Константинова Тамара Федоровна

.

konstantinova

Герой Советского Союза Константинова Тамара Федоровна

Родилась 7 ноября 1919 года в деревне Нигерёво, ныне Лихославльского района Тверской области, в семье крестьянина. В 1925 году семья переехала в город Тверь. Окончила среднюю школу. Работала в городе Скопине Рязанской области. Там же училась в аэроклубе. Окончив в 1940 году специальные курсы при Калининском аэроклубе, работала в нём же лётчиком-инструктором.
С марта 1943 года — на фронтах Великой Отечественной войны. С июля 1944 года была пилотом 566-го штурмового полка, с декабря 1944 года — пилотом, заместителем командира эскадрильи 999-го штурмового Таллинского ордена Суворова авиаполка.
К марту 1945 года штурман эскадрильи 999-го штурмового авиационного полка (277-я штурмовая авиационная дивизия, 1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт) лейтенант Т. Ф. Константинова совершила 66 боевых вылетов на штурмовку оборонительных сооружений, скоплений войск противника.
29 июня 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоена звания Героя Советского Союза.
После войны старший лейтенант Т. Ф. Константинова — в запасе.
Окончила партшколу, экономический институт. Жила в Воронеже, работала заместителем заведующего в отделе социального обеспечения облисполкома, учреждениях, на заводах и предприятиях.
Награждена орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

В один из послевоенных дней в городе Калинине произошло удивительное событие, никем тогда не замеченное: в скромную квартирку пенсионерки-инвалида, бывшей учительницы Зинаиды Михайловны приехали с фронта сын Владимир и дочь Тамара. В 1945 году нередко случались такие счастливые встречи. Миллионы исстрадавшихся матерей обнимали своих детей, вернувшихся с длительной кровавой войны. А тут случай совсем особый, единственный на всю страну: и Тамара и Владимир — Герои Советского Союза. И она, и он — боевые лётчики, многократно вступавшие в смертельные схватки с врагом в воздухе. И оба — живые, радостные, с Золотыми Звёздами на гимнастерках. Ну как тут не порадоваться, не всплакнуть светлыми слезами их матери?!
Была здесь и младшая дочь Августа, которую звали в семье Гутей.
— Вот и вся наша семья в сборе! — растроганно повторяла Зинаида Михайловна.
Они сидели за праздничным столом, вспоминали довоенную жизнь, давнее и дорогое, рассказывали о буднях войны, о ранах телесных и душевных, о пережитом, и у каждого, даже у 12-летней Гути, было о чем поведать друг другу.
Мать припомнила свою трудную, но по-своему счастливую пору молодости и их раннего детства. Молоденькая учительница, окончившая гимназию с золотой медалью, в годы Гражданской войны оказалась в деревне. Ей полюбился деревенский силач, весёлый крестьянин Фёдор Константинов, человек необычной судьбы. В Первую Мировую войну он служил солдатом, попал в плен, бежал, долгие месяцы пробираясь через всю Европу к родному дому. Учительница и бывший солдат поженились. Сначала все шло хорошо. Жили в деревне, работали, родились дочь и сын — Тамара и Владимир.
Потом переехали в город. Фёдор поступил на фабрику. Что-то у него не заладилось, он стал запивать, менял место работы. Пришли в семью огорчения, неурядицы. В 1937 году отец умер. А мать тяжело заболела, стала инвалидом. На её руках осталось трое детей. Жили бедно, но дружно. Помогала школа. В пионерских лагерях укреплялось здоровье. И Тамара и Владимир заботились о матери, брали на себя многие домашние дела. Они хорошо учились, выделялись в школьном коллективе своей активностью, работали вожатыми, а Володя увлекался спортом, был футболистом. Педагоги говорили Зинаиде Михайловне:
— Хорошие у тебя растут ребята...
— Они работящие, — отвечала она, — мои надёжные помощники, моя опора...
Не знала мать о том, что скоро наступит расставание. После окончания 9-летней средней школы Тамара уехала в город Скопин, поступила в горный техникум. Но вскоре но нужда заставила пойти работать: она поступила преподавателем начальных классов в одну из школ города Скопина.
В те годы молодёжь увлекалась авиацией. Любимыми героями были Чкалов, Громов и другие покорители неба, и Тамара поступила в аэроклуб. Днём работала, а вечером училась, осваивала лётное дело. Она охотно занималась планеризмом, научилась уверенно управлять самолётом У-2. Там она познакомилась с Василием Лазоревым. Молодые люди полюбили друг друга и поженились. Они вместе ходили на занятия, изучали теорию лётного дела, копались в моторах, драили фюзеляжи. А потом начались полёты на планерах.
