Мамай Николай Васильевич

mamay

Герой Советского Союза Мамай Николай Васильевич

Родился в 1914 году в селе Городище, ныне город Черкасской области, в семье рабочего. После окончания семилетней школы в 1932 году поступил в Городищенский сельскохозяйственный техникум, в котором проучился до весны 1933 года. В этом же году переехал в Донбасс. С ноября 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году по рекомендации комитета комсомола направлен в Одесское артиллерийское училище, вскоре переведён в лётную школу. В 1936 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков-наблюдателей.

С октября 1942 года лейтенант Н. В. Мамай на фронтах Великой Отечественной войны.

В боях за Великие Луки наши войска столкнулись с хорошо организованной системой обороны противника, укрепившего свои позиции многочисленными дотами и сплошным заграждением от ударов с воздуха огнём зенитной артиллерии. Необходимо было прорвать оборону врага. Восемь раз Мамай водил группы бомбардировщиков на город. За успешное выполнение заданий командования Н. В. Мамай был награждён орденом Красного Знамени.

В апреле 1944 года по двум мостам на реке Прут в районе города Унгены враг поспешно выводил из-под флангового удара свои пехотные и танковые дивизии, чтобы занять оборону на противоположном берегу реки. За выполнение задания по уничтожению мостов Н. В. Мамай награждён вторым орденом Красного Знамени.

К марту 1945 года штурман 82-го Гвардейского бомбардировочного авиационного полка (1-я Гвардейская бомбардировочная авиационная дивизия, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт) Гвардии капитан Н. В. Мамай совершил 139 боевых вылетов на разведку и бомбардировку различных военных объектов, скоплений войск противника, нанеся ему ощутимый урон. В воздушных боях в составе группы сбил 11 вражеских самолётов.

В апреле 1945 года войска 1-го Украинского фронта приступили к форсированию реки Нейсе (Германия). Бомбардировщики препятствовали врагу занять оборону на участке Котбус — Шпремберг. На земле и в небе шли ожесточённые бои. 16 апреля Гвардии капитан Н. В. Мамай погиб при выполнении очередного боевого задания.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Гвардии капитан Мамай Николай Васильевич посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1-й степени; медалями. Именем Н. В. Мамая названа улица в городе Городище.

 

Кострикин Афанасий Георгиевич

kostrikn

Герой Советского Союза Кострикин Афанасий Георгиевич

Афанасий Кострикин родился 2 (15 по новому стилю) мая 1914 года в селе Козловка, ныне Бутурлиновского района Воронежской области. В 1936 году окончил Бутурлиновский гидробиологический техникум. Работал гидротехником в Борщёвском рыбсовхозе (Богородский район Нижегородской области). С декабря 1936 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков-наблюдателей. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа.
Зимой 1939—1940 годов принимал участие в Советско-Финляндской войне в должности младшего летнаба 10-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. Совершил несколько боевых вылетов на бомбардировщике СБ. Был награждён орденом Красной Звезды.
С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. До феврале 1943 года был штурманом эскадрильи 10-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. Сражался на Ленинградском, Волховском и Донском фронтах. С апреля 1943 года по сентябрь 1944 года был штурманом 224-го бомбардировочного авиационного полка (с сентября 1943 года — 126-го Гвардейского БАП). Сражался на Северо-Кавказском, Западном, 3-м Белорусском и 1-м Прибалтийском фронтах.
Всего совершил более 100 боевых вылетов на бомбардировщиках СБ и Пе-2, в 35 воздушных боях сбил лично 3 и в составе группы 8 самолётов противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года штурман 126-го Гвардейского бомбардировочного авиационного полка капитан Кострикин Афанасий Георгиевич удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1127).
В сентябре 1944 года убыл с фронта на учёбу в Военно-Воздушную академию (в подмосковном Монино). В 1948 году успешно закончил командный факультет и до 1953 года служил на штабных должностях в Государственном Краснознамённом научно-испытательном институте ВВС. В 1953—1955 годах работал в Управлении боевой подготовки ВВС. В 1955—1956 годах был начальником группы по исследованию и боевому применению ВВС оперативной группы в Арктике. С 1956 года — начальник штаба бомбардировочной авиационной дивизии. С февраля 1959 года Гвардии полковник А. Г. Кострикин — в запасе.
Жил в посёлке Чкаловский (ныне в черте города Щёлково) Московской области. 2 ноября 1961 года погиб в автомобильной катастрофе. Похоронен на Гребенском кладбище в Щёлково.
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Красной Звезды (дважды); медалями.

Марьин Иван Ильич

marjin

Герой Советского Союза Марьин Иван Ильич

Марьин Иван Ильич – штурман звена 24-го гвардейского бомбардировочного авиационного Юхновского ордена Кутузова полка (213-я бомбардировочная авиационная Витебская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия, 1-я воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), гвардии старший лейтенант.
Родился 6 июля 1922 года в селе Мари-Билямор ныне Мари-Турекского района Республики Марий-Эл в семье служащего. Русский. Окончил 10 классов школы № 1 в городе Красноуфимск Свердловской области.

