Гризодубова Валентина Степановна

.

grizod_5

Герой Советского Союза Гризодубова Валентина Степановна

Валентина Степановна Гризодубова — незаурядная лётчица, первая из женщин, удостоенных звания Героя Советского Союза, да к тому же с таким лётным стажем, которым вряд ли, кроме неё, может кто-нибудь похвастать. В самом деле, мало кто поднимался на аэроплане в 2-летнем возрасте! Правда, теперь пассажирами бывают и грудные дети, иное дело в 1913 году, когда человек только овладевал воздушным океаном.

Она родилась на Украине, в городе Харькове, в семье известного авиационного конструктора и изобретателя Степана Васильевича Гризодубова. Официальная дата рождения В. С. Гризодубовой — 31 января 1910 года. Точная дата — 27 апреля 1909 года по старому стилю, обнаружена директором музея Гризодубовых в Харькове В. Е. Власко.

Отец Валентины Степановны увидел в кино полёты братьев Райт и задумал сам создать летательный аппарат, хотя и не имел для этого ни достаточных знаний, ни средств. Он уговорил киномеханика отдать ему несколько кадров, на которых был показан аэроплан, сделал с них отпечатки и начал строить по ним самолёт. Он работал в одиночку, без всякой поддержки. Единственной его помошницей была жена.

В квартире Гризодубова почти не было мебели. Семья во всём себе отказывала. Весь заработок Степана Васильевича, всё, что добывала шитьём жена, — шло на приобретение материалов для аэроплана. С трудом достали денег на покупку велосипедных колёс для уже готовой машины. Харьковский губернатор, узнав о затее Гризодубова, презрительно сказал: «Ну и дела. Нищий, а лезет в небо!..»

И всё же аэроплан был построен, и в 1913 году конструктор-самоучка стал летать на нём над Харьковским ипподромом. Там были царские конюшни, и на Гризодубова поступила жалоба: шум мотора пугает коней. Полёты продолжались недолго — всего 1,5-2,0 минуты.

grizod_0Как-то раз мать Вали ушла по делу, ребёнка не на кого было оставить. Отец, собиравшийся ещё раз проверить свою машину, не долго думая, привязал 2-летнюю дочку себе за спину и полетел.

В семье Гризодубовых сохранилась старая фотография, на которой видна крохотная девочка, бесстрашно сидящая на перекладине хрупкого аэроплана.

Мудрёные слова «шасси», «фюзеляж», «мотор» звучали для девочки также привычно, как «хлеб», «вода», «молоко». С детства Валя слышала восторженные рассказы отца о первой русской лётчице Лидии Зверевой.

Лидии Виссарионовне Зверевой, когда она была ещё гимназисткой, удалось тайком от родителей подняться на воздушном шаре. С этого началось серьёзное увлечение авиацией. Она постоянно присутствовала на публичных полётах, познакомилась с первыми русскими лётчиками и мотористами. Отважная девушка добилась зачисление в лётную школу и в 1911 году получила звание пилота. Зверева пыталась привлечь женщин в авиацию и хлопотала, правда, без успеха, об открытии специальной школы для девушек.

Гризодубова стремилась во всём подражать Зверевой. Она тоже решила стать лётчицей. В 1929 году она окончила Пензенский аэроклуб. Занималась планерным спортом, работала лётчиком-инструктором в Тульской авиационной школе, обучая других искусству пилотировании. В 1934—1935 годах — служба в агитационной эскадрилье имени Максима Горького на Центральном аэродроме в Москве. Она совершала агитационные перелёты по городам и селам Украины, Белоруссии, Башкирии, Киргизии, Закавказья. И часто в далёком селении, где никогда ещё не видели самолёта, жители дивились не только прилёту стальной птицы, но ещё и тому, что ею управляет женщина. И кто знает, может быть, речи лётчика — агитатора Гризодубовой, её смелый пример зажгли во многих слушавших её девушках стремление пойти учиться в авиашколы.

Работа в агитэскадрилье, полёты почти по всему Советскому Союзу были по душе Гризодубовой: она очень любила путешествовать. География — любимый предмет в школе — становилась для неё теперь живой и ощутимой.