Когда приступили к учебным полётам на У-2, Тамара быстро и уверенно научилась им управлять. Энергичная, общительная, никогда не унывающая, она верховодила среди девушек-курсантов. Как лучшую выпускницу, её назначили инструктором. Вскоре у них родилась дочка Верочка и они переехали в Калинин, к матери. Там Тамара работала лётчиком-инструктором в местном аэроклубе. А Василий продолжил учёбу в Батайском лётном училище.
Рассказы сестры о полётах, о романтической профессии повлияли и на младшего брата. Окончив 10-летку, Володя подал заявление в авиационное училище. Выросшие, окрепшие помощники выпорхнули из гнезда. Уехал в Оренбургское авиационное училище и брат Тамары — Владимир Константинов.
Вспыхнувшая вдруг война принесла всем членам семьи Константиновых тяжкие испытания. Фронт быстро приближался к Калинину, а на руках у больной Зинаиды Михайловны малолетние девочки — дочка Гутя и внучка Верочка. Учительнице-пенсионерке было не под силу влиться в число беженцев, и она осталась в городе, пережила страшные дни оккупации. Ютились в подвале. Мёрзли. Голодали. Помогали добрые люди. Гутя, бегавшая с ребятами по развалинам, приносила иногда мороженую картошку... Зинаида Михайловна, позабыв о своих болях, прислушиваясь к выстрелам, к разговорам горожан, считала дни в неволе, страшилась за судьбу детей, маленьких, и тех, взрослых, лётчиков. Со слезами на глазах вместе с другими калининцами в морозный декабрьский день она встречала наших воинов, выбивших фашистов из города.
Самое страшное осталось позади. В разрушенный город возвращалась жизнь. Теперь все её тревоги обращены к старшим. Живы ли? Уехали ли на фронт? Может быть, погибли в бою...
С началом Великой Отечественной войны Василий прямо с курсантской скамьи уехал на фронт. Он сражался в небе Ленинграда. Тамара, закончив курсы медицинских сестёр, работала в одной из авиационных частей.
И вот пришла весточка от Тамары: «Здравствуйте, мама, Гутя и Вера! Что же вы до сих пор молчите и какой ваш точный адрес? Я послала вам 500 рублей на почтамт. Получили ли?..» Дочь интересовалась, как они живут, в чём нуждаются, сообщала, что муж Василий на фронте, бьёт фашистов под Ленинградом.
Тамара обрадовалась, получив в ответ письмо от матери. Осталась одна забота — узнать, что с Василием, почему не пишет. Шли одна за другой длинные недели, а вестей всё нет и нет. Она вчитывалась в скупые сводки с Ленинградского фронта, с замиранием сердца ждала почтальона. И наконец поступило известие. Штабной конверт. Чужой почерк. Сердце тревожно сжалось. Прочитав письмо, немного успокоилась: нет, не убит, ранен. В одном из боёв Василий был сбит и сильно обгорел. Его эвакуировали в госпиталь, в Пермь.
Она поспешила в далекий город — увидеть его, приободрить, помочь. Три долгих месяца боролся за жизнь мужественный лётчик, её муж, тяжело раненный в воздушном бою. Врачи пытались его спасти. Самоотверженно старалась вернуть любимого к жизни Тамара, не верила, что случится непоправимое. Но смерть не выпустила его из своих безжалостных цепких когтей. У могилы В. И. Лазарева, лётчика, её дорогого человека, Тамара Фёдоровна поклялась отомстить врагу и занять его место — стать военной лётчицей. Она написала матери: «Еду на фронт. Если погибну, мама, не бросай Верочку».
Так она решила. Но не так просто женщине попасть в действующую часть. В военкомате ей сказали:
— На лётчиков разнарядки пока нет. Ждите...
Тамара не могла спокойно ждать. Каждый день, прожитый в тылу, она считала пропавшим, прожитым бесцельно. Ещё и ещё она ходила в военкомат, и, наконец, её зачислили в роту связи на Волховском фронте, водителем грузовой машины.
— Ничего, — сказала лётчица, — машина не та, но всё ближе к передовой.
Подразделение, хотя и числилось ротой связи, за исключением командира и двух его помощников, состояло из девушек и занималось доставкой снарядов к линии фронта. Всё время они были в разъездах. Это была нелёгкая работа: артиллерийские обстрелы и налёты вражеских истребителей быстро стали обыденным явлением в их фронтовой жизни... Но никакие трудности не охладили её желания драться с фашистами. Из кабины грузовика Тамара с тоской смотрела на пролетавшие самолёты. «Вот бы на штурмовик! — мечтала она. — Сверху виднее фашистов. Я б дала им прикурить!»
