капитаном был 2,5 месяца, а майором всего лишь месяц. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва. 23 Февраля 1938 года награждён медалью «XX лет РККА».

Вскоре он был назначен командующим 2-й авиационной армией особого назначения, дислоцированной под Воронежем. 2-я АОН с Мая 1938 года состояла из 4 авиаполков с общей численностью авиационного парка армии — 307 самолётов. Командующий АОН пользовался правами командующего войсками округа и подчинялся непосредственно наркому обороны.

В 1939 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военной академии Генерального штаба.

В Мае 1939 года, в составе группы лётчиков имеющих боевой опыт, был направлен в Монголию для укрепления авиачастей, участвующих в боях у реки Халхин-Гол. Командовал 56-й истребительной авиационной бригадой. За эту военную компанию награждён вторым орденом Красного Знамени (29.08.1939)  и монгольским орденом Боевого Красного Знамени 1-й степени (10.08.1939).

С мнением Денисова по авиационным вопросам считался сам Сталин. Вспоминает Генерал-полковник авиации А. С. Яковлев:

«Летом, в конце Июля 1939 года, позвонил Сталин:

— У меня сейчас лётчик Денисов, воевал в Испании и в Монголии, может дать полезные советы по вашей машине. Повидайтесь с ним.

Через полчаса в мой кабинет уже входил высокий стройный брюнет в кителе с петлицами комбрига...

denisov-2Встреча с командиром группы истребителей И-16 в Испании Сергеем Прокофьевичем Денисовым оказалась действительно весьма интересной и полезной для меня, конструктора, не только потому, что он рассказал много интересного как очевидец и участник воздушных боёв с немецкими и японскими лётчиками, но также и потому, что он с исключительным знанием дела посвятил меня в сущность современной воздушной войны.

Мы долго с ним беседовали. Обсуждали сравнительные преимущества и недостатки немецких, японских и советских самолётов. Денисов высказал свой взгляд на роль авиации бомбардировочной и истребительной не только сегодня, но и завтра, если придется воевать. Говоря о тактике истребительной авиации, он отметил, что на И-16 мало сбивали истребителей противника из-за малого калибра и разноса установленных в крыльях пулемётов.

Денисов ещё в 1937 году, учитывая опыт первого периода гражданской войны в Испании, написал докладную записку руководителям ВВС и авиапромышленности, но записку оставили без внимания, никаких мер принято не было, и спустя 2 года в боях на Халхин-Голе недостатки наших И-16 и „Чаек“ оставались прежними, в чем ещё раз убедился Денисов. Тогда-то, вернувшись из Монголии, Сергей Прокофьевич обратился к Сталину, который сразу же вызвал его к себе. Сталин очень рассердился, узнав от Денисова, что по его первой записке не было принято никаких мер. Он с большим вниманием выслушал Денисова и предложил все замечания изложить письменно и материал прислать ему.

Такую записку Денисов написал и вновь был принят Сталиным. На этот раз Сталин вызвал также наркома авиапромышленности М. М. Кагановича и дал нагоняй за равнодушное отношение к первым, двухгодичной давности, сигналам Денисова.

Каганович оправдывался, но спорить по специальным вопросам с таким знатоком, как Денисов, ему было не под силу.

Сущность критических замечаний Денисова заключалась в следующем:

— концепция деления истребителей на скоростные и маневренные порочна;

— у наших истребителей должна быть радиосвязь;

— стрелковое вооружение, как по калибру, так и по размещению на самолёте, неудовлетворительно;

— немецкие истребители превосходят советские как по скорости полёта, так и по стрелково-пушечному вооружению.

В максимальной степени я постарался учесть замечания Денисова при работе над нашим первым истребителем».

*     *     *

Зимой 1939—1940 годов С. П. Денисов участвовал в Советско-Финляндской войне. Был командующим ВВС 7-й армии.

7-я армия была сформирована в Сентябре 1939 года в Калининском военном округе и в середине Ноября переброшена в Ленинградский военный округ на Карельский перешеек. Боевая задача 7-й армии в соответствии с оперативной директивой № 0205/оп состояла в том, чтобы: «мощной атакой, во взаимодействии с авиацией, разгромить войска противника, овладеть его укрепленным районом на Карельском перешейке, выйти на фронт Кякисалми, Антреа, Виипури».

