Евстигнеев Кирилл Алексеевич

.

55323822_evstigneev_kaКирилл Евстигнеев родился 17 февраля 1917 года в посёлке Хохлы, ныне Шумихинского района Курганской области, в семье крестьяника. Окончил 7 классов неполной средней школы. В 1936 году получил специальность токаря, окончив школу ФЗУ на базе Челябинского тракторного завода (ныне СПТУ № 1). Работал токарем, затем мастером на этом же заводе. В Красной Армии с 1938 года. Окончил Бирмскую военную авиационную школу пилотов в 1941 году, работал лётчиком-инструктором.

С марта 1943 года сержант К. А. Евстигнеев в действующей армии. Служил в составе 240-го ИАП  (178-го Гвардейского ИАП).

К ноябрю 1943 года командир эскадрильи 240-го истребительного авиационного полка  (302-я истребительная авиационная дивизия, 4-й истребительный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт)  Старший лейтенант К. А. Евстигнеев совершил 144 боевых вылета, сбил лично 23 и в группе 3 самолёта противника. 2 августа 1944 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К октябрю 1944 года командир эскадрильи 178-го Гвардейского истребительного авиационного полка  (14-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 3-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт)  Гвардии капитан К. А. Евстигнеев совершил ещё 83 боевых вылета и сбил 20 самолётов противника. 23 Февраля 1945 года был награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Всего за годы войны совершил 296 боевых вылетов, провёл свыше 120 воздушных боёв, сбил лично 53 и в составе группы — 3 вражеских самолёта.

После войны остался на службе в ВВС. В 1949 году окончил лётно-тактические курсы, в 1955 году — Военно-Воздушную академию, в 1960 году — Военную академию Генерального штаба. В 1966 года присвоено звание генерал-майор авиации. С 1972 года — в запасе. Жил в Москве. Автор книги — «Крылатая гвардия». Умер 29 августа 1996 года.

Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени   (четырежды), Суворова 3-й степени, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды, орден Британской империи V-й степени; медалями. В городе Шумиха Курганской области установлен бронзовый бюст Героя, на здании школы № 2 и на доме, где жил Герой — мемориальные доски.

*     *     *

Даже среди лучших воздушных бойцов далеко не каждый может быть назван «лётчиком от Бога», кого природа и выучка наделили почти сверхъестественной властью над летательным аппаратом. Пилотаж Евстигнеева был именно от Бога, виртуозным и неповторимым.

Наблюдая за лёгким и точным каскадом исполняемых им в воздухе фигур, было трудно предположить, что тяжёлый недуг давно уже терзает его. Будь медицина столь же строга к лётчикам в войну, как и в мирное время, только первая пятерка асов недосчиталась бы двоих — Речкалова и Евстигнеева. Первого отлучили бы из-за дальтонизма, второго — по причине язвенной болезни.

Кирилл Евстигнеев родился в Феврале 1917 года в селе Большие Хохлы ныне Шумихинского района Курганской области, в многодетной крестьянской семье (9 человек). Нужда была частым гостем в лесной деревушке, но отец делал всё, чтобы выучить детей, в особенности младших. С раннего детства Кирилл был включён в посильный домашний труд и помогал родителям. Он рос крепким, выносливым юношей, был хорошим товарищем.

В 1934 году, окончив в Шумихе, куда переехала семья, 7-й класс в школе №1, Кирилл уехал в Челябинск и поступил в ФЗУ тракторного завода. Учёбу успешно совмещал с занятиями в аэроклубе. Всегда и везде Кирилл выделялся отличной дисциплиной, добросовестным отношением к учёбе.

В 1936 году он был направлен на опытный завод, а через полгода переведён в цех топливной аппаратуры на головной завод в качестве наладчика токарных автоматов, где работал до призыва на действительную военную службу.

Человек исключительной скромности и по-русски непритязательный, получивший «Золотую Звезду» Героя, когда на его боевом счету уже было 49 (!) личных побед, Кирилл Алексеевич и в авиацию-то попал, встретив на своем пути хороших людей-доброхотов, подсказавших путь крестьянскому сыну.

