Архипенко Федор Федорович

arhipenko

Герой Советского Союза Архипенко Федор Федорович

Родился 30 октября 1921 года в деревне Авсимовичи, ныне Бобруйского района Могилёвской области, в семье крестьянина. В 1938 году окончил среднюю школу и аэроклуб. В том же году призван в ряды Красной Армии. В 1940 году окончил Одесскую военную авиационную школу.

С первого дня Великой Отечественной войны младший лейтенант Ф. Ф. Архипенко в действующей армии. По январь 1943 года служил в 17-м ИАП; по октябрь 1943 года — в 508-м ИАП; по май 1945 года — в 129-м Гвардейском ИАП. Сражался на Юго-Западном, Западном, Брянском, Сталинградском, Воронежском, 2-м и 1-м Украинских фронтах.

Участвовал в обороне Ковеля, Ровно, Новоград-Волынска, Киева, Харькова, Воронежа, в боях под Сталинградом, на Курской дуге, Днестре, в освобождении Молдавии, Польши, в штурме Берлина, в освобождении Праги.

К маю 1945 года помощник командира 129-го Гвардейского истребительного авиационного полка  (22-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт)  Гвардии майор Ф. Ф. Архипенко совершил 467 боевых вылетов, провёл 102 воздушных боя, лично сбил 30 вражеских самолётов и 14 в группе.

27 июня 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. До 1956 года командовал учебным полком Сталинградского ВАУЛ, затем служил в Чкаловском ВАУЛ, был председателем Государственной экзаменационной комиссии. С 1959 года Гвардии полковник Ф. Ф. Архипенко — в запасе. В 1968 году окончил Московский инженерно-экономический институт имени Орджоникидзе. Живя в Москве, работал в аэропорту Внуково, был заместителем управляющего трестом «Мособлоргтехстрой».

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (трижды), Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды; 17 медалями.

*     *     *

Среди имен выдающихся лётчиков-истребителей советских ВВС Фёдор Архипенко входит в десятку самых результативных. Его ратная судьба исключительна: можно назвать лишь немногих лётчиков, кто прошёл войну с первого дня и до мая 1945 года. На его личном счету, вполне возможно, числится сбитым один из лучших лётчиков Люфтваффе — Герхард Баркхорн.

Он родился 30 октября 1921 года в деревне Авсимовичи Бобруйского уезда Могилёвской губернии. С 4 лет воспитывался дедом и бабкой. Стремясь дать внуку образование, дед отвёз 12 летнего паренька в Бобруйск. В 1938 году он окончил 9 классов и аэроклуб.

Его лётные способности были замечены, и, не успев закончить 10-й класс, юноша был направлен в Одесскую военную авиационную школу. В школе Архипенко сразу проявил характер, настояв, чтобы его зачислили в эскадрилью И-16, и наотрез отказался обучаться на И-15. Сомнения приёмной комиссии основывались на невнушительном внешнем виде курсанта: невысокого роста и худенький, он был, однако, хорошим стайером и футболистом.

В октябре 1939 года младший лейтенант Ф. Ф. Архипенко в числе других 11 выпускников лётной школы был направлен «для дальнейшего прохождения службы» в 17-й истребительный авиаполк  (город Ковель, Западная Белоруссия).

Летом 1940 года Фёдор Архипенко освоил самолёт И-153 и уже уверенно летал в строю пар, в том числе и на больших высотах с кислородной маской, теоретически был подготовлен и для ночных полётов.

Великую Отечественную войну полк встретил в составе 13-й смешанной авиационной дивизии, имеющей 4 эскадрильи истребителей И-153 «Чайка».

«В первый день войны аэродром Велицк бомбили 4 раза группы по 40-60 бомбардировщиков. Можно себе представить, какой страх и ужас царили на аэродроме — многие лётчики и техники стали седыми», — вспоминал Фёдор Фёдорович. В тот день ему выпало быть оперативным дежурным по аэродрому, на младшего лётчика произвели неизгладимое впечатление выдержка и выправка заместителя командира 13-й смешанной авиадивизии героя Испании и Халхин-Гола генерала И. А. Лакеева, прилетевшего на аэродром около полудня и взявшего в свои руки руководство деморализованными полками. Когда около 16 часов Лакеев отпустил его с КП, он по собственной инициативе выполнил первый полёт в военном небе; прошёл от Бреста до Равы-Русской, попал под огонь зенитной артиллерии и, встретив незнакомый И-153, привёл его на свой аэродром...

