Харитонов Петр Тимофеевич

haritonov

Герой Советского Союза Харитонов Петр Тимофеевич

Родился 16 декабря 1916 года в селе Княжево Алговского (ныне Моршанского) района Тамбовской области, в семье крестьянина. Образование среднее. Работал плотником. После окончания педагогических курсов работал учителем в школе № 12 города Улан-Удэ, учился в местном аэроклубе Осоавиахима. С 1938 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Батайскую военную авиационную школу пилотов.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. 28 июня 1941 года в районе города Остров Псковской области лётчик 158-го истребительного авиационного полка (39-я истребительная авиационная дивизия, Северный фронт) младший лейтенант П. Т. Харитонов в бою с группой бомбардировщиков, на повреждённом И-16 таранил Ju-88 и произвёл вынужденную посадку в поле.

8 июля 1941 года, вместе с М.П. Жуковым и С.И. Здоровцевым первым во время войны удостоен звания Героя Советского Союза.

Через 2 месяца, 25 августа 1941 под Ленинградом совершил второй таран, сбив ещё один бомбардировщик. Награждён орденом Ленина.

В одном из последующих боёв был тяжело ранен и вернулся в строй лишь в 1944 году. Войну закончил с 14 воздушными победами, одержанными лично и в составе группы.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1953 году окончил Военно — Воздушную академию. Был заместителем командира истребительной авиационной дивизии. За успехи в боевой и политической подготовке награждён орденом Красной Звезды. С 1955 года полковник П. Т. Харитонов — в отставке. Жил в Донецке. Работал в штабе Гражданской обороны города. Умер 1 февраля 1987 года.

Награждён орденами: Ленина (дважды), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

haritonov2Это было 28 июня 1941 года на подступах к Ленинграду. Группу самолётов со свастикой, пытавшихся нанести бомбовой удар по городу Остров (Псковская область), встретили наши истребители. Завязался ожесточённый бой, в ходе которого Пётр Харитонов отсёк один вражеский бомбардировщик от группы и решил его уничтожить.

Пётр вёл свой первый воздушный бой. Ещё недавно он, уроженец Тамбовской области, работал плотником, а затем с путёвкой комсомола пришёл в авиацию. Не удивительно, что молодой лётчик имел ещё слишком мало боевого опыта. Самолёт противника со снижением уходил всё дальше и дальше...

Харитонов прибавил обороты мотора и решил уничтожить врага любой ценой. Он направил свою машину на самолёт врага — вперёд и вниз. С каждой секундой расстояние между ними сокращалось, до земли оставалось 50 метров. Пётр вплотную подошёл к бомбардировщику и винтом ударил по его хвостовому оперению. Обломки вражеской машины упали в лес. Самолёт Харитонова из-за повреждённого винта сильно трясло, было ясно, что далеко на нём не протянешь. Тогда он отыскал площадку для посадки и вскоре благополучно приземлился.

В оперативной сводке штаба ВВС Северного фронта за этот день отмечалось:

«Лётчик 158-го истребительного авиаполка Пётр Харитонов, ведя воздушный бой с вражеским бомбардировщиком „Юнкерс-88“ в районе юго-западнее Пскова, попал под огонь воздушного стрелка противника. Машина младшего лейтенанта Харитонова получила повреждения, отказали пулемёты. Тогда лётчик подвёл свой истребитель И-16 к хвосту бомбардировщика и воздушным винтом отрубил ему руль высоты. Лишившись управления, фашистский бомбардировщик врезался в землю. Харитонов дотянул до аэродрома и благополучно посадил свою повреждённую машину».

А вот что вспоминает об этот поединке сам полковник П. Харитонов:

«Не патроны у меня тогда кончились, а пулемёты не стреляли!.. Патрулирую я на „Ишачке“, вижу одиночный Ju-88. Вспомнил совет одного капитана из оперативного отдела: „Бей по наиболее уязвимым местам!“ Атакую и прицеливаюсь по бензобаку. Но не стреляют мои пулемёты. И вдруг — что за чёрт — противник, дымя, идёт на снижение. Перезаряжаю пулемёты и снова атакую. Опять пулемёты молчат, а фашист всё снижается, оставляя за хвостом полосу дыма.