Призван в армию 18 августа 1940 года Красноуфимским райвоенкоматом. В 1941 году окончил Челябинскую военную авиационную школу стрелков-бомбардиров.
В действующей армии с октября 1941 года. Сражался на Западном и 3-м Белорусском фронтах в составе 700-го (с 22.11.1942 года – 24-го гвардейского)  ночного  бомбардировочного авиационного полка. Начал свою боевую деятельность в звании сержанта в качестве стрелка-бомбардира самолета У-2. На самолетах У-2 (По-2) сражался всю войну.
Участвовал в контрнаступлении советских войск под Москвой; 1-й Ржевско-Вяземской наступательной операции (8 января – 20 апреля 1942 года) и в освобождении города Юхнов, за что его полк получил наименование Юхновского; Ржевско-Сычёвской; 2-й Ржевско-Вяземской; Орловской; Смоленской стратегической (Спас-Деменской, Ельнинско-Дорогобужской, Смоленско-Рославльской); Витебской; Белорусской стратегической (Витебско-Оршанской, Вильнюсской, Каунасской); Прибалтийской стратегической; Гумбинненской; Восточно-Прусской стратегической (Инстербургско-Кенигсбергской, Кенигсбергской и  Земландской) наступательных операциях.
Во время боевых вылетов был дважды ранен.
К концу войны совершил 793 боевых вылета на бомбардировку скоплений живой силы и техники, стратегических военных объектов, опорных пунктов, аэродромов, железнодорожных станций противника, на разведку, во вражеский тыл к партизанам.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за мужество и героизм, проявленные при  нанесении бомбардировочных ударов по врагу, гвардии старшему лейтенанту Марьину Ивану Ильичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 9049).
После войны И.И.Марьин продолжал службу в Военно-Воздушных Силах Советской Армии. Служил штурманом эскадрильи в 340-м транспортном авиационном полку в городе Шахтёрск на Сахалине. В 1952 году окончил Военно-воздушную академию. Штурман 1-го класса. Служил на Дальнем Востоке, на Украине в качестве главного штурмана соединения.
С 1962 года подполковник И.И.Марьин – в запасе. Жил в Москве, работал в Институте гражданской авиации. Полковник в отставке И.И.Марьин скончался 31 января 1999 года. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.
Награжден орденом Ленина (15.05.1946), 2 орденами Красного Знамени (1.08.1944; 11.04.1945), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (18.04.1943; 11.03.1985), орденами Отечественной войны 2-й степени (30.05.1945), Трудового Красного Знамени, Красной Звезды (26.10.1955), медалями (11.04.1942), «За боевые заслуги» (15.11.1950), «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «ХХХ лет СА и ВМФ».
Примечание. На склоне лет Герою довелось вынести неожиданный удар судьбы, и этот удар был предательским. Злоумышленники ворвались в его московскую квартиру, жестоко избили старика и похитили все его боевые награды.
Из наградного листа:
Товарищ Марьин на фронте Великой Отечественной войны с октября 1941 года.
Является активным участником разгрома немцев на дальних подступах к Москве, освобождения городов Кондрово, Юхнов, Медынь,  Зубцов, Ржев, Сычевка, Гжатск, Вязьма, Дорогобуж, Болхов, Сухиничи, Калуга, Белев, Мценск, Козельск, Киров, Орел, Карачев, Людиново, Починок, Спас-Деменск, Ярцево, Смоленск, Орша, Витебск, Дубровно, Толочин, Борисов, Минск, Вилейка, Молодечно, Сморгонь, Вильнюс, Каунас, Алитус, Мариамполе, Вилкавишкис, Пильвишки, Сувалки, Августов.
Он героически выполнял боевые задания при взятии городов и крепостей Восточной Пруссии Пилькаллен, Ширвиндт, Рагнит, Тильзит, Лазденен, Шталлупенен, Шиткемен, Гольдап, Летцен, Растенбург, Даркемен, Ангенбург, Норденбург, Гумбиннен, Инстербург, Гердауэн, Алленбург, Фридланд, Велау, Тапиау, Прейсиш-Айлау, Кройцбург, Цинтен, Браунсберг, порт и крепость Кёнигсберг, порты Фишхаузен, Пиллау.
Боевой путь тов. Марьина на фронте Великой Отечественной войны украшают 650  успешных боевых вылетов, совершенных им на бомбометание войск и техники протвника, на переброску боеприпасов партизанам в тыл врага, на разведку войск противника.
Всего  за время войны тов. Марьин совершил  793 боевых вылета. Из них в тыл врага к партизанам, с посадкой – 51 вылет, без посадки – 44 вылета. На разведку войск противника – 119 боевых вылетов. На бомбометание опорных пунктов, крепостей, аэродромов, живой силы и техники противника – 581 вылет.
Во время совершенных 650 успешных боевых вылетов нанес следующий ущерб противнику:
1. Железнодорожных эшелонов с горючим и боеприпасами — 4.
2. Складов с боеприпасами – 8.
3. Железнодорожных мостов – 2.
4. Самолетов, находящихся на аэродроме противника – 9.
5. Артиллерийских орудий – 76.
6. Железнодорожных станционных зданий – 39.
7. Автомашин – 76.
8. Прожекторов – 19.
9. Переправ – 1.
10. Отмечено прямых попаданий в железнодорожное полотно – 42.
11. Создано очагов пожара – 97.
12. Произвел бомбометание площадных целей – 30.
30 раз тов. Марьин возвращался с задания с поврежденным самолетом, дважды был ранен в воздухе.
Тов. Марьин отличался от всех штурманов в полку своей смелостью, самоотверженным и точным выполнением боевых заданий, разумной инициативой, умелым выполнением боевых приказов.
Самые ответственные, но вместе с тем трудные боевые задания поручались товарищу Марьину. Большую славу он завоевал среди личного состава в борьбе с зенитными средствами противника ночью, особенно с прожекторами.
Всегда первым выходил на цель, освещал ее САБами (парашютными светящими авиационными бомбами), поджигал, чем давал полную возможность свободно выходить на цель последующим экипажам.
Он популярен также в полку как воздушный снайпер. Если ему не удавалось поразить цель бомбами, он снижался до минимальной высоты и обстреливал ее из пулемета.
На сильно поврежденном самолете По-2 он не прекращал выполнения боевого задания, не бросался в панику, а спокойно, но разумно выполнял боевой приказ. Даже будучи дважды раненным, он не выходил из боя, а настойчиво выполнял задание.
На протяжении всей войны он являл собою образец не только отважного штурмана, но и идеально дисциплинированного и общительного офицера. Он один из первых, кто завоевал своими подвигами славу полку – высокое гвардейское звание.
Январь 1942 года. Немцы создали прочный Юхновский плацдарм на основной магистрали  Москва – Варшава. Этот плацдарм питался боеприпасами из склада, расположенного в городе Климов-Завод. Надо было уничтожить пункт противника, питающий его боеприпасами. Эта задача была поставлена полку. Сложность выполнения задачи заключалась в том, что цель была прикрыта 12 мощными прожекторами, 6 точками малокалиберной зенитной артиллерии и мощной батареей зенитной артиллерии.
Казалось бы, не под силу выполнить эту задачу беззащитному По-2.
Задача поставлена. Первым на задание вылетел тов. Марьин, Он взял максимальное количество САБов. Климов-Завод видно было даже с аэродрома, так как над ним стояло огромное количество прожекторов и зенитного огня. Зайдя на цель на большой высоте и планируя на приглушенном моторе, товарищ Марьин уточнил цель и сбросил первый САБ, за ним второй. 12 прожекторов и зенитная артиллерия, как голодный лев, увидевший добычу, стали ловить самолет товарища Марьина.
Самолет был поврежден малокалиберным снарядом. Стало плохо слушаться управление самолета. Об этом сообщил тов. Марьину летчик, но отважный штурман продолжал выполнять боевое задание. Он сбросил все САБы, уточнил цель, сбросил ФАБы (фугасные авиабомбы), не промазал. Прибыв на аэродром и доложив командиру о выполнении задания, тов. Марьин торопился совершить повторный вылет, но техник доложил, что повреждено управление самолета, в плоскостях и фюзеляже обнаружено 26 пробоин.
Устранили дефект, и на раненом самолете тов. Марьин совершил еще 3 вылета. На четвертом вылете его мечта сбылась – прямым попаданием он угодил в склад с боеприпасами. Взрыв мощной силы всю ночь сопровождался отдельными взрывами и пожарами.
После этого все экипажи полка  безнаказанно летали и добивали остатки цели, лишив противника базы боеприпасов. Наши наземные части вскоре ликвидировали Юхновский плацдарм.
За Варшавским шоссе, по ту сторону линии фронта, в тылу у врага действовал наш 4-й воздушно-десантный корпус генерала Казанкина и партизанский полк Жабо. Радиосвязь с ними была прервана, но было известно ранее, что у них на исходе источники питания рации.
Все площадки для посадки самолета По-2 были перехвачены противником. Действовала лишь площадка в районе деревни Леоново. Надо было найти эту площадку, произвести на ней посадку и доставить корпусу батареи для рации.