В составе ВВС 7-й армии было 4 авиационных бригады (11 авиационных полков): 59-я истребительная (7-й, 23-й, 25-й и 38-й ИАП); 1-я легкобомбардировочная (7-й пикировочно-бомбардировочный, 5-й скоростной бомбардировочный и 43-й легкобомбардировочный авиаполки); 18-я (48-й и 50-й СБАП) и 55-я скоростные бомбардировочные (44-й и 58-й СБАП).

30 лётчиков, штурманов и воздушных стрелков армии за мужество и героизм были удостоены звания Герой Советского Союза.

21 Марта 1940 года за умелое руководство боевыми действиями ВВС 7-й армии при прорыве линии Маннергейма комдиву С. П. Денисову было присвоено звание дважды Героя Советского Союза. Ему была вручена вторая медаль «Золотая Звезда» № 4.

denisov_doc_t_398_deВ Апреле 1940 года он был назначен командующим ВВС Закавказского военного округа. А 4 Июня 1940 года комкору Денисову было присвоено воинское звание Генерал — лейтенант авиации. Вспоминает С.Н. Гречко:

«В полк прибыл командующий ВВC Закавказского военного округа С. П. Денисов... Генеральские звания в Красной Армии тогда только что были введены, поэтому слово „Генерал“ звучало ещё непривычно. Однако факт оставался фактом: в лице С. П. Денисова я видел советского Генерала, да ещё какого! Дважды Героя Советского Союза: моего ровесника... Мне, тогда Капитану, такое казалось почти недостижимым».

К сожалению, столь молниеносный служебный рост отрицательно сказался на поведении Денисова. 30-летний генерал перестал критически относиться к личным промахам и ошибкам. Он сильно пристрастился к выпивке в ущерб служебным обязанностям, постепенно теряя свой багаж лётчика и авторитет командира.

В Августе 1941 года С. П. Денисов был назначен начальником Качинской Краснознамённой военной авиационной школы имени Мясникова.

Вспоминает лётчик-истребитель Г. В. Кривошеев:

«В Августе 1941 года наше училище из Качи эвакуируют, переводят его в Красный путь, это — между Сталинградом и Ростовом — на — Дону, там был какой — то гарнизон, но это — в степи, казарм не хватало. Нас, 7 учебных эскадрилий, разбросали по всей округе. Я был в 5-й эскадрилье, командир эскадрильи — Воротников. Сразу же организовали полк инструкторов, и он в их числе улетел на фронт. Нам дали командиром эскадрильи Победоносцева.

Когда приехали в Красный путь, назначили начальником училища дважды Героя С. П. Денисова... Зима — не за горами, и каждое звено вырыло себе землянку — прямо в земле большая яма, перекрытая брёвнами и засыпанная сверху землёй. В ней кроватей не было, а были земляные выступы, как нары. Началась зима, а у нас на 120 человек — 4 пары сапог было. Дров нет, угля нет, ничего нет, даже обед не на чем приготовить. Так отрядили курсантов, сделали сани с полозьями из лыж и за 15 километров от расположения части мы ездили и перевозили траву. Она у основания была в палец толщиной. Так на этой траве готовили, согревались. А для поддержания хорошей физической формы перед входом в столовую поставили коня и брусья, не перепрыгнешь, — в столовую не попадаешь, а есть-то, хочется.

Немцы уже подходят к Москве, Ленинград — в кольце блокады, общее настроение — ужасное. И вдруг, в ночь на 6 Декабря — боевая тревога. Мы поднимаемся, и командир эскадрильи Победоносцев говорит: „Под Москвой произошёл прорыв!“ Столько-то танков уничтожено, столько-то солдат взято в плен. Гарнизон просто воскрес! Мы воспряли, стали совсем другие люди! Весь Союз за Москву дрался! Денисов что сделал? Хоть казарм и не хватало, он взял из-под Москвы человек 20 пленных немцев, и когда мы на занятия уходили, их проводили перед нашими глазами, и он говорил: „Вот видите пленных немцев? Это под Москвой взяли“. В каком учебнике можно написать, как воспитывать в людях уверенность в себе?  А у нас после победы под Москвой было очень хорошее моральное состояние, такие были у нас мудрые командиры.