Догадался я, что включили они форсаж моторов, хотят обмануть меня, имитируют, будто подбит самолёт и вот-вот рухнет. Ну, думаю, не на такого напали. Иду ещё раз в атаку и вижу, что метрах в 50-70 от меня выровнялся бомбардировщик и уходит туда, откуда пришёл. Разозлился я страшно и решил таранить.

Подобрался к хвосту „Юнкерса“. Расстояние сокращается с каждой секундой. Сбавил скорость, прикинул, куда ударить получше, и винтом обрубил ему рули глубины. Тут уж бомбардировщик действительно пошёл к земле. Трое из экипажа сгорели, 4-й выбросился с парашютом, его в плен взяли. Он-то и показал: экипаж состоял из опытных асов, за бомбардировку городов Англии и Франции все имели Железные кресты. Ну, а я, как говорится, на родную землю без потерь приземлился. Многому меня научил этот бой...»

О тех днях вспоминает Главный маршал авиации А. А. Новиков:

«Вернулся я в Ленинград только вечером и сразу стал готовиться к поездке в Смольный для доклада Военному совету фронта. Не успел ознакомиться с боевой сводкой дня, как зазвонил телефон. Я снял трубку и узнал голос Холзакова. Он сообщил такое, чему я не сразу поверил.

— Харитонов, говорите? — взволнованно крикнул я в трубку. — Немедленно пришлите все подробности этого боя!

Сообщение Холзакова буквально ошеломило меня. Смелости, отваги, стойкости и мужества нашим лётчикам было не занимать. Но вот с тем, что совершил лётчик 158-го истребительного авиаполка комсомолец младший лейтенант Пётр Харитонов, я столкнулся впервые. Это был воздушный таран, и совершил его совсем молодой пилот в первом же своем боевом вылете...

Только тот, кто на себе испытал первые месяцы войны, когда с фронта поступали сообщения, повергавшие в смятение даже закалённых людей, только тот по-настоящему поймёт, что означал для нас этот подвиг.

Таран Петра Харитонова был в ленинградском небе первой ласточкой. Это позже стало известно о многочисленных проявлениях героического самопожертвования советских воинов в первые дни войны, а в то время мы ещё не знали о них...»

haritonov3Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1941 года Петру Харитонову было присвоено звание Героя Советского Союза (ему была вручена медаль «Золотая Звезда» №543). Вместе с ним высокого звания были удостоены Степан Здоровцев и Михаил Жуков, также сбившие таранами вражеские самолёты на подступах к Ленинграду. Трое лётчиков-истребителей стали первыми среди награждённых «Золотой Звездой» в годы Великой Отечественной войны.

25 августа 1941 года таранным ударом Пётр Харитонов уничтожил ещё один самолёт противника.

На следующий день Совинформбюро сообщило: «За последние 2 дня лётчики, охраняющие подступы к Ленинграду, сбили в воздушных боях и уничтожили на аэродромах противника 101 вражеский самолёт. За эти дни особенно отличился Герой Советского Союза младший лейтенант П. Т. Харитонов».

О том как всё это происходило, вспоминает полковник П. Харитонов:

«В тот день, помню, шёл дождь. Я и лейтенант Иозица — странная фамилия у него была, чешская, кажется, — сидели на поле в готовности №1. К самолётам привезли обед. Но поесть нам так и не удалось: было приказано срочно вылететь на перехват фашистских бомбардировщиков, направляющихся к Ленинграду.

