Рязанов Василий Георгиевич

ryazanov

Дважды Герой Советского Союза Рязанов Василий Георгиевич

Рязанов Василий Георгиевич – командир 1-го штурмового авиационного корпуса (5-я воздушная армия, Степной фронт), генерал-лейтенант авиации; командир 1-го гвардейского штурмового авиационного корпуса (2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт), гвардии генерал-лейтенант авиации.
Родился 12 (25) января 1901 года в селе Большое Козино (ныне – посёлок городского типа Балахнинского района Нижегородской области). В 1914 году окончил 5 классов сельской школы, в 1916 году – 4 класса высшего начального училища в городе Балахна. Служил на почте при железнодорожной станции Рузаевка, в 1917 году – на почте в посёлке Сормово (ныне — в черте Нижнего Новгорода). В 1918 году работал на заводе «Красное Сормово», затем – инструктором Балахнинского внешкольного уездного отдела народного образования.
В армии с мая 1920 года. До 1921 года – лектор-агитатор в Нижегородском губернском военном комиссариате. В 1922 году окончил рабфак при Московском государственном университете, в 1924 году – Коммунистический университет имени Я.М.Свердлова. До 1925 года был инструктором политотдела стрелковой дивизии в Московском военном округе.
В 1926 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков, в 1927 году – Серпуховскую высшую школу воздушной стрельбы и бомбометания. Был на лётно-инструкторской работе в: Ленинградской военной авиационной школе лётчиков-наблюдателей (1927—1928), Оренбургской военной авиационной школе лётчиков (1928—1929), Ленинградской военно-теоретической школе ВВС (1929—1930), Одесской военной авиационной школе лётчиков (1930—1931), Московской школе спецслужб (1931—1933). В 1930 году окончил Курсы усовершенствования начальствующего состава при Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского, в 1935 году – её оперативный факультет. Был командиром авиационной бригады Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского.
С 1936 года командовал 44-й авиабригадой (в Сибирском военном округе). В апреле 1938 года полковник Рязанов В.Г. был незаконно репрессирован и уволен из армии. В сентябре 1939 года восстановлен в армии. Был на преподавательской работе в Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского.
Участник советско-финляндской войны 1939—1940 годов. С марта 1940 года – преподаватель тактики ВВС, затем начальник учебного отдела Военно-воздушной академии командного и штурманского состава ВВС РККА (Монино).
Участник Великой Отечественной войны: в июне-августе 1941 – заместитель командующего ВВС 5-й армии (Юго-Западный фронт), в августе-декабре 1941 – начальник группы контроля Управления ВВС Юго-Западного фронта, в декабре 1941 – марте 1942 – командир 76-й смешанной авиационной дивизии (Южный фронт), в апреле-июле 1942 – командир манёвренной авиагруппы Юго-Западного фронта, в июле 1942 – командующий 2-й истребительной авиационной армией Резерва Верховного Главнокомандования. Участвовал в оборонительных боях на Украине и обороне Сталинграда. Генерал-майор авиации (27.03.1942).
С сентября 1942 – командир 1-го (с февраля 1944 – 1-го гвардейского) штурмового авиационного корпуса. Воевал на Калининском, Северо-Западном, Воронежском, Степном и 2-м Украинском фронтах. Части корпуса под его командованием участвовали в Великолукской операции, Курской битве, Белгородско-Харьковской операции. Освобождении Левобережной Украины, Кировоградской и Корсунь-Шевченковской операциях.
За высокое мастерство в управлении частями корпуса в боях, умелую организацию взаимодействия с наземными войсками при форсировании Днепра и личный героизм генерал-лейтенанту авиации Рязанову Василию Георгиевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
В составе 1-го Украинского фронта части корпуса под его командованием участвовали в Уманско-Ботошанской, Львовско-Сандомирской, Сандомирско-Силезской, Берлинской и Пражской операциях.
За отличия в боях на рубеже реки Висла и при разгроме ченстоховско-радомской группировки противника гвардии генерал-лейтенант авиации Рязанов Василий Георгиевич Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня 1945 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».
После войны продолжал командовать корпусом (в Центральной группе войск, Австрия). В феврале 1947 – апреле 1949 командовал 14-й воздушной армией (Прикарпатский военный округ). С апреля 1949 командовал 69-й воздушной армией (Киевский военный округ).
Избирался депутатом Верховного Совета УССР, кандидатом в члены Центрального комитета Коммунистической партии Украины.
Жил в городе Киев (Украина). Умер 8 июля 1951 года. Похоронен на Лукьяновском военном кладбище в Киеве.
Генерал-лейтенант авиации (17.03.1943). Награждён 2 орденами Ленина (22.02.1944; 1945), 3 орденами Красного Знамени (02.1943; 3.11.1944; 15.11.1950), орденами Богдана Хмельницкого 1-й степени (1944), Суворова 2-й степени (27.08.1943), Красной Звезды (29.12.1941), медалями, иностранными наградами.
В посёлке Большое Козино установлены бронзовый бюст В.Г.Рязанова и мемориальная доска на доме, в котором он родился и жил. Его имя носит школа посёлка, в которой создан музей В.Г.Рязанова. Именем Героя названы также средняя школа в Киеве и улицы в посёлке Большое Козино и городе Балахна. В городе Нижний Новгород, на территории нижегородского кремля, установлена стела и мемориальная доска.