Она много читала о путешествиях, унаследовав любовь к познанию земли от отца. Когда Гризодубова училась в школе лётчиков, отец её жил в Харькове. Они никуда не выезжали из города, но тем не менее «путешествовали» по всему земному шару. Отец присылал отчёт о своих «поездках» по Америке, и дочь в ответном письме делилась своими впечатлениями о «путешествии» по Австралии.

«Путешествовать» юной лётчице было нелегко: не хватало знаний. И она упорно рылась в книгах, знакомясь с жизнью народов тех стран, которые она «посещала». Так «объехала» она вместе с отцом весь земной шар, пересекла оба полюса и экватор. Эти «путешествия» очень помогли ей потом, во время настоящих путешествий по стране.

grizod_3С самого начала работы в авиации лётчица стала готовить себя к дальним перелётам, к завоеванию женских международных рекордов. В 1937 году на самолётах УТ-1, УТ-2 и АИР-12 Валентина Гризодубова установила 5 мировых авиационных рекордов высоты, скорости и дальности полёта.

В октябре 1937 года она поднялась на небольшом спортивном самолёте. За полчаса она прошла 100 километров со скоростью 218 километров в час. Рекорд американской лётчицы Аннеты Джинсон, развившей на одноместном спортивном самолёте скорость около 199 километров, был побит.

А через 2 дня Гризодубова побила рекорд другой американки — Моури. На двухместном спортивном гидроплане Гризодубова со своим бортмехаником Катей Слобоженко поднялась с Москвы-реки и пролетела 100 километров со скоростью 200 км/час  (рекорд американки на самолёте такого же класса равнялся 127 км/час). Через полчаса неутомимая Гризодубова опять поднялась, на этот раз на одноместном гидросамолёте. Теперь уж «не повезло» другой американской рекордсменке — Маргарите Тэннер, пролетевшей 100 километров со скоростью 167 км/час. Советская лётчица прошла такое расстояние со скоростью 190 км/час.

Так, можно сказать, в один присест, Валентина Гризодубова завоевала для своей Отчизны сразу 3 женских авиационных рекорда.

Вскоре её полет со штурманом Мариной Расковой по маршруту Москва — Актюбинск дал стране и 4-й рекорд. За 7 часов 23 минуты лётчицы на спортивном самолёте прошли по прямой 1444 километра, почти в 2 раза превысив международный женский рекорд.

grizod_2

Герой Советского Союза Валентина Гризодубова

24-25 сентября 1938 года в качестве командира экипажа на самолёте АНТ-37бис «Родина»  (второй пилот — П. Д. Осипенко, штурман — М. М. Раскова)  совершила беспосадочный перелёт из Москвы на Дальний Восток  ( посёлок Керби, Хабаровский край ), установив мировой женский авиационный рекорд дальности полёта   (за 26 часов 29 минут было покрыто расстояние в 6450 км).

2 ноября 1938 года за выполнение этого перелёта и проявленные при этом мужество и отвагу, Валентине Гризодубовой было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина. После учреждения знака особого отличия 4 ноября 1939 года ей вручена медаль «Золотая Звезда» № 104.

В 1939—1941 годах Депутат Верховного Совета СССР В. С. Гризодубова занимала должность начальника Управления международных авиалиний Гражданского Воздушного Флота.

...Началась Великая Отечественная война. Валентина Гризодубова в первый же день подала рапорт об откомандировании её на фронт. Но ей отказали. У командующего ВВС были другие планы.

В марте 1942 года она была назначена командиром 101-го отдельного авиационного полка дальнего действия. Часть была сформирована из пилотов, механиков, инженеров и радистов Гражданского Воздушного Флота. Они имели большой опыт полётов на внутренних и международных трассах, хорошо знали технику, но никогда не изучали тактику воздушного боя. На вооружение полка прибыли пассажирские самолёты DC-3  (Ли-2).

