Цой Олег Григорьевич

tsoy

Герой Российской Федерации Цой Олег Григорьевич

Цой Олег Григорьевич – лётчик-испытатель, заместитель начальника лётно-испытательной и доводочной базы по лётной работе ОАО «ОКБ Сухого», полковник.
Родился 26 мая 1944 года в селе Новомихайловка ныне Янгиюльского района Ташкентской области (Узбекистан). С 1957 жил в городе Целиноград (ныне – Астана, Казахстан).
В армии с 1962 года. В 1966 окончил Черниговское высшее военное авиационное училище лётчиков. Служил в строевых частях ВВС (Туркестанский военный округ).
В феврале-декабре 1970 года участвовал в боевых действиях в Египте в составе 135-го истребительного авиационного полка; совершил 42 боевых вылета на самолёте МиГ-21, провёл 2 воздушных боя. В 1970—1971 годах лётчик-инструктор Липецкого исследовательского центра боевой подготовке и переучивания ВВС.
С октября 1971 года по декабрь 1983 года лётчик-испытатель в Государственном Краснознамённом Научно-исследовательском институте ВВС. Провёл государственные испытания самолётов Су-15УМ (1976) и Су-25 (1980). Участвовал в государственных испытаниях Су-17М2 и Су-17МЗ. Провёл ряд испытательных работ на МиГ-21, МиГ-23, МиГ-25, Су-24 и их модификациях.
С января 1984 года по июль 1997 года лётчик-испытатель ОКБ имени П.О.Сухого (в 1984—1997 годах – начальник лётной службы ОКБ). Поднял в небо и провёл испытания Су-35 (Т-10М) (23.06.1988), ЛЛ-КС (Т-10-26) (21.03.1989), Су-39 (15.08.1995). Провёл испытания Су-25УБ (1985). Участвовал в испытаниях Су-24, Су-25, Су-27 и их модификациях.
В 1987—1988 годах установил 9 мировых авиационных рекордов на самолёте Су-27: в 1987 году – 1 рекорд грузоподъёмности, в 1988 году – 8 рекордов скороподъёмности.
С 1992 года полковник О.Г.Цой – в запасе. В 1997—2000 годах работал заместителем начальника лётной службы ОАО «ОКБ Сухого».
Указом Президента Российской Федерации № 358 от 16 апреля 1997 года за мужество и героизм, проявленные при испытании специальной авиационной техники, Цой Олегу Григорьевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением знака особого отличия – медали «Золотая Звезда» (№ 397).
Живёт в городе-герое Москве.
Полковник, заслуженный лётчик-испытатель СССР (15.08.1986), мастер спорта СССР международного класса (1990). Награждён 2 орденами Красного Знамени (23.02.1971, 29.10.1981), орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени (2.07.1980), медалями, египетским орденом.

*   *   *

Снежинки

Подмосковный аэродром. 14 декабря 1986 года. В 10 часов 27 минут на борту самолета Су-24 вылетели на задание. Командир – я, обучаемый – Наиль Саттаров, полковник из НИИ ВВС им. Чкалова.

Задание сложное. Я только что провел испытания на этом самолете по ведению воздушного боя с одиночным «кочующим» зенитным комплексом «земля-воздух». Бой «Один на один». Если же комплексов два или несколько, то бой проигран – они перекрывают 25-ти километровые зоны поражения друг друга. А когда он один, то моя победа обеспечена. По результатам испытаний из 16 боев, лишь два боя я проиграл, а остальные 14 — выиграл.

Суть в том, что Су-24 очень надежный самолет, устойчивый против сваливания в диапазоне скоростей 300-0 км/ч. ЗРК в этом диапазоне скоростей цели не видит – слепой, если у цели скорость 0, эффект Доплера. Так, при подходе к ЗРК на предельно малой высоте h=20-30 м, и со скоростью V=900-950 км/ч, выполняется «горка» с углом 70-80 градусов. Убираются обороты на «малый газ», самолет набирает высоту 3800—4200 метров с падением скорости. Достигнув скорости V=0 км/ч, самолет делает «колокол» — падает на хвост, затем на нос. При этом моя задача в этом положении самолета постоянно держать «шарик» в центре, то есть чтобы не было скольжения, так как при наличии скольжения самолет «сваливается». Скорость нарастает быстро, и добавлением оборотов до 80-90 процентов на высоте 2800 метров управляемость быстро восстанавливается. Ты видишь позицию ЗРК, проводишь атаку, и — победа.

Провели шесть атак. А на седьмой атаке заклинило ручку управления в правом крайнем положении так, что оказалось зажатым мое правое бедро. Машина быстро теряла скорость… Я включил форсаж, Саттаров кричит: «Ручку отпусти!» Он думал, что это я ручку зажал. Я поднял обе руки вверх. Если бы кто-нибудь видел его глаза в тот момент! От увиденного они стали огромными и круглыми… Давлю на красную кнопку автопилота – нет реакции. Включаю аварийную насосную станцию гидросистемы – нет реакции. Самолет в правом крене. Скорость неотвратимо падает… Вот она упала до 300 км/ч, угол атаки 32 градуса. Теперь самолет неудержимо потянуло в левый крен. Я даю команду: «Наиль, правую ногу!» Крен начал медленно уменьшаться. Нос машины то опускался, то поднимался. При опускании носа крен уменьшался до 35 градусов, а при подъеме увеличивался до 45. Спасибо главному конструктору Зырину Н.Г. за правильный выбор профиля крыла в свое время. Ведь обычно при такой динамике: скорость V<300 км/ч и угле атаки α>32 градуса, самолет входит в штопор, и экипажу хватает времени только на то, чтобы вытянуть рукоятку катапультирования. А мы еще в самолете сидим-думаем…

Вертикальная скорость снижения начала расти, прошли высоту 1200 метров. Еще раз попробовал гидросистему и систему управления, а ручка управления по-прежнему намертво зажала мое правое бедро и не отпускает… 1000 метров… Но если даже машина и подчинится нашей воле – ее уже не спасти. Высота 800, а прошла всего секунда… Для вывода самолета в горизонтальный полет нужна высота, а мы уже давно прошли эту критическую отметку. Наиль крикнул: «Олег, прыгаем!», и в ту же секунду в огне и дыму я увидел его ноги на уровне козырька неподвижной части фонаря. «Молодец!» — и сразу наступило какое-то облегчение у меня в душе. Теперь я один. После «ухода» Наиля, оттолкнул зажатую ногу от упора. Самолет тут же ответил движением «на спину». Земля слишком близка, чтобы катапультироваться из такого положения. Даю зажатую ногу до отказа – педаль пошла. Тяну рукоятку катапультирования левой рукой, а правой инстинктивно толкаю неподвижную ручку управления, чтобы нога не осталась в кабине после моего покидания самолета. Жду сброса створки фонаря, а земля надвигается, и черно-коричневая масса леса распадается на отдельные деревья…Сейчас сработает притяг, ноги притянутся к креслу, уйдет фонарь и… мгновения кажутся чересчур долгими. Что-то слишком долго… Или слабо я тяну, давай еще! Ведь от этих мгновений зависит моя жизнь, слабо тянуть нельзя. А земля, такая огромная, мчится мне навстречу. В памяти прошли лица летчиков-испытателей, командиров экипажей, погибших на этом типе – Рухлядко Н.В, Кузнецов П.И. Их штурманы благополучно катапультировались, а специфика покидания своего места требовала от командира экипажа дополнительных действий. Отчаянно рву ручку аварийного сброса фонаря – хлопок, и поток воздуха ударил в лицо, сразу же, следом, левой рукой — рукоятку катапультирования…

Вижу, как самолет на форсаже входит в землю, взрыв, и серая земляная масса накрывает меня…

Тишина. Только снежинки падают с ярко синего неба. Как красиво, какая красота! И я жив. А что могло быть? Лежу, жду вертолет. Думаю: «Наиль катапультировался на бóльшей высоте, и это хорошо». Почему-то болят пальцы на ногах, и что-то холодное, мокрое просачивается внизу спины. Неужели от страха? Надо подняться и проверить. Снял кислородную маску, защитный шлем, и яркое солнце резануло по глазам. Поднял глаза к небу – до чего же оно голубое и прозрачное! А снежинки кружатся и падают… Стоп! Где я? На том или на этом свете? Снежинки-то откуда, ведь на ясном небе ни облачка?… «Снежинками» оказалась изморозь на ветвях деревьев. От взрыва она слетела и медленно падала вниз, кружась, как снежинки. Нащупал влажное место. Левое бедро «бугром»… Перелом? Нет, нога шевелится. Это сук березы разорвал меховые штаны до тела, в дыру попадал снег – таял и подмачивал меня.… Значит, это не то, о чем я подумал… И стало вдруг очень весело.… Глянул на ботинки, а у них оторваны носки. То ли об приборную доску, то ли об козырек фонаря зацепился…. Потрогал правую ногу, она со мной, но тупо болит и опухает на глазах. Вдруг слышу: «Аллах! Аллах!». Подумал, что что-то случилось с моим напарником. Хромая, двинулся к Наилю навстречу. Потом расслышал. Он произносил мое имя «Олег», как «Алех», а от волнения и акцента татарина получается «Аллах». Я рассмеялся… Увидев друг друга, мы кинулись в объятья и смеялись уже до слез.… По лицу Наиля алой струйкой текла кровь. «Что это у меня?» — спросил он. Я осмотрел рану на лице и сказал: «До свадьбы заживет!» Отстранив меня от себя, он командирским голосом строго спросил: «Я кричал тебе «прыгай, прыгай», а твоя кабина закрыта и закрыта!?» Это в нем проснулся полковник. Я ответил ему, что все слышал, но был занят – не хотелось оставлять зажатую ногу в кабине.