*   *   *

ryazanov3Великая Отечественная война застала В.Г. Рязанова в Москве. Он руководил факультетом в Военно-воздушной академии. В первый день войны подал рапорт с просьбой отправить его в действующую армию. 28 июня 1941 года полковник В.Г. Рязанов получил назначение на Юго-Западный фронт заместителем командующего авиацией 5-й армии.
В конце 1941 года на Южном фронте, командуя 76-й штурмовой авиационной дивизией, он участвовал в Ростовской наступательной операции. После зимнего контрнаступления Красной Армии под Москвой, когда фашистские войска были отброшены на сотни километров, появилась надежда на скорую победу.
В мае 1942 года генерал-майор авиации В.Г. Рязанов — командующий маневренной авиационной группой Юго-Западного направления. Задуманное командованием наступление с целью разгрома харьковской группировки противника и освобождения Харькова обернулось для наших войск трагическими последствиями — окружением войск в Барвенковском выступе.
Вскоре В.Г. Рязанова отозвали с фронта в Москву. Его принял командующий Военно-воздушными силами и заместитель наркома обороны генерал-лейтенант авиации А.А.Новиков.
Он объяснил В.Г. Рязанову причину вызова: принято решение о создании воздушных и авиационных армий и однородных авиационных дивизий и армий вместо существовавших до этого Военно-воздушных сил фронтов. В.Г. Рязанов с 1 июля 1942 года был назначен командующим 2-й истребительной авиационной армией и немедленно приступил к её формированию.
Но выполнить до конца этот приказ В.Г. Рязанов не успел. Его армия в ходе формирования была разделена на две группы по две авиационные дивизии, которыми 27 июля 1942 года были усилены соответственно 1-я и 3-я воздушные армии. К этому времени практика боевых действий показала нецелесообразность иметь в составе одного фронта воздушную и авиационную армии.
В конце августа 1942 года началось формирование авиационных корпусов резерва Верховного Главнокомандования, которыми при необходимости усиливались воздушные армии в важнейших операциях. 10 сентября 1942 года В.Г. Рязанову поручили на базе формируемой авиационной армии сформировать и возглавить 1-й штурмовой авиационный корпус. Ему предстояло командовать «летающими танками» — так назвали фронтовики самолёты-штурмовики конструктора Ильюшина.
Формирование 1-го штурмового авиационного корпуса проходило в Москве. На подмосковные аэродромы слетались полки, входящие в две штурмовые авиационные дивизии корпуса. Несмотря на сжатый срок подготовки, генерал В.Г. Рязанов умело сколотил руководящий состав подчинённых частей, организовал обучение молодых лётчиков-штурмовиков на Ил-2, а лётчиков-истребителей на Як-1.
Когда формирование корпуса было закончено, генерала В.Г. Рязанова вызвал Верховный Главнокомандующий и поставил перед ним задачу — выработать тактику массированного применения штурмовой авиации.
Свой боевой путь корпус начал в октябре 1942 года на Калининском фронте, разместившись в лесисто-болотистом районе неподалеку от Андриаполя. Осенняя слякоть ещё более ухудшила дороги и полевые аэродромы этого трудного театра военных действий. Несмотря на скверную погоду, снежную пургу и низкую облачность, лётчики В.Г. Рязанова поддержали наступление войск Калининского фронта, помогли прорвать сильно укрепленную оборону противника и нанести ему крупное поражение.
17 марта 1943 года В.Г. Рязанову присвоили очередное воинское звание — генерал-лейтенант авиации. Через день после этого Ставка приняла решение перебросить корпус В.Г. Рязанова на Воронежский фронт в оперативное подчинение 2-й воздушной армии.
В июне 1943 года в состав корпуса В.Г. Рязанова вошла 203-я истребительная авиационная дивизия. Большой опыт борьбы с танками и механизированными частями врага, накопленный штурмовиками, особенно пригодился в боевых действиях на Курской дуге, начавшихся в июле 1943 года.
Части корпуса вели напряжённую боевую работу по отражению наступления противника на белгородском направлении. Утром 7 июля 1943 года в районе Белгорода на группу фашистских танков — их было не меньше сотни — обрушились наши штурмовики. Эффект их действий был невиданный.
При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла около 20 танков. Одновременно другая группа обрушилась на отдыхавший в автомашинах мотострелковый батальон. На головы захватчиков градом посыпались бомбы мелкого калибра и снаряды. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек.
В тот день наши механизированные войска, поддержанные двумя сосредоточенными ударами восьмидесяти штурмовиков корпуса генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова, успешно отразили атаку четырёх танковых дивизий противника из района Сырцово, Яковлево в направлении на Красную Дубровку и Большие Маячки. После сосредоточенных ударов штурмовики непрерывно действовали небольшими группами, уничтожая танки и мотопехоту противника. В результате совместных усилий на поле боя осталось свыше двухсот горящих вражеских танков.
Под командованием генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова штурмовики-гвардейцы действовали исключительно дерзко и смело. Как смерч, обрушивались они на танки и пехоту противника, скопление автомашин. На Курском плацдарме лётчики впервые применили противотанковые бомбы (ПТБ). Каждый самолёт Ил-2 брал на борт 312 таких бомб. Сокрушительные атаки штурмовиков наводили ужас на гитлеровцев.
За отличное руководство боевыми частями Военный совет Воронежского фронта вынес благодарность генерал-лейтенанту В.Г. Рязанову и всему личному составу авиационного корпуса, участвовавшему в разгроме наступавших бронетанковых сил противника.
19 июля 1943 года авиационный корпус был переподчинен Степному фронту, который находился в период оборонительных боёв в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, а затем начал контрнаступление.
Имея большой опыт командования крупными авиационными соединениями, генерал-лейтенант В.Г. Рязанов отлично организовал работу по взаимодействию с наземными войсками и управлению боевыми действиями авиации на поле боя. Он ещё до Курской битвы взял себе за правило находиться на переднем крае линии фронта вместе с общевойсковым командиром. Отсюда он направлял штурмовики, и их удары были исключительно эффективны и заслуженно вызывали восторг и благодарность наземных войск. От метких ударов штурмовиков горели бронированные «тигры», «пантеры», «фердинанды».
Развивая успех, войска Степного фронта стремительно продвигались на запад, к Днепру. Авиационный корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова освобождал Красноград, Полтаву, Кременчуг, который гитлеровцы пытались удержать в своих руках как предмостное укрепление на берегах Днепра. Преодолевая яростное сопротивление гитлеровцев, передовые части фронта 21 сентября 1943 года вышли к Днепру.
Правый берег реки высотой восемьдесят метров был серьезной естественной преградой, а имея мощные укрепления, становился, по мнению гитлеровских генералов, называвших этот рубеж обороны «Восточным валом», непреодолимым для советских войск. Но надежды врага на позиционную оборону не осуществились. Наши войска в первую же ночь с ходу форсировали широкую преграду. Началась борьба за овладение плацдармами.
Действуя в составе 5-й воздушной армии, 1-й штурмовой авиационный корпус сыграл решающую роль при удержании плацдармов. Генерал-лейтенант В.Г. Рязанов, находясь на передовой позиции, с командного пункта стрелкового полка по радио указывал цели штурмовикам, сосредоточивая огневую мощь на наиболее важных участках. «Илы» беспрерывно обрушивали на контрнаступающие войска противника реактивные снаряды, бомбы и пушечно-пулемётный огонь.
В боях на Правобережной Украине корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова активно поддерживает наступающие войска 2-го Украинского фронта при освобождении Знаменки и Кировограда. Корпус получил почетное наименование Кировоградский, а его три отличившиеся авиационные дивизии стали именоваться Красноградской, Полтавской, Знаменской. 5 февраля 1944 года корпус стал 1-м гвардейским.