7 апреля 1942 года погода была нелетной не только для ночной авиации, но и для полета днем – облачность 10 баллов, высота облачности  80 – 100 метров, дождь. Задачу надо было выполнить во что бы то ни стало. Приказ гласил: доставить батареи независимо от погоды и от потерь. Задача сложная, очень тяжелая и вместе с тем почетная – установить связь с корпусом. Это решало судьбу намечавшейся операции.
Эта задача была поставлена тов. Марьину.
На КП находились другие экипажи – друзья тов. Марьина. Они угрюмо провожали товарища в бой, но не хотели выдать своего настроения, что провожают его как бы на верную гибель.
Самолет взлетел. Дождь усилился. Марьин сквозь дождь, а у линии фронта через ураганный ружейно-пулеметный огонь пробился к району, где он должен был совершить посадку. Но увы…недалеко одна от другой с одинаковыми сигналами оказались две площадки.  Марьин сразу смекнул, что фрицы, разведав знаки на нашей площадке, выложили такие же знаки у себя с целью посадить наши самолеты. Надо было определить, на которую из них садиться. Опыт отважного штурмана помог ему произвести посадку на свою площадку. Задача была выполнена с честью. Марьин, выполнив боевой приказ командира, вернулся на свой аэродром, доставив нашему командованию ценные данные о положении корпуса Казанкина.
Командующий 49-й армией за самоотверженное выполнение боевого приказа объявил тов. Марьину личную благодарность и  наградил его медалью «За отвагу».
На коммуникационной дороге через реку Осуга проходил мост. 2 ноября 1942 года была поставлена задача – уничтожить этот мост. Он был прикрыт четырьмя прожекторами, двумя батареями зенитной артиллерии и одной точкой малокалиберной зенитной артиллерии.
Тов. Марьин прибыл к цели, но здесь он увидел, как в лучах прожекторов зенитная артиллерия обстреливала самолет его товарища. Марьин принял решение выручить товарища. Он зашел в район прожекторов, сбросил несколько САБов, ослепил их, и они погасили свои лучи. Сам же из пулемета стал обстреливать точки зенитной артиллерии. Выручив товарища, Марьин сам попал в прожектора и огонь зенитной артиллерии. В фюзеляже, за задней кабиной, разорвался малокалиберный снаряд. Марьин был ранен в спину, но, невзирая на ранение, продолжал настойчиво щупать мост. Его последняя бомба разорвалась в центре моста, и он был уничтожен. Прибыв на свой аэродром, Марьин, стиснув зубы, сквозь боль доложил, что мост уничтожен. Врач сделал ему перевязку, но он убедительно просил не увозить его с аэродрома, пока не прилетят последующие самолеты. Только когда Марьин услышал подтверждение последующих  экипажей, что мост через реку Осуга уничтожен, его отправили в лазарет.
12 марта 1943 года дневная разведка доложила, что на станцию Александрино прибыли эшелоны с горючим и боеприпасами. Но дневных бомбардировщиков послать было нельзя, так как уже наступила темнота. Выполнение задачи выпало на долю ночников.
В ночь на 13 марта самолет тов. Марьина прибыл к цели. Она была сильно прикрыта огнем зенитной артиллерии. Подсветив цель САБами, Марьин обнаружил на станции много эшелонов и сбросил бомбы. Сильный взрыв, и станция была охвачена пожаром, который длился всю ночь. Дневная аэрофоторазведка подтвердила, что на станции были сожжены 2 эшелона.
Аэродром Боровское был занят противником, на нем базировались его истребители. Они мешали действовать нашей авиации. Аэродром был прикрыт 8 прожекторами, батареей зенитной артиллерии, 6 точками малокалиберной зенитной артиллерии и 4 точками крупнокалиберных зенитных пулеметов.
16 сентября 1943 года была сложная метеорологическая обстановка: облачность 8 баллов, высота облаков 600 – 800 метров, сильная дымка. Экипажу тов. Марьина была поставлена задача – найти аэродром и создать на нем очаг пожара, чтобы дать возможность последующим экипажам бомбить аэродром.
Задача была выполнена. Несмотря на то. что самолет тов. Марьина попал в прожектора и подвергся обстрелу зенитной артиллерией, он, сбросив САБы, поджег самолет противника. На пожар выходили самолеты и бомбили аэродром. В эту ночь тов. Марьин произвел 3 боевых вылета. На третьем вылете он был подбит, были повреждены элероны.
Выполнив задание, Марьин благополучно произвел посадку на свой аэродром. В эту ночь он уничтожил 3 самолета противника.
Перед началом Белорусской операции в интересах командования фронта полк вел разведку линии обороны противника Витебск – Орша. На этом участке противник широко применял ночные истребители с прибором «Лихтенштейн» (бортовой радиолокатор) для точной наводки на наши самолеты.
В ночь на 5 мая 1944 года тов. Марьину была поставлена задача – произвести разведку на участке Минского шоссе и железной дороге Орша – Толочин. Между Оршей и Толочином он заметил перегруппировку сил противника, движущуюся  на автомашинах и по железной дороге. Эта перегруппировка сильно прикрывалась с воздуха истребителями противника.
На подходе к Толочину самолет тов. Марьина был атакован истребителем, но продолжал вести разведку, маневрируя и уходя от истребителя. Тот сделал 6 заходов, на седьмом атаковал самолет Марьина. Прямым попаданием малокалиберного снаряда тов. Марьин был ранен в щеку и правую руку, летчик также был ранен, самолет был поврежден – отказал руль поворота. Маневрируя, Марьин вместе с летчиком довели самолет до аэродрома и благополучно произвели посадку на свой аэродром.
Героический боевой путь тов. Марьина в борьбе за освобождение родной земли от фашистской нечисти насыщен множеством боевых эпизодов, в которых он показал себя подлинным патриотом своей Родины.
В начале Восточно-Прусской операции, в октябре 1944 года, полку была поставлена задача: бомбардировочными действиями препятствовать противнику в погрузке и разгрузке на железнодорожной станции Даркемен.
Тов. Марьин должен был ночью отыскать цель и осветить ее САБами для выхода на нее последующих экипажей. Он загрузился САБами и взял одну зажигательную бомбу ЗАБ-100. Долго он ходил, израсходовал почти все САбы, но станции не нашел. Тогда опытный штурман решил привлечь к себе внимание пулеметом и стал постреливать из него. В трех километрах от самолета включились два прожектора и открыла огонь зенитная артиллерия. Марьин пошел на прожектора, сбросил САБ и увидел под собой железнодорожную станцию. После уточнения она оказалась его целью. Штурман готовился сбросить зажигалку, но в этот момент снаряд перебил лонжерон левой плоскости. Машину бросило, как щепку. Летчик сообщил ему, что ранен в ногу. Марьин сказал летчику: «Крепись, Саша, мы им сейчас покажем. Заходи еще раз, если можешь!»
Последним заходом Марьин зажег стоящий эшелон. К этому времени к цели подоспели другие экипажи. В эту ночь Марьин совершил 6 боевых вылетов.
В тяжелые морозные ночи в январе 1945 года Марьин делал по 5 боевых вылетов в ночь на  Кёнигсберг. Техники на земле все время прогревали моторы, чтобы не заморозить их.
Во время Кёнигсбергской операции враг уже выдохся и не мог оказывать большого сопротивления нашим воздушным силам. Здесь требовалось дать максимальное количество вылетов. Инициатором максимального количества боевых вылетов явился Марьин. Он делал до 12 боевых  вылетов в ночь, летал, не вылезая из кабины.
8 апреля 1945 года мы добивали противника в городе и крепости Кёнигсберг. Погода была нелетной, но задача облегчалась большими пожарами в городе. Нужно было выбить противника из одного района. Марьин вылетел на выполнение этой задачи и в первом же вылете взорвал склад боеприпасов, который горел и рвался всю ночь. В эту ночь Марьин поставил рекорд, совершив 13 вылетов.
Город Пиллау был сильно прикрыт зенитными средствами – 12 прожекторов все время стояли в зените, снаряды не переставали рваться в воздухе. Когда его бомбили наши ночные «Бостоны», летчики говорили, что нашей крошке По-2 не подойти к порту.
18 апреля 1945 года полку была поставлена задача: бомбить отходящие суда в порту Пиллау. Марьин был выделен для борьбы с прожекторами. Он брал собой максимальное количество светилок и мелкие осколочные бомбы. Заходя на прожектор, он сбрасывал пару САБов, а затем осколочные, и прожектор переставал действовать. Так в течение ночи он методически гасил прожектора, совершив в ночь 11 вылетов. В последующие ночи порт бомбили безнаказанно.
За совершенные 650 успешных боевых вылетов и проявление при этом героизма представляю тов. Марьина к высшей правительственной награде – присвоения ему звания «Герой Советского Союза».
Командир 24 гвардейского бомбардировочного авиационного Юхновского ордена Кутузова полка гвардии подполковник Яхнис.
1 октября 1945 года.