Сначала в Челябинском аэроклубе его разглядел молодой инструктор Николай Кобзев, не только заронивший лётную искру в душу 15-летнего токаря, но и в трудную минуту настоявший, чтобы тот закончил аэроклуб. Другим человеком, поддержавшим юношу, был начальник дальневосточной рембазы, где служил красноармеец Евстигнеев, направивший его в Бирмскую военную лётную школу. В школе заметили способности нового лётчика и после её окончания в 1941 году оставили инструктором. Здесь его и застала война.

Лишь только через год, налетав более 300 часов и подготовив два десятка воздушных бойцов, Евстигнееву удалось вырваться на фронт. В Москве на сборном пункте ВВС его отобрал командир 240-го ИАП майор И. Солдатенко в числе десятка худых и обносившихся по военному времени парней. Наученный опытом тяжёлых боёв, ветеран Испанской войны, Игнатий Солдатенко старался брать лётчиков, прошедших инструкторскую школу. Среди новобранцев были сержанты Евстигнеев и Кожедуб.

Из первого боевого вылета, 19 Марта 1943 года, пришлось вернуться по приказу, даже не набрав высоты: не убралась стойка шасси... Оставалось лишь сетовать на свою злосчастную участь. А вот первый бой, 28 марта 1943 года, оказался результативным. Взлетев поперёк старта под аккомпанемент рвущихся бомб и набрав высоту, Евстигнеев в одиночку атаковал девятку Ju-88. Дав очередь по плотно идущей группе, затем, сделав горку, снизу, метров с 70, зажёг левый мотор одного из «Юнкерсов». Сам попал под удар четвёрки Ме-109, выполнил петлю и в упор расстрелял оказавшегося перед ним немца. В этом первом своем поединке Евстигнеев одержал 2 победы. Все невзгоды, неразбериха и неустроенность — ничто. Воздушный бой — это его стихия. Недаром, вновь переживая воздушные сражения в мемуарах, Кирилл Алексеевич вспоминает пушкинские строки — «Есть упоение в бою...».

12 апреля при бомбёжке аэродрома Уразово погиб командир полка майор И. Солдатенко. Менее полугода прослужил Евстигнеев под его началом, сделал лишь несколько боевых вылетов, а навсегда запомнил и остался благодарен этому человеку, мудро и терпеливо подготовившему к боям необстрелянных лётчиков, которым через год суждено было войти в число лучших воздушных бойцов мира.

6 мая 1943 года при отражении неприятельского налёта лётчику удалось сбить Ju-88  (записанный ему как групповая победа), затем Ме-110. На преследовании подбитого им горящего двухмоторного «Мессера» в самолёт Евстигнеева сверху врезался «Як», увлёкшийся погоней. Чудом инцидент окончился даже без травм. Пилот «Яка» быстренько выпрыгнул из лишившейся половины крыла машины, а Кирилл, выведя свой изуродованный Ла-5 из пикирования у самой земли, сел прямо на окопы.

0f8ksazek76zxuzlkxk1esh44ichz6pyВ июне 1943 года Евстигнеев, летавший до этого ведомым у лейтенанта Юрия Михайловича Любенюка (совершил более 250 боевых вылетов, лично сбил 14 машин), назначается ведущим пары.

...Жарким было фронтовое лето под Курском, но от боя к бою всё увереннее действовал младший лейтенант Евстигнеев. 7 июля он вылетел в составе шестёрки на прикрытие наземных войск. Обнаружив над полем боя 10 бомбардировщиков противника, Кирилл Алексеевич сбивает ведущего, чем вносит растерянность в его ряды и тот — поворачивает назад...

В большом бою 8 июля Евстигнеев одержал свою первую тройную победу (результат достаточно редкий — в советских ВВС за войну всего около 150 случаев). На большой скорости уходя из — под огня прикрывающих «Мессеров», он зажёг ведущего девятки Ju-87 и, выполнив боевой разворот, тут же, в упор, сбил замыкающего. Осмотревшись, атаковал следующую девятку, поразил левофланговый бомбардировщик и, преследуя его на малой высоте, добил несколькими очередями.

В воздушных боях советские лётчики творчески решали боевые задачи, искали новых путей в достижении победы. Нередко в одном бою они сбивали по нескольку вражеских самолётов. Об одном из таких воздушных боёв, проведённых 8 Июля 1943 года, младший лейтенант Евстигнеев писал:

«Мы вылетели на прикрытие переднего края обороны наших войск. К намеченному району подошли двумя ярусами на высоте 5000 метров. Внизу под командованием капитана Подорожного шла ударная группа из 6 истребителей. Она должна была уничтожать бомбардировщиков противника. Вторая группа из 3 самолётов шла на 400-500 метров выше. В случае появления вражеских истребителей она должна была связать их боем и создать благоприятные условия для действий ударной группы.