В июле 1944 года корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова в составе войск 1-го Украинского фронта участвовал в наступательной операции на львовском направлении. Враг имел здесь глубоко эшелонированную долговременную оборону, и для ее прорыва широкое применение получило массированное использование авиации.
2-я воздушная армия к началу операции имела девять корпусов и три отдельные авиационные дивизии. Только в первом массированном ударе в первый день наступления участвовало около 1300 бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей. В тот же день 14 июля 1944 года во втором массированном ударе по резервам противника участвовало более 1400 самолётов.
На следующий день в тяжелом положении оказались части нашей 38-й армии на центральном участке наступления. Её контратаковала крупная группировка вражеских танков. Критическое положение спасла авиация. Массированный удар по танковой группировке противника продолжался четыре часа. В тот день немалый урон врагу нанесли и штурмовики 1-го гвардейского корпуса.
16 июля 1944 года южнее пункта Колтув оборона противника была прорвана на глубину 18 километров и 4-6 километров в ширину. На флангах прорыва с севера и юга нависали крупные группировки немецких войск. Вот в этот Колтувский коридор и была введена 3-я гвардейская танковая армия генерала П.С.Рыбалко.
Лётчики 1-го гвардейского и 8-го штурмовых авиационных корпусов, а также 10-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии прикрывали танкистов. Эшелонированными действиями они уничтожали противника на флангах участка прорыва и на маршрутах движения гвардейцев-танкистов.
Генерал-лейтенант В.Г. Рязанов с оперативной группой и двумя радиостанциями находился в самом узком месте Колтувского коридора, у деревни Нуще. Отсюда хорошо просматривалась местность, и он по радио наводил эскадрильи штурмовиков на важнейшие объекты, представлявшие угрозу нашим танкистам.
Вслед за 3-й гвардейской танковой армией в сражение была введена и 4-я танковая армия генерала Д.Д. Лелюшенко. 18 июля 1944 года танкисты соединились с наступавшей севернее конно-механизированной группой, окружив в районе города Броды восемь вражеских дивизий, и совместно с авиацией к исходу 22 июля 1944 года уничтожили их.
27 июля 1944 года наши войска освободили Львов. Немецкая группа армий «Северная Украина» потерпела тяжёлое поражение. Остатки разбитых дивизий отступали к Висле и Карпатам.
Вместе с передовыми частями фронта корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова в последние дни июля 1944 года вышел к Висле. Он прикрывал войска при форсировании реки и на западном берегу, когда южнее Сандомира части 13-й армии генерала Н.П.Пухова и 1-й гвардейской танковой армии генерала М.Е.Катукова, а севернее — части 3-й гвардейской армии генерала В.Н. Гордова захватили плацдармы небольших размеров.
Фашисты стремились во что бы то ни стало ликвидировать плацдармы. Только беспрерывные атаки штурмовиков сдерживали натиск фашистских танков. Изо дня в день они «утюжили» танковые группы, но, не считаясь с потерями, гитлеровцы пытались сбросить наши войска в реку.
В этот напряженный период боёв на западном берегу Вислы маршал И.С. Конев решил создать ударную группу из четырех авиационных корпусов под командованием генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова. Группа В.Г. Рязанова выполнила боевую задачу. Позднее командующий 1-м Украинским фронтом маршал И.С. Конев скажет, что Сандомирский плацдарм отстояла авиация.
Бои за расширение плацдарма продолжались до января 1945 года. Личный состав корпуса В.Г. Рязанова проявил отвагу и геройство по уничтожению окруженной группировки противника северо-западнее Сандомира и ченстоховско-радомской группировки. Части корпуса оказали эффективную помощь наземным войскам в овладении рядом крупных опорных пунктов врага на южной территории Польши и Верхней Силезии.
Лётная работа проводилась в исключительно сложных метеорологических условиях, и всё это время В.Г. Рязанов лично руководил штурмовиками на поле боя. 15 февраля 1945 года корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова наградили орденом Суворова 2-й степени. В эти дни он вёл боевую работу уже на территории Германии, на западном берегу Одера в районе осажденного города Бреслау. Вскоре передовые части фронта вышли к реке Нейсе.
Отсюда 16 апреля 1945 года, после мощной артиллерийской подготовки, войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление. Началась битва за Берлин. Корпус В.Г. Рязанова содействовал пехоте с танками в форсировании Нейсе. Перед началом наступления штурмовики поставили дымовую завесу на направлении главного удара фронта.
В районе Кебельн, Ёмлитц, Мускау при прорыве первой полосы обороны 5-я гвардейская армия генерала А.С. Жадова приостановила продвижение под сильным артиллерийским обстрелом противника. В.Г. Рязанов направил туда 100 штурмовиков под прикрытием 65 истребителей и после их работы на месте артиллерийских батарей остались искореженный металл и трупы вражеских солдат. Наши войска устремились вперёд и захватили опорные пункты.
Днем 17 апреля 1945 года в сражение были введены танковые армии П.С. Рыбалко и Д.Д. Лелюшенко. Прикрывая танкистов, корпус В.Г. Рязанова непрерывными ударами уничтожал огневые средства, контратакующие танки и войска противника. Танковые армии с ходу форсировали Шпрее, прорвали третью полосу обороны и начали стремительное продвижение на Берлин с задачей окружить берлинскую группировку.
21 апреля 1945 года они вышли на окраины Берлина, а 25 апреля, совместно с общевойсковыми армиями, окружили две изолированные друг от друга группировки противника — в Берлине и юго-восточнее его, получившей название франкфуртско-губенской группировки. Она стремилась прорваться на запад, откуда ей на помощь спешила 12-я немецкая армия. Преградить ей путь, не дать прорваться в район посёлка Беелитц и было поручено В.Г. Рязанову и Д.Д. Лелюшенко.
Они находились на одном командном пункте на узкой полосе земли, которая отделяла окруженную вражескую группировку от армии Венка. 30 апреля 1945 года между ними было всего три-четыре километра. Но преодолеть их фашисты так и не смогли. Генерал-лейтенант В.Г. Рязанов, как обычно, спокойным и уверенным голосом вызывал на поле боя штурмовики, которые непрерывными атаками уничтожали контратакующие войска.
ryazanov2Только 29 апреля 1945 года штурмовики произвели 400 самолётовылетов. Надежная поддержка с воздуха помогла нашим танкистам отразить все контратаки. 12-я армия так и не смогла прорваться на помощь окруженным. 1 мая 1945 года франкфуртско-губенская группировка была полностью разгромлена.
Гвардейцы-истребители из 2-й воздушной армии в тот день сбросили на парашютах над рейхстагом красное полотнище с надписью «Победа». За самоотверженную боевую работу при штурме столицы третьего рейха корпус генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова наградили орденом Кутузова 2-й степени и присвоили почетное наименование — Берлинский.
Лётчики корпуса генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова за годы войны совершили более 58 тысяч боевых вылетов, уничтожили 3770 танков, 21200 автомашин, 633 батареи полевой артиллерии, 94 зенитных батареи, 54 железно­дорожных эшелона, 400 разных складов, 1166 самолётов противника и много другой военной техники.
Лётчики-штурмовики уничтожали самолёты не только на земле, во время штурмовок вражеских аэродромов. В совершенстве владея «Илом», они смело вступали в воздушные схватки с противником и выходили победителями. Многие тысячи гитлеровцев уничтожили штурмовики и лётчики-истребители на боевом пути прославленного соединения.