Шарапа Владимир Ефимович

sharapaШарапа Владимир Ефимович — штурман эскадрильи 44-го скоростного бомбардировочного авиационного полка 55-й скоростной бомбардировочной авиационной бригады 7-й армии Северо-Западного фронта, старший лейтенант.
Родился 12 августа 1913 года в городе Винница в семье рабочего. Украинец. Член ВКП(б)/КПСС с 1941 года. Окончил десять классов.
В 1931 году призван в ряды Красной Армии. В 1934 году окончил Киевскую военно-пехотную школу. В 1935 году — лётную школу, в 1937 году — Высшие академические курсы усовершенствования командного состава при Военно-Воздушной академии имени Жуковского. Участвовал в советско-финляндской войне 1939-40 годов.
Штурман эскадрильи 44-го скоростного бомбардировочного авиационного полка старший лейтенант В.Е. Шарапа к февралю 1940 года совершил 46 боевых вылетов на бомбардировку укрепленных районов, скоплений войск противника, нанеся ему большой урон в живой силе и технике.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Шарапе Владимиру Ефимовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 251).
Участник Великой Отечественной войны. В 1956 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1971 года полковник Шарапа В.Е. — в запасе, а затем в отставке. Жил в посёлке Монино Московской области. Скончался 21 апреля 1990 года. Похоронен в Монино.
Награждён двумя орденами Ленина (21.03.40; 30.12.56), тремя орденами Красного Знамени (09.10.42; 11.06.45; 13.06.52), орденамим Отечественной войны 1-й степени (11.03.85), Красной Звезды (05.11.46), медалью «За боевые заслуги» (03.11.44), другими медалями.