Как только показались вражеские бомбардировщики, капитан Подгорный повёл свою шестёрку в атаку. Он умело зашёл в хвост „Юнкерсам“ и вместе со своим ведомым с первой же атаки поджёг один самолёт. Я шёл слева от ведущего и вслед за ним атаковал крайний „Юнкерс“ из последней пары. Подойдя к нему слева сверху под углом 45°, с дистанции 50 метров я первой очередью сбил его. Но в это время появилась вторая группа „Юнкерсов“. Имея превышение над ними, я немедленно устремился в атаку и врезался в их строй. Развернувшись, зашёл в хвост „Юнкерсу“ и с дистанции 50 — 60 метров зажёг его. Строй бомбардировщиков распался, они стали удирать.

Я погнался за очередной целью. С резким снижением враг пытался улизнуть, но я, не отставая, преследовал его и бил короткими очередями. То был 3-й самолёт, сбитый мною в этом бою. В этом воздушном бою советские истребители уничтожили 5 бомбардировщиков и 1 истребитель противника».

В том же бою погиб М. Шабанов. Из четвёрки инструкторов-дальневосточников остался один Евстигнеев...

9 июля Евстигнеев сбивает Ме-109; 13 и 16-го июля — снова по одному «Мессеру». Итак вплоть до августа — из боя в бой лётчик одерживает победу за победой. В середине июля его, имевшего на счету уже 10 побед, назначают командиром 2-й эскадрильи. Он выбирает себе ведомым «рыжего» — Валентина Мудрецова.

5 августа 1943 года самолёт Евстигнеева был сбит очередью по левому борту над своей территорией, сам он ранен в ноги. Самолёт сразу же загорелся и вошёл в пике. С большим трудом лётчику удалось выбраться из машины, дернуть кольцо парашюта. Так и осталось загадкой, что было причиной этого смертельно опасного происшествия: не то очередь с земли, не то — с проходившей над его группой четвёрки «Яков», не то взрыв шального снаряда.

Ранение было весьма неприятным. За сохранение левой стопы пришлось побороться, а на 9-й день после прыжка он убежал из госпиталя. Пройдя по лесным дорогам на костылях около 35 километров, вышел на аэродром соседнего полка.

Так, второй, и последний, раз, вновь при странных обстоятельствах, был сбит Кирилл Евстигнеев. Пора становления прошла, больше его не сбивали и он не потерял никого из своих ведомых.

Особенно ярко проявились высокие боевые качества Евстигнеева в воздушных сражениях над Днепром. Осень 1943 года воистину стала для него золотой. Лишь за один месяц сражений, в 9 воздушных боях он одержал 12 побед. Иногда отсюда, с аэродрома Большая Даниловка, поднималась в воздух особенно грозная четвёрка: Евстигнеев — Мудрецов, Кожедуб — Мухин.

2 Октября 1943 года четвёрка Ла-5, ведомая Евстигнеевым, трижды вылетала на выполнение боевых заданий. В районе Бородаевки они вступили в бой вначале с вдвое, а затем с втрое превосходящим количеством вражеских самолётов. Только мужество и находчивость, высокое боевое мастерство и смелость помогли нашим лётчикам выйти победителями из схваток с противником. Так в схватке с группой Ме-109, прикрывающих пикировщики Ju-87, в первой же атаке Кирилл сбил «Мессер», во второй — «Юнкерс». Всего в этот день он уничтожил два Ме-109 и один Ju-87.

Через день Евстигнеев, ведя шестёрку Ла-5 на боевое задание, встречает группу из 20 «Юнкерсов» и дерзкой атакой рассеивает их боевой порядок, не допустив до цели. В результате этого смелого поединка самолёты противника сбросили бомбы на головы своих же войск. В этом бою Кирилл увеличил счёт сбитых враженских самолётов ещё на один.

5 октября 1943 года К. А. Евстигнеев, возглавляя группу из 11 Ла-5, в районе Мишурин Рог атаковывает 6 Ме-109 и 8 FW-190 и в первой же атаке сбивает вражеский самолёт. Во втором боевом вылете в составе 10 Ла-5 в районе Бородаевки он встречает и атаковывает две группы пикировщиков Ju-87 (до 27 машин), а так же 6 прикрывавших их Ме-109. Бомбардировщики были рассеяны и повернули назад, понеся потери. В этом бою Евстигнеев сбил один «Юнкерс».