Через полчаса нас обняли и посадили в вертолет. Я попросил командира сделать круг над местом аварии – это была грязная дыра, стало жутко и страшно…

Во время проведения расследования причин аварии, водолазы достали некоторые фрагменты со дна озера. Бустер управления подняли с семиметровой глубины. Именно он заклинил на самолете правый стабилизатор. Генеральный конструктор Симонов М.П. заставил работать бустер на стенде, где он, не переставая, проработал трое суток без замечаний. Тогда Михаил Петрович приказал распилить бустер и посмотреть. Оказалось, что на сливном отверстии четко отпечатался болт, который и закрыл его. Вот и вся разгадка этого летного происшествия…

Наиль Саттаров умер в апреле 2014, все-таки это катапультирование негативно сказалось на его состоянии здоровья в будущем…

Это седьмая аварийная ситуация моей любимой профессии.

Толбоев Магомед Омарович

tolboev

Герой Российской Федерации Заслуженный летчик-испытатель РФ Толбоев Магомед Омарович

Толбоев Магомед Омарович – лётчик-испытатель Лётно-испытательного института имени М.М.Громова (город Жуковский Московской области).

Родился 20 января 1951 года в ауле Согратль ныне Гунибского района Дагестана. Аварец. В 1969 году окончил Гунибскую среднюю школу.

В Вооружённых Силах СССР с 1969 года. В 1973 году с отличием окончил командный факультет Ейского высшего военного авиационного училища лётчиков имени В.М.Комарова. Служил в истребительной авиации Военно-воздушных сил Одесского военного округа и Группы советских войск в Германии в должностях лётчика, начальника парашютно-десантной подготовки истребительного авиационного полка.Читать далее...

Шикунов Фёдор Иванович

shikunv7

Герой Российской Федерации Шикунов Федор Иванович

69-й Гвардейский истребительный авиационный полк, по праву считался одним из лучших в соединении. В рядах этого прославленного полка Фёдор Шикунов сразу проявил себя отважным и умелым воздушным бойцом. Уже на 3-й день участия в боевых действиях — 7 октября 1943 года — одержал свою первую воздушную победу, сбив разведчик-корректировщик FW-189 (получивший у наших солдат прозвище «рама»).

В октябре-ноябре 1943 года принимал участие в битве за Днепр, в ноябре-декабре 1943 года в Ниднеднепровской наступательной операции, а в 1944 году — в Кировоградской (январь), Корсунь-Шевченковской (февраль), Уманско-Ботошанской (март—апрель) наступательных операциях, в воздушном сражении на подступах к Румынии (апрель—июнь).

Весной 1944 года наши войска вели наступательные бои на Кишинёвском и Ясском направлениях. Запомнилась жестокая схватка с противником в один из апрельских дней. С радиостанции наведения вызовы следовали один за другим. Группы наших истребителей садились, заправлялись горючим, лётчики уточняли задачу и вновь устремлялись в грозное фронтовое небо. В каждом вылете они встречались с «Мессершмиттами», «Фокке-Вульфами», «Хейнкелями», «Юнкерсами» и непременно выходили победителями. В тот день враг недосчитался 15 самолётов, не смог поддержать свои наземные части, а наши 12 машин остались целы.

Многие из тех, кто обеспечивал боевую работу группы, задавали себе вопрос: случаен ли успех советских истребителей? Может быть, в группу входили какие-то особые асы? Нет, успех был вполне закономерен. Документы военной поры, рассказы очевидцев и участников воздушных схваток свидетельствуют: лётчики полка не раз сражались в небе с численно превосходившими силами врага, всегда проявляли невиданное мужество и отвагу, показывали высокое мастерство и снайперскую точность огня.

Прикрывая наземные войска на Ясском направлении 2 мая 1944 года, группа из 4 самолётов, ведомая гвардии лейтенантом Ф. И. Шикуновым (он летел в ударной паре, а гвардии капитан В. И. Чиж — в прикрывающей), вступила в воздушный бой с 8 вражескими истребителями. Советские лётчики сбили 3 самолёта противника (2 — Шикунов, 1 — Чиж) и, не потеряв ни одного своего, вынудили врага повернуть назад. А 5 мая ударная четвёрка Шикунова и прикрывающая четвёрка Чижа в том же районе встретили последовательно одну за другой 2 большие группы бомбардировщиков Ju-87. Вступив с ними в бой, Шикунов, Чиж и Антонов сбили по 2 самолёта, а гвардии младший лейтенант Павлюк — один. Таким образом, 8 наших истребителей уничтожили 7 самолётов противника, опять же не потеряв ни одного своего.

Как ни скупы строки боевых и политических донесений, но из них ясно, что боевой почерк полка, великое искусство лётчиков побеждать врага без потерь или с минимальными потерями вырабатывались непрерывной учёбой, напряжённым трудом.

Летом 1944 года участвовал в Львовско-Сандомирской наступательной операции (июль—август), а осенью — в прикрытии с воздуха Сандомирского плацдарма (сентябрь—октябрь).

К июлю 1944 года Фёдор Шикунов выполнил 128 боевых вылетах, в воздушных боях сбил 18 самолётов противника лично и 1 — в паре. По итогам боевой работы был представлен к званию Героя Советского Союза, но не получил его.

В 1945 году принимает участие в Висло-Одерской (январь), в Нижне-Силезской и в Верхне-Силезской наступательных операциях советских войск (февраль—март).

15 марта 1945 года отважный воздушный боец погиб в районе города Фридевальде (Германия), имея на счету 25 сбитых самолётов противника.

shikunv4

Р-39N-1 «Аэрокобра» гвардии капитана Ф. И. Шикунова из 69-го ГвИАП. Весна 1945 года

«В 6-й бомбардировочной дивизии техники и механики высказали обиду: воюем, мол, воюем, а наградами нас обходят. Жалобу проверили. Всё подтвердилось. Техник Щербина, например, прошёл со своим подразделением по многим фронтовым дорогам, работал безупречно, самолёты эскадрильи ни разу не имели отказов, а его, тем не менее, не удосужились поощрить. Механики Бондарчук, Шаловаленко, Коломиец обслужили более чем по сотне вылетов, но их усердия тоже никто не заметил.

...Во время проверки выяснилось, что даже некоторые лётчики, проявившие себя в боях, не получают вовремя заслуженных наград и званий. Так, командир звена Антонов уже 2 года ходил в звании младший лейтенант.

— Да что я, — сказал он. — Шикунов, командир эскадрильи, 25 самолётов сбил, а выше лейтенанта тоже не поднялся. А Царёв? Замкомэска, на счету 7 самолётов, а тоже, как я, младший лейтенант.

В штабе корпуса я попросил дать справку. Всё, о чём доложил Антонов, подтвердилось.

— Воюем, руки до бумаг не доходят, — повторил начальник штаба не раз слышанную фразу.

— А Шикунова к званию Героя представили?

— Шикунова? — оседлав очками переносицу, он взялся перебирать карточки. — Минуточку... Это мы сейчас проверим. Да, правильно, сбил 25. К Герою не представлялся.

„С таким начальником штаба, — прикинул я, — каши, пожалуй, не сваришь. Он, кроме своих бумаг, ничего другого не видит“. Поэтому я тут же связался по телефону с начальником политотдела корпуса и дал ему необходимые указания.

— Подвели кадровики, — сетовал политработник.

— Ну а вы? Как вы могли не знать о таком безобразии?

В политотделе армии мы собрали всех кадровиков, указали некоторым из них на безответственность в оформлении наградных документов, представлений на присвоение очередных воинских званий и предупредили: за невнимание к людям, волокиту с документами будем наказывать вплоть до отстранения от занимаемой должности.

С начальником отдела кадров армии Сидовым состоялся особый разговор. На второй же день все офицеры отдела, в том числе и его начальник, выехали по частям и не появлялись в штабе армии около недели. С наградами и званиями был наведён порядок...»

Строки приведённые выше принадлежат генерал-полковнику авиации А. Г. Рытову, взяты они из его книги воспоминаний — «Рыцари пятого океана».

К сожалению, Андрей Герасимович оказался не совсем прав — свою «Золотую Звезду» Героя Советского Союза Фёдор Иванович Шикунов так и не получил... Лишь в 1998 году указом Президента РФ был посмертно удостоен звания Героя Российской Федерации.

shikunv2Рисунок Ф. И. Шикунова (автор А. Сальников) — цветной вариант известной фотографии, приведённой выше, — использован для оформления вышедшей в 2007 году книги М. Ю. Быкова — «Асы Великой Отечественной. Самые результативные лётчики 1941—1945 гг.»

Несмотря на то, что Михаил Быков указывает на 22 победы лётчика, на самом деле их, очевидно, было не менее 25. Это подтверждается не только (и не столько) воспоминаниями А. Г. Рытова, сколько самой фотографией Ф. И. Шикунова. С помощью нехитрого исправления рисунка — перетаскивания соседних звёзд на борту фюзеляжа «Аэрокобры»- можно получить предполагаемый вид борта самолёта без учёта головы пилота (рисунок справа). И звёзд оказывается — именно 25!..

shikunv525 сбитых Фёдором Шикуновым фашистских самолётов

Об этом человеке писать с одной стороны легко, с другой стороны тяжело. Легко потому, что перед нами храбрый лётчик-ас, любимец всего авиационного полка, командир эскадрильи, награждённый двумя орденами Красного Знамени, сбивший в воздушных боях более 25 вражеских самолётов, человек, который представлялся к званию Героя Советского Союза; тяжело потому, что в силу невыясненных причин он так и не получил этого высокого звания.

Военный журналист, полковник в отставке X. И. Сиджах уделяет большое внимание боевым подвигам своих земляков, воевавших в годы Великой Отечественной войны. Перебирая архивные материалы, он находит интересные материалы, рассказывающие об их героических делах в годы войны. В архиве Министерства обороны СССР он глубоко изучил наградные листы капитана Фёдора Шикунова. В газете «Советская Адыгея» от 21 июня 1991 года и 21 ноября 1991 года были опубликованы статьи полковника Сиджаха, посвящённые прославленному лётчику: «Истребитель» и «Почему герой не Герой».