В связи с острой нехваткой бомбардировочной авиации в начальный период войны, транспортные самолёты, состоящие на вооружении 101-го полка, срочно переоборудовали. Острая нужда в бомбардировщиках заставила применять Ли-2 для выполнения боевых заданий. Они поднимали по 4 авиабомбы ФАБ-250. Прицел, вернее, визир, установленный на правом борту корабля, был очень неудобен для прицеливания. При работе с ним штурман испытывал немалые трудности. Естественно, и меткость бомбометания с самолётов Ли-2 была слабее, чем с боевых кораблей Ил-4, ТБ-3, Пе-8 и Ер-2. Но что делать, приходилось мириться с этим. Транспортные самолёты Ли-2, переоборудованные под бомбардировщики, всё же увеличивали наш боевой состав. При хорошей видимости цели натренированные штурманы успешно выполняли бомбардировочные задачи.

Около месяца готовились экипажи к полётам на бомбардировку войск и военных объектов противника.

Вскоре полк приступил к выполнению боевых заданий. Лётчики сбрасывали десанты в тыл врага, обрушивали осколочные и зажигательные бомбы на голову противника в районе Курска, Орла, Льгова. Они бомбили коммуникации фашистов, их оборонительные сооружения, скопления войск и техники, разрушали мосты, станции, склады, базы, железнодорожное полотно.

grizodubova vs (blagodarnost)_0x0В конце 1942 года полк был передан в расположение Центрального штаба партизанского движения. Каждую ночь, в любую погоду самолёты пересекали линию фронта и доставляли партизанским отрядам, действовавшим на Украине, в белорусских и брянских лесах, вооружение, боеприпасы, медикаменты, продовольствие. На обратном пути они вывозили на «Большую землю» раненых, женщин, детей.

Около 2000 тонн патронов и снарядов, различного оружия и взрывчатки доставили народным мстителям лётчики полка, проводя свои самолёты сквозь огневые заслоны вражеских зениток, преодолевая ночную тьму, в любых погодных условиях...

Бывший начальник штаба полка, которым командовала В. С. Гризодубова, А. Верхозин в своих воспоминаниях пишет: «Много сил и энергии вложила эта женщина в боевую работу полка. Были у неё и волнения, часы нелёгких раздумий. Немало трудностей отпустила ей жизнь: очень сложно отвечать за людей, воспитывать их, вести в бой. Но подлинное счастье испытывала Валентина Степановна, когда видела, как стойко и самоотверженно бились с фашистами экипажи её прославленного в боях авиационного полка».

Полковник В. С. Гризодубова не только умело руководила полком, который в ходе войны был удостоен звания Гвардейского, но и сама участвовала в боевых операциях: водила самолёты бомбить скопление вражеских войск в районе Курска, часто летала к партизанам. Пример командира полка, старшего офицера вдохновлял каждого пилота.

43249543Как-то Гризодубовой и её подчинённым предстояло сбросить контейнеры с горючим нашим частям, попавшим в окружение. Один самолёт вёл Михаил Сахаров, тот самый лётчик, который в 1938 году первый нашёл «Родину» и сбросил вымпел с запиской. Когда под сильным обстрелом они летели над территорией, занятой врагами, Гризодубова увидела, как был сбит и упал на землю самолёт Сахарова... Только после окончания войны выяснилось, что Сахаров попал в плен и выжил. Гризодубова разыскала его и добилась его возвращения в авиацию.

Чуткое и сердечное отношение к людям ценили в своём командире лётчики 101-го полка. Сотня мужчин, которыми командовала Гризодубова, немного побаивались её и уважали.

Самолёт с Большой земли всегда был радостным событием в тревожной, полной лишений и опасностей жизни партизан. И Гризодубова слышала много благодарностей от таких прославленных партизанских вожаков, как Ковпак, Фёдоров... Среди её многих наград есть и медаль «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.

С октября 1943 года Валентина Степановна командовала 31-м Гвардейским бомбардировочным авиационным полком АДД  (авиация дальнего действия). Всего лично совершила более 200 боевых вылетов (в том числе 132 — ночных)  на бомбардировку и доставку за линию фронта боеприпасов и военных грузов.