Ушаков Сергей Федорович

Ushakov

Герой Советского Союза Ушаков Сергей Федорович

Ушаков Сергей Фёдорович — штурман эскадрильи 746-го авиационного полка 45-й авиационной дивизии авиации дальнего действия, подполковник.
Родился 11 июня 1908 года в посёлке Красный Май Вышневолоцкого района Тверской области в семье рабочего. Русский. Член КПСС с 1931 года. Окончил десять классов средней школы. Работал на заводе «Красный Май».
В 1930 году призван в ряды Красной Армии. В 1935 году окончил Воронежскую школу лётчиков, в 1941 году — Полтавские курсы усовершенствования штурманов Военно-воздушных сил. Принимал участие в советско-финляндской войне 1939—1940 годов. Продемонстрировал в боях с белофиннами блестящие качества умелого штурмана. Совершил 14 эффективных боевых вылетов, за что досрочно получил звание капитана.
В боях Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Водил эскадрилью четырехмоторных бомбардировщиков в глубокий тыл врага на поражение военных объектов Данцига (ныне Гданьск, Польша), Кёнигсберга (ныне Калининград – областной центр), Тильзита, Бухареста, Варшавы и советских городов, занятых врагом. Его знали в полку как высококвалифицированного штурмана, в совершенстве овладевшего всеми способами самолётовождения, отличного бомбардира.
Подполковник С.Ф. Ушаков прокладывал путь к цели в самых сложных условиях. Однажды он вылетел на бомбометание железнодорожного узла Льгов. Сплошная облачность закрыла землю. Лётчик М.В. Родных нервничал. Льгов был под ними. Первый и второй заходы не дали результата. С.Ф. Ушаков успокаивающе сказал: «Ничего, найдем! Будем снижаться ещё» Бомбардировщик сделал 10 заходов. Ни облачность, ни заградительный огонь не помешали экипажу обнаружить узел и поразить намеченные цели.
В марте 1943 года С.Ф. Ушаков выполнил особое правительственное задание. Его включили штурманом в экипаж подполковника Э.К. Пусэпа (второй пилот капитан М.В. Родных), самолёт которого доставил делегацию Советского правительства в Англию и совершил обратный перелёт в Москву. Поручение составляло государственную тайну — следовало доставить правительственный пакет королю Великобритании Георгу VI. Маршрут, незнакомый штурману, пролегал и над районами военных действий, и над полярным безмолвием. С.Ф. Ушаков отлично справился с особо важным поручением.
Ushakov2К маю 1943 года штурман эскадрильи 746-го авиационного полка подполковник С.Ф. Ушаков совершил 94 ночных боевых вылета на бомбардировку важных объектов в глубоком тылу противника, а также его войск.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Сергею Фёдоровичу Ушакову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1057).
В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1967 года — первый заместитель начальника Главного штаба Военно-воздушных сил. С 1971 года генерал-полковник авиации С.Ф. Ушаков — в запасе. Жил в Москве. Скончался 13 марта 1986 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (участок 9-2).
Награжден двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями.

Штепенко Александр Павлович

ShtepenkoAldrPav

Герой Советского Союза Штепенко Александр Павлович

Штепенко Александр Павлович — штурман эскадрильи 746-го авиационного полка 3-й авиационной дивизии авиации дальнего действия, майор.
Родился 10 октября 1904 года в деревне Великая Михайловка ныне Покровского района Днепропетровской области Украины в крестьянской семье. Украинец. Окончил 7 классов. Вместе с отцом работал кровельщиком высотных сооружений. Оба были знатными работниками по перекрытию колоколен и пользовались большой известностью не только на Днепропетровщине, но и в соседних прилегающих районах других украинских областей.
В Военно-Морском Флоте с 1926 года. В 1927 году окончил электроминную школу по специальности «радист». До 1933 года служил в авиачасти в Севастополе. Затем жил в Москве, работал в научно-исследовательском институте проблем Севера, часто летая на арктических трассах. За освоение Севера награждён двумя трудовыми наградами.
В 1939 году окончил Курсы высшей подготовки штурманов при Военно-воздушной инженерной академии.
Участник советско-финляндской войны 1939-40 годов. Совершил 15 вылетов на бомбардировку военных объектов противника, за что был награждён орденом Красного Знамени. Член ВКП(б)/КПСС с 1941 года.
На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Служил в авиации дальнего действия.
В августе 1941 года в экипаже командира авиагруппы М.В. Водопьянова Штепенко был флаг-штурманом одного из налётов советских бомбардировщиков на Берлин и, стартовав с фронтового аэродрома, точно вывел группу на фашистскую столицу, первым нанеся удар по её военным объектам.
В одном из боевых вылетов осенью 1941 года Штепенко совершил уникальный штурманский подвиг. Он умудрился при сильном боковом ветре положить 10 бомб точно по длине движущегося эшелона с боеприпасами! Такой гроссмейстерской точности не добивался больше никто.
Штурман эскадрильи 746-го авиаполка дальнего действия капитан Штепенко А.П. к концу апреля 1942 года совершил 28 боевых вылетов на бомбардировку военно-промышленных объектов в глубоком тылу противника, в том числе столицы гитлеровской Германии Берлина и Кенигсберга (ныне Калининград – областной центр).
В мае 1942 года капитан Александр Штепенко в качестве штурмана экипажа (командир майор Пусэп Э.К., второй пилот капитан Обухов В.М., второй штурман капитан Романов С.М.) на бомбардировщике ТБ-7 участвовал в выполнении правительственного задания по доставке советской делегации во главе с министром иностранных дел СССР В.М. Молотовым в США рискованным маршрутом через Германию, Северное море, Атлантику, с промежуточными посадками в Шотландии, Исландии и Канаде.
Возвращение из Америки оказалось ещё труднее. Между Ньюфаундлендом и Гренландией самолёт попал в сложную метеорологическую обстановку. Началось его обледенение, пропала связь с внешним миром. Самолёт пробивался вслепую. Но навигационный «бог» А.П.Штепенко ни разу не уклонился от правильного курса. 12 июня 1942 года уникальная историческая миссия благополучно завершилась на центральном аэродроме Москвы.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Штепенко Александру Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 596).
До победного, 1945 года, штурман 3-й бомбардировочной авиационной дивизии дальнего действия А.П. Штепенко продолжал свою боевую работу, которая закончилась только после капитуляции врага.
После войны отважный лётчик продолжал службу в ВВС СССР. С 1955 года полковник Штепенко А.П. — в запасе. Жил в городе-герое Москве. Скончался 15 января 1972 года. Похоронен в Москве на Введенском кладбище (участок 29).
Награждён 3-я орденами Ленина (20.06.42; 06.12.49; 26.02.53), 3-я орденами Красного Знамени (21.03.40; 1942; 03.04.47), орденами Александра Невского (№ 19518 от 28.05.45), Отечественной войны 1-й степени (1943), Трудового Красного Знамени (№ 2178 от 1937 г.), Красной Звезды (03.11.44), медалью «За трудовое отличие» (1940), другими медалями.
На родине Героя – в Великой Михайловке, его именем названа улица, а на фасаде здания школы установлена мемориальная доска.