Истребитель

shikunv9Родился Ф. И. Шикунов в Майкопе в 1921 году в многодетной крестьянской семье, где кроме него росли ещё 2 брата и 3 сестры, работавшие впоследствии на комбинате «Лесомебель». С юных лет Федя страстно мечтал летать. В 1938 году, окончив с отличием среднюю школу № 9, он поступил в Майкопский аэроклуб. Учился юноша с невероятным упорством и настойчивостью и вскоре стал одним из лучших пилотов. А на следующий год он уже курсант Таганрогской военной авиационной школы имени В. П. Чкалова.

Овладевал лётным мастерством Шикунов с присушей ему целеустремлённостью и настойчивостью. В характеристике, утверждённой начальником авиашколы полковником И. Куриленко говорилось, что «Шикунов пройденное усваивает быстро и надёжно. Осмотрительность на земле и в воздухе отличная. Много работает над собой. Стреляет отлично. Физически подготовлен отлично. Пользуется деловым и политическим авторитетом. Лично дисциплинирован, требователен к себе. Энергичен, решителен, инициативен».

В октябре 1940 года Ф. Шикунов по первому разряду (на отлично) оканчивает авиашколу. Ему присваивают звание младшего лейтенанта и, как одного из лучших лётчиков, оставляют в школе на инструкторской работе, где в течение 1,5 лет он готовил лётные кадры, дав путёвку в небо 38 курсантам.

Когда разразилась война, Фёдор Иванович пишет рапорт за рапортом, просясь на фронт. Отпустили его лишь в июне 1942 года, но... в 22-й запасной авиационный полк, где в качестве лётчика-инструктора он вновь готовил пополнение для истребительных частей.

В действующую армию лейтенант Ф. Шикунов попал только 5 октября 1943 года, когда 69-й Гвардейский истребительный авиационный полк, куда он был назначен командиром звена, в составе 304-й (впоследствии 23-я Гвардейская) истребительной авиадивизии прибыл на Степной фронт, войска которого в это время вели ожесточённые бои по расширению плацдармов на правом берегу Днепра южнее Кременчуга.

Боевое крешение Фёдор Шикунов получил 7 октября. Летая ведомым у командира эскадрильи капитана И. Рыбкина, опытного боевого лётчика, грудь которого украшали два ордена Красного Знамени, он совершил за октябрьские дни 35 боевых вылетов, поднимаясь в воздух порой по 2-3 раза в день, и провёл 7 воздушных боёв, в ходе которых надёжно прикрывал своего ведущего от атак противника и обеспечил ему возможность уверенно вести бои и сбить 4 вражеских самолёта.

Открыл счёт сбитым самолётам и Фёдор Иванович, вогнав в землю 2 самолёта. Первую свою победу он одержал 9 октября. Выполняя задачу по прикрытию наземных войск в районе Бородаевки, он обнаружил ФВ-189, который корректировал огонь своей артиллерии. Зайдя со стороны солнца, Шикунов приблизился к противнику и, когда дистанция достигла 100 метров, нажал на гашетки. Но «рама» успела увернуться от атаки советского истребителя и, резко нырнув вниз, перешла в пикирование. Фёдор бросился за ней и, настигнув, с дистанции 50 — 25 метров открыл огонь. Вражеский корректировщик вспыхнул ярким пламенем и врезался в землю.

Свидетельством признания его мастерства и отваги явилось то, что уже через месяц он был назначен заместителем командира эскадрильи и на его груди засверкал орден Красной Звезды. Представляя к первой награде, командир полка полковник И. Кривяков писал, что «...лейтенант Шикунов отлично владеет самолётом, летает смело, осмотрительно, принимает правильное решение, защищая командира в бою, и является лучшим ведомым в полку, оправдывая гордое звание „Щит“ ведущего».

Исключительно высоко оценил боевые заслуги Фёдора Ивановича и командир дивизии. При вручении награды он сказал: «Сегодня мы вручаем ордена лучшим лётчикам, отличившимся в боях за нашу Родину, но товарищ Шикунов является лучшим из лучших.»

О том, что Фёдор Шикунов по праву считался лучшим лётчиком в дивизии, свидетельствуют и однополчане. Так, бывший его ведомый В. Васильев, кавалер 6 боевых орденов, проживающий ныне в городе Сумы, в своём письме пишет: «С Шикуновым я летал в паре больше года, вплоть до его гибели. Таких лётчиков, как он, я встречал редко. Он знал, что можно выжать из машины. Его отличали отменная техника пилотирования и внутренняя дисциплина...»

Боевое мастерство Ф. Шикунова росло с удивительной быстротой. К 1 мая 1944 года на фюзеляже его самолёта уже красовалось 17 звёздочек, свидетельствовавших о сбитых им вражеских самолётах. 17! Это — больше, чем целая эскадрилья, уничтоженная одним человеком в воздушных боях, причём за полгода боевых действий.

Успехи Фёдора Ивановича не были случайностью. Ещё в авиашколе, а затем в запасном полку, обучая других, он настойчиво учился и сам, стремясь к совершенству, познанию нового, передового, неизведанного. Он оттачивал искусство владения боевой машиной на любых режимах полёта, учился метко стрелять, изучал все тонкости воздушного боя и лётно-тактические характеристики вражеских самолётов, их уязвимые места. Но настоящее мастерство и опыт пришли к нему, конечно, в ходе боёв, каждый из которых требовал высочайшего напряжения моральных и физических сил, умения и воли. В сложной обстановке воздушного боя Фёдор Иванович никогда не терялся.

Шикунов стал не только признанным асом, но и блестящим командиром, умеющим руководить подчинёнными как на земле, так и в воздухе. Особенно его командирский талант развернулся, когда в апреле 1944 года он возглавил эскадрилью вместо капитана И. Рыбкина, выдвинутого на должность штурмана полка. Глубоко изучая опыт воздушных боёв, он учил лётчиков мужеству и мастерству, требовал проявлять смекалку, инициативу в любой обстановке и не раз повторял незыблемые правила тактики воздушного боя: замечай врага первым, высоту набирай первым, атакуй всегда первым, используя при этом солнце или облачность. Если ты первый, ты — хозяин неба.

Любили лётчики своего командира. За смелость и твёрдость духа, за открытую душу и острое чувство боевого товарищества, за то, что, как вспоминает В. Васильев, он никогда не бросит товарища в беде, всегда придёт на помощь, на выручку. И не было, пожалуй, в эскадрильи лётчика, которому Фёдор Иванович не помог, не пришёл на выручку в трудную минуту. Капитана И. Рыбкина, например, он дважды спас от неминуемой гибели, сбивая при этом стервятников, пытавшихся зайти к нему в хвост. И когда командир эскадрильи попытался было поблагодарить своего подчинённого за выручку, Шикунов не дал ему договорить:

— А разве вы, Иван Маркович, поступили бы иначе, окажись я в подобной ситуации?

Это были не красивые слова. В этом весь Шикунов. Не случайно лётчики эскадрильи под руководством своего командира занимали ведущее место в полку и дивизии по количеству сбитых самолётов. Достаточно привести такой пример. За первые 4 месяца 1944 года полком было уничтожено 80 вражеских самолётов, 41 из которых был сбит лётчиками 3-й эскадрильи. На счету командира значилось 14 стервятников, то есть одна треть.

Каждый бой, проведённый Шикуновым, достоин того, чтобы рассказать о нём, но сделать это в газетной публикации невозможно. Расскажем лишь о некоторых, которые дают наиболее полное и яркое представление о личности Фёдора Ивановича, как воздушного бойца, и раскрывают его морально-боевые качества.

29 ноября 1943 года. Сопровождая группу бомбардировщиков, шестёрка истребителей «Аэрокобра» во главе с лейтенантом Шикуновым встретила в районе Александрии на пересекающихся курсах 18 бомбардировщиков Хе-111 под прикрытием 2 истребителей ФВ-190. Оценив обстановку, ведущий передал по радио младшему лейтенанту А. Еловскому команду продолжать сопровождение бомбардировщиков, а сам с ведомым младшим лейтенантом В. Васильевым, набрав высоту и зайдя, со стороны солнца, внезапно обрушился на «Фоккеров». Но вражеские истребители не приняли бой и, резко взмыв вверх, ушли в облачность. «Хейнкели», оставшись без прикрытия, поспешно сбросили бомбы, не дойдя до наших позиций, и убрались на свою территорию.

А несколько минут спустя, зорко осматривая то переднюю, то заднюю полусферу, Фёдор Шикунов заметил ещё одну группу — около 30 бомбардировщиков Ю-87, шедших бомбить наши войска. Медлить было нельзя, и Фёдор Иванович решительно скомандовал: «Атакуем!».

Дав мотору форсированный режим, он бросил свою «Аэрокобру» навстречу врагу, нацелившись на ведущего группы. Расстояние быстро сокращалось. Чёрно-серый силуэт фашистской машины всё увеличивался в его прицеле. Пальцы плавно нажали гашетки. Огненные трассы кинжалом врезались в тело вражеского самолёта, и тот, завалившись на крыло, камнем пошёл вниз. Шикунов резко взмыл вверх, развернулся и вновь устремился в атаку. Меткая очередь с короткой дистанции, и ещё один «Юнкерс», оставляя густую дымную полосу, рухнул на землю. Третий самолёт был сбит ведомым.

Дерзкое нападение советских лётчиков вызывало среди врагов растерянность. Беспорядочно сбросив свой смертоносный груз, они повернули обратно и ушли. В это время 2 ФВ-190, свалившись из-за облаков, пытались атаковать нашу пару. Шикунов смело принял вызов немецких лётчиков и, мастерски используя преимущества своей «Аэрокобры», повёл бой на вертикалях, но фашисты решили, видимо, не искушать свою судьбу и покинули район боя.