Рязанов Алексей Константинович

Riazanov_AK

Дважды Герой Советского Союза Рязанов Алексей Константинович

Родился 27 Февраля 1920 года в селе Большая Кочетовка, ныне Токаревского района Тамбовской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов и школу ФЗУ. Работал на строительстве метрополитена в Москве, затем — слесарем на заводе. С 1939 года в Красной Армии. Весной 1941 года окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов.

С Июня 1941 года Старший лейтенант А. К. Рязанов в действующей армии. По Октябрь 1941 года служил в 28-м ИАП; по Июнь 1942 года — в 736-м ИАП; по Январь 1945 года — в 4-м ИАП. Прошёл путь от рядового лётчика (1941 — 1942 гг.) до заместителя командира истребительного авиационного полка (1944 — 1945 гг). Воевал на Юго-Западном, Центральном, Брянском, Сталинградском, Южном, Северо — Кавказском и 2-м Прибалтийском фронтах.

К Маю 1943 года командир эскадрильи 4-го истребительного авиационного полка (287-я истребительная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт) Майор А. К. Рязанов совершил 300 боевых вылетов, провёл 67 воздушных боёв, сбил лично 16 самолётов противника и 16 в составе группы.

24 Августа 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К Февралю 1945 года, заместитель командира того же полка (185-я истребительная авиационная дивизия, 14-й истребительный авиационный корпус, 15-я Воздушная армия, 2-й Прибалтийский фронт) Майор А. К. Рязанов совершил 509 боевых вылетов, провёл 97 воздушных боёв, в которых сбил 31 вражеский самолёт лично и ещё 16 — в группе с товарищами. Трижды был ранен. 18 Августа 1945 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».

После войны остался на службе в ВВС. Окончил Военную академию имени Фрунзе в 1950 году и Военную академию Генерального штаба в 1958 году. С 1950 года работал в штабе Московского Военного Округа, затем в штабе ВВС и Войск ПВО страны. С 1959 года на ответственной работе в войсках, с 1962 года в штабе Войск ПВО страны. С Августа 1975 года Генерал — майор авиации А. К. Рязанов — в запасе. Жил в Москве. Умер 1 Августа 1992 года.

Награждён орденами: Ленина (трижды), Красного Знамени (четырежды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени (дважды), Красной Звезды (дважды), «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени: медалями. Заслуженный военный лётчик СССР. Бронзовый бюст установлен в посёлке Токаревка Тамбовской области.

*     *     *

Над окопами Первой Мировой войны появление самолёта было редкостью. Со страхом, а больше с любопытством задирали головы вверх пехотинцы, кавалеристы и артиллеристы, провожая взглядом свой или чужой самолёт. И с удивлением прислушивались к пулемётной очереди в поднебесье или к негромкому разрыву сброшенной руками авиатора бомбы.

Во Второй Мировой войне воздушное пространство над полями сражений и в далёких тылах воюющих сторон стало ареной ожесточённых битв, в которых принимали участие многие десятки и даже сотни боевых самолётов. Фронт в небе приобрел громадное значение для исхода сражений сухопутных войск и морских сил, оказал серьёзное влияние на исход войны.

