Су-25СМ Штурмовик

apsu25sm10bm4Авиационно-ремонтный завод №121 в Кубинке определен в качестве головного по модернизации штурмовиков Су-25 из строевых частей в вариант Су-25СМ. В 1999 году 2 штурмовика Су-25 должны быть модернизированы в Су-25СМ на опытном производстве АО «ОКБ Сухого». Необходимость модернизации Су-25 обусловлена требованиями повышения боевых возможностей за счет применения бортовой РЛС и расширения состава вооружения. Такая модификация разработана на АО «ОКБ Сухого» - Су-25СМ.

ВВС Росии оформили заказ на выполнение работ по модернизации и выделили необходимые ассигнования. Главком ВВС Корнуков обязал провести ОКР в течение 2-х лет с выделением необходимого финансирования. Решение о модернизации Су-25 касается не только российских предприятий — к реализации этой российской программы планируется привлечь предприятия Украины и Белоруссии. Российские специалисты будут проводить обучение рабочих и специалистов. Стоимость проведения модернизации составляет примерно $2,5-3,0 млн. за самолет. Стоимость продажи «излишков военного имущества» в виде штурмовиков Су-25 практически с «нулевым» налетом составляет $3,5-5,0 млн.

В 1999 году концерн «Штурмовики Сухого» планировал подготовить 2 самолета Су-25 — один Су-25СМ (боевой) и один Су-25УБМ (учебно-боевой, модернизированный). В качестве первого шага считалось необходимым выполнение модернизации двухместного самолета в Су-25УБМ. Такое мнение обусловлено необходимостью увеличения экипажа до 2-х человек для оптимизации решения задач самолетовождения и применения вооружения, в том числе высокоточного. Кроме того, модернизировав первой двухместную машину, можно было ускорить подготовку летчиков для Су-25СМ.

RBT.ru

При модернизации штурмовиков было решено сохранить силовую установку — два ТРД Р-95Ш тягой по 4100 кг, доказавшую высокую надежность и живучесть. Кроме того, двигатель имеет большие резервы по повышению его ресурса. Масса пустого самолета после модернизации не изменится. Модернизированные машины должны были иметь комплекс бортового оборудования «Пантера» с высокопроизводительной БЦВМ, радиолокационный прицельный комплекс РЛПК-25СМ на базе РЛС «Копье» и комплекс средств РЭБ. Установка комплекса «Пантера» обеспечивает повышение точности навигации, максимальную автоматизацию поиска, распознавания и поражения цели, применения управляемого оружия высокой точности с лазерными и телевизионными ГСН и др. Бортовая РЛС способна картографировать подстилающую поверхность. Она служит для обнаружения и целеуказания в режимах «воздух-воздух», «воздух-поверхность» и «воздух-море», «воздух-РЛС».

su-25smСу-25СМ отличается от Су-25ТМ наличием бортовой РЛС не в подвесном контейнере, а встроенной, в носовой части фюзеляжа. Комплекс средств РЭБ позволяет осуществлять радиотехническую разведку, предупреждать летчика о степени угрозы, производить прицеливание УР с ПРГС по излучающим РЛС противника, создавать уводящие, шумовые, мерцающие и перенацеливающие радиопомехи, управлять работой устройства выброса ложных тепловых целей. Для снижения нагрузки на летчика в кабине самолета создано современное информационно-управляющее поле с цветными многофункциональными индикаторами и индикатором на лобовом стекле. Изменена компоновка приборной доски самолета и пульты управления самолетом, установлена новая система индикации и управления САУ-25.

Боевые возможности самолета расширены за счет использования прицельно-навигационного комплекса ПрНК-25СМ «Барс». В его состав входят системы обработки и отображения информации, спутниковой и ближней навигации, станция радиотехнической разведки, самолетный ответчик, автоматический радиокомпас, цифро-аналоговая система управлением оружием, бортовая система сбора, обработки и регистрации полетной информации «Карат-Б-25» и ряд других систем.

Встроенная система контроля бортового оборудования позволяет значительно снизить трудозатраты при подготовке самолета к повторному вылету. Благодаря этому время на техобслуживание нового штурмовика сократилось на 25-30% по сравнению с базовой моделью.

Кабина штурмовика оснащена многофункциональным цветным дисплеем, на который выводится цифровая карта местности и маршрут полета.

Точность навигации и боевого применения неуправляемого авиационного вооружения возросла в два-три раза, а в бомбардировочном применении достигла уровня точности управляемых средств поражения. Благодаря использованию современной инерциально-навигационной системы достигнута точность определения координат порядка 15 м со спутниковой коррекцией и 200 м — без нее.