Её рапорты с просьбой зачислить в авиацию где-то долго ходили, и она нервничала.
konstantinova2Вскоре Тамаре удалось добиться своего: её направили в 386-й полк лёгких ночных бомбардировщиков. Начались боевые вылеты на маленьком У-2, на которых она летала в аэроклубе, научив летать сотни скопинских и калининских курсантов. Но прослужила она там недолго, вскоре её перевели в эскадрилью связи — на тот же самый У-2. Пожалел Тамару командир лёгкобомбардировочного полка — не захотел посылать под огонь, на риск и смерть, а получилось как в известной поговорке: из огня да в полымя. На бомбёжку она теперь не летала, но развозила секретную почту, офицеров связи, иногда и больших командиров. И всё это очень близко к линии фронта.
Если раньше, летая на бомбёжку, Тамара опасалась только зениток, то теперь за ней стали охотиться истребители. Если раньше она летала только в темноте и ночь была её надёжным союзником, то теперь, когда она летала в светлое время суток, ясный солнечный день стал её недругом. Дважды она прилетала на изрешечённом самолёте.
Доставить в назначенный час секретный пакет, избежав при этом встречи с истребителем, или же, встретившись с ним, благополучно от него уйти — это конечно было большое искусство. Но Тамаре оно было не по душе. Не нравились ей такие полёты, когда надо скрываться, маскироваться и всё время прятаться от врага. Не по душе был и легкокрылый У-2. Она чувствовала, что ей нужен боевой самолёт, грозное оружие, на котором она могла рассчитаться с врагом за всё, что накипело в душе.
— Разрешите летать на боевом самолёте, на штурмовике.
— Женщины на штурмовиках не летают, — отвечали ей, — машина тяжёлая.
— Но я же сильная! — убеждала Тамара. — Я спортсменка. И хочу мстить фашистам!
И она добилась своего...
Её настоятельную просьбу удовлетворили. Уже в мае 1944 года Тамара попала в 15-й отдельный учебно-тренировочный авиаполк, где успешно освоила штурмовик Ил-2. А вскоре, в один из ненастных дней июля 1944 года, Константинова прибыла в 566-й штурмовой авиаполк 277-й штурмовой авиадивизии, расположенный на Ленинградском фронте под Кингисеппом. Ей вручили новенький Ил-2 с бортовым номером «10» и началась боевая работа...
Вначале многие лётчики смотрели на неё, как на диво. Женщина на штурмовике! Виданное ли дело? Она стерпела и косые взгляды, и плохо скрываемые насмешки. Её мечта исполнилась! Да и насмешники скоро перевелись. Новенькая не хуже мужчин владела машиной, проявила отвагу и смекалку и умение помочь в воздухе другу.
Её верным боевым другом, стрелком-радистом в экипаже, стала молоденькая девчушка Шура Мукосеева. До прихода Тамары в полк она была мотористом. И вот в полку появилась женщина-пилот, молчаливая, с серыми спокойными глазами, но только нередко тоскливыми, грустными. Шура поинтересовалась: кто она, откуда? Ей ответили, что лётчица пришла из запасного полка, перешла с У-2 на штурмовик, решив на нём воевать и мстить за погибшего мужа-лётчика. И Шура решилась, выбрав момент, она попросила Тамару взять её в экипаж воздушным стрелком. Тамара согласилась. Так они и стали летать вместе.
Однажды Константинова вылетела на разведку. Как всегда она вела самолёт очень внимательно, учитывая обстановку и метеоусловия. Первая увидела пару «Мессеров» Шура. Она открыла огонь по заходившим с хвоста истребителям. Тамара моментально развернулась в сторону солнца. Противник последовал за ней и оказался ослеплённым яркими лучами. Зато в прицеле Мукосеевой вырисовывался чётко. Короткая очередь — и один из «Мессеров» загоревшись, рухнул вниз. Вот так слаженно, дружно они воевали.
Экипаж Константиновой-Мукосеевой быстро стал одним из лучших в полку. Тамара была довольна своей подругой. Вот что писала она своему брату Владимиру:
«...Если бы ты знал, как это хорошо, когда у тебя за спиной верный надёжный товарищ. Я говорю о своём воздушном стрелке Шуре Мукосеевой. Девчонка, а сколько в ней смелости, твёрдости. Настоящий кремень. А сколько боевого умения! Идя в атаку, я никогда не смотрю назад. Уверена, туда смотрит Шура. И всё видит. Ещё не было случая, чтобы вражеский истребитель атаковал нас внезапно. Двух она уже сбила! Короче, я за ней, как за стеной каменной...»