После войны Валентина Степановна была направлена на работу в авиационную промышленность, где она успешно трудилась почти 30 лет. «Весь жизненный путь славной лётчицы, — писал М. М. Громов, — можно обозначить одним коротким, но выразительным словом — подвиг. Гризодубова уверенно держит в своих руках штурвал. Полёт продолжается».

grizodubova_grave_12212007051506ot3После выхода в запас в 1946 году, В. С. Гризодубова была назначена заместителем начальника НИИ-17 по лётной части. Лично принимала участие в испытательных полётах по испытанию и доводке разрабатываемого радиолокационного оборудования. В 1963—1972 годах была начальником Лётно-Испытательного центра НИИ. С 1972 года — заместитель начальника Московского НИИ приборостроения по лётной части. Депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва. За многолетний доблестный труд, 6 Января 1986 года ей присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Валентина Степановна часто навещала родной Харьков, с которым у неё связаны дорогие сердцу воспоминания. Харьковчане с большой теплотой встречали свою славную землячку.

В сентябре 1973 года, когда отмечалось 35-летие легендарного беспосадочного перелёта на самолёте «Родина» по маршруту Москва — Дальний Восток, на севере Хабаровского края, у сопки Окоча, недалеко от реки Амгунь, установлен обелиск в честь славного экипажа — гранитное крыло, устремлённое в небо. Он всегда будет напоминать людям о подвиге 3-х героических советских женщин.

Последние годы жила в Москве. Умерла 28 апреля 1993 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище   (участок 11). В Москве на Кутузовском проспекте установлен памятник Героине, а на доме, в котором она жила - мемориальная доска. В 1972 году в Харькове, в квартире Гризодубовых, был открыт музей истории авиации. Её имя носил 103-й Гвардейский Красносельский Краснознамённый военно-транспортный авиационный полк и самолёт Ил-76МД в Смоленске. Имя Героини носят улицы во многих городах России, а также на Украине и Казахстане.

*   *   *

Командир полка

Если бы мне, рядовому штурману, кто-нибудь сказал, что я стану начальником штаба авиационного полка, которым командует женщина, то я бы принял это за шутку и тут же забыл о ней. Но в предписании значилось: «...В полк Гризодубовой. Должность: начальник штаба». Как тут не поверишь!   Итак, полком командует женщина. А личный состав ?   Из кого будет состоять полк: из мужчин или женщин?

Генерал, к которому я обратился с этим вопросом, улыбнулся и сказал:

— В полку будет только одна женщина, остальные — мужчины.

Если бы Гризодубова формировала женский авиационный полк, как это делала Марина Раскова, было бы всё ясно. Но тут командир — женщина, а подчинённые — мужчины. Разгорелось тогда у меня любопытство: что же это за женщина, которой доверяется командовать боевым полком?

На аэродроме, где формировался авиационный полк, я никого не застал. Валентина Степановна находилась в Москве по каким-то чрезвычайным делам. Да и рядовые лётчики ещё не прибывали. Их ждали в конце недели. В моём распоряжении оказалось несколько относительно свободных дней. Пошёл в библиотеку, взял книжки о лётчицах. Разумеется, интересовала Гризодубова — мой новый командир. Передо мной раскрывалась интересная и содержательная биография. Валентина Степановна — дочь одного из русских авиационных конструкторов, Гризодубова Степана Васильевича. В 1910 году, в год рождения дочери, он на свои средства построил самолёт и мотор собственной конструкции. Помощи ждать было неоткуда. Царские чиновники упорно не замечали способного конструктора-самоучку, вышедшего из народа.

Признание пришло лишь после Великой Октябрьской революции. Степан Васильевич получил материальную поддержку Советского правительства, ему были созданы условия для творческой работы. Дочь унаследовала от отца большую любовь к лётному делу; когда подросла, стала учиться на лётчицу. И вот пришло время, когда о Гризодубовой узнали во всех странах земного шара. В 1938 году она вписала в таблицу авиационных рекордов 5 мировых достижений. В том же году 24-25 сентября советскими лётчицами был совершён беспосадочный перелёт Москва — Дальний Восток на самолёте «Родина». Командиром корабля была Валентина Гризодубова. В состав экипажа входили Полина Осипенко и Марина Раскова. Их самолёт пролетел по прямой 5947 километров, пробыв в воздухе 26 часов 29 минут.