Романов Сергей Михайлович

romanov

Герой Советского Союза Романов Сергей Михайлович

Романов Сергей Михайлович – штурман 746-го авиационного полка дальнего действия (Авиация дальнего действия), майор.
Родился 29 мая (11 июня) 1908 года в селе Мытищи Московского уезда Московской губернии (ныне город Московской области). Русский. В 1921 году окончил 5 классов школы, в 1924 году – школу ФЗУ. В 1924—1927 годах работал слесарем-инструментальщиком на Мытищинском вагоностроительном заводе.
В армии с августа 1927 года. В 1931 году окончил Объединённую военную школу имени ВЦИК (в Москве). До мая 1932 года служил командиром взвода в артиллерии (в Московском военном округе).
В декабре 1932 года окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков-наблюдателей. До августа 1934 года служил в ВВС штурманом корабля и штурманом отряда (в Украинском военном округе). В мае 1935 года окончил курсы штурманов при Ейской военной школе морских лётчиков и лётчиков-наблюдателей. До 1938 года служил в ВВС штурманом авиаэскадрильи (в Киевском военном округе). С сентября 1938 года обучался в Военно-воздушной академии Н.Е.Жуковского.
Участник советско-финляндской войны: в феврале-марте 1940 – штурман корабля 85-го бомбардировочного авиационного полка. Совершил 11 боевых вылетов на бомбардировщике СБ.
С марта 1940 года продолжил обучение в Военно-воздушной академии (Монино), которую окончил в январе 1941 года. До июля 1941 года служил в ней младшим преподавателем на кафедре аэронавигации.
Участник Великой Отечественной войны: в августе 1941 – июне 1942 – штурман корабля, штурман авиаэскадрильи и штурман 432-го (с декабря 1941 – 746-го) авиационного полка дальнего действия. Участвовал в бомбардировке аэродромов, железнодорожных узлов и других целей в глубоком тылу противника.
29 апреля – 2 мая 1942 года в составе экипажа С.А. Асямова и Э.К. Пусэпа на бомбардировщике Пе-8 совершил дальний перелёт с подмосковного аэродрома Кратово на аэродром Тилинг (района города Данди, Шотландия) и обратно через территорию Германии. С 19 мая по 13 июня 1942 года, выполняя специальное задание по доставке наркома иностранных дел В.М.Молотова в страны антигитлеровской коалиции, на дальнем бомбардировщике Пе-8 под командованием Э.К.Пусэпа совершил перелёт в Великобританию и США через территорию гитлеровской Германии.
За мужество и героизм, проявленные в боях и при выполнении этих перелётов, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года майору Романову Сергею Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
С июня 1942 года – старший штурман 45-й авиационной дивизии дальнего действия (с декабря 1944 – 45-й бомбардировочной авиационной дивизии). Участвовал в Духовщинско-Демидовской, Гомельско-Речицкой, Бобруйской, Минской, Таллинской, Рижской, Восточно-Померанской, Кёнигсбергской и Берлинской операциях. Всего за время войны совершил 63 боевых вылета на бомбардировщиках (49 – на Пе-8 и 14 – на В-25 «Митчелл»).
После войны продолжал службу в ВВС старшим штурманом бомбардировочной авиадивизии и главным штурманом тяжёлобомбардировочного авиакорпуса. С апреля 1947 года – начальник отдела бомбометания штурманской службы Дальней авиации, в декабре 1947 – декабре 1949 – заместитель главного штурмана Дальней авиации (в июле 1948 – марте 1949 исполнял обязанности главного штурмана). В декабре 1949 – апреле 1950 обучался в Военной академии Генштаба. В 1950—1953 – заместитель главного штурмана Дальней авиации, в мае-октябре 1953 – начальник отдела штурманской службы Штаба ВВС.
С октября 1953 года по август 1956 года находился в загранкомандировке в Китае в качестве военного советника по штурманской и бомбардировочной подготовке ВВС армии страны. В ноябре-декабре 1956 – начальник учебной части военной кафедры Московского топографического политехникума, в 1957—1959 – преподаватель военной кафедры Московского лесотехнического института. С марта 1959 года полковник С.М.Романов – в запасе.
В 1959—1961 годах работал на одном из оборонных предприятий, в 1962—1985 – старшим инженером и ведущим инженером в Институте теоретической кибернетики (с 1970 – Научно-исследовательском институте автоматических систем).
Жил в Москве. Умер 16 марта 1999 года. Похоронен на Митинском кладбище в Москве.
Полковник (1944), военный штурман 1-го класса (1950). Награждён 2 орденами Ленина (20.06.1942; 20.04.1953), 2 орденами Красного Знамени (20.20.1942; 6.11.1947), орденом Александра Невского (23.07.1945), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (10.08.1943; 11.03.1985), 2 орденами Красной Звезды (3.11.1944; 31.07.1948), медалями, иностранными наградами.

Пасько Евдокия Борисовна

Герой Советского Союза Пасько Евдокия Борисовна

Герой Советского Союза Пасько Евдокия Борисовна

Евдокия Пасько родилась 30 декабря 1919 года в селе Липенка, ныне Джеты — Огузского района Иссык — Кульской области (Киргизия). В 1938 году окончила среднюю школу, затем 3 курса механико — математического факультета Московского государственного университета. С октября 1941 года в Красной Армии.

С мая 1942 года в действующей армии. К сентябрю 1944 года штурман эскадрильи 46-го Гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка (325-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) Гвардии старший лейтенант Е. Б. Пасько совершила 780 боевых вылетов на бомбардировку военных объектов, живой силы и техники противника. 26 октября 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ей было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего произвела около 800 успешных боевых вылетов.

С 1945 года — в отставке. Работала старшим преподавателем Московского высшего технического училища. Награждена орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени (дважды), Красной Звезды (дважды), медалями. Живёт в Москве.

*   *   *

Маленький двукрылый самолёт У-2, ведомый командиром эскадрильи Марией Смирновой и штурманом эскадрильи Евдокией Пасько, с трудом оторвался от земли: подвешенные под крыльями мешки с боеприпасами, медикаментами и продуктами увеличили полётный вес машины, изменили её аэродинамические характеристики.

Самолет взял курс на Керченский полуостров, в район небольшого рыбачьего посёлка Эльтиген, растянувшегося цепочкой вдоль песчаного берега.