К концу 3-го дня войны в полку осталось 6 самолётов, и Архипенко в числе других оставшихся в живых лётчиков 17-го ИАП был отправлен сначала в Киев, потом в Москву и, наконец, в Ростов-на-Дону. Там шло переучивание на новые истребители ЛаГГ-3.

Выполнив зачётный полёт первым, он был назначен на дежурство в готовности № 1 и отдежурил в кабине двое суток непрерывно, к концу не то засыпая, не то теряя сознание. О дежурном звене просто забыли. Когда на третьи сутки командир дал команду вылезти из самолётов, на аэродроме появился командующий ВВС округа генерал С. А. Красовский и, не вникая в детали, приказал расстрелять всё звено. Под пистолетом растерянного порученца, кому были вменены обязанности палача, Архипенко не потерял присутствия духа, а поддерживал своих товарищей, вселяя надежду, что расстреливать не будут — отправят на фронт. И действительно, командир полка майор Дервянов решительно вступился за лётчиков, добился отсрочки исполнения абсурдного приговора и нашёл в себе мужество проигнорировать его.

Боевые действия лётчики полка продолжили в районе города Нежин, под Киевом. В августе 1941 года, в одном из вылетов на сопровождение бипланов И-15, выполнявших роль штурмовиков, в районе Кременчуга Фёдор Архипенко одержал свою первую победу — сбил истребитель Ме-109, ещё один — подбил. Второй его жертвой стал бомбардировщик Ju-88...

Сражение за Киев закончилось поражением наших войск. Понесла потери и авиация. После очередного переформирования в районе Харькова, 17-й истребительный авиационный полк начал действовать по прикрытию бомбардировщиков Су-2, летавших в район Полтавы на штурмовку войск противника.

15 октября 1941 года Фёдор Архипенко в паре с Николаем Савиным вылетел на штурмовку немецких войск. Во время одной из атак самолёт ведомого был подбит и пилот совершил вынужденную посадку. Архипенко, решив вывезти товарища на своей машине, сел рядом с ним, но при посадке поломал стойки шасси. Произошло это на вражеской территории...

10 дней переодетые в гражданскую одежду лётчики пробирались через немецкие тылы к линии фронта, однажды даже были остановлены патрулём, но белорусская речь Архипенко и их мальчишеский вид обманули бдительных немцев. В холщовой рубахе, босиком, выходил с оккупированной территории худенький юноша, которому к концу войны было суждено уничтожить несколько эскадрилий Люфтваффе. В канун своего 20-летия он пересёк линию фронта и после короткой проверки СМЕРШем вернулся в родной полк.

Вскоре они снова начали летать. До мая 1942 года 17-й ИАП базировался в Старом Осколе, откуда вёл боевую работу: прикрывал Су-2 и конницу генерала Белова, вёл разведку. Затем перелетел в район города Ливны.

В то время как раз началось формирование 2-й Воздушной армии и 17-й ИАП вошёл в состав 205-й авиационной дивизии подполковника Е. Я. Савицкого. Вскоре в полку была сформирована 3-я эскадрилья, вооружённая самолётами Як-1. Возглавил её Фёдор Архипенко. После отлёта личного состава полка в Иваново для переучивания на новую технику — американские Р-39 «Аэрокобра», Архипенко с группой лётчиков был оставлен в 508-м авиаполку воевать на Як-1.

arhipenko2После окружения вражеской группировки под Сталинградом, в начале 1943 года, этот авиаполк располагался на аэродроме у города Калач  (Воронежский фронт).

Под Сталинградом Архипенко провёл несколько исключительных по своей сложности и важности разведок: одну — под Калачом, в условиях крайне ограниченной видимости, другую — в районе Ворошиловграда, покрыв расстояние, превышающее расчётную дальность полёта. Из второй разведки он вернулся в режиме планирования, перетянув через Дон, разделявший советские и немецкие войска, на высоте нескольких десятков метров и посадив машину на снег...