Лётчицы установили международный рекорд дальности беспосадочного полёта для женщин, который до сих пор не превзойдён. За мужество и высокое мастерство, проявленные в рекордном полёте, Валентине Гризодубовой, Полине Осипенко и Марине Расковой было присвоено звание Героя Советского Союза.

Постепенно из прочитанных книг сложился образ Гризодубовой. Смелая и умелая лётчица. Влюблена в авиацию. Летает на самолётах многих типов. Несомненно, волевая. Не теряется в трудной обстановке. Будучи перед войной начальником международных авиационных линий Гражданского Воздушного Флота СССР, проявила незаурядные организаторские способности.

Многие прибывшие в полк лётчики, оказывается, знали Валентину Степановну по прежней работе. И их мнения часто расходились. Кто-то считал её чрезмерно строгой. А другой говорил:

— Заботливая очень.

— Рисковая! — добавлял третий.

— Душа-человек! — отзывались иные.

И только потом я понял, что никаких противоречий в мнениях лётчиков о Гризодубовой не было. Да, она умела, когда это требовалось, быть неумолимо строгой. Да, в боевой работе, как командир, когда необходимо, шла на обоснованный риск. При всем этом всегда проявляла сердечность и заботу о подчинённых, являлась подлинным организатором всей сложной жизни авиационного полка. Ни одно малое или большое событие не проходило мимо неё. Особое внимание она уделяла людям, пристально изучала их. Технику пилотирования командиров экипажей в период формирования полка проверяла сама. Оно и понятно.

 

101-й авиационный полк, сформированный из опытных лётчиков Гражданского Воздушного Флота, готовился к боевой работе. И командир полка должна была убедиться в мастерстве лётчиков, штурманов, всех членов экипажа. С этой целью Валентина Степановна часто поднималась в воздух с подчинёнными. Она придирчиво контролировала, как лётчики выполняют взлёт, посадку, как действуют экипажи на маршруте, боевом курсе, над полигоном.

Если выявляла пробелы, то немедленно требовала устранить их и больше не допускать в полёте. Так, один из экипажей опоздал на 2 минуты с бомбометанием, а второй в облаках допустил временную потерю ориентировки. Оба эти случая стали предметом особого разбора со всем личным составом полка. На состоявшемся тогда партийном собрании Валентина Степановна сказала, что личный пример коммунистов считает главным методом воспитания лётного и технического состава. В тот вечер после собрания много говорили о том, как надо выполнять боевые задания. И командир 1-й эскадрильи майор Иванов сказал:

— Кажется, Гризодубова не собирается смотреть на боевые полёты и воздушный бой из кабинета!

Тяжёлая обстановка, сложившаяся на фронтах в первый период войны, потребовала мобилизации всех средств и возможностей для борьбы с фашистскими захватчиками. Тогда-то встал вопрос об использовании в качестве бомбардировщика многоместного почтово-пассажирского самолета ПС-84, получившего в дальнейшем название Ли-2. Лётчики Гражданского Воздушного Флота отзывались о нём хорошо, но, когда встал вопрос о боевых полётах на этой машине, у некоторых настроение изменилось. Они говорили, что Ли-2 с бомбами под фюзеляжем не сможет набрать необходимую высоту и производить противозенитный маневр, что бой с истребителями на нём фактически вести невозможно. В числе неверивших были даже опытные лётчики.

— Я полечу в бой первая! — сказала тогда Гризодубова.

Для этого ответственного боевого вылета она подобрала группу коммунистов, в которую вошли Герой Советского Союза Масленников — известный полярный лётчик, мастер пилотажа Гришаков, отважный пилот Васильченко. И вот первое боевое крещение. Тяжело гружённые машины рулят на старт, взлетают, ложатся на курс. Впереди — Гризодубова. Группе поручено бомбардировать скопление фашистов в районе станции Щигры и нанести им возможно больший урон. Одновременно на экипажи возложено задание вести воздушную разведку.