Гул множества авиационных моторов в небе, казалось, прижимал к земле всё живое по ту или другую сторону фронта. Солдаты прятались в окопы или разбегались из маршевых колонн при одном крике: «Воздух!» Перед неодолимой силой грозных бомбовых ударов они чувствовали себя беззащитными. И там, где прошли бомбардировщики, оставались истерзанные взрывной волной тела убитых, горящие автомашины и танки, огромные воронки. Чёрный дым разрывов долго стоял над тем местом, куда упали бомбы. А истребители вели воздушный бой, во многом уже обособленный от того, что в это время происходило на земле.

В Великой Отечественной войне, в которой столкнулись гигантские военные силы Германии и Советского Союза, огромными по размаху были не только сражения на земле, но и в воздухе. В начальный период войны ход событий на фронте для Советских Вооружённых Сил оказался неблагоприятным. В первые же часы врагам удалось захватить многие наши аэродромы, находившиеся недалеко от границы. Сотни советских самолётов, в том числе и истребители, так и не могли взлететь, разбитые и расстрелянные вражескими бомбами и снарядами авиационных пушек.

Но беда была не только в том, что враг существенно изменил соотношение в численности боевых машин в свою пользу. К сожалению, наш основной истребитель И-16 в ряде тактико-технических показателей уступал немецким самолётам. Кроме того, вражеские лётчики имели боевой опыт, которого не было у наших, если не считать небольшого числа тех, кто сражался в небе Испании, Монголии и Китая, на советско-финском фронте. Поэтому в те грозные, невероятно трудные для нашей Родины и её армии дни каждая наша победа в воздухе имела большое значение.

Одну из побед в первый же день войны одержал молодой лётчик-истребитель Алексей Рязанов. На виду у наших войск, подтягивавшихся к фронту и подвергавшихся налётам вражеской авиации, и местных жителей, которые со страхом взирали на армады вражеских самолётов, шедших на восток, советский истребитель устремился на врага. «Хеншель-126» загорелся от меткой очереди И-16, прочертил в небе чёрную дымовую полосу и с грохотом упал на землю.

Тогда Алексей, 20-летний молодой человек, и подумать не мог, что этой победой над противником он начал длинный и славный фронтовой путь, который сделает его одним из самых известных лётчиков советской военной авиации.

Алексей до войны ничем особенным не выделялся среди с моих сверстников. Так же, как и многие из них, он учился в школе, овладевая теми или иными науками. С волнением следил за неравными боями республиканцев Испании, радовался нашими победами на Хасане, Халкин-Голе и Карельском перешейке. С интересом смотрел фильмы «Чапаев», «Мы из Кронштадта», «Истребители», читал в газетах о героических перелётах Валерия Чкалова и Полины Осипенко, по-хорошему завидовал тем, кто воздвигал Комсомольск-на-Амуре, Магнитку, Днепрогэс, и сам строил метрополитен в столице. И всё время мечтал об авиации. Эта мечта сбылась. Весной 1941 года с сержантскими треугольниками на петлицах он покинул стены авиашколы и стал лётчиком-истребителем.

Спустя несколько дней после начала войны в районе города Луцка смелая атака Рязанова увенчалась второй победой: теперь врезался в землю сбитый им тяжёлый бомбардировщик «Хейнкель-111».

Внешне флегматичный и немногословный, он преображался, поднимая свой истребитель в небо. Его пилотаж был резким и чистым, атаки предельно настойчивы, быстры и дерзки. Всю войну, от рядового лётчика до заместителя командира полка, Рязанов прошёл в составе 4-го ИАП, бойцы которого сбили в воздушных боях 467 неприятельских самолётов. Полк отличался сильным лётным составом. И хотя ещё перед Сталинградской битвой из его бойцов в 9-й ГвИАП были переведены такие выдающиеся впоследствии асы, как Лавриненков и Амет-Хан Султан, 8 лётчикам полка суждено было удостоиться звания Героя, 2-м из них это звание присвоят дважды.

За первые 3 месяца войны, сражаясь в составе Юго-Западного фронта, Рязанов сбил 4 самолёта противника. И с каждым боем, с каждой победой росло его мастерство, вырабатывался индивидуальный почерк. В тяжелейших сражениях, ценой огромного напряжения ума, воли и сил постигал он сложную науку побеждать, до автоматизма отрабатывал приёмы и способы подхода к противнику, выбора дистанции наиболее точного огня, совершения маневров, вводящих противника в заблуждение, и многое другое, что приобретается лишь опытом и что нужно для победоносной борьбы с умелым, изощрённым и хорошо вооружённым неприятелем.

На становление боевого мастерства лётчиков 4-го ИАП первостепенное влияние оказал личный пример комэска А. Карманова: его большой, в том числе испытательный, опыт, его несомненный лётный талант, его самоотверженное умение воздушного бойца (за 2 первых дня войны А. Карманов уничтожил 5 неприятельских самолётов и посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза) и сама его героическая гибель.

riazanov3Вылеты на прикрытие наземных войск, патрулирование, разведку, для сопровождения бомбардировщиков и штурмовиков, на перехват воздушного противника и штурмовку его войск, блокирование вражеских аэродромов и свободную охоту... За каждым из этих понятий кроются огненные очереди авиационных пулемётов и скорострельных пушек, грохот разрывов зенитных снарядов, сложное маневрирование, когда в считанные секунды надо сообразить, что следует сделать в следующий момент, чтобы упредить удар противника или вывести машину из непредвиденного штопора... И горечь при виде сраженного врагом и падающего с дымным шлейфом самолёта товарища, с которым только час назад шутил и вместе думал о будущем... И чёрная карусель «Юнкерсов», бомбящих передний край нашей пехоты, к которым надо во что бы то ни стало прорваться, хотя наперерез тебе, ведя плотный огонь, мчится вражеский истребитель.