Едва отбив атаку «Фоккеров», Фёдор Иванович увидел ещё одну большую, третью группу вражеских бомбардировщиков Ю-87, которые также шли бомбить порядки наших войск. Не раздумывая, он вновь бросился в атаку и, поймав ведущий «Юнкерс» в перекрестке прицела, нажал на гашетки. Однако пулемёты и пушка его машины безмолствовали. «Кончились боеприпасы», — молнией обожгло сознание. «Что делать? Выходить из боя?» И Фёдор, не считаясь с опасностью для жизни, продолжает атаку... без снарядов и патронов. Завязалась головокружительная воздушная карусель, в ходе которой, как вспоминает В. Васильев, были мгновения, когда он терял командира из виду, хотя обязан был неотступно прикрывать его.

Вспоминая события того памятного боя, Виктор Петрович пишет далее: «Шикунов дал мне команду: „Васильев, атакуй, у меня отказала пушка, я прикрою тебя!“ Твёрдо убеждённый, что мой „хвост“ прикрыт надёжно, я своё внимание сосредоточил на бомбардировщиках и поддерживаемый Шикуновым, повёл прицельные атаки...» Бой завершился тем, что В. Васильев сбил 2 «Юнкерса», остальные бомбардировщики были рассеяны, и ни одна фашистская бомба не упала на головы наших войск.

Два немецких истребителя Mе-109, неожиданно появившиеся в это время в зоне боевых действий, бросились было на выручку своих бомбардировщиков, но, подвергшись атаке советских лётчиков, вышли из боя и позорно скрылись.

Шикунов догнал своих бомбардировщиков и продолжал их сопровождение. После этого тяжёлого боя с превосходящими силами противника Фёдора Ивановича по праву стали называть хозяином неба и на груди бесстрашного сокола засверкала полководческая награда — орден Александра Невского, как признание мастерства и умения в неравном бою добиться победы малыми силами.

...24 марта 1944 года погода выдалась крайне неблагоприятная. Слегка моросил дождь. Густая облачность и туман, висевшие над землей, ограничивали видимость, но, несмотря на эти сложные метеоусловия, Ф. Шикунов во главе четвёрки поднялся в воздух и вылетел на сопровождение 6 штурмовиков Ил-2, ведомых майором Абуховым, в район Кривое озеро — Любашевка. Подлетая к линии фронта, Фёдор Иванович заметил 15 пикировщиков Ю-87, которые под прикрытием 4 истребителей ФВ-190 стали в круг и начали бомбить наши войска.

Отогнав сначала истребителей, а затем, сделав разворот на 180 градусов, четвёрка гвардейцев стремительно врезалась в строй «Юнкерсов», поливая их огнём из пушек и пулемётов. В скоротечном бою было сбито 3 бомбардировщика, один из которых сгорел от меткой очереди Ф. Шикунова. Остальные бомбардировщики рассыпались и начали поодиночке торопливо уходить на свою территорию.

Продолжая сопровождать штурмовиков, в районе цели неожиданно увидели 10 ФВ-190, которые на бреющем полёте подходили к нашим «Илам». Несмотря на неравенство сил, Шикунов подал команду: «За мной, в атаку!», и увлекая ведомых, бросился на врага. Завязался жаркий бой. Поймав в прицел одного стервятника, Фёдор Иванович сбил его первой же очередью. Прошло ещё несколько мгновений, и второй «Фоккер», прошитый огнём из пушки младшего лейтенанта И. Антонова, падает на землю...

Фёдор Шикунов пользовался доброй славой в дивизии и, как писал в политдонесении начальник политического отдела дивизии подполковник Н. Абрамов, «своей отвагой, мужеством и военным мастерством он вдохновлял весь лётный состав на замечательные боевые подвиги». При этом Фёдор Иванович оставался скромным, уважительным и готовым к самопожертвованию ради боевых товарищей.

Но не суждено было отважному соколу увидеть светлый день Победы. 15 марта 1945 года он погиб, навечно оставшись 23-летним. В этот день он вылетел во главе шестёрки для штурмовки войск противника в районе Фридевальдс. Успешно выполнив поставленную задачу и нанеся врагу большие потери, Шикунов дал команду лётчикам следовать на свой аэродром. И только шестёрка легла на обратный курс, как в самолёт командира эскадрильи угодил прямым попаданием зенитный снаряд и, взорвавшись в воздухе, машина упала на землю...

Тяжело переживали авиаторы потерю своего боевого друга и командира. В тот же день на состоявшемся в полку митинге они поклялись жестоко отомстить врагу за смерть Фёдора Шикунова и сражаться так, как это делал их командир. На самолётах эскадрильи появились надписи «Отомстим за Федю Шикунова!». В полку были вывешены лозунги с призывом: «Лётчики! Бейте врага так, как бил их Шикунов!».

На следующий день за смерть Фёдора Шикунова лётчики полка сбили 5 вражеских самолётов, 2 из которых были на счету его воспитанников старшего лейтенанта И. Антонова и младшего лейтенанта М. Элькина. А всего за оставшиеся дни войны лётчиками полка были сбиты 46 вражеских самолётов.

Армейская газета «Крылья победы», отдавая должное боевым заслугам прославленного лётчика, писала в те дни: «От Днепра и до Одера пронёс герой-большевик капитан Шикунов Фёдор Иванович могучие крылья своего истребителя. Великая душевная сила, простота характера, преданность и любовь к своей Родине — вот бессмертный его облик».

Таков был крылатый богатырь нашей Родины Ф. И. Шикунов. Похоронили Фёдора Ивановича, как написал полковник в отставке Василий Иванович Чиж, в то время помощник командира полка по воздушно-стрелковой службе и много раз летавший с Шикуновым в одной группе, на центральной площади германского города Бриг со всеми воинскими почестями. Прошло 46 лет после войны. Но время не властно над подвигом...

Почему герой не Герой

6 июня 1944 года, как свидетельствуют архивные документы, лейтенант Ф. И. Шикунов первым в дивизии был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. К этому времени им было совершено 118 успешных боевых вылетов и в 40 воздушных боях сбито 18 вражеских самолётов. Что это значит, какова цена победы в воздухе, знает каждый фронтовик, особенно лётчик. Грудь бесстрашного рыцаря неба украшали ордена Александра Невского и Красной Звезды. Он был единственным в дивизии, кого как лучшего лётчика и активного коммуниста — члена комсомольского бюро полка, ЦК ВЛКСМ наградил Почётной грамотой.

Но шло время. Фёдор Иванович погиб. Победоносно завершилась война. А Указ, которого ждали в полку и дивизии, так и не состоялся. Подлинный герой войны, чей личный вклад в победу над гитлеровскими захватчиками был достаточно весом, чей героизм служил вдохновляющим примером для всего лётного состава дивизии, оказался обойдённым и официально непризнанный Героем.

Между тем многие ветераны дивизии на протяжении долгих лет считали Ф. И. Шикунова Героем и ссылались при этом на журнал «Вестник Воздушного Флота» № 2 за 1958 год (ныне «Авиация и космонавтика»), где в одной из редакционных заметок рассказывалось о боевых делах Фёдора Ивановича и утверждалось, что он удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Этот журнал, конечно, авторитетный печатный орган, но в данном случае он опубликовал непроверенный материал и тем самым ввёл читателей, в первую очередь ветеранов полка и дивизии, в заблуждение.

«Откуда вам известно, что Шикунову не присвоили звание Героя? Этого не может быть!» — с недоумением пишет мне Полина Игнатьевна Вершаль, воевавшая с Фёдором Ивановичем в одном полку. До последних дней своих считал Шикунова Героем несколько лет тому назад ушедший из жизни бывший командир 69-го Гвардейского истребительного полка полковник в отставке Николай Кузьмич Кривяков, лично представлявший Фёдора Ивановича к высшей награде Родины.

«Шикунов должен быть Героем», — утверждает и лётчик-пикировщик Герой Советского Союза А. И. Макаренко, проживающий в Волгограде и знавший Фёдора Ивановича по майкопскому аэроклубу и таганрогской авиашколе, где они вместе учились. В ходе Львовско-Сандомирской операции при совместном базировании их полков на одном из украинских аэродромов у него произошла кратковременная встреча с Ф. И. Шикуновым. «Это был уже зрелый воздушный ас, — пишет Алексей Иосифович. — Боевые соратники с теплотой отзывались о нём, как о человеке большой души, преданном друге, бесстрашном воздушном бойце, талантливом командире и с гордостью говорили, что он представлен к званию Героя Советского Союза».

Председатель совета ветеранов 23-й авиационной дивизии полковник в отставке М. И. Чесноков, служивший в годы войны начальником оперативно-разведывательного отделения штаба дивизии и хорошо знавший Ф. И. Шикунова, считает, что в отношении Фёдора Ивановича допущена вопиющая несправедливость.

— Это был действительно лётчик экстракласса, — рассказывает Михаил Иванович. — Он знал, что нужно делать и делал то, что требовалось в данный момент, требуя этого же от своих подчинённых. По долгу службы мне приходилось ежедневно составлять оперативные сводки и различного рода отчётные боевые документы, анализировать и обобщать опыт воздушных боёв, встречаться с лётчиками на разборах боевых вылетов, и редкими были случаи, чтобы мы не рассказывали о Фёдоре Шикунове. Авторитет его среди лётного состава был чрезвычайно высок, и он по праву считался лучшим лётчиком. Ветераны дивизии глубоко сожалеют что Фёдор Иванович не Герой. Это несправедливо.