К объекту бомбометания группа подошла внезапно. Ранее на эту цель советские бомбардировщики полетов не совершали, а потому немцы даже не ожидали удара с воздуха. Они опомнились только тогда, когда на железнодорожный узел посыпались фугасные бомбы. Ударили автоматические зенитки. Шапки разрывов появились ниже и выше самолётов, но было поздно: Гризодубова уже увела свою группу на безопасное расстояние. Огонь противника не причинил вреда, зато в стане фашистов бушевали пожары и поднялась настоящая паника.

На обратном пути группу Гризодубовой подстерегали 3 истребителя Ме-109. Но, встретив дружный и меткий огонь советских стрелков, фашистские пилоты не захотели рисковать и улетели искать более лёгкую добычу. Наша группа в полном составе возвратилась на свой аэродром. С тех пор разговоры о непригодности самолёта Ли-2 как бомбардировщика прекратились. Это была, несомненно, большая победа лётчиков полка во главе с командиром.

Во второй половине июня 1942 года немецкие войска прорвали оборону войск Брянского и Юго-Западного фронтов, стали развивать наступление на Воронеж. Авиационный полк под командованием Гризодубовой почти каждую ночь бомбил скопления фашистских войск и их боевой техники. Особенно часто вылеты производились по резервам противника южнее Курска. Противник встречал наши самолёты плотным огнём зенитных орудий и атаками своих истребителей. Наш полк нёс потери, но ещё больший урон наносили врагу мы.

Подполковник Гризодубова, как и прежде, летала ведущей, наравне с другими. Её не раз предупреждал командир дивизии Иван Васильевич Филиппов. Он говорил:

— Осторожно, товарищ Гризодубова. Вас могут фашисты сбить, и я буду чувствовать себя виноватым, что не уберёг такого командира полка.

Валентина Степановна, однако, продолжала летать. Но, испытав сполна на себе все трудности сложных боевых полетов на Ли-2, она с особой силой ощущала, что выполнять задание без предварительной подготовки нельзя. И готовилась к каждому боевому полёту. По примеру командира тщательно тренировались и другие экипажи. Обязательно намечались 2-3 варианта полёта. Экипажи изучали задание, отрабатывали вопросы взаимодействия на борту корабля, чтобы в деталях представлять себе, что и кому предстоит делать на различных этапах полёта.

Командир полка сама проводила разборы и розыгрыши полётов. Объясняла толково, учитывая опыт предыдущего полёта, и обязательно старалась убедиться, что её правильно поняли. Сказывался в этом характер Гризодубовой — любое дело делать с душой, полностью отдаваться работе, службе.

Как-то разведка донесла, что фашисты готовятся к наступлению.

— Значит, будет перегруппировка войск, — сказала Гризодубова, — надо готовиться к налётам на железнодорожные узлы, мосты!   И совершенно ясно, что зенитный огонь противника там будет ожесточённый!

Так и получилось. Через 3 дня нам отдали такой приказ. На предварительной подготовке к полету Гризодубова сказала экипажам:

— Вылетаю первой. Для обозначения цели зажгу её. Сделаю два захода. В первом сброшу зажигательные, во втором — фугасные бомбы. Вам следует бомбить с одного захода серийно всеми бомбами  (четыре по 250 кг).

Потом штурман Николай Николаевич Покачалов, летавший в этом ночном полёте в экипаже Гризодубовой, рассказывал, как проходил боевой вылет. Ещё на маршруте их атаковал фашистский истребитель. Валентина Степановна уходила маневром, а стрелки, зорко осматривавшие воздушное пространство, открыли огонь. Истребитель отвалил. Валентина Степановна тем временем использовала встретившуюся облачность, вошла в неё и продолжала идти к цели. Над целью самолёт командира был схвачен 12 прожекторами. Свет их слепил глаза. Приказав задернуть шторки на стёклах кабины, пилотируя самолёт по приборам, Гризодубова шла на боевом курсе, не обращая внимания на разрывы зенитных снарядов. Несмотря на ожесточённое сопротивление противника, Валентина Степановна сделала 2 захода. От наших бомб возник крупный пожар — горели боеприпасы. Экипажи остальных самолётов, летевшие за своим командиром, бомбили уже горевшую и хорошо заметную цель.