В начале февраля за выполнение ответственного задания по поиску юго-западнее Кантемировки ушедших в прорыв частей 3-й танковой армии, Фёдор Архипенко был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени. Вручал ему награду лично командарм П. Рыбалко...

После освобождения нашими войсками Харькова полк перебрался на аэродром Основа. В апреле 1943 года, уже в Новокузнецке, полк был перевооружён на новенькие Як-7Б. А в мае 1943 года — перелетел уже на полевой аэродром в районе никому тогда не известной станции Прохоровка, под Белгород...

С первых дней Орловско-Курской битвы лётчики 508-го авиаполка приняли участие в боевых действиях. За время боёв под Прохоровкой Фёдором Архипенко были сбиты 12 самолётов противника  (2 Не-111, 8 Ju-87, 2 Ме-109). Из них на его личный счёт были записаны лишь 2 Ме-109, сбитые прямо над своим аэродромом. Остальные 10 — записаны как групповые: другие лётчики, мол, обеспечивали успех в бою, прикрывая от нападения истребителей противника. Как пишет в своих воспоминаниях Фёдор Архипенко: «...фактически сбитые мною тогда 10 самолётов в мой личный счёт не включаются, о чём я сожалею».

На земле во время налёта немецкой авиации он был ранен в ногу и руку  (речь шла даже об ампутации руки). Однако выбыл из строя всего лишь на 2 недели.

Бои на Курской Дуге были очень тяжёлыми. Уже через 2 недели полк получил приказ «передать имеющиеся самолёты прилетевшим на фронт авиаполкам», а 205-я дивизия отправилась в Иваново осваивать «Аэрокобры». Лётчики дивизии не участвовали в последующих боях, когда наши войска перешли в контрнаступление, и вернулись на фронт уже в районе реки Днепр.

В те дни Фёдор Архипенко, в результате досадного случая, попал в опалу, восстановив против себя командира полка и его заместителя. В результате он не был представлен к наградам за боевые действия под Белгородом, где сбил 12 вражеских самолётов. Всего же к тому времени на его счету числилось 23 воздушные победы.

После переучивания на «Аэрокобры», 508-й полк перелетел в район Кременчуга. Однако Архипенко, хоть и имевшего на своём счету уже немало сбитых самолётов, ввиду строптивого характера решили поменять на строптивца из соседнего полка — капитана Павла Чепиногу, за 22 личные победы ставшего Героем Советского Союза в 1944 году. Так Фёдор Архипенко, неожиданно для всех, принял командование 1-й эскадрильей 129-го Гвардейского истребительного авиаполка. Его замом недолго был выдающийся советский ас Николай Гулаев. Парой они провели лишь один бой, в котором сбили по самолёту: Гулаев — истребитель Ме-109, Архипенко — пикировщик Ju-87...

Полк, где воевал Архипенко, возглавляли известные асы — В. Бобров, затем В. Фигичев. Под их командованием Архипенко провёл эскадрилью с минимальными потерями через сражение за Днепр, жестокие бои в Молдавии, Румынии, Польше, Чехословакии, Германии.

arhipenko6Сам Фёдор Фёдорович на всю жизнь запомнил один бой под Воронежем: «Во время этого воздушного боя при лобовой атаке лётчик Ме-109 выстрелил, и я видел, как вылетел трассирующий снаряд, и услышал удар, как ложится шар в лузу при игре в билльярд. На встречных курсах мы проскочили друг от друга в 45 метрах. Снаряд прошёл между моей рукой и правым боком, ударил возле бронеспинки в шпангоут, где выгорела дырка диаметром 10 сантиметров... Если бы у немца не кончился боезапас, он мог бы очередью перерезать меня». Представляется, что речь здесь идёт о замедленном восприятии событий, проявляющемся при крайнем напряжении сил, воображения, воли.