7 октября шестёрка Евстигнеева вылетела на прикрытие своих войск на линию фронта. В районе Бородаевки встретили 3 группы Ju-87 (до 27 машин) под прикрытием 6 Ме-109. Решительной атакой своей группы Евстигнеев срывает замысел противника. Не сбросив бомбы, те поворачивают назад. «Мессеры» бросаются на нашу группу. В этом воздушном бою, который длился 30 минут, шестёрка Ла-5 уничтожила 5 самолётов противника. Лично старший лейтенант Евстигнеев сбил 3 самолёта, в том числе 2 Ju-87 и 1 Ме-109.

Боевой счёт Кирилла Алексеевича рос с каждым днём. Командование полка неоднократно отмечало его боевые заслуги. В мае 1943 года за отличное выполнение боевых заданий по блокировке Харьковского аэродрома был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени. В сентябре 1943 года за 10 лично сбитых самолётов противника и отличное выполнение боевых заданий в период Белгородской операции — орденом Красного Знамени.

Во второй половине октября 1943 года в районах Пятихатки, Лиховки и Кривого Рога Кирилл Евстигнеев записывает на свой боевой счёт 6 самолётов противника — 2 Ме-109, 2 Ju-87, 1 He-111 и 1 FW-109.

В период успешного форсирования нашими войсками Днепра и расширения плацдарма боевых действий на правом берегу К. А. Евстигнеев, прикрывая свои войска на линии фронта, с 2 по 21 октября лично сбил 13 самолётов противника, за что был награждён орденами Суворова 3-й степени и Красного Знамени.

За время боевой работы с 28 марта 1943 года, когда им был сбит первый вражеский самолёт, по 19 ноября 1943 года, к моменту представления его к званию Героя Советского Союза, на счету старшего лейтенанта К. А. Евстигнеева было 144 успешно выполненных боевых задания, в том числе: прикрытие своих войск — 58, сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков — 52, разведка войск противника — 9, патрулирование над военными объектами — 16, блокировка аэродромов противника — 1, перехват самолётов противника — 7, «свободная охота» — 1. За этот период им сбито 26 самолётов  (9 Ме-109, 10 Ju-87, 2 Ju-88, 2 Me-110, 1 FW-190, 1 FW-189, 1 He-111), из них 23 лично и 3  (1 Ju-88, 1 Ju-87, 1 He-111)  — в группе с товарищами.

muhin_v1После ранения Евстигнеев летал на Ла-5ФН  (бортовой номер «95»), на котором сбил 36 самолётов противника. И, по имеющимся данным, это наибольшее число побед, одержанных на одной машине.

Зимой 1944 года отважный лётчик принимает участие в боях по уничтожению окруженной группировки врага в районе Корсунь-Шевченковского, а весной — на Черновицком и Уманско-Ясском направлениях. Изо дня в день идут тяжёлые, напряжённые бои и буквально в каждом бою он сбивает по 2, а то и по 3 самолёта.

В начале марта 1944 года, по просьбе командира полка, он пошёл на исключительный риск, опробуя «годность к работе» раскисшего аэродрома. При разбеге его истребитель, едва не улетев в овраг, встал на попа, увязнув колёсами в грязи. А через месяц из-за халатности представителя службы Воздушной армии, перепутавшего кислородный баллон с воздушным, пусковой насос с баллоном взорвался. Евстигнееву обожгло лицо и выбросило из кабины, а машина, ускоряя бег, побежала по аэродрому, затем круто развернулась и остановилась. Евстигнеев настоял на ремонте своего «боевого коня», и теперь его левый борт был покрыт затейливым камуфляжем, скрывавшим заплаты, на который были нанесены чёрные цифры «95» с красной окантовкой.

На этой машине ему довелось сражаться под Яссами. В начале апреля над Кишинёвским аэродромом, на малой высоте он сбил 4-моторный FW-200 «Кондор». Но этот «раритет» официально не был записан на его боевой счёт. В 27 боевых вылетах под Яссами и в 13 воздушных боях старший лейтенант Евстигнеев сбил 7 вражеских самолётов.