За ужином авиаторы шумно делились своими впечатлениями. Бомбили успешно. Настроение было приподнятое. Кто-то открыл крышку стоящего в столовой рояля. Все знали, что Валентина Степановна мечтала стать не только лётчицей, но и пианисткой. И вот начался импровизированный концерт. Торжественно звучали этюды Шопена, прелюдия Рахманинова, потом полились задушевные народные песни. Пели лётчики Александр Сергеевич Кузнецов, Алексей Парфенович Буланов, полковой врач Иван Яковлевич Безденежный.

А назавтра — снова в бой. 8 и 14 июля 1942 года лётчики полка во главе со своим командиром нанесли сильные бомбовые удары по технике и живой силе противника в районе железнодорожной станции Льгов.

В конце июля того же года Гризодубова во главе 30 самолётов летала бомбить скопление вражеских эшелонов на железнодорожной станции Орёл — Товарная. Эту цель фашисты обороняли, как важный фронтовой объект, мощными средствами противовоздушной обороны. Но Гризодубова вывела свой самолёт точно, и штурман Покачалов сбросил тяжёлые фугасные бомбы на воинские эшелоны. На станции возникло 5 пожаров. По примеру своего командира лётчик Гришаков со штурманом Юрчаковым прямым попаданием взорвали ещё один эшелон с боеприпасами. Результат этого боевого полёта был сфотографирован лётчиком Лунцом и штурманом Каспаровым.

Не менее успешный налёт был совершён на переправу противника на реке Дон. Командир полка, несмотря на сильный зенитный огонь врага, снизилась и прямым попаданием бомб разрушила переправу, по которой двигалась армия Паулюса к Волге.

Гризодубова летала на боевые задания не только в качестве командира корабля, но и для проверки своих экипажей. Для этого она занимала в самолёте место второго пилота и строго контролировала, как экипаж действует на различных этапах полета, на боевом курсе, в момент бомбометания. Особое внимание обращала на взаимодействие членов экипажа в воздухе. Были случаи, когда самолёт, на котором находилась Валентина Степановна, возвращался из такого полёта с большим количеством осколочных пробоин в плоскостях и фюзеляже. В других случаях она летала как контролёр выполнения бомбардировочного удара своего полка и всей дивизии. Отбомбившись, ходила вокруг цели, пока не выполнят задачу все самолёты, и лично фиксировала успешность их бомбометания.

Тот, кто недостаточно хорошо знал Гризодубову, мог подумать, что она часто идёт на риск. Но на самом деле Валентина Степановна учитывала все тактические факторы боя, все минусы обороны фашистов, быстро находила уязвимые места и умело пользовалась своим превосходством. Риск, конечно, при этом был. Но без него же и нельзя воевать! В любом случае чувство долга, воля, отвага, мужество брали верх над другими качествами человека.

Однажды лётчики её полка после успешного боевого вылета произвели посадку. Валентина Степановна направилась с рапортом к командиру дивизии полковнику Филиппову.

— Боевое задание полк выполнил. Цель разрушена. Бомбы пришлось бросать с малой высоты, — доложила она полковнику.

Присутствовавший на старте командир соседнего полка усомнился:

— Разве можно бомбить с таких малых высот? Тогда спокойно и логично Гризодубова доказала, что иначе поступить было нельзя. Бомбить прицельно с большей высоты мешали облака. Полку же был дан приказ не просто сбросить бомбы, а уничтожить объект противника.

— Спасибо за службу, Валентина Степановна, — прервал её старший начальник. — Только что мне по телефону передали, что Военный совет благодарит ваш полк за успешный вылет, в результате которого врагу нанесён большой ущерб.

Как всякая цельная натура, Гризодубова с увлечением отдавала себя делу, которое ей поручали. Особенно много сил вложила она в организацию полётов в глубокий тыл противника — к нашим партизанам. Лётчики полка совершили тысячи вылетов в оккупированные фашистами районы Украины, Белоруссии и других республик и областей. Они доставили партизанам более 1500 тонн оружия и взрывчатки, вывезли около 4000 человек — раненых партизан и детей.