Здесь в штормовую ночь на 1 ноября 1943 года высадился советский десант — подразделения 318-й стрелковой дивизии и морской пехоты. Высадку десантников с воздуха поддерживали вместе с другими авиаторами и лётчицы 46-го Гвардейского ночного лёгкобомбардировочного авиаполка.

Одной из первых в ту ночь бомбила врагов у Эльтигена штурман эскадрильи Евдокия Пасько. Условия полёта были сложные. Бомбить прожекторные установки и огневые средства врага пришлось с высоты 300-350 метров. Лётчицы видели, как первый эшелон моряков и пехотинцев, спрыгнув с транспортных судов в воду, под пулями и снарядами устремился к берегу. Вскоре воины ворвались в немецкие траншеи, отбросили неприятеля с прибрежной полосы и заняли посёлок.

Самолёт кидало из стороны в сторону. А к берегу продолжали подходить морские суда. Они то на миг куда — то проваливались, исчезали, то снова появлялись. Несколько мелких судов, на которых перед войной рыбаки ловили тюльку, захлестнуло накатами волны, перевернуло, и они затонули, так и не достигнув берега.

Об одном сожалела тогда штурман Пасько, что в полёт По-2 мог брать только 2 бомбы, а не больше. Но и они наносили немалый урон врагу. В каждом вылете Пасько неизменно точно сбрасывала их на цель.

Зацепившись за узкую береговую полосу, советские воины 36 дней и ночей героически сражались с превосходящими силами врага. И все эти дни и ночи им усиленно помогала с воздуха наша авиация.

Противник бросал на десантников самолёты и танки. Гремела вражеская артиллерия. Цепь за цепью шли в контратаки немецкие солдаты. До 20 контратак за день! Но защитники огненной земли выстояли. Все удары врагов, как волны о скалы, разбивались о нерушимую стойкость советских воинов.

У десантников кончались боеприпасы, продукты питания, медикаменты, нечем было перевязывать раненых. Им пришлось перенести и холод, и голод, и жажду. К несчастью, и погода стала нелётной: плотный туман окутал аэродромы. Поддерживающие десантников бомбардировщики и штурмовики оказались прикованными к своим аэродромам. Осталась одна надежда — «ночники» У-2.

— Хотя погода и нелётная, но пусть попытаются. Возможно, кто — нибудь долетит. Надо обязательно помочь десанту, — просило наземное командование.

Убеждать наших лётчиц в важности задания необходимости не было. Желающих лететь на выручку десантникам оказалось много. Разрешили же пойти в воздух наиболее опытным экипажам. С разными интервалами, один за другим к Эльтигену потянулись лёгкомоторные У-2, нагружённые мешками с сушёной рыбой, сухарями, патронами, медикаментами.

pasko-2…Мерно рокотал мотор. От напряжённого обзора темноты у лётчиц резало глаза. С моря тянуло сыростью. Вот справа в небе возникло несколько лучей прожекторов, установленных врагами на крымском берегу. Пасько подсчитала их: 5, ещё 2. По прежним полётам лётчицам было известно, что немцы свели свои прожекторы в группы: мощные — по 2-3, более слабые — по 4-5. Группы располагались таким образом, что могли «передавать» друг другу пойманный лучами самолёт.

Миновав узкий участок Керченского пролива, лётчицы изменили курс. Теперь они летели почти вдоль берега. Туман немного поредел. Обошли стороной гору Митридат. Вскоре показался Эльтиген. Беспокойно заметались по небу лучи прожекторов. Словно раскаленные шпаги, они то скрещивались в одной точке, то расходились.

Рядом с самолётами разорвалось несколько зенитных снарядов. Яркие трассы «эрликонов» полосовали небо. Пасько видела, как несколько разноцветных шаров, словно бусы на новогодней елке, потянулись к их самолёту. Маша Смирнова стала энергично маневрировать то вправо, то влево. Машину несколько раз швырнуло из стороны в сторону. И тут же в кабину ворвался запах жжёного пороха. Трудно стало дышать. Жадные щупальца прожекторов продолжали метаться, разыскивая в небе советские самолёты.

— Подходим к цели, — предупредила Пасько командира экипажа.

Внизу — едва различимые россыпи домов посёлка, береговая линия. А дальше — море. Зенитный огонь заметно усилился. Засверкали разрывы снарядов не только в небе, но и на земле. Немцы неистово били по десантникам из пушек и миномётов. Видимо, стреляли и крупнокалиберные пулемёты с курсирующих вдоль берега катеров.

Справа в темноте зажглись 3 слабых огонька. Это был условный сигнал, подаваемый десантниками.

— Маша, справа огни, — предупредила Пасько командира.

— Вижу, — ответила Смирнова и тут же довернула самолёт.

Пасько приготовилась к сбросу груза. Но огни внезапно потухли.

Пришлось сделать второй заход. И когда огни снова зажглись, Смирнова с приглушённым мотором полого спланировала на них. Перевалившись через борт кабины, Пасько набрала в лёгкие побольше воздуха и что было мочи крикнула:

— Полундра! Лови мешки! — И добавила: — Держитесь, братцы!

Когда до земли оставалось не более 50 метров, снова послышался голос штурмана:

— Бросаю!

Евдокия Пасько с силой дернула трос. Замки бомбодержателя открылись. Самолёт вздрогнул, освободившись от груза. Теперь разворот — и на полном газу домой. Противник открыл по низколетящему самолёту бешеную стрельбу. Удачно маневрируя, лётчицы миновали заградительный огонь зениток. Лишь несколько пробоин оказалось в верхнем и нижнем крыльях самолёта. Пасько обернулась: плацдарм остался позади.

Керченский пролив пересекли без препятствий. Ещё раньше Пасько и Смирнова увидели, как на нашем берегу заработал маяк — прожектор. Время от времени его яркий луч внезапно возникал в ночном небе, останавливался на несколько секунд, а затем медленно склонялся к горизонту и вновь устремлялся в зенит. После этого луч прожектора гас, чтобы потом возникнуть снова. Прожектор помогал ориентироваться возвращающимся с боевых заданий лётчицам.

Вот и слегка подсвеченный тусклыми фонарями аэродром. Приземлились. Короткий доклад о выполнении задания. Небольшой отдых. И снова в полёт.