В июне 1944 года он продолжает наращивать дальнейший счёт своих блестящих побед: 1 Июня им сбит Ме-109 и Ju-87; 3 Июля — Hs-129, FW-190 и Me-109; 5 Июня — 2 FW-190 и Me-109...

Евстигнеева назначают командиром эскадрильи и он с честью оправдывает это доверие. На счету его пилотов к августу 1944 года значилось 97 воздушных боёв и 71 сбитый вражеский самолёт. В одном из боёв лётчики уничтожили 6 вражеских бомбардировщиков, 2 из них — лично сбил Кирилл.

В каждом бою он показывал себя смелым, решительным, не знающим страха воздушным бойцом. Эскадрилья под командованием Евстигнеева громила врага в небе над Белгородом, Харьковом, Полтавой, Кременчугом, Кировоградом, Кривым Рогом, Будапештом.

Если не было боевых вылетов, то самозабвенно, днями напролёт он готов был летать с молодыми, делился с ними отработанными приёмами, разбирал и оценивал новые предложения, иногда сходился в учебном бою с другим комэском своего полка — Иваном Кожедубом  (почти всю войну, до февраля 1945 года, по числу личных побед Евстигнеев опережал своего товарища и друга Кожедуба).

В конце июня, учитывая затишье на передовой, врач полка, невзирая на протесты Евстигнеева, заручившись поддержкой командира, направил Кирилла Алексеевича в госпиталь. К тому времени на счету воздушного аса было 49 лично сбитых самолётов противника и он уступал только Гулаеву и Покрышкину. Лётчику вручили награду союзников — «Крест Британской империи»  (дающий право на пожизненное имение за границей).

Два месяца провёл Евстигнеев в Центральном военном авиационном госпитале. Там его и застал Указ от 2 августа 1944 года о присвоении звания Героя Советского Союза.  (Случай в советских ВВС исключительный — с 1943 года Героя обычно давали уже за 15 сбитых самолётов противника. Вероятно, свою роль сыграли, непростые отношения Евстигнеева с командиром полка Н. И. Ольховским — человеком отважным и добрым, но подверженным известной русской «болезни».)

29 августа из рук Калинина он получил «Золотую Звезду», а на следующий день второй раз сбежал из госпиталя на фронт. Известного аса с радостью взял экипаж «Дугласа». На опустевшем аэродроме в Яссах он нашёл исправный, хоть и некрашеный, Ла-5 и, облетев на «пёстром» несколько аэродромов, в Фокшанах отыскал свой родной полк.

К тому времени его дивизия и полк получили звание Гвардейских: дивизия стала 14-й Гвардейской ИАД, а полк 178-м Гвардейским ИАП.

Евстигнеев был назначен штурманом полка, воспринял это в штыки и успокоился, получив лишь от командира заверения, что никаких ограничений в полётах не будет.

После возвращения ему был передан Ла-5Ф с бортовым номером «14», наверное, самый прославленный истребитель в стране. Построенный на средства колхозника-пчеловода В. Конева и переданный, по его просьбе, «лучшему лётчику фронта», он был боевой машиной Ивана Кожедуба, а после перевода последнего в другой полк, на нем летал Герой Советского Союза Павел Брызгалов.

На этой машине Евстигнеев одержал 5 побед. Последнюю из них — 17 февраля 1945 года, сбив в лобовой атаке FW-190. Удивительна самоотверженность этого аса, в преддверии победы, в лоб атаковавшего 6-пушечный «Фоккер»... В этой атаке его «Лавочкин» поразили 3 бронебойных снаряда: один прошил крыло и оперение, а два других, пройдя в сантиметре от ног, вывели из строя правую стойку шасси.

Мастерство и находчивость позволили Кириллу приземлить истребитель на одно колесо, на расчищенную от снега узкую дорожку, между двумя метровыми ледяными барьерами!

23 февраля 1945 года Гвардии капитан К. А. Евстигнеев был награждён второй медалью «Золотая Звезда». Незадолго до этого, приказом по полку ему было присвоено звание «Мастер воздушной радиосвязи» — Кирилл одним из первых в совершенстве освоил новую радиотехнику и умело использовал её. Вылетая по команде станции наведения, он шёл в тот район, где появлялись вражеские самолёты, встречал их и, умело руководя по радио действиями своих подчинённых, добивался успеха. Так, только за 3 дня (в конце лета 1944 года) его эскадрилья с помощью станции наведения сбила 20 самолётов противника. Однажды его с напарником точно вывели на группу из 12 FW-190. Внезапно атаковав её, лётчики уничтожили сразу 3 самолёта!