Вместе с другими лётчиками Тамара летала на штурмовку вражеских позиций, на разведку переднего края обороны противника.
В одном из вылетов их самолёт был подбит и пришлось садиться на вынужденную. Хорошо что дотянули до своей территории...
Шло время. Позади остались бои за Нарву и Псков. Наши войска освободили уже Эстонию. Вот и Восточная Пруссия. В декабре 1944 года лейтенант Константинова — опытный воин, кавалер боевых орденов, переводится в соседний 999-й полк той же 277-й дивизии. Переводится с повышением — командиром звена. И вновь боевая работа, теперь уже в новом коллективе.
Штурмовик Ил-2 далеко не дамский самолёт, а вот Тамара Константинова летала на нем довольно успешно. Весь Ленинградский фронт знал, что в 999-м штурмовом авиационном полку служит женщина-штурмовик, а при ней... 5-летняя дочка!
У Тамары так уж сложились обстоятельства. Её мать, Зинаида Михаловна — учительница, была тяжело больна, а сестрёнка Августа — ещё маленькая. Обстановка в Калинине после освобождения города складывалась тяжёлой, так что дочка Тамары осталась с матерью на аэродроме. У нее было много друзей: лётчики, воздушные стрелки, механики, девушки-оружейницы. Кто оказывался свободен, тот с ней и занимался. И когда Тамара улетала на боевое задание, она знала, что для дочки нет ничего надёжнее, теплее и ласковее рук её однополчан, боевых товарищей...
Но не только дочкой прославилась Константинова, а и мастерством бомбовых и штурмовых ударов по вражеским позициям. В её лётной книжке есть такие записи: «Штурмовой удар по зенитным и артиллерийским батареям противника», «Штурмовой удар по траншеям в районах Раушен, Шигиштиммен, Хабихтау, Бракупенен», «Удар по эшелону противника на железнодорожном перегоне», «Удар по танкам противника», «Разведка...»
Командир полка Павел Зеленцов отмечал, говоря о лётчице, что она отлично летает, точно бомбит и стреляет, четко держится строя, а ещё она — надёжный товарищ в бою!
Она летала без устали, увлекая примером бесстрашия лётчиков, со знанием дела, расчётливо руководила боем. Уже вскоре она была назначена заместителем командира эскадрильи, а затем и её штурманом.
Поддерживая наступающие войска Ленинградского, а затем 3-го Прибалтийского фронтов, её эскадрилья уничтожила большое количество техники врага, обеспечив продвижение наших танков и пехоты. Не уклонялась пилот Константинова и от схваток в воздухе с фашистскими истребителями. О её боевой деятельности в 1945 году «Военно-исторический журнал» позже писал:
«В Восточной Пруссии Тамара Фёдоровна за 3 месяца сделала более 40 боевых вылетов. Меткими штурмовыми ударами она уничтожила и повредила 25 орудий и миномётов противника, 18 зенитных орудий и другую боевую технику. 16 января 1945 года Константинова, сопровождая наземные войска, обнаружила и уничтожила хорошо замаскированную батарею, обеспечив тем самым продвижение нашей части. В другом бою лётчица, преодолев зенитный огонь, прорвалась к Кёнигсбергу и нанесла бомбовый удар по военным объектам. В районе Цинтен она за один вылет 12 раз штурмовала огневые позиции врага и уничтожила 4 орудия».
Константинова совершила за короткий срок столько вылетов, что их впору выполнить двум-трем лётчикам. Когда друзья высказывали ей свое восхищение этой неутомимостью, она говорила:
— А я и сражаюсь за двоих — за себя и за мужа, за Василия. И сколько бы я ни побила фашистов, мне всегда будет мало.
Командование многократно объявляло отважной женщине — штурмовику благодарность. На гимнастёрке её появились ордена — Красной Звезды и Красного Знамени.
Конечно, однополчане старались оберегать свою подругу в бою. Однажды, когда Тамару атаковал вражеский истребитель, ведущий группы «Илов» — капитан Афанасий Мачнев загородил её своим самолётом. Вся порция свинца досталась ему. С большим трудом дотянул он до своей территории...
В одном из вылетов, во время атаки танков, группа штурмовиков попала под интенсивный зенитный огонь. Константинова ощутила удар в мотор самолёта, вслед за этим увидела изморозь на стеклах фонаря и почувствовала характерный запах гари от прямого попадания в мотор. Тяга мотора падала, и самолёт стал терять высоту. А под крылом — буераки, овраги, бой...  Лётчица пробовала менять обороты, включала форсаж, чтобы восстановить устойчивую работу мотора, но это ей не удавалось. Товарищи продолжали атаковать цель, а она, выйдя из строя, развернула штурмовик на восток.