Невольно возникает вопрос, почему же Ф. И. Шикунов не получил звания Героя? На какой штабной инстанции «застряло» представление на него? Почему оно оказалось нереализованным? Кто виноват в этом? Ответов на эти вопросы пока нет, но поиск продолжается. Если предположить, что Фёдор Иванович скомпрометировал себя впоследствии, оказался недостойным высокого звания, то это исключается. Пока представление «ходило» по штабам, отважный сокол продолжал геройски сражаться, доведя счёт сбитых самолётов до 25. Здесь следует заметить, что этот показатель не смог превзойти ни один лётчик дивизии. Например, майор Н. Прошенков и капитан П. Ефимов, удостоенные в конце войны звания Героя Советского Союза, имели на своём счету соответственно 19 и 18 лично сбитых самолётов.

В июле и октябре 1944 года Ф. И. Шикунов был награждён двумя орденами Красного Знамени и дважды повышен в воинском звании, причём «капитана» он получил досрочно, через 2 месяца, в порядке поощрения. Может, сработала чья-то жгучая зависть или месть? Бывало ведь и такое. Оказывается, такая версия у ветеранов есть, и её выразил совершенно определённо бывший ведомый Ф. И. Шикунова лётчик В. П. Васильев, который написал мне, что Фёдор Иванович не удостоился Героя из-за мести начальника контрразведки дивизии. За что, Виктор Петрович, к сожалению, не объяснил.

Некоторый свет в этом деле, как мне кажется, проливают мемуары генерал-полковника авиации А. Г. Рытова «Рыцари пятого океана». В годы войны генерал являлся членом Военного совета 8-й Воздушной армии, в составе которой некоторое время сражалась 23-я Гвардейская авиадивизия, и в ходе Львовско-Сандомирской операции (июль—август 1944 года) он во главе группы офицеров политотдела армии посетил ряд частей корпуса и дивизии, в том числе 69-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Вспоминая события того времени, он указывал: «Во время проверки частей выяснилось, что некоторые лётчики, проявившие себя в боях, не получают вовремя заслуженных наград и званий...» К сожелению, как видим, что порядок так и не был доведён до конца, хотя бы в отношении Фёдора Ивановича Шикунова, который так и не удостоился высшей награды Родины, став, возможно, жертвой выше описанной безответственности кадровых органов.

shikunv8После окончания войны прошло более 46 лет. Но справедливость должна восторжествовать. Вместе с тем возникают новые вопросы, как пишет Сиджах, бывший ведомый Ф. И. Шикунова лётчик В. П. Васильев утверждает, что Фёдор Иванович не удостоился «Героя» из-за мести начальника контрразведки дивизии. Однако, Васильев не подтверждает свои суждения конкретными аргументами. Есть сведения, что были стычки у Фёдора с особистами. X. И. Сиджах более склонен к тому, что Шикунов стал жертвой бюрократической волокиты, связанной с несвоевременным оформлением дела на присвоение звания Героя Советского Союза со стороны штабных работников полка. Он ссылается на книгу генерал-полковника авиации А. Г. Рытова «Рыцари пятого океана».

Мы располагаем и другими источниками. Так лётчик Лещинский, бывший однополчанин капитана Шикунова, написал письмо из Киева сестре Фёдора Ивановича:

«Здравствуйте, дорогая Валентина Ивановна! Не знаю, может Вас удивило, что я разыскивал родственников Феди. Дело в том, что он был и остаётся в памяти и в сердце лучшим другом, боевым товарищем. Я любил Федю, и мне не стыдно в этом признаться, самой крепкой мужской любовью. Он этого заслужил! Его любили многие в полку. Любили не только за то, что он был прекрасным лётчиком-асом. Любили за честность и правдивость, душевность и большое открытое сердце, за его жизнерадостность и весёлый нрав, за исключительную чуткость, доброту, за храбрость, за твёрдость духа и большую волю, за справедливость и непримиримость к трусости и ловкачеству, лжи.

Вас я разыскивал с тем, чтобы поделиться воспоминаниями о Феде, так как в письме, которое я вам написал вскорости после его гибели, невозможно было описать всё то, что я знал о нём. Впрочем, прошло много времени, и я сейчас уже не припомню, что было мною написано. Да и в одном, в двух письмах всего не скажешь.

Я хотел бы передать Вам сохранившиеся фотографии фронтовых времён. Думаю, что для Вас, сестёр, брата и племянников Феди эти фотографии в вашем роду будут священной реликвией. Кроме того, меня так же, как и Вас, мучает вопрос — почему Феде не присвоили звания Героя Советского Союза. Хотя, разыскивая Вас, думал, что ему это звание присвоено, и Вы меня этим обрадуете. А коль это не так, то вам, как близким родственникам следовало бы сделать соответствующие запросы. Я же со своей стороны с радостью окажу Вам помощь, коль потребуется.

И последнее. Я знаю, где был похоронен Федя, так как мне доверилось хоронить друга. У меня заветное желание — побывать у его могилы. Думаю, что Вы разделите со мной это желание. Если так, то давайте вместе ходатайствовать о разрешении на поездку. Вот те причины, побудившие меня Вас разыскивать.

В этом письме хочу Вам сказать о главном. Не вдаваясь особо в подробности, хотелось бы Вас предупредить, что Прошенков был недругом Фёдора, завидовал его боевым успехам. Федя не раз делился со мной о недружелюбном отношении Прошенкова к нему. Тогда они были на равных правах, оба были командирами эскадрилий. Третья эскадрилья, которой командовал Федя, была в полку одна из лучших по всем видам боевой подготовки. Федя, будучи ранее до прихода в полк инструктором, имел опыт подготовки лётного состава, сумел в короткий срок молодых лётчиков, пришедших из училищ, выучить в грозных воздушных бойцов. Сдруженный им коллектив имел на счету наибольшее количество боевых вылетов, сбитых самолётов противника и наименьшее количество потерь в живой силе и технике. У Прошенкова дела были значительно хуже и его бесила зависть. И уже после гибели Феди его назначили командиром полка, и ожидать от него особого рвения и старания присвоить Феде посмертно звания Героя Советского Союза ожидать было бы бессмысленно. Я Вам высказываю своё личное мнение. Может быть это от него не зависело, как знать. Но отношения Фёдора с Прошенковым Вам надо иметь в виду.

Дорогая Валентина Ивановна! Я считаю, что справедливость должна восторжествовать! Во имя доброй памяти Вашего брата, прошу Вас, напишите подробное письмо в Главное управление кадров Министерства Обороны СССР, в отдел по присвоению воинских званий офицерским кадрам и награждениями. Приложите копию ответа Прошенкова и копию листовки, выпущенную штабом полка по случаю гибели Феди (я её вам высылаю).

В листовке чётко сказано о его боевой работе, что, безусловно, даёт право, согласно существующему положению на присвоение звания „Героя Советского Союза“, тем более посмертно. О результатах прошу сообщить мне.

Федю похоронили на одной из площадей города Бжег (в то время город Бриг) Опольского воеводства Польской Народной Республики. Запросите Президиум Народного Совета города Бжег — сохранилась ли могила Феди и, если же он был перезахоронен (а эти мерпориятия проводились почти во всех воеводствах Польши), то указать, где в настоящее время его могила и её номер. Результат прошу сообщить мне.

Посылаю Вам три фотографии. Две фотографии Феди были сделаны фронтовым корреспондентом у самолёта Феди. Самолёт „Аэрокобра“ на двери кабины орден Александра Невского и 25 звёзд (количество сбитых им самолётов противника). Номер самолёта 21 — его постоянный номер машины.

Групповой снимок делал я. На фотографии лётчики 3-й авиаэскадрильи во главе с Федей, сзади в шапке начальник штаба полка подполковник Калашников. В шлеме его ведомый Виктор Васильев. Возле Феди сзади командир звена Иван Антонов. Рядом с Федей в шапке Вася Трандил, принявший эскадрилью вскорости после гибели Феди. Сзади Васильева (в фуражке) Вильямс. Отмеченные крестиками сверху молодые лётчики погибли в боях до гибели Феди. Позже я вышлю Вам ещё пару фотографий, свою и его товарищей.

Дорогая Валентина Ивановна! Напишите, что Вас именно интересует знать о Феде, так как всё это никак не вместить в письмах. С радостью напишу Вам, что Вас будет интересовать. Пишите о результатах ваших запросов. Передайте привет от моего имени вашим сёстрам, брату и племянникам Феди. Извините за задержку письма, на это были причины, от меня не зависящие.

3 августа 1975 г.»

При подготовке данной книги к изданию стало известно, что председатель комитета ветеранов Майкопского аэроклуба Г. П. Шапошников обратился к Президенту Республики Адыгея Джаримову А. А. с просьбой выйти с ходатайством к Президенту Российской Федерации Ельцину Б. Н. по вопросу присвоения Фёдору Ивановичу Шикунову звания Героя Российской Федерации. Ходатайство президента Адыгеи было принято руководством Министерства обороны России, и было поддержано. Многочисленные боевые друзья, однополчане, родственники надеются, что, наконец-то, восторжествует справедливость и Ф. И. Шикунову будет присвоено звание Героя Российской Федерации.

(Из материалов книги М. Х. Шебзухова — «Сыны и дочери Адыгеи в Великой Отечественной».  Майкоп, 1995 г.)

Аверьянов Вячеслав Юрьевич

averyanov

Герой Российской Федерации Аверьянов Вячеслав Юрьевич

В. Ю. Аверьянов — Заслуженный летчик-испытатель РФ (10.04.2006). Награжден орденом Мужества (1996 г.). Родился 15 сентября 1959 г. в городе Белорецке (районный центр Белорецкого района Башкирии) в семье рабочего. Русский. В 1976 г. окончил Белорецкую среднюю школу № 5. В Советской Армии с 1976 г. В 1980 г. окончил Ейское высшее военное авиационное училище летчиков имени В. М. Комарова, а затем проходил службу в этом же училище в должности летчика-инструктора. С 1985 г. — в запасе. В 1986 г. окончил школу летчиков-испытателей Министерства авиационной промышленности СССР (ШЛИ МАП). С 1986 г. — на летно-испытательной работе на Авиационном заводе имени Ю. А. Гагарина в городе Комсомольске-на-Амуре. С 1989 — на летно-испытательной работе в ОКБ «Сухого». В том же году В. Г. Пугачев направил его на отработку взлета с наземного испытательного и тренировочного комплекса (НИТК), построенного в Крыму. Впоследствии Аверьянов принял участие в испытаниях палубного истребителя Су-27К (Су-33). К 2001 г. его налет составил 3400 часов, он освоил 40 типов самолетов. Поднял в небо Су-30МК (1.07.1997). Участвовал в испытаниях Су-17, Су-25, Су-24, Су-27, Су-30, Су-35, Су-33. Выступает с показательными программами на международных авиасалонах — МАКС, Ле-Бурже, Фарнборо, Бангалор, Джакарта, Лима, Дубай и др.