Сотмаркет

При проведении летных испытаний неоднократно доработывалось программное обеспечение. Впервые на самолетах фронтовой авиации применен переменный темп стрельбы из пушечной установки, что значительно увеличивает возможности по количеству атак на цель.

Реализованы новые режимы боевого применения, которые позволяют использовать управляемые ракеты «воздух — поверхность» с горизонтального полета за счет использования точного программно-корректируемого сопровождения цели. Су-25СМ способен поразить две цели в одной атаке, а использование навигационного бомбометания ночью и в сложных метеоусловиях является для него, в отличие от «обычного» Су-25, стандартной боевой задачей.

su-25sm-2В результате модернизации ВВС получили самолет поколения 4+, который может решать больше задач, чем решал Су-25 и со значительно большей результативностью. Заметно возросла точность применения неуправляемых ракет С-8, С-13, С-24 и С-25, обеспечена возможность использования управляемых ракет Р-73Э, Х-29Л, Х-25МС (МЛ).

Особенностью самолета является его вооружение УР класса «воздух-воздух» не только малой, но и средней дальности. Самолет сможет нести УР Р-27Р(Э), РВВ-АЕ (Р-77) и Р-73.

Конструктивно должна быть доработана носовая часть фюзеляжа под установку бортовой РЛС при полностью сохраненной системе пассивной безопасности. Модификация позволит снизить трудозатраты на обслуживание самолетов Су-25СМ на 25-30% (по сравнению с Су-25).

После модернизации самолетов, прослуживших 17-18 лет, срок их эксплуатации продлевается еще на 30 лет.

Испытания Су-25СМ завершились в 2000 г. В 2006—2007 годах на вооружение российских ВВС поступило 12 таких машин, прошедших модернизацию на Авиационном ремонтном заводе (АРЗ) № 121. В 2008 году была намечена передача в войска еще восьми самолетов.

Су-25ТМ Противотанковый штумовик

037974В середине 1950-х прекратили разработку бронированного реактивного штурмовика Ил-40 и сняли с вооружения его поршневых предшественников, составлявших 30% самолетного парка советских ВВС в годы Великой Отечественной войны. В эпоху всеобщего увлечения заоблачными высотами и сверхзвуковыми скоростями дозвуковой бронированный штурмовик с обычным вооружением, с точки зрения стратегов ракетно-ядерной войны, выглядел анахронизмом.

Локальные войны 1960-х выявили ошибочность взглядов на применение фронтовой авиации для поддержки боевых действий сухопутных войск только ядерным оружием, а также необходимость существенного повышения боевой живучести и боевой эффективности тактических самолетов в условиях интенсивного огневого противодействия ПВО противника. Частично задачу решили путем доработок и вооружения тактическими управляемыми ракетами класса «воздух-поверхность» существующего парка самолетов.

Однако кардинально решить эту проблему мог специализированный самолет-штурмовик. К созданию такой машины в 1968-м в инициативном порядке приступило ОКБ П.О.Сухого. Предшествующий опыт ОКБ по разработке истребителей-бомбардировщиков семейства Су-7Б и Су-17 позволял оценить достоинства и недостатки самолетов этого класса и четко сформировать концепцию перспективного штурмовика для эффективной авиационной поддержки сухопутных войск.

В основу концепции будущего Су-25 легло существенное повышение боевой живучести самолета, применение разнообразного вооружения, позволяющего в простых метеоусловиях эффективно поражать все виды боевой техники и живую силу противника, а также технологичность в производстве и эксплуатации с учетом использования машины летчиками средней квалификации.

Разработчики Су-25 стремились максимально использовать оружие и комплектующие, находившиеся на вооружении или разрабатывавшиеся для фронтовой авиации по другим программам. По мере создания машины конкретизировался круг задач, решаемых штурмовиком в условиях современной войны.

В середине 1970-х на вооружение отечественных ВВС поступили вертолетные противотанковые ракетные комплексы. Учитывая важность танков в ударной мощи сухопутных войск, ОКБ П.О.Сухого приступило к созданию на базе Су-25 авиационного противотанкового комплекса с использованием управляемого оружия.

Применение Су-25 в афганской войне не только подтвердило правильность выбранной концепции штурмовика, но и ускорило проектирование его круглосуточного варианта Су-25Т с противотанковым ракетным оружием.