Осенью 1943 года 129-й Гвардейский ИАП действовал в составе 205-й истребительной авиадивизии  (6-й истребительный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт). Вместе с другими полками дивизии  (438-м и 508-м)  он базировался на аэродроме Пятихатка, откуда и выполнялись боевые задания. Об одном из вылетов вспоминает сам Фёдор Архипенко:

«15 ноября мы вылетели звеном на прикрытие наших наземных войск в район Новогрудка, где встретили до 40 бомбардировщиков Ju-88 под сильным прикрытием истребителей Ме-109. Группой в составе 4-х самолётов мы немедленно атаковали „Юнкерсы“, которые уже перестроились в боевой порядок для бомбометания по нашим наземным войскам. Захожу в хвост первому, даю длинную очередь — он загорается, проскакиваю ко второму – то же самое, сблизился с третьим самолётом на расстояние до 20 метров, но... боекомплект исчерпан. Мгновенно приходит мысль таранить вражескую машину. Я начал сзади снизу пристраиваться, чтобы винтом своего истребителя отрубить хвост „Юнкерсу“. В это мгновение немецкий лётчик открыл бомболюки, и бомбы начали медленно отделяться от самолёта, и я чуть не столкнулся с ними. Моментально дал рули на вывод и выскочил из-под хвоста немецкого бомбардировщика. Не хватало ещё так глупо погибнуть...»

Ф. Архипенко и Н. Гулаев. 1944 год

Ф. Архипенко и Н. Гулаев. 1944 год

Зимой 1943—1944 годов войска 2-го Украинского фронта вели боевые действия по освобождению правобережной Украины. В канун нового 1944 года наши войска подошли к городу Кировоград, начав одноимённую фронтовую операцию. Принял в ней участие и Фёдор Архипенко: 8 января в воздушном бою он сбил истребитель Ме-109, а 10 января, в районе Кировограда — пикировщик Ju-87.

Наши войска успешно продвигались на Запад и к середине марта 1944 года вышли на реку Днестр к границе Молдавии в районе города Ямполь. В те дни лётчикам 129-го Гвардейского ИАП приходилось летать на задания с подвесными баками, поскольку они базировались относительно далеко от линии фронта. 19 марта Фёдор Архипенко в паре с Виктором Королёвым сбил истребитель FW-190.

23 марта 1944 года четвёрка Архипенко схватилась в тяжёлом бою с несколькими десятками «Лаптёжников», сбила 8 немецких самолётов  (2 из них — Архипенко). Горючее было выработано полностью, и лётчики приземлили самолёты неподалёку — на берегу Днестра. Одна из жительниц близлежащей деревеньки пригласила офицеров к себе, от души угостила их нехитрой снедью, посетовав, к слову, что немцы увели у неё корову. Бравый комэск, растроганный рассказом хлебосольной селянки, тут же дал ей 700 рублей, и та, не откладывая дела, привела на свой двор корову, которую купила прямо по соседству. Случай этот стал широко известен, и до конца войны Архипенко доводилось слышать в радиоэфире в свой адрес шутливые фразы вроде такой: «Десятка!»   Вижу стадо коров и твою Бурёнку..."

Расширив плацдарм на Днестре в районе Ямполя, наши войска при поддержке авиации приступили к освобождению Бессарабии. Эскадрильи полка часто вели воздушные бои: 26 и 30 марта в районе Бельцов и Флорешти, Фёдор Архипенко сбил по одному Ju-87. Всего же, за март 1944 года, он провёл 8 воздушных боёв и сбил 6 самолётов противника.

В начале апреля полки дивизии перебазировались на полевой аэродром Ямполь. Летали тогда много, прикрывая наши наземные войска, которые уже форсировали Прут, перешли на территорию Румынии и успешно продвигались в направлении Яссы.

arhipenko3В те дни немецкое и румынское командование, стараясь нанести нашим войскам максимальные потери, использовало даже старые трофейные самолёты PZL-24, PZL-37, IAR-80 и другие древние типы. В одном из вылетов Фёдор Архипенко сбил один из таких бипланов. Всего же, за апрель 1944 года, он произвёл 21 боевой вылет, провёл 6 воздушных боёв и сбил 3 вражеских самолёта.

В мае 1944 года 129-й Гвардейский ИАП принял участие в Ясской операции, действуя с аэродрома Тодирени. Особенно напряжённые бои развернулись в конце мая в районе Тыргу-Фрумос. В одном из боёв Фёдор Архипенко сбил новый немецкий двухмоторный штурмовик Hs-129.