В 1999 г. Аверьянов был представлен к званию Героя Российской Федерации, но авария Су-30МК в Ле-Бурже отложила присвоение высокого звания. Это был единственный случай, когда Аверьянов был вынужден катапультироваться. После той аварии он дважды спасал Су-30МК — летом 2000 г. в испытательном полете Су-30МК в сверхзвуковом режиме при полной загрузке ракетами вдруг буквально «замахал крыльями». Экипаж вполне мог катапультироваться, но он рискнул и сумел посадить машину. При испытаниях на штопор Су-30МК удалось ввести в штопор, а вот выходить из него «сушка» отказалась наотрез. Нужно катапультироваться. Но Аверьянов в последний момент смог раскрыть парашют, выровнял и посадил машину...

Указом Президента Российской Федерации № 1160 от 29 сентября 2001 года (Собрание законодательства Российской Федерации от 1 октября 2001 г, № 40, ст. 3834) за мужество и героизм, проявленные при испытании авиационной техники, Аверьянову Вячеславу Юрьевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Живет в городе Жуковском Московской области.

Вот некоторые эпизоды из многолетней испытательной работы Вячеслава Аверьянова: «...При выполнении испытательного полета на сверхзвуковой скорости на самолете Су-30 МКИ, несущем полный комплект ракетного оружия, сложилась аварийная ситуация. В пространственном перевернутом положении при движении самолета к земле с перегрузкой около шести единиц сильная тряска с высокой частотой и нарастающей амплитудой. Это грозило разрушением самолета. По ощущению Вячеслава Юрьевича, самолет буквально „махал крыльями". В такой обстановке, когда невозможно считывать параметры самолета из-за вибрации приборов, Аверьянов, не допуская поспешных и резких движений органами управления, которые могли бы усугубить обстановку, хладнокровно, выверенно, ювелирно пилотируя, вывел самолет из опасного режима. При детальном изучении и анализе данных, полученных с помощью контрольно-записывающей аппаратуры, ведущими специалистами „ОКБ им. Сухого" была установлена природа не встречавшегося ранее в истории авиации явления и произведены доработки самолета для его предотвращения. Последующие испытания Су-30 МКИ, проведенные Аверьяновым, подтвердили правильность принятого технического решения...

...При испытаниях самолета Су-30 МКИ по программе сваливания из штопора, на высоте 11 километров был получен новый, ранее не встречавшийся режим устойчивого штопора, выход из которого не обеспечивался действиями органов управления самолетов. Вячеслав Юрьевич вновь с риском для жизни спас машину от разрушения, отказавшись от предписанного инструкцией катапультирования, применил противоштопорный парашют на высоте четыре тысячи метров. Хладнокровие, уверенные и грамотные действия позволили Аверьянову вывести самолет из штопора. За успешное обеспечение безопасности полетов строевых летчиков Вячеслав Юрьевич был представлен к награждению премией по номинации „За выдающиеся достижения в обеспечении безопасности полетов".

Вотинцев Игорь Викторович

votintsev

Герой Российской Федерации Вотинцев Игорь Викторович

Герой РФ (1998), Заслуженный летчик-испытатель РФ (1996).
Родился 6 марта 1953 года в г.Жуковский Московской области. В 1970 окончил среднюю школу, в 1974 году — Харьковское высшее военное училище летчиков имени С.Грицевца. Летал в частях ВВС на самолетах МиГ-21бис.
В декабре 1978 г. сдал экзамены и был зачислен в Школу летчиков-испытателей (ШЛИ МАП).
С 1980 — на летно-испытательной работе в ОКБ «Сухой».
Первым самолетом, в испытаниях которого пришлось участвовать Вотинцеву, стал Су-17М2. В дальнейшем он принимал участие в испытаниях Су-24, Су-24М, Су-25 и Т-10 (прототип Су-27).
В 1983 г. на комплексе «Нитка» (г.Саки) участвовал в подготовке к посадкам на авианесущий корабль самолетов Су-25. В этой программе он был третьим вместе с Н.Ф.Садовниковым и В.Г.Пугачевым. После начала полетов стал ведущим летчиком Су-25УТГ. В ноябре 1989 г. посадил на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Тбилиси» (ныне «Адмирал Кузнецов») Су-25УТГ, а через некоторое время выполнил посадку и на Су-27К.
В 1987 г. вторым летчиком на Су-27УБ (командир Герой Советского Союза Садовников) совершил беспосадочный перелет по маршруту Москва — Комсомольск-на-Амуре — Москва с четырьмя дозаправками в воздухе, преодолев расстояние 13 700 км и пробыв в воздухе 15 часов 42 минуты.
С 1997 — начальник летной службы Летно-испытательной и доводочной базы ОКБ «Сухой».
25 сентября 1997 г. впервые поднял в воздух экспериментальный истребитель С-37 (Су-47 «Беркут») с обратной стреловидностью крыла и продолжает его летные испытания.
4 сентября 2001 года совместно с летчиком-испытателем Юрием Ващуком впервые поднял в воздух многоцелевой грузопассажирский самолет С-80ГП (СУ-80ГП).
Участник многих международных выставок в России (все МАКСы) и за рубежом, где демонстрировал Су-27, Су-30, Су-34 (Франция, Великобритания, Германия, Китай, США, Канада, Чили, Корея, ОАЭ и др.). В 1998 Игорь Вотинцев и Евгений Фролов выполнили на своих Су-27 трансконтинентальный перелет в Южную Америку с несколькими промежуточными посадками.
На самолете Су-32 с штурманом-испытателем Новосибирского авиационного производственного объединения А.И.Гайворонским установил мировой рекорд высоты с грузом 5 т.
Общий налет свыше 4 500 часов.
В 1982 г. награжден орденом Знак Почета, в 1992 г. — орденом «За личное мужество», в 1996 г. присвоено звание заслуженный летчик-испытатель России. В 1998 г. Игорю Вотинцеву вручена золотая звезда Героя Российской Федерации.

Буданова Екатерина Васильевна

budanova

Буданова Екатерина Васильевна

Буданова Екатерина Васильевна — лётчик-истребитель 73-го гвардейского истребительного авиационного полка (6-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 8-я воздушная армия, Южный фронт), гвардии старший лейтенант.

Родилась 7 декабря 1916 года в деревне Коноплянка Смоленской области в крестьянской семье. Русская. Рано осталась сиротой. После окончания школы уехала в Москву на заработки. Работала на заводе в Филях. Затем, успешно закончила местный Аэроклуб и стала инструктором.

В сентябре 1941 года Екатерина Буданова пришла на пункт формирования женских авиационных полков. Её направили в истребительную часть. После переучивания в Саратове на боевой Як-1, она получила назначение в 586-й женский истребительный авиаполк.

С 15 апреля 1942 года Буданова защищала небо Саратова. В боевых вылетах крепло ее летное мастерство, вырабатывался свой, своеобразный почерк. 10 сентября 1942 года Катя отбыла в 437-й авиаполк. Это был один из самых напряженных периодов в воздушных боях на Сталинградском фронте.

...В паре против 12, одна против 13, одна против двух, в составе четверки против 19 — таковы были лишь некоторые бои, через которые прошла девушка. 2 Октября, патрулируя над районом Житомир — Эльтон, пара истребителей в составе Беляева — Буданова атаковала группу из 12-ти Ju.88, шедших курсом на станцию Эльтон. Летчицы нарушили боевой порядок бомбардировщиков, заставив их сбросить бомбы в стороне от цели и убраться восвояси.

6 октября Кате пришлось уже одной вступить в бой с 13 Ju.88 ! Врезавшись в их строй, она «рассыпала» их, а затем со второго захода расстреляла ближайший «Юнкерс». Это была ее первая воздушная победа.

budanova-2В середине ноября 1942 года интенсивность воздушных боев возрасла. Драться приходилось, как правило, с превосходящими силами противника. В этих боях в составе группы она уничтожила еще два Ме-109, а затем одержала личную победу над Ju.88. В одном из боев, Катя была ведомой Владимира Лавриненкова. Он с первой же очереди прошил фюзеляж «Хейнкеля — 111», но и немецкий стрелок поразил его машину. Катя, оберегая ведущего, следовала с ним до тех пор, пока почти неуправляемая машина не коснулась земли.

В конце ноября младшего лейтенанта Буданову, как одну из лучших и опытных летчиц, зачислили в группу «свободных охотников». 10 декабря, возвращаясь с боевого задания, Катя приняла бой с атаковавшей ее парой Ме-109. Горючего оставалось не более чем на полчаса, а боеприпасов — лишь треть комплекта. Но летчица не спасовала и приняла вызов. На исходе боя, длившегося 25 минут, она в лобовой атаке подожгла самолет ведущего немецкой пары.

В январе 1943 года младший лейтенант Буданова была переведена в 73-й гвардейский истребительный авиаполк. Воевала вместе с Лидией Литвяк и была ее ближайшей подругой.