На земле, если в твоём пулемёте кончилась лента или опустел диск, ты нагнёшься к нише для боеприпасов и достанешь оттуда новые; если их не окажется там, то их принесут через несколько минут. В воздухе, если ты израсходовал снаряды, боезапас не пополнишь. К тебе стремительно приближается враг. От него тянутся трассы снарядов или крупнокалиберных пуль. Они проходят над головой, защищённой хрупким плексигласом. Ты понимаешь: ещё миг — и снаряды могут смертельно поразить тебя или твою машину. И ничем не можешь ответить врагу. В твоём распоряжении только маневр, который поможет выйти из боя, уйти в сторону, укрыться в облаках без твёрдой уверенности в том, что враг отстанет от тебя, а не бросится вдогонку, чтобы безнаказанно расстрелять твой самолёт.

Рязанов, учитывая такую возможность, расчётливо тратил боеприпасы, экономил их, старался стрелять наверняка, чтобы всегда осталось что-то на непредвиденный случай, чтобы всегда чувствовать себя вооружённым бойцом. И это, наряду с его выучкой, знанием тактики воздушного боя, собранностью, острой реакцией, было также одно из важнейших качеств его как лётчика-истребителя.

...К Ноябрю 1941 года, потеряв в боях 40 «МиГов» и 13 лётчиков, полк был направлен на доукомплектование в тыл. Получив самолёты английского производства Хаукер «Харрикейн», 4-й ИАП продолжил боевую работу в составе ПВО Ярославско-Рыбинского узла.

Вскоре Капитан А. Рязанов был назначен командиром эскадрильи. Свои знания и навыки, приобретённые в схватках с противником, он щедро отдавал подчинённым, учил их боевому мастерству. Алексей ставил перед собой задачу подготовить эскадрилью так, чтобы каждый её лётчик превосходил врага своим искусством и волевыми качествами. С этой целью он разбирал и анализировал их промахи и недостатки, допущенные в схватках с воздушным противником.

Как-то в одном из напряжённых боёв Рязанов заметил, что один из его ведомых, недавно прибывший в эскадрилью, увлёкся преследованием противника, оторвался от товарищей и попал в трудное положение. Алексей несколько раз пытался вызвать лётчика по радио, чтобы вернуть его в строй, но безуспешно. Видимо, лётчик просто не обращал внимания на его вызовы. К счастью, на этот раз всё обошлось благополучно, и молодой истребитель вернулся на свой аэродром.

После боя Рязанов задумался: «Как же так? У нас есть радиосвязь, а многие ею не пользуются. В сложном бою, когда практически почти невозможно уследить друг за другом, только и может выручить радио. А на него не обращают внимания. Будто его и нет. Зачем же тогда его устанавливали на самолёте?   Чтобы он был дороже? Нет, дальше так не пойдёт».

И он добился того, что все лётчики стали пользоваться радио. В этом ещё раз проявлялся его характер, его умение достичь поставленной перед собой цели. В эскадрилье повысилась дисциплина во время полётов, лётчики быстро и правильно выполняли распоряжения командира.

С Июля 1942 года лётчики полка сражались на Брянском фронте. Будучи комэском, Рязанов показывает мастерство управления группой в бою. В каждом из 3-х своих первых вылетов на новом направлении он сбивал по «Юнкерсу».

12 Июля 1942 года 8 истребителей под командованием Рязанова находились в районе Землянска. Они прикрывали действия наших стрелковых и танковых частей и соединений, наносивших удары по флангу вражеских войск, рвавшихся к Воронежу. Около полудня с юга-запада появились 24 бомбардировщика Ju-87, охраняемые 8 Ме-109. Советские истребители устремились навстречу противнику и атаковали его. В коротком, но горячем бою наши лётчики сбили 7 вражеских машин, немцы были вынуждены сбросить бомбы бесприцельно и поспешно ретироваться. Рязанов на этот раз сбил бомбардировщик.

Через несколько дней, вылетев на боевое задание по прикрытию действий группы штурмовиков, 6 истребителей, ведомых Рязановым, были атакованы 8 «Мессерами». Взаимодействуя с штурмовиками, группа Рязанова умело отразила все атаки противника, сбив в этом бою 2 вражеских самолёта и не допустив своих потерь. Один из самолётов вновь был сбит Рязановым.

Чаще других ведомым с ним летал Иван Степаненко — будущий дважды Герой, в паре с Рязановым одержавший свою первую победу. Однажды, в Ноябре 1942 года, они провели с ним сверхрезультативный бой: завязав схватку с четвёркой Ме-109, сбили всех противников.

Положение на фронте между тем всё больше осложнялось. Крупная группировка немецких войск в нескольких местах форсировала Дон и устремилась к Сталинграду и на Кавказ. С воздуха её действия прикрывали большие силы авиации. Советское командование старалось ослабить ударные формирования врага, сдержать их на дальних подступах к Волге. С этой целью сюда также выдвигались сухопутные и воздушные силы. Был переброшен в этот район и полк, в котором воевал Рязанов.

К тому времени на вооружение начали поступать новые самолёты, не уступавшие по своим тактико-техническим характеристикам вражеским. Это были прославившиеся впоследствии «Яки» и «Лавочкины». К сожалению, было их у нас ещё маловато, и совершить коренной перелом в воздушной обстановке они пока ещё не могли. Но немцы сразу почувствовали силу новых советских самолётов.

Бои в небе над степью между Доном и Волгой носили особенно ожесточённый характер. Наши авиаторы делали всё, чтобы облегчить положение советских наземных войск.

Когда ужесточились бои на Сталинградском направлении, сильнейшие лётчики полка были включены в состав группы специального назначения, вооружённой новенькими Як-7Б. Группа просуществовала недолго и была примечательна тем, что явилась первым подразделением ВВС РККА, работавшим в режиме «свободной охоты».