30 мая — уничтожил истребитель Ме-109 и пикировщик Ju-87.

31 мая 1944 года около 18:00 в своём 4-м боевом вылете Архипенко сбил очередной Ме-109. В кабине этого «Мессера», по всей видимости, был пилот Герхард Баркхорн — 2-й ас Германии, который отправился в госпиталь почти на полгода.

В начале июня немецкое наступление под Яссами было остановлено и в конце месяца полк перебазировался на аэродром Ямполь. В эти дни Фёдор Архипенко совершил свой 400-й боевой вылет. Вскоре полк был передан в распоряжение 1-го Украинского фронта и перебазировался на аэродром Окопы, в район Шепетовки.

В августе 1944 года лётчики 129-го ГвИАП вели бои над Сандомирском плацдармом. 10 и 17 августа в воздушных боях Фёдор Архипенко сбивает по одному FW-190. К тому времени общий счёт сбитых им вражеских самолётов перевалил за 40. В осенне-зимний период 1944 года летать на боевые задания приходилось мало из-за плохих метеоусловий, притом не было активных боевых действий наших наземных войск.

1945 год ознаменовался переходом в наступление наших войск на Сандомирском плацдарме и переносом боевых действий на территорию Германии. Война подходила к концу...

arhipenko5В первых числах мая, Фёдор Архипенко убыл на учёбу в Липецк на Высшие офицерские курсы. Там и застал его Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года о присвоении звания Героя Советского Союза. Надо сказать, вышел он с большим опозданием: первый материал был представлен на него ещё 17 июля 1944 года. Уже к тому времени он довёл число личных побед до 30.

Вообще, Фёдор Архипенко стал одним из тех лётчиков-истребителей, чей официальный счёт одержанных побед был в годы войны незаслуженно занижен. По официальным данным, помошник командира 129-го Гвардейского авиаполка (22-я Гвардейская авиационная дивизия, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт) Гвардии майор Ф. Ф. Архипенко к маю 1945 года совершил 467 боевых вылетов, из них 235 — на И-153, ЛаГГ-3 и Як-1, 69 — на Як-7Б и 163 — на «Аэрокобре», провёл более 30 штурмовок. Участвуя в 102 воздушных боях, официально сбил 30 вражеских самолётов лично, 10 в составе группы и 4 в паре с ведомым. На самом же деле Архипенко одержал 42 личные победы  (по архивным данным 205-й ИАД на его счету официально числятся 32 победы, ещё 10 лично сбитых им самолётов записаны в разряд групповых побед). Сам сбит не был.

За период войны он освоил следующие типы боевых самолётов: И-153, ЛаГГ-3, Ла-5, Як-1, Як-7Б и P-39 «Аэрокобра».

После окончания войны Фёдор Фёдорович продолжил службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию  (в подмосковном Монино)  и был назначен на должность командира истребительного авиационного полка в Сталинградское авиационное училище, где помимо наших курсантов ему пришлось обучать венгерских и албанских лётчиков.

В начале 1950-х годов он получил новое назначение — в 57-й истребительный авиационный корпус, базировавшийся в городе Таллине  (Эстония), а затем в Волковысске  (Белоруссия).

arhipenko4В 1956 году он был назначен на должность старшего лётчика-инспектора ВВС. Работал под прямым руководством главкома ВВС Маршала авиации К. А. Вершинина. Архипенко была поручена щепетильная роль по организации переучивания египетских, сирийских и афганских летчиков. Учитывая восточное образование и происхождение этих людей, можно оценить всю сложность поставленной задачи. До 1958 года сам летал на всех типах реактивных «МиГов».

С 1959 года Гвардии полковник Ф. Ф. Архипенко — в запасе. После списания с лётной работы Фёдор Фёдорович окончил Московский инженерно-экономический институт  (в 1968 году), 35 лет проработал в должности инженера, а затем заместителем управляющего трестом «Мособлоргтехстрой».

В 2003 году, имея 65 календарных лет (!) стажа, он ушёл на пенсию. В 1999 году увидела свет книга воспоминаний Ф. Ф. Архипенко «Записки лётчика-истребителя».