Командир полка оказал лётчице высокое доверие, назначив своим ведомым. В одном из вылетов наша группа обнаружила 19 «Юнкерсов», шедших плотным строем в сопровождении истребителей FW-190. Пара Баранова первой атаковала истребителей прикрытия. Остальные взяли на себя бомбардировщиков. Бой принял затяжной характер. Непросто было сражаться с четверкой «Фоккеров». Но командиру полка удалось повредить один из них. Добила его Катя, подойдя вплотную, на 30 метров. От взрыва FW-190 ее самолёт подбросило вверх на несколько метров...

23 февраля 1943 года Буданова была удостоена первой боевой награды — ордена Красной Звезды. В начале марта, возвращаясь со «свободной охоты» она обнаружила идущий к линии фронта вражеский корректировщик FW-189. Однако, с первой атаки сбить верткую «раму» не удалось — немец заметил наш истребитель и интенсивно маневрируя, со снижением ускользнул от огня. Снизившись до 20 метров, «рама» уходила от атак. Погасив скорость, Катя уже буквально над самой землей настигла и уничтожила врага.

budanova-3В течение марта—июня 1943 года Буданова в составе группы сбила еще два вражеских истребителя, а 17 июля одержала очередную личную победу — уничтожила бомбардировщик Ju-88. Вскоре она была награждена орденом Отечественной войны 1-й степени.

В последний день своей жизни, 19 июля 1943 года, Катя в составе группы истребителей прикрывала наши Ил-2. Успешно закончив штурмовку, «горбатые» уходили домой. Наши «Яки» прикрывая их отход, шли сзади. Буданова была замыкающей в группе прикрытия и внезапно увидела совсем рядом тройку Ме-109. Предупредить своих товарищей об опасности было уже поздно, и лётчица приняла неравный бой одна... В этой схватке она одержала свою последнюю, 11-ю победу. Отважную героиню скромно похоронили на окраине села Ново-Красновка. Командование представило ее к званию Героя Советского Союза. Но в те годы это представление реализовано не было.

Всего за период своей боевой деятельности Екатерина Буданова совершила 266 боевых вылетов, уничтожила лично 6 самолетов противника и 5 — в групповых боях.

9 мая 1988 года останки летчицы торжественно перезахоронили в селе Бобриково Антрацитовского района Луганской области.

За мужество и героизм, проявленные во время Великой Отечественной войны, Указом Президента Российской Федерации № 1553 от 1 октября 1993 года Екатерине Васильевне Будановой присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно). Награждена орденами Отечественной войны 1 степени, Красной Звезды.

В Кунцевском районе города-героя Москвы именем Екатерины Будановой названа улица, на которой героиня жила в предвоенные годы. На фасаде здания бывшей московской средней школы № 63 (Багратионовский проезд, 10) установлена мемориальная доска.

Власов Павел Николаевич

vlasov

Герой Российской Федерации Власов Павел Николаевич

Герой Российской Федерации, Заслуженный лётчик-испытатель РФ, Заместитель генерального директора по лётной работе – начальник Лётно-испытательного центра имени А.В. Федотова – начальник лётной службы – старший лётчик-испытатель ОАО «Российская самолетостроительная корпорация “МиГ”»

Родился 13 октября 1960 года в городе Лебедин Сумской области (Украина) – колоритном зеленом городке, где отец служил на военном аэродроме. Впоследствии авиационная часть была расформирована, и началось формирование воинской части Ракетных войск стратегического назначения. Семья Власовых проживала в доме, разрушенном войной, а затем восстановленном, сначала в коммунальной квартире, а вскоре после рождения Павла родители получили отдельную жилплощадь. Войсковая часть находилась возле дома, где жили Власовы, прямо за забором, и Павел с самого детства хорошо наблюдал тревоги и учения. Детство и юность в военном городке, жителями которого были военнослужащие, прошедшие войну и победившие в ней, офицерские традиции, пример отца – всё это уже в детстве оказало влияние на формирование его характера и выбор профессии. Атмосфера, в которой рос Павел, воспитала в нём гордость за победителей, Советскую армию. Все мальчишки хотели стать военными. Играли в войну, лазили через забор в воинскую часть, украдкой наблюдали за учениями. В его классе училось 13 мальчиков, и 11 из них стали офицерами. Лётчиком стал только Павел Власов.
Старшая сестра Наталья занималась музыкой, прекрасно играла на фортепьяно. В школьные годы по настоянию родителей Павел тоже учился в музыкальной школе. Подростком всерьез увлекся гитарой. Сосед Павла, дядя Гоша Волокушин, писал картины маслом, ремонтировал электронную технику, занимался авиамоделизмом. Мальчишки бегали к нему домой – мастерили, клеили, с восторгом запускали самолёты. Павел начал заниматься в авиамодельном кружке при Станции юных техников, с увлечением посещал Дом пионеров, где собирались фанатично любящие авиамоделизм люди. Позднее помимо авиамодельного он с увлечением стал заниматься в судомодельном, ракетомодельном и радиокружке, ездил на соревнования. В школе на уроках трудового воспитания он с увлечением занимался автоделом и получил водительское удостоверение.
Когда П. Власов учился в 7-м классе, возродился лагерный аэродром, где вначале базировалось Черниговское, а затем Харьковское высшее военное училище лётчиков. Ребята смотрели, как взлетают и садятся самолёты. Безусловно, это повлияло на выбор профессии – Павла привлекала специальность военного лётчика. Как о запасном варианте он думал о факультете радиоэлектроники Харьковского авиационного института. Когда пришло время определяться, прошел призывную и областную комиссии, съездил на День открытых дверей в Харьковский авиационный институт. В 1977 году Павел окончил школу с золотой медалью.
В лётное училище брали с 17 лет по состоянию на 1 сентября, а ему не хватало 1,5 месяцев до требуемого возраста. Павел не хотел ждать год, проявил настойчивость, написав письмо начальнику ВУЗ ВВС, и ему дали разрешение на поступление. Пройдя серьезное тестирование на профессиональную пригодность, Павел сдал экзамены и в 1977 году поступил в Харьковское высшее военное авиационное училище лётчиков.
vlasov-2Власов принял присягу и начались учёба и служба. В мае 1978 года Павел Власов первый раз вылетел самостоятельно на учебном самолете Л-39. Его инструктором был Сергей Павлович Росщупкин, которому Павел очень благодарен. На 3-м курсе состоялся его первый самостоятельный полёт на самолёте МиГ-21. Все получилось, и Павел утвердился в мысли, что это его призвание. Тогда же появилась мечта попробовать себя на высшей ступени лётного мастерства – стать лётчиком-испытателем.
Учась на 1-м и 2-м курсах, Павел летал с аэродрома в Ахтырке, на 3-м – с летнего лагерного аэродрома Левковка Изюмского района Харьковской области, на 4-м курсе – с аэродрома в Купянске.
Не все однокашники Павла смогли стать лётчиками-истребителями, некоторые пошли в транспортную авиацию. Власов учился блестяще, все, что касалось лётной специальности, буквально хватал на лету, сразу понимал и запоминал, о чем говорит преподаватель и чему учит лётчик-инструктор.
В 1981 году Павел Власов с отличием окончил Харьковское ВВАУЛ и ему как одному из лучших выпускников предложили остаться работать в училище лётчиком-инструктором. П.Н. Власов понимал, что обучение курсантов – это огромный лётный опыт для самого инструктора и хорошая школа. Так в 1982 году Павел Николаевич начал обучать первокурсников. В течение года он работал инструктором на самолёте Л-39 на аэродроме Великая Круча в Полтавской области, а с конца 1982 года – на МиГ-21 в Купянске.
К середине 1980-х годов Павел Николаевич окончательно определился в своем решении стать лётчиком-испытателем и начал готовиться к поступлению в Центр подготовки лётчиков-испытателей ВВС в городе Ахтубинск. Но в 1987 году в училище пришла разнарядка на трех кандидатов для поступления в Центр подготовки лётного состава имени А.В. Федотова Министерства авиационной промышленности в городе Жуковский, который занимался подготовкой лётчиков-испытателей и авиационных инженеров-испытателей. Работа лётчика-испытателя в авиапромышленности всегда представлялась более интересной. Павел Власов считался перспективным военным летчиком, первым стал командиром звена. Судьбу Власова определил командир полка Иван Петрович Помазан, который не сразу, но согласился отпустить Павла на учебу. Павел Николаевич очень хотел поступить и в 1987 году, имея налёт 1100 часов, блестяще сдал экзамены и в звании капитана уволился из Советской армии и поступил в ЦПЛС имени А.В. Федотова.
П.Н. Власов приехал в город Жуковский Московской области, который очаровал его своей яркой зеленью и красотой и впечатлил огромным числом легендарных жителей – лётчиков-испытателей и конструкторов. Его инструкторами стали Герой Советского Союза заслуженный летчик-испытатель СССР Владимир Гаврилович Гордиенко и заслуженный лётчик-испытатель СССР Виктор Николаевич Васильев. Это были замечательные наставники, мастера своего дела, специалисты и педагоги, которые умели найти подход к каждому. Когда П.Н. Власов поступил учиться в ЦПЛС, он владел двумя типами самолетов, через полтора года освоил шестнадцать типов самолётов – от учебного Як-18 до лайнера Ту-154, изучал методики летных испытаний, учился понимать подходы к новым самолетам. В ЦПЛС имени А.В. Федотова жизнь была чрезвычайно интересной, насыщенной. Павел Николаевич окончил ЦПЛС имени А.В. Федотова (впоследствии Школа лётчиков-испытателей имени А.В. Федотова) в мае 1989 года и навсегда сохранил об учёбе в школе прекрасные воспоминания.
vlasov-3В 1989 году П.Н. Власов пришёл на лётно-испытательную работу в ОКБ имени А.И. Микояна. Для работы на летно-испытательной и доводочной базе ОКБ имени А.И. Микояна из 19 слушателей ЦПЛС первоначально отобрали трех человек. Окончательный выбор пал на Власова. Решающее слово при отборе было за Героем Советского Союза, заслуженным лётчиком-испытателем СССР Валерием Евгеньевичем Меницким, возглавлявшим с 1984 по 1992 год лётную службу в ОКБ имени А.И. Микояна. Меницкого, по его словам, поразила отличная техника пилотирования Павла. Позднее, в своей книге «Моя небесная жизнь», по которой со временем был снят многосерийный фильм о поколении «золотой эпохи советской авиации», В. Меницкий даст такую оценку тогда еще совсем молодому Власову – «это будущий шеф-пилот фирмы».
По твердому убеждению Павла Николаевича, работа лётчика-испытателя в ОКБ была невероятно интересная, далекая от рутины и обыденности. За многие годы испытаний разных типов самолётов ему не приходилось дважды летать по одним и тем же заданиям. Каждый испытательный полет – это всегда что-то новое, пока неизведанное, и на лётчика-испытателя возлагалась огромная ответственность за принимаемые решения.
В 1990 году Павел Николаевич начал заниматься палубной тематикой – полётами, связанными с испытаниями корабельного варианта истребителя МиГ-29К. Работать на палубе невероятно сложно, а испытания – это огромная ответственность. При проведении испытаний МиГ-29 корабельного базирования П.Н. Власов отрабатывал сложные варианты взлета и посадки на палубу единственного в советском Военно-морском флоте тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».
Важным этапом в испытательной деятельности Власов считает свою работу в Малайзии в середине 1990-х годов, где в рамках российско-малазийского контракта он проводил испытания и обучение малазийских военных лётчиков дозаправке в воздухе истребителя МиГ-29СД от американского самолёта-танкера.
За время работы в корпорации «МиГ» П.Н. Власов зарекомендовал себя высококвалифицированным лётчиком-испытателем, отлично знающим материальную часть, методику лётных испытаний новейших образцов авиационной техники. Из характеристики: «…летает уверенно, смело, с большой любовью к делу. В полетах хладнокровен, расчетлив, в сложной обстановке принимает грамотные решения. У него отличные техника пилотирования и штурманская подготовка. К полетам он готовится серьезно, вдумчиво, творчески, с чувством личной ответственности за качественное выполнение каждого полетного задания и благополучный исход полета, лично участвует в анализе полученных материалов».
П.Н. Власов проделал большой объем работ по проведению лётных испытаний образцов изделий: МиГ-31, изделий «05», «07», МиГ-29, МиГ-29СМТ, МиГ-29К, МиГ-29М, МиГ-29М2. Павел Николаевич проводил испытания на предельных режимах, отработку новейших систем вооружения, прицельно-навигационных комплексов, систем дозаправки в воздухе, профиля полёта на установление мирового рекорда высоты на МиГ-29, определение характеристик опытного двигателя пятого поколения на летающей лаборатории МиГ-25ЛЛ.
В 2001 году (26.09.2001) П.Н. Власов выполнил первый подъём самолета МиГ-29М2. Он поднял в небо и произвел испытания МиГ-29ОВТ (17.08.2003) с отклоняемым вектором тяги двигателей в продольном и путевом каналах. Это увеличило показатели маневренности самолета, эксплуатационного диапазона углов атаки, в том числе при скоростях меньше эволютивных. Павел Николаевич поднял в небо и проводит испытания нового МиГ-29К (27.06.2007), самолёта корабельного базирования нового поколения. Участвует в испытаниях всех модификаций МиГ-АТ, МиГ-29, МиГ-31 и МиГ-35.
С 1992 года П.Н. Власов участвует в международных выставках, выполняя демонстрационные полёты на опытных самолётах, – это отдельная область деятельности летчика-испытателя. Павел Николаевич совершил самый длинный перегон на одноместном истребителе – из Москвы в Бангалор (Индия). Принимал участие в международных авиакосмических выставках в Ле-Бурже (Франция), Фарнборо и Фэарфорде (Великобритания), Берлине (Германия), Дубае (ОАЭ), Бангалоре (Индия) и других странах. Демонстрировал МиГ-АТ и МиГ-29 различных модификаций в воздухе. Его сложнейшие программы показательных полётов, отличная техника пилотирования, мастерство, мужество и выдержка способствовали завоеванию мирового престижа отечественной авиационной техники.
Павел Николаевич имеет общий налёт 3 644 часа, в том числе испытательный 1 110 часов 27 минут, летает на 35 типах самолетов. Он дисциплинированный и волевой летчик-испытатель, требователен к себе и окружающим. Является всемирно признанным виртуозом пилотирования реактивных истребителей. Имеет большое количество призов за лучший пилотаж боевых самолётов из Австрии, Германии, Франции, Великобритании, Малайзии, ОАЕ, Индии, в том числе меч от короля Иордании Хусейна.
Знает иностранные языки. В совершенстве владеет английским, что очень помогает в работе с зарубежными партнерами.
За высокое летное мастерство, мужество и отвагу, проявленные при испытаниях и доводке новой авиационной техники, Указом Президента Российской Федерации в 1996 году П.Н. Власов награжден орденом Мужества. За мужество и героизм, проявленные при испытаниях авиационной техники, П.Н.Власову присвоено звание Героя Российской Федерации (1998), почётное звание «Заслуженный летчик-испытатель РФ» (2003).
Ñáîðêà ÌèÃ-29Ê äëÿ ÂÂÑ Èíäèè íà Ëóõîâèöêîì ìàøèíîñòðîèòåëüíîì çàâîäåС 2002 года П.Н. Власов – заместитель генерального директора по лётной работе – начальник Лётно-испытательного центра имени А.В. Федотова – начальник летной службы – старший летчик-испытатель Российской самолетостроительной корпорации «МиГ». Он руководит крупным структурным подразделением корпорации, в состав которого входят Лётно-испытательные комплексы в городах Жуковский, Луховицы и Ахтубинск. Штат работников Лётно-испытательного центра приближается к полутора тысячам человек, а это уже не только особенно близкие по духу лётчики-испытатели, инженеры, лётно-технический состав, но и представители многих других профессий. Будучи в должности крупного руководителя, он хорошо разбирается в экономике, занимается кадровыми вопросами и воспитательной работой, особенно с молодежью. А лётная работа по-прежнему остаётся самой главной.
Свободное время Павел Николаевич проводит с семьёй, которой очень дорожит. Любит бассейн, музыку, театр, кино, автомобиль. Дома собрана большая фильмотека добрых и жизнеутверждающих советских фильмов и фильмов о современной авиации.
Большим увлечением его является компьютер и все, что с ним связано. Павел Николаевич постоянно осваивает новые сетевые технологии и информационные возможности.
Во время учебы в ЦПЛИ и в годы после ее окончания Павел Николаевич жил с семьей в общежитии. В 1997 году у него появилась первая своя квартира. Тогда он освоил все виды строительных и отделочных работ, делает практически все своими руками и уверен, что эта способность передалась ему от отца.
Живет в городе Жуковский Московской области.