Связной

Сложность пилотирования самолета в любых метеоусловиях, днем и ночью на малых высотах и при этом необходимость прямого попадания ПТУР в малоразмерные подвижные бронированные цели повлияли на выбор двухместной компоновки Су-25Т: летчик и оператор, как у боевых вертолетов, оснащенных ПТРК с радиокомандной системой наведения. За основу приняли компоновку находившейся в разработке «спарки» Су-25УБ.

В планер и самолетные системы внесли существенные изменения, отвечавшие возросшим требованиям к живучести и эксплуатационной технологичности. Такой подход к разработке Су-25Т обеспечил конструктивную преемственность с Су-25УБ 85-90%.

При выборе противотанкового оружия предпочтение отдали ПТРК «Вихрь» с дальностью пуска, учитывающей возросшие возможности ПВО сухопутных войск вероятного противника и с лазерно-лучевой системой наведения. Самолет стал одноместным, а заднюю кабину использовали для размещения нового оборудования и дополнительного запаса топлива.

Круглосуточность и автоматизациябоевого применения, расширенный состав управляемого высокоточного вооружения, бортовые средства разведки, целеуказания и радиоэлектронной борьбы — именно эти направления стали приоритетными для ОКБ Сухого в наращивании боевых возможностей штурмовика.

Проектирование Су-25Т закончили в 1982-м и в следующем году ОКБ начало постройку его первого прототипа, используя незавершенный первый летный экземпляр Су-25УБ.

022454В июне 1984-го прототип Су-25Т (Т-8М) перевезли на летно-испытательную станцию в Жуковский, где 17 августа летчик-испытатель ОКБ А.Н.Исаков впервые поднял его в воздух. В 1985-м и 1986-м годах к испытаниям подключили второй и третий прототипы. Из-за трудностей с отработкой прицельно-пилотажного комплекса с дневной оптико-электронной прицельной системой (ОЭПС) «Шквал» и ПТРК «Вихрь» заводские испытания затянулись и их пришлось совмещать с первым этапом госиспытаний, завершившемся в конце 1990-го.

Штурмовиком Су-25Т планировали постепенно заменить в производстве Су-25 на Тбилисском авиационном производственном объединении им. Г.Димитрова, куда передали конструкторскую документацию.

Первый серийный Су-25Т облетал в июле 1990-го заводской летчик-испытатель Коростиев. До лета 1991-го в Тбилиси изготовили установочную партию модернизированных штурмовиков, большая часть которых предназначалась для продолжения испытаний.

Впервые публично самолет продемонстрировали в ноябре 1991-го на международной выставке в Дубай, под обозначением Су-25ТК (противотанковый, коммерческий). Одно время эта модификация называлась Су-34 «Strike Shield».

Для эффективной работы в условиях рыночной экономики в ноябре 1992-го в ОКБ им.П.О.Сухого организовали Научно-производственный концерн «Штурмовики Сухого» во главе с главным конструктором самолета В.П.Бабаком. В состав концерна вошли 47 предприятий, связанных с разработкой, производством и реализацией штурмовика Су-25. Производство Су-25Т и его усовершенствованных вариантов организовали на авиационном заводе в Улан-Удэ, производившем до этого Су-25УБ.

В 1993-м успешно завершились госиспытания Су-25Т, принятого на вооружение российских ВВС. В последующие годы концерн откорректировал первоначальную концепцию круглосуточного штурмовика с высокоточным оружием. Это было связано с выходом на международный рынок, где в мирное время узкоспециализированный боевой самолет, каким является Су-25Т, по карману только мощным ВВС, когда экономически оправдана эксплуатация многочисленного и разнотипного самолетного парка. При ограниченном финансировании и стабильной региональной политической обстановке предпочтение отдается модернизации имеющейся в наличии военной техники.

С учетом этих обстоятельств в 1995-м модернизировали штурмовик в вариант Су-25ТМ, расширив его функциональные возможности. Его экспортный вариант известен как Су-39.

При модификации самолет оснастили современным многофункциональным радиолокационным прицельным комплексом (РЛПК) «Копье-25» трехсантиметрового диапазона и усовершенствованной ОЭПС «Шквал-М». Расширение диапазона боевого использования Су-25ТМ позволило говорить о нем как о многофункциональном всепогодном тактическом самолете.

Используя имеющийся производственный задел по «спарке», в Улан-Удэ изготовили четыре опытных Су-25ТМ — вот когда пришлась ко двору, при нынешней экономической ситуации, высокая степень унификации самолетов. Первую из них представили в августе 1995-го на МАКС-95 в Жуковском с макетом РЛПК «Копье-25».