Войну Гвардии капитан К. А. Евстигнеев закончил штурманом 178-го Гвардейского истребительного авиационного полка. Последний бой он провёл в небе Венгрии 26 марта 1945 года, на своём 5-м за войну истребителе Ла-5.

В тот день, четвёрка Ла-5ФН, ведомая им, патрулировала над Будапештом. Вдруг на горизонте показалась группа из 18 самолётов FW-190. Внезапная атака ошеломила противника. Евстигнеев, мгновенно воспользовавшись этим, стремительно настиг один из «Фоккеров» и длинной очередью с переворота расстрелял его. Это была 56-я победа советского аса за 27 месяцев фронтовой деятельности. «Лётчик — кремень», — так отзывался о нем Иван Никитович Кожедуб, долгое время служивший с Евстигнеевым в одном полку.

Всего за годы войны Кирилл Алексеевич Евстигнеев совершил 296 боевых вылетов, провёл более 120 воздушных боев, лично сбил 53 и в группе 3 самолёта противника.

Сразу после войны Евстигнеев в 3-й раз был представлен к званию Героя. Представление подписали командиры полка, дивизии, корпуса, командующий 5-й Воздушной армией генерал-полковник авиации С. Горюнов. В Центральном Архиве Министерства обороны и сейчас хранится это представление. А тогда властью, сильнее командирской, оно было перечёркнуто. Похоже, было решено сделать вторым «трижды» лишь одного — «primus inter pares» — первого среди равных.

Возможно, определенную роль в этом решении сыграл и характер самого Евстигнеева, исключительный для военного лётчика, а тем более для лётчика-истребителя. Честолюбие в какой-либо форме, начетистость, самолюбование были ему абсолютно чужды, жизненно неинтересны. Восторженное внимание посторонних было для него явно обременительно. О своих победах он рассказывал, лишь обсуждая ход воздушного боя с людьми, которым очень доверял, или с теми, для кого считал это полезным и необходимым. И тогда повествование его было очень личным, ярким. Он словно ещё раз анализировал правильность своих действий, вместе с собеседником искал и находил ошибки. Скромный по натуре, предельно сдержанный, Евстигнеев становился оживлён и по-гусарски весел лишь в кругу друзей — ветеранов, однополчан, лётчиков...

Кириллу Алексеевичу, как и большинству лётчиков, повезло в личной жизни. Ещё в 1945 году он женился на однополчанке, своём боевом товарище Марии Ивановне Раздорской. Она умела быть как решительной и твёрдой, так и нежной и верной.

После войны он окончил Высшие лётно-тактические курсы. Командовал истребительным авиаполком. До 1954 года продолжал летать. В 1955 году окончил Военно-Воздушную Академию. После её окончания служил в городе Фрунзе начальником штаба центра переучивания лётного состава. В 1960 году окончил Военную академию Генерального штаба и был направлен в Волгоград начальником штаба Качинской военной авиационной школы. Затем была служба начальником оперативного отдела авиации Северо-Кавказского военного округа в Ростове-на-Дону, заместителем командующего 73-й Воздушной Армии в Киеве, вновь служба в Ростове, теперь уже начальником штаба ОКВО, первым заместителем командующего авиацией округа.

201011060853580.Kurgan_Evsigneev_mdВ 1966 году Евстигнееву было присвоено звание генерал-майор авиации. Его последним назначением была служба в Управлении учебными заведениями ВВС. Демобилизовавшись в 1972 году, жил в Москве. Написал книгу воспоминаний о войне.

Его дом стоит в Большом Афанасьевском переулке, прямо напротив церкви Афанасия и Кирилла...

Кирилл Алексеевич долгие годы, ещё с послевоенных времен, был тяжело болен. В своей жизни он перенёс 13 хирургических операций! Порой, переживая мучительные боли, он говорил Марии Ивановне:

— Это оттого, Маша, что я стольких сбил...

Умер Кирилл Алексеевич 29 Августа 1996 года.

Память об этом великолепном воздушном бойце, предельно честном и чистом человеке, будет жива, покуда жива Россия.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*