Осыковый Николай Михайлович

osykoviy_nm

Герой Российской Федерации   Осыковый Николай Михайлович

Родился 7 ноября 1962 года в с.Степановка Васильковского района, Киевской области. Окончил среднюю школу.
В Вооруженных Силах с 1980 года. В 1984 году окончил Черниговское высшее военное авиационное училище летчиков. Служил в строевых частях ВВС – 48 ОГРАП (Коломыя, Як-28, Cу-24; летчик, старший летчик, командир звена). В 1990 году был назначен на должность командира звена Су-24 (поселок Возжаевка, Амурская область).
С 1991 по 1993 г.г. обучался в Центре подготовки летчиков-испытателей (ЦПЛИ; г.Ахтубинск). После завершения обучения проходил службу в Государственном летно-испытательном Центре на должностях старшего летчика-испытателя, инструктора, заместителя начальника учебно-летного отдела, начальника службы летных испытаний ЛИЦ, заместителя начальника ЛИЦ (по летной работе), старшего летчика-испытателя. Освоил 25 типов самолетов истребительной, бомбардировочной, разведывательной, дальней, военно-транспортной и специальной авиации: Л-39, МиГ-29, Су-17, Су-24, Су-27, Су-30, Су-34, Як-40, Ан-12, Ан-24, Ан-26, Ан-72, Ту-134, Ту-22, Ту-95, Ту-160. Подготовлен по всем видам летных испытаний, в том числе в качестве инструктора к полетам на штопор, безмоторную посадку, а также дозаправку топливом в воздухе всех классов воздушных судов.
С 1999 по 2005 год выполнил более 90 испытательных полетов на Су-34, что позволило по выявленным им замечаниям доработать машину и принять ее на вооружение.
Участвовал в контртеррористической операции на Северном Кавказе.
С 2005 – старший летчик-испытатель филиала ГЛИЦ им.В.П.Чкалова (п.Чкаловский), в/ч 22737.
В качестве ведущего летчика-испытателя провел 40 различных испытаний авиационной техники и вооружения, в том числе таких как Су-34, Ту-160, Ту-214, Ил-76 ПС 90, участвовал в испытаниях Ил-18, Ил-22, Ил-76, Ил-86, А-50, Ми-8.
В 2006—2010 – начальник филиала ГЛИЦ им.В.П.Чкалова (п.Чкаловский), в/ч 22737. В 2008 с отличием окончил ВВА им.Ю.А.Гагарина заочно. Под его непосредственным руководством в испытательном Центре выполнено более 3000 полетов. Из них более 1000 – на испытания авиационной техники. Оформлены заключения на серийную поставку авиационной техники по государственному оборонному заказу, а также для иностранных заказчиков в соответствии с межправительственными соглашениями.
Указом Президента Российской Федерации от 18 декабря 2007 года № 1676 за мужество и героизм, проявленные при испытаниях новой авиационной техники, старшему летчику-испытателю, начальнику филиала Государственного летно-испытательного центра (ГЛИЦ) полковнику Осыковому Николаю Михайловичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».
Награжден орденами «Мужества» (1996 год), «За военные заслуги», «За заслуги перед Отечеством» II степени (2001 год).