21 Августа 1942 года 6 истребителей, ведомых Рязановым, прикрывали своих штурмовиков. При подходе к цели на группу из облаков обрушились 8 «Мессеров». Лётчики Рязанова бросились навстречу врагам, сбили 2 самолёта, остальных обратили в бегство. Одна вражеская машина была сбита Рязановым. Наши штурмовики потерь не имели.

riazanov2В начале Сентября Рязанову пришлось схватиться с итальянскими истребителями «Макки-200». Эти самолёты несколько отличались от уже хорошо знакомых лётчику немецких. Могли быть любые неожиданности. Однако и этого врага сумел одолеть искусный лётчик, и к списку сбитых им самолётов немецких марок прибавился истребитель союзника фашистской Германии.

На первых порах воздушные бои в районе Сталинграда шли с переменным успехом. Но по мере того как крепло сопротивление наших наземных войск, становились всё ощутимее для врага и действия советской авиации. При проведении гигантской наступательной операции по окружению фашистских войск в районе Сталинграда наши авиаторы уже имели преимущество перед противником. Срыв попыток врага организовать снабжение окружённой группировки по воздуху во многом способствовал успешному разгрому немецких войск в районе города и на внешнем фронте.

В период сражений под Сталинградом и на Северном Кавказе господству немецкой авиации в воздухе был нанесён серьёзный удар. Но враг ещё был очень силен. И решающие бои за безраздельное господство в воздухе разгорелись лишь весной 1943 года в небе Кубани.

Советские авиаторы с честью вышли из сурового испытания. Здесь они уничтожили многих немецких асов, сотни самолётов. В небе Кубани было убедительно доказано, что наши лётчики своим боевым искусством превзошли вражеских, а советские авиаконструкторы, инженеры и рабочие промышленности создали лучшие, чем у врагов, боевые самолёты.

В боях над Кубанью прославились многие советские лётчики, в том числе Алексей Рязанов. Вдумчивый, творчески мыслящий командир, он широко использовал новые приёмы и способы ведения воздушного боя. Одним из первых Рязанов по достоинству оценил знаменитую «этажерку», при которой противник не мог применить излюбленный им приём нападения сверху, быстро внедрил этот способ боя в практику своей эскадрильи. Здесь оттачивалась и совершенствовалась техника поиска, сближения с противником, атаки, выхода из боя, преследования.

В дни ожесточённых сражений в небе Кубани газета «Красная Звезда» поведала своим читателям о подвиге 6 лётчиков-истребителей: Майоров Алексея Рязанова и Ильи Шмелёва, Капитанов Бориса Бугарчева, Николая Логвиненко, Григория Олейника и Сергея Сафронова. Они сбили 74 вражеских самолёта.

Росли профессиональное мастерство и культура воздушного боя у советских лётчиков, росло и количество их побед над прагом. Уже не были единичными случаи, когда наши истребители, встречаясь с равным по числу машин врагом, одерживали над ним полную победу. Характерен в этом отношении бой, проведенный 28 Апреля 1943 года 4 нашими истребителями против 4 Ме-109, в районе станции Абинская. Умело использовав боевые возможности истребителя Як-1, наши лётчики поставили врагов в невыгодные для них условия, сбили 3 их самолета, а 4-й подбили, и он едва ушёл за линию фронта. В том бою 2 машины сбил лично Рязанов.

На следующий день он совершил 7 (!) боевых вылетов, сбил 3 неприятельские машины. В последнем вылете 6 наших истребителей, встретившись с группой самолётов противника, вступили в бой. В ходе схватки 4 вражеские машины были уничтожены. Рязанов сбил один из самолётов и, увлекшись преследованием другого подбитого «Месса», оказался неподалёку от вражеского аэродрома под Анапой. Разделавшись наконец с изощрённо защищавшимся противником, он заметил девятку взлетающих бомбардировщиков.

С набором высоты Рязанов ушёл в сторону солнца и, разогнав машину, вывел её из пикирования прямо под неприятельскими самолётами. Очередью по кабине, с «горки», в упор, он сбил крайний «Юнкерс». На выходе из атаки его «Як» был повреждён истребителями прикрытия. Маневрируя на предельно малой высоте, Рязанов, преследуемый несколькими Ме-109, ещё раз сумел поймать в прицел самолёт потерявшего бдительность немецкого лётчика и уничтожил его последними снарядами. Но и «Як» получил серьёзные повреждения. В один из моментов он вдруг перестал подчиняться лётчику и начал падать. Видя, что спасти машину невозможно, Рязанов выбросился с парашютом и опустился на нейтральную полосу. Немцы попытались захватить его, но советские пехотинцы открыли огонь и помогли Рязанову добраться до нашей траншеи. Потом он прибыл на аэродром, где его радостно встретили однополчане, уже обеспокоенные его судьбой.

Получив новую машину, Рязанов продолжал сражаться с врагом. Пришлось ему летать, охраняя свои войска, и над легендарной Малой землёй в районе Новороссийска. Глядя вниз, на истерзанный снарядами и бомбами крошечный плацдарм, захваченный отважными воинами 18-й армии, он не переставал восхищаться мужеством и стойкостью его защитников.

Рязанов навязывал свою волю самым искушённым фашистским лётчикам, не только применяя приёмы, перенятые от лучших советских истребителей, но и внося своё — рязановское — в вылеты при сопровождении штурмовиков. Лётчик умел быстро разгадать хитроумные замыслы противника, острым глазом обнаружить вражеских истребителей, которые ходили на малых высотах, чтобы в подходящий момент неожиданно атаковать штурмовиков снизу. Контрмеры Рязанова были просты и эффективны. Прикрывающая пара, действуя подобно свободным «охотникам», по его команде тоже спускалась пониже и внезапно атаковала врага, используя для скрытого сближения складки местности, лес, а то и русло реки.

Советского аса противник сразу узнавал по «почерку». Вот почему, как только он появлялся в небе с группой истребителей, немецкие радиостанции сразу предупреждали об этом своих пилотов.