К нам в землянку приходили преподаватели, проводили занятия, приносили харч, зимой мы мало летали, — не было топлива. Из самолётов были только И-16, те, что мы привезли. Ещё на Каче я успел самостоятельно на нём вылететь. Ранней весной начали летать. На самолёт дают мизер бензина, полётов мало. Готовили не весь отряд, а 1-2 человека с эскадрильи, когда они программу заканчивали, то их одевали, как следует, и отправляли на фронт. Нас закончило 5 человек, с каждой эскадрильи — по одному человеку».

Непосредственный начальник Денисова, заместитель командующего ВВС Приволжского военного округа Генерал-майор авиации Игнатов, аттестуя его в 1942 году, в числе крупных служебных недостатков отметил невыполнение авиашколой плана подготовки пилотов и наличие в ней большого количества лётных происшествий. В числе причин назывались: плохая организация полётов и предполётной подготовки, слабое знание соответствующих инструкций и наставлений по эксплуатации техники постоянным и переменным составом, отсутствие постоянной жесткой требовательности начальников к подчинённым, формальное проведение методических занятий.

Летом и осенью 1942 года 2 специальные комиссии провели комплексное обследование авиашколы, отметив, что «за период командования школой тов. Денисов показал себя недостаточно твёрдым и волевым командиром. В отдельных случаях проявлял малодушие и неумение решительно устранять недочёты в работе. Авторитетом как начальник школы пользовался мало. Лично летал редко и преимущественно на учебных самолётах старого типа. Злоупотребляет спиртными напитками, в силу чего 2-3 дня не бывает на службе».

По материалам названных комиссий командующий ВВС Красной Армии Генерал-полковник авиации Новиков 20 Ноября 1942 года подписал приказ об освобождении Денисова от занимаемой должности, как не справившегося.

До Февраля 1943 года С.П. Денисов находился в распоряжении Управления кадров ВВС. Затем, до 14 Декабря 1943 года, был командиром 283-й истребительной авиационной дивизии 16-й Воздушной армии. Дивизия обеспечивала боевые действия 2-х штурмовых авиадивизий смешанного авиакорпуса, в состав которого и входила.

Во время боёв на Курской дуге под руководством С.П. Денисова части дивизии произвели 1400 боевых вылетов, провели 67 воздушных боёв, сбили 73 самолёта противника, потеряв только 16 своих.

Истребители дивизии привлекались также и для уничтожения самолётов противника на аэродромах. Так, 24 Июня 1943 года 11 самолётов Як-7Б из состава 283-й ИАД (16-я Воздушная армия) после тщательной подготовки и опытного бомбометания на полигоне нанесли удар по аэродрому Никольское. В результате они уничтожили 4 самолёта FW-190 и взорвали 2 автомобильные цистерны.

За высокую боевую выучку и достигнутые боевые результаты один из полков дивизии получил звание Гвардейского, а второй был награждён орденом Красного Знамени.

Трудно было в те напряжённые дни застать С.П. Денисова в штабе. Он вылетал на полковые аэродромы. На месте, в частях и подразделениях, контролировал организацию боевой работы. Помогал командирам быстрее вводить в строй пополнение лётного состава. А когда требовалось лично убедиться в боевой выучке авиаторов или же проверить, насколько результативен тот или иной способ тактики действий, добивался разрешения и в составе групп истребителей поднимался во фронтовое небо.

Командующий 16-й Воздушной армией Генерал-лейтенант авиации С.И. Руденко, констатируя соответствие С.П. Денисова занимаемой должности, отметил в то же время в числе его недостатков отсутствие желания осваивать современные истребители и чрезмерное увлечение спиртными напитками — за что получил строгий выговор от партийной комиссии 16-й Воздушной армии. В Декабре 1943 года Денисов сдал дивизию  (впоследствии она стала именоваться так: 283-я истребительная авиационная Камышинская Краснознамённая ордена Суворова дивизия)  новому командиру и убыл в распоряжение командующего ВВС.

За участие в Великой Отечественной войне был награждён орденом Александра Невского  (1943); медалями: «За оборону Сталинграда»   (22.12.1942), «За победу над Германией»  (9.05.1945).

С Февраля 1944 года служил в Главном штабе ВВС. Был старшим помощником начальника 4-го отдела по тактической подготовке, что являлось значительным понижением.