В ту ночь Пасько и Смирнова ещё дважды появлялись над Эльтигеном. Только за несколько дней они сбросили десантникам 24 мешка с боеприпасами, оружием, медикаментами и продуктами.

…Великая Отечественная война застала Дусю Пасько на 3-м курсе механико — математического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова в самый разгар экзаменационной сессии. Война заставила многих студентов закрыть конспекты и учебники. Дуся вместе с подругами поехала на уборку сена в совхоз «Дединово», раскинувший свои угодья в пойме Оки. С небывалым энтузиазмом трудились студенты на уборке скошенных трав. Сотни аккуратно заскирдованных стогов сена поднялись вдоль поймы.

Скупые и тревожные сводки Совинформбюро. Каждый день сообщались нерадостные вести с фронтов. Тревожно и беспокойно становилось на сердце. Враг вступил в Прибалтику, на Украину, смоленскую землю. Горько и обидно было слышать, что наши войска отходят, оставляют города и села.

В Сентябре 1941 года Дуся приступила к занятиям на четвёртом курсе факультета, одновременно посещала организованные при университете курсы медицинских сестёр. А по ночам вместе с подругами дежурила на крышах зданий, тушила зажигательные бомбы, сбрасываемые немецкими лётчиками при ночных полётах.

В Октябре ЦК ВЛКСМ обратился к комсомольцам с призывом о формировании воинских частей из добровольцев. В числе первых откликнулись на этот призыв 9 девушек — студенток механико — математического факультета МГУ, в их числе Катя Рябова, Женя Руднева, Дуся Пасько.

Все они были зачислены во вновь формируемый женский авиационный полк. И уже в Мае 1942 года после упорной учёбы в лётной школе отправились на фронт. Будучи штурманом звена, Дуся Пасько принимала участие в разгроме немецких оккупантов на Северном Кавказе и Кубани, Таманском и Крымском полуостровах, в Белоруссии и Польше.

Памятным для Пасько был боевой вылет в конце 1943 года с лётчицей 3-й эскадрильи Ниной Поздняковой, которая об этом полёте позже вспоминала:

— Под новый, 1944 год я летела на выполнение боевого задания вместе со штурманом эскадрильи Дусей Пасько. Садясь в кабину, Дуся загадала: «Знаешь, Нина, если сегодня нас не собьют, проживём с тобой до 100 лет. Согласна?» — «Согласна, — ответила ей. — Только вот погода скверная». И в самом деле, северную часть неба затянуло облаками. На юге какая — то муть. Взлетели, набрали высоту. Прошли Керченский пролив. Поплыла береговая линия Крыма, его восточная оконечность. Южнее Керчи возвышается гора Митридат. Под ней склады, снабжающие вражескую группировку боеприпасами. Почти месяц полк охотится за ними. Сегодня все экипажи уже совершили по 2 вылета. Мы с Дусей идём в третий. Чем ближе к цели, тем хуже погода. Облачность чуть выше 300 метров. Над Митридатом тучи, словно для нас, поднялись высоко. Мы летим под ними. Однако с запада надвигается туман, и над целью нас встречают хлопья мокрого снега. Усилился обстрел. Вокруг самолёта зависли знакомые кроваво — красные шары разрывов зенитных снарядов. Опускающаяся облачность прижимает самолёт к земле. Плоскости покрываются льдом, и машина теряет устойчивость.

Наконец сбросили бомбы. До нас дошла взрывная волна, и мы почувствовали, что летим неведомо куда. Сквозь хлопья снега нельзя было разобрать, где земля, где небо. Лучи прожекторов, упираясь в низкие облака, отражались в чёрной, как смола, воде Керченского пролива. Чтобы не потерять положения, я уткнулась в приборы. От движений, которые делала при маневре, заныли руки, а от яркого света прожекторов, то и дело стегавших по глазам, перед приборной доской поплыли красные круги. Будто издалека слышу мягкий голос Дуси: «Убавь скорость. Кажется, вырвались».

pasko-3Но вырвались мы ненадолго. Не успела я развернуться на восток, как обстрел возобновился. Теперь стреляли со стороны Азовского моря. Но, к счастью, Дуся хорошо это видела и спокойно командовала: «Уходи от моря. Это с катеров бьют». Я снова стала бросать самолёт то вправо, то влево. «Нина, поздравляю!» — крикнула Дуся. «С чем?» — спросила я, думая о вражеском складе. Не он ли горит? Но Дуся поздравляла с Новым годом. «Да он ещё не наступил!» — «Наступит, Нина, наступит. Новый, прекрасный, мирный год! — голос Дуси дрожал. — Впереди Большая земля, видишь? Наша земля, где нет больше фашистов! Настанет же время, когда люди будут видеть их только в кино…»

Наконец экипаж на земле. Позднякова и Пасько доложили командиру полка гвардии майору Бершанской о повторных взрывах и пожаре. Возвратившиеся следом за ними лётчица Мария Смирнова и её штурман подтвердили, что после точного бомбометания экипажа Поздняковой и Пасько начался большой пожар. О том, что склад взорван, на следующий день пришло подтверждение и с наземной станции наведения.

pasko-4В одном из Октябрьских номеров 1944 года газета «Правда» так писала о боевых делах Евдокии Пасько на фронте: «В боевой деятельности штурмана эскадрильи Гвардии старшего лейтенанта Евдокии Пасько значится 780 боевых вылетов и около 100 тысяч килограммов бомб, сброшенных на укрепления противника. На её боевом счету — 157 сильных взрывов, 109 очагов пожара, 4 взорванных склада с горючим, 2 склада с боеприпасами и много уничтоженных немецких солдат и офицеров». Кроме того, она разбросала над передним краем противника и в его тылу около 2 миллионов листовок. В годы войны листовки — это тоже оружие.

Небольшого роста, смуглая, с чёрными дугами бровей на белом лице. Туго заплетённая русая коса короной обнимает её голову. На гимнастёрке ордена Красного Знамени, Отечественной войны и два — Красной Звезды. Так выглядела Евдокия Пасько.

— Мал золотник, да дорог! — с восхищением говорили о ней в полку.

Кончилась война, девушка — штурман вернулась в родной университет, снова взялась за учебники. А овладев второй специальностью, стала преподавать математику в Высшем техническом училище имени Н. Э. Баумана. И с тех пор многие годы эта скромная женщина продолжала самоотверженно трудиться на преподавательском поприще, готовя специалистов для различных отраслей народного хозяйства.