Поднявшись в воздух, мы сразу же обнаружили самолёты противника и, подойдя к ним поближе, завязали бой. Фашисты не ожидали столь стремительного нападения и на какое-то мгновение замешкались. Это решило исход боя. Через несколько минут оба бомбардировщика были сбиты, а третий, тоже изрядно изрешечённый, лёг на обратный курс. Я лечу над ним и веду огонь с возможно более близкой дистанции. Противник, естественно, огрызается, и мне приходится постоянно маневрировать.

Но вот боезапас израсходован. Что делать?..

Кружусь над этим проклятым „Хенкейлем-111“, размышлять особенно некогда, чувствую, — ещё немного и уйдёт. Принимаю решение — таранить. Падаю вниз, выжимая из „ишачка“ всю возможную скорость, рублю плоскостью по хвостовому оперению бомбардировщика. Конечно, обе машины потеряли управление. Я еле выбрался из кабины.

Плыву под куполом парашюта, слышу, пули свистят. Поднял голову: весь экипаж „Хенкейля“ надо мной, четверо их гадов. Подтянул стропы, чтоб ускорить падение, и так ударился ногами о твёрдый грунт, что голенища сапог лопнули!

Сгоряча и боли не почувствовал. Постепенно освободился от парашюта, перезарядил пистолет и стал наблюдать, маскируясь в кустах. Господи! Неужели я, лётчик, на земле погибну! И вдруг — тра-та-та-та !   Это Виктор Иозица меня сверху прикрывает. Ну, думаю, вдвоём-то мы ещё повоюем. Летает мой лейтенант и поливает их свинцом на бреющем, чуть ли не к самой земле прижимается. Одного, самого прыткого фашиста он уложил, остальных взяли в плен наши солдаты, прибежавшие на выстрелы.

Только после этого осмотрел я себя, ощупал. Гляжу, пробит пулей левый рукав и левый карман гимнастёрки. Обрадовался: рядом была смертяшка и пролетела — значит, счастливчик я. А посмотрел на ноги — ахнул. Распухли как колоды, не слушаются, не идут...»

Вскоре на прифронтовом аэродроме Петру Харитонову за этот подвиг был вручён второй орден Ленина.

Ленинградское радио пригласило героя к микрофону, и он сказал: «Смысл жизни мы, советские лётчики, видим в смертельной битве с фашизмом, в его полном истреблении... Мне уже дважды довелось таранить самолёты врага. Надо будет, пойду и на третий».

haritonov4Ещё один пример. Четвёрка наших истребителей под командованием Героя Советского Союза майора В. И. Матвеева, патрулируя над ледовой трассой 1 января 1942 года у острова Зеленец, обнаружила 2 вражеских истребителя Ме-109, вылетевших на охоту за автомашинами. В. И. Матвеев подал команду: «Впереди 2 самолёта противника. Атака». В этот же момент сзади и сверху из-за облаков на его самолёт устремилась вторая пара Ме-109. Командир не заметил их. Но один из ведомых В. И. Матвеева — Герой Советского Союза П. Т. Харитонов — был настороже и меткой очередью сбил атакующего «Мессера». Строя маневр для атаки второго вражеского истребителя, П. Т. Харитонов заметил, что против нашей четвёрки уже сражается более 20 Ме-109.

Бой стал неравным. Командир группы майор В. И. Матвеев всё время находился в гуще боя. Он атаковал вражеский самолёт, пикировавший на автоколонну, и с первой же очереди сбил его. Затем, выбрав новую цель, В. И. Матвеев стал сближаться с ней, но в это время один Ме-109 подошёл снизу и открыл огонь по его самолёту. Товарищи видели, как машина В. И. Матвеева вошла в штопор и не вышла из него...

За гибель своего командира 3 наших лётчика в этом бою заставили ещё 2-х фашистских пилотов поплатиться жизнью.

Вскоре Пётр Харитонов был назначен командиром эскадрильи 964-го истребительного авиационного полка. В одном из воздушных боёв был тяжело ранен и вернулся в строй только в 1944 году. Служил в частях ПВО.

Всего за время Великой Отечественной войны Пётр Тимофеевич Харитонов уничтожил 14 самолётов противника.