Летит, а на земле всё ещё вражеская техника и бьют по её штурмовику из всего, что только можно поднять в небо. Правда, двигатель периодически развивал полные обороты. Самолёт тогда разгонял скорость и набирал высоту, а спустя некоторое время, опять снижался. Откуда ни возьмись, появились вражеские истребители и атаковали его с двух сторон. Когда немцы проскочили вперед, Тамара ударила по ним из всего оружия, какое было на Ил-2. Один «Мессер» задымил, а второго, и ещё одну пару, отогнали наши подоспевшие истребители.
Совсем немного не долетела Тамара Фёдоровна до своего аэродрома. Села она на ровное поле, окружённое вековыми деревьями. При осмотре оказалось, что у штурмовика полностью перебита водяная труба, ведущая к радиатору. Все это время мотор тянул, охлаждаясь, по существу, одним только маслом.
На второй день после этого вылета Тамара улетела на По-2 с дочкой в Калинин. Отвезла её к матери. Там она узнала радостную весть — брату Владимиру 13 апреля 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза.
Брат и сестра — боевые лётчики, оба многократно вступали в смертельные схватки с врагом в воздухе. Тамара — на штурмовике Ил-2, из рядового лётчика стала заместителем командира эскадрильи. Владимир — на По-2 в 25-м Гвардейском ночном лёгкобомбардировочном полку.
В часы передышки Тамара писала в Калинин матери, мечтала о встрече с дочкой, передавала привет Гуте и Владимиру. Их пути не пересекались. Они знали друг о друге немногое, чаще всего по письмам матери.
konstantinova3К концу войны Тамара Фёдоровна совершила 69 успешных боевых вылетов. 29 июня 1945 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, ей так же было присвоено звание Героя Советского Союза.
После войны старший лейтенант Т. Ф. Константинова ушла в запас. Но лётчик без неба не может, и Тамара пошла работать в Гражданский Воздушный Флот. Она летала, возила пассажиров по области. До тех пор, пока не случилась авария — перегоняли в ремонт два самолёта По-2, попали в низкую, до самой земли, облачность. Ведущий зацепился за столб, Тамара за землю. Перелом бедра, ушибы. Напомнили о себе и фронтовые ранения. И дорога в небо оказалась для неё навсегда закрытой.
Тамара Фёдоровна поступила на завод, была бригадиром. Потом её избрали председателем заводского комитета профсоюза. В 1954 году она поступила в вечернюю школу, потом в Воронежскую высшую областную партшколу. По её окончании Константинову назначили заместителем заведующего Воронежским отделом социального обеспечения. Для успешной работы на новом месте пришлось поступить на заочное отделение Московского планово-экономического института, которое успешно окончила в 1965 году.
Живя в Воронеже, Тамара Фёдоровна вела большую общественную и военно-патриотическую работу. Единственную в области женщину-Героя повсюду хотели слышать и видеть. И она никогда не отказывалась: выступала в школах и различных учреждениях, на заводах и предприятиях.
...В мае 1975 года в знаменательный день 30-летия Победы прославленные фронтовые лётчики, Герои Советского Союза старший лейтенант в отставке Тамара Фёдоровна Константинова и полковник Владимир Фёдорович Константинов, брат и сестра, были на приёме в ЦК ВЛКСМ. Затем Тамара Фёдоровна, как член Комитета советских женщин, была на приёме в Кремле. Позже выступала перед работниками Московского метростроя. В тот же день брата и сестру пригласил к себе Председатель ЦК ДОСААФ СССР трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин и вручил им Почётные знаки и грамоты.
Между ними состоялась тёплая, дружеская беседа. Им было что вспомнить, было о чём поговорить. Тем более, что воевали они в разных родах авиации, сражались с врагом на самолётах разных типов: Александр Покрышкин — на истребителях, Тамара Константинова — на штурмовиках, Владимир Константинов — на лёгких ночных бомбардировщика. У каждого было что-то своё, особенно интересное: техника, тактика, способы ведения боевых действий.
Не частое это явление, когда брат и сестра — оба лётчики, и оба — Герои Советского Союза. Вот почему Александра Ивановича, пригласившего к себе фронтовиков-авиаторов, интересовали не только их боевые дела в годы войны, но и биография Константиновых. Шёл живой разговор о местах, где они росли и учились, о пионерских лагерях под Калинином, об авиомодельных кружках оборонного Общества и полётах в аэроклубе...

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*