...В канун лета 1943 года, передав свои видавшие виды «Яки» лётчикам из корпуса Савицкого, личный состав полка, где служил Рязанов, был направлен на короткий отдых. Под Рязанью лётчики получили новенькие Як-9Т с мощной 37-мм пушкой, названной впоследствии НС-37, которые по массе секундного залпа превосходили большинство современных им истребителей. На этой машине Рязанову довелось воевать на Курской дуге, затем в составе 2-го Прибалтийского фронта, участвовать в освобождении Белоруссии и Прибалтики, сбить лично 12 самолётов противника.

24 Августа 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Алексею Рязанову было присвоено звание Героя Советского Союза. Высокая награда венчала пройденный боевой путь отважного воздушного бойца, совершившего к тому времени 407 боевых вылетов, сбившего 19 вражеских самолётов лично и 16 — в составе группы.

Доблесть, мастерство, мужество и, как следствие, воинская удача были его неизменными спутниками во всех воздушных битвах. Характерным для него поступком было и то, что Рязанов уклонился от перевода в «полк асов» — 9-й ГвИАП и до конца войны оставался патриотом своего «родного» не Гвардейского полка. Впереди было ещё много суровых испытаний, и победный счёт Героя продолжал расти.

...26 Января 1945 года в воздушном бою южнее города Салдус, в Прибалтике, заместитель командира полка Майор Рязанов провёл свой 97-й бой. В тот день 13 наших истребителей барражировали над полем боя, обеспечивая боевые действия бомбардировщиков и штурмовиков. Они встретились с 20 немецкими FW-190. В ходе боя наши лётчики сбили 10 самолётов врага, а сами не потеряли ни одного. Рязанов лично сбил один самолёт врага 31-й с начала войны, но и сам был ранен осколком зенитного снаряда. Теряя сознание, лётчик ценой огромных усилий привёл свой истребитель на родной аэродром и посадил её.

Победа была уже близка, но ранение оказалось тяжёлым. И хотя Рязанов не мог в те дни подниматься в воздух, он шёл навстречу ей вместе со своей частью, в которой вырос от рядового лётчика до заместителя командира полка. За беспримерный героизм и мужество в боях с врагами Алексей Рязанов был вторично представлен к званию Героя Советского Союза. Командир соединения, характеризуя его, написал на этом представлении: «Лучший лётчик соединения, бесстрашный воздушный боец...»

18 Августа 1945 года заместитель командира 4-го истребительного авиационного полка Майор А. К. Рязанов за 31 лично и 16 в группе сбитых самолётов противника был награждён второй медалью «Золотая Звезда». Грудь его, кроме того, украшали 10 боевых орденов и много медалей.

Справедливости ради следует отметить что в некоторых источниках, в том числе двухтомнике «Люди бессмертного подвига» (о дважды Героях Советского Союза), указывается на 32 личные победы Алексея Рязанова. Поэтому позволю себе привести отрывок из статьи «Весёлая охота на Востоке Европы», опубликованной в журнале «Авиация и Космонавтика» № 1 за 1999 год:

«16 Февраля 1945 года на свой аэродром в районе Либавы не вернулся 4-й по результативности ас Люфтваффе командир 2-го штаффеля оберлейтенант Отто Киттель  (267 побед). В этот день восьмёрка Як-9, возглавляемая комэском 4-го ИАП дважды Героем Советского Союза Майором И. Степаненко, вылетела для „расчистки воздуха“ перед налётом группы Ил-2 из 225-й ШАД, которые должны были нанести удар по немецким и латвийским частям в районе Тукумс — Либава. Наша группа состояла из ударного звена и звена прикрытия, эшелонированных по высоте. Над целью ударное звено во главе с Героем Советского Союза Майором А. Рязановым, завязало бой с четвёркой FW-190. Одновременно звено Майора Степаненко было атаковано 2-мя группами немецких истребителей, появившихся со стороны Балтийского моря.

Однако лишь одному FW-190 удалось прорваться к штурмовикам. Встреченный дружным огнём бортовых стрелков, немец шарахнулся в сторону, был расстрелян Майором А. Рязановым и, заваливаясь на правое крыло, врезался в землю. Вскоре был сбит ещё один „Фокке-Вульф“. Потеряв 2 истребителя, противник прекратил атаки... Вместе с Киттелем в этом бою погиб унтерофицер Альбрехт Лихт...»

Несколько иначе описан этот эпизод в книге Г. А. Чечельницкого — «Лётчики на войне»:riazanov1

«28 Января 1945 года на Салдусском направлении противник сосредоточил крупные силы. При поддержке танков и самоходных орудий его пехота атаковала наши войска на узком участке фронта. В это время резко повысилась и активность вражеской авиации. Она пыталась противодействовать нашим штурмовикам и сковать истребителей, прикрывающих поле боя. В воздухе одновременно находились несколько десятков самолётов. Майор Рязанов был атакован „Фокке — Вульфами“ и подбит одним из них, зашедшим в хвост истребителя. На выручку пошёл Подполковник А. Марков. Он уничтожил противника и, прикрывая Рязанова, сопровождал его до места вынужденной посадки».

А прославленный немецкий ас Отто Киттель, согласно другим источникам, был сбит огнём стрелка с атакованного им «Ила»...

После окончания войны Алексей Константинович продолжал служить в ВВС и более 20 лет передавал свой богатый опыт и знания молодым лётчикам. Окончив в 1950 году Военную академии имени М. В. Фрунзе, Полковник А. К. Рязанов командовал авиационной дивизией. В 1958 году он окончил Военную академию Генерального штаба. С 1962 года — в центральном аппарате войск ПВО страны. Летал до 1968 года. Лишь в 1975 году прославленный герой Великой Отечественной войны по состоянию здоровья уволился в запас. Но и тогда он часто встречался с солдатами, школьниками, рабочими и колхозниками, рассказывал им о славном пути Советских Вооружённых Сил, о мужестве и отваге наших лётчиков, внесших огромный вклад в дело победы над врагом.