В конце Апреля 1945 года начальник Управления формирования и боевой подготовки ВВС РККА Генерал-майор авиации Волков в аттестации отметил:

«Генерал-лейтенант авиации С. П. Денисов в Управлении работал мало и без желания, самостоятельно разрабатывать документы не умеет и желания учиться этому делу не проявил. Периодически в среднем раз в месяц запивал на срок от 3 до 5 дней. Работой в Управлении тяготится. Авторитетом среди офицеров Управления не пользуется. Партсобрания старается не посещать».

В 1946 году С. П. Денисов был направлен на авиационное отделение Военной академии Генштаба, однако проучился в ней лишь полгода и в Ноябре 1947 года в возрасте 38 лет был уволен в запас по болезни. Умер 16 Июня 1971 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

*     *     *

Подводя краткий итог деятельности С. П. Денисова после Испании, О. С. Смыслов пишет в своей книге «Асы против асов»:

«Судьба известного лётчика, генерала С. П. Денисова, чьи неоднократные записки о недостатках наших истребителей 2 года не доходили до Сталина, сложилась несколько иначе, чем многих его коллег „испанцев“, уничтоженных в начале Великой Отечественной войны. Но и он себя не нашёл в военачальниках. Ведь не всегда отличный лётчик может быть отличным командиром. К сожалению, такое противоречие действует и теперь.

Сергей Прокофьевич авиашколу окончил в 1931 году. Прошёл должности младшего, старшего летчика и командира звена. Потом Испания и звание Героя Советского Союза. С 1937 года за 4 месяца Денисов вырос в званиях от Старшего лейтенанта до Полковника  (Капитаном — 2,5 месяца, Майором — 1 месяц), а в должностях — от командира отряда до командира авиабригады  (через эскадрилью и полк).

В 1938-м комбригом он командовал 2-й авиационной армией особого назначения на Халхин-Голе, а потом в звании комдива ВВС — 7-й армией в Советско-Финляндской войне, где стал дважды Героем Советского Союза.

С Апреля 1940 года — командующий ВВС Закавказского военного округа, но в Августе его назначают начальником Качинской авиационной школы. Кто знает, если бы он не написал тогда свои записки по качественному улучшению истребителей, где бы он был вместо Качи?.. Сталин не забыл этого поступка, потому и прощал ему многое. А прощать было что. Ведь именно там этот 33-летний Генерал в 1942 году „показал себя недостаточно твёрдым и волевым командиром“. По мнению проверяющих, он „в отдельных случаях проявлял малодушие и неумение решительно устранять недочёты в работе... Авторитетом как начальник школы пользовался мало. Лично летал редко и преимущественно на учебных самолётах старого типа. Злоупотребляет спиртными напитками, в силу чего по 2-3 дня не бывает на службе...“   И это в суровые годы войны!

В Ноябре 1942 года Денисова освобождают от должности и держат в распоряжении Управления кадров ВВС, а в Феврале 1943 года назначают командиром истребительной авиадивизии. Ею он командует год, но продолжает пить и не проявляет желания осваивать современные истребители. Значит, снова не справился...

Теперь его назначают с понижением — старшим помощником начальника 4-го отдела по тактической подготовке в Управление формирования и боевой подготовки ВВС. Но и там ничего не вышло. Его начальник писал: „При отсутствии у Денисова достаточной силы воли и при его слабохарактерности, столь большое возвышение вскружило ему голову, он начал пьянствовать, несерьёзно относиться к своим служебным обязанностям и личному усовершенствованию“. Даже в тылу, в тепле и уюте молодой Генерал — лейтенант и дважды Герой Советского Союза не хотел работать, не умея и не желая разрабатывать текущие документы. Периодически и в среднем раз в месяц он и там уходил в запои, продолжавшиеся от 3 до 5 дней.

В 1946 году ему дали ещё одну попытку покомандовать дивизией уже в мирном небе, но назначение не состоялось. Как итог — авиационное отделение Академии Генерального штаба, а через полгода  (в Ноябре 1947 года, в возрасте 38 лет)  — увольнение из армии по болезни в запас. В общем, с командира звена так ничего и не вышло, как и не вышло из некоторых его коллег, отличных и бесстрашных лётчиков в Монголии, в Испании, и в Китае...

А всё потому, что они не смогли подняться выше своего уровня — уровня командира звена и эскадрильи. В современной войне такие „военачальники“, как и те, кто отличился в Гражданской, оказались ненужными. Но при этом никто из них не отказался от высоких должностей».

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*