Весной и летом 1943 года партизаны Украины готовились принять самое активное участие в решающих боях за освобождение своей республики от фашистских захватчиков. В мае-июне в партизанские соединения Ковпака, Сабурова, Федорова, Наумова, Бегмы авиационный полк Гризодубовой перебросил много вооружения. Противник заметил, насколько возросла активность полётов советских самолётов в районах Брянска, Чернигова, Ровно. Тогда фашисты установили патрулирование своих истребителей на этих направлениях. Почти каждую ночь кому-нибудь да приходилось вести бой с вражескими истребителями или попадать в зону огня зенитной артиллерии.

Лётчику Петру Ткаченко пришлось принять неравный бой сразу с двумя фашистскими истребителями. При первой же атаке противника Ткаченко был тяжело ранен, но не выпустил штурвала, продолжал не только вести самолёт по курсу, но и руководить действиями подчинённых в бою. Штурман самолёта и стрелки открыли пулемётный огонь по истребителям, сбили одного из фашистов. Напрягая последние силы, Ткаченко довёл самолёт до своего аэродрома и благополучно произвёл посадку.

Чтобы спасти жизнь лётчика, Валентина Степановна привезла к Ткаченко одного из лучших советских хирургов.

— Подвиг нашего товарища Ткаченко, — сказала Гризодубова на партийном собрании, — это большая победа. Экипаж героя доказал, что советские лётчики даже на транспортном самолёте могут сбивать фашистских истребителей и уходить с поля боя победителями...

14 июня Гризодубова сама вылетела на украинские партизанские аэродромы. Самолёт её был загружен боеприпасами и медикаментами. Лётчица преодолела зону зенитного огня над линией фронта и произвела посадку на партизанском аэродроме, где находились знаменитые вожаки народных мстителей — генералы Ковпак и Сабуров. Лётчица была встречена партизанами с любовью и восторгом.

На аэродроме, где базировался полк Гризодубовой, стояли ещё 2 полка. В одну из боевых ночей самолёт соседнего полка прилетел с задания с зависшей под фюзеляжем 250-кг фугасной бомбой, которая могла оторваться и взорваться в любой момент. Положение осложнилось ещё тем, что лётчику не удалось сделать посадку с первого захода. Но повреждённый самолёт не мог держаться в воздухе. У всех на глазах он ударился о землю и загорелся. Экипаж горящего самолёта — лётчики, штурман, бортмеханик, радист и стрелки — не мог покинуть машину. Двери Ли-2 при ударе о землю заклинились. Но кто осмелится подойти к горящему самолёту? Взрыв бомбы мог последовать в любую секунду. Да и бензина в баках машины оставалось примерно около тонны. И тут Гризодубова вместе со своим заместителем — подполковником Орловым и двумя отважными мотористами смело бросилась к горящему самолёту. Пострадавший экипаж, почти все члены которого были ранены в воздушном бою, удалось спасти.

Вот почему лётчики полка любили и берегли своего командира. В каждом вылете экипажи зорко наблюдали за командирским самолётом и в случае необходимости немедленно приходили на помощь.

...В ту памятную ночь Гризодубова, как всегда первой, пришла на цель. Больше десятка вражеских прожекторов охватили самолёт отважной лётчицы. За командиром полка летел командир эскадрильи майор Ефремов. Увидев, что самолёт Гризодубовой подвергается большой опасности, Ефремов вышел вперёд и принял на себя огонь вражеских зениток. Жизнь командира полка была спасена.

Героических эпизодов из боевой биографии Валентины Степановны Гризодубовой можно привести немало. Много сил и энергии вложила эта женщина в боевую работу полка. Были у нее и волнения, часы нелёгких раздумий. Немало трудностей отпустила ей жизнь: очень сложно отвечать за людей, воспитывать их, вести в бой. Но подлинное счастье испытывала Валентина Степановна, когда видела, как стойко и самоотверженно бились с фашистами экипажи её прославленного в боях авиационного полка.

И только когда звезда Победы взошла над горизонтом и рассеялись окончательно тучи войны, Валентина Степановна перешла на работу в авиационную промышленность.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*