Четыре года спустя на второй машине состыковали ракетное вооружение и бортовую систему управления оружием, приступив к летным испытания РЛПК «Копье-25».

В августе 1997-го к нему присоединился третий прототип. К настоящему времени Су-25ТМ проходит заключительный этап госиспытаний и готовится к принятию на вооружение.

Связной

Пилот Су-25ТМ размещается в цельносварной кабине из авиационной титановой брони АБВТ-20, но общая ее масса, по сравнению с предшественником, уменьшена на 153 кг или на 25%. Одновременно практически на столько же, возросла масса пенополиуретана и быстро-набухающего наружного протектора топливных баков увеличенной емкости. Заполнение смежных с топливными баками отсеков эластичными пористыми материалами препятствует импульсному выплескиванию топлива через пробоины от снарядов и их осколков, предотвращая пожар. Зазоры между топливными баками и каналами воздухозаборников практически исключают возникновение пожара от попадания топлива на вход в двигатель. Усилены также конструкция центральной части фюзеляжа, магистрали топливной системы и тяги системы управления.

Для снижения заметности над полем боя в оптическом диапазоне самолет имеет специальную окраску, а радиопоглощающее покрытие уменьшает ЭПР при облучении РЛС.

Защита самолета, когда пилот не в состоянии обнаружить пуск ракете ТГСН, осуществляется установленной у основания киля станцией оптико-электронных помех «Сухогруз». Цезиевая лампа мощностью 6000 вт создает амплитудно-модулированные помехи ракетам, уводя их в сторону. Не забыто и традиционное средство — программный отстрел ложных тепловых целей. В устройстве выброса УВ-26 -192 помеховых патрона.

002-Su-39-Lipetsk -2006Снижению заметности Су-25ТМ способствует установка бесфорсажного ТРД с нерегулируемым соплом Р-195 и уменьшенной в несколько раз ИК-сигнатурой сопла. Это достигнуто за счет увеличенного центрального тела и профилирования жаровой трубы, исключающей прямую видимость лопаток турбины, а также снижением температуры выхлопных газов подводимым атмосферным воздухом.

Важный компонент в повышении боевой живучести всех самолетов — применение средств РЭБ, повышающих вероятность преодоления ПВО противника. Основа информационной системы комплекса РЭБ «Иртыш» самолета Су-25ТМ — станция радиотехнической разведки (СРТР), способная пеленговать все существующие РЛС обнаружения и управления огнем. При подготовке к вылету возможно программирование поиска РЛС с установлением их приоритета. Информация об облучении самолета выводится на индикатор в кабине пилота, с указанием направления на его источник.

Располагая информацией СРТР, летчик, в зависимости от боевой задачи может обойти зону поражения ЗРК, нанести удар по РЛС ракетами, поставить активные радиотехнические помехи станцией «Гордения», или произвести программный отстрел ложных целей для уклонения от УР с радиолокационными головками самонаведения.

Два малогабаритных контейнера со станцией «Гордения», установленные на внешних подкрыльевых точках подвески, создают уводящие, шумовые, мерцающие и перенацеливаемые на подстилающую поверхность помехи.

В гермокабине летчика автоматически поддерживается на большой высоте избыточное давление 0,25 кг/см. Это позволяет улучшить условия его работы и поднять высоту полета до 10 км для увеличения перегоночной дальности, боевого радиуса действия и дальности обнаружения радиоконтрастных целей.

Для выхода в заданный район, обнаружения и классификации цели летчику поможет обновленный состав бортового оборудования. В навигационный комплекс самолета включена радиотехническая система дальней навигации (РСДН), работающая как с наземной отечественной станцией «Чайка», так и международной «Лоран-С». При этом, точность определения координат самолета с использованием РСДН повышается до 100 м. Возможен также автономный полет с использованием инерциальной системы навигации с оптической и радиолокационной коррекцией. Оснащение самолета блоком А-735 аппаратуры спутниковой навигации позволяет работать с системами «Ураган», NAVSTAR или GLONASS и уменьшить погрешности определения координат до 15 м вне зависимости от дальности полета.

Для снижения психофизических нагрузок на летчика процесс выполнения боевой задачи самолетом Су-25ТМ максимально автоматизирован. Установленная на нем система автоматического управления САУ-8 обеспечивает в любых метеоусловиях, днем и ночью высокоточное автоматическое и директорное управление при наведении на цель в полете по запрограммированному маршруту, выход в заданный район, повторный заход на цель, возврат и заход на посадку На заданный аэродром.

Для круглосуточного применения оружия на самолете установлен прицельный комплекс И-251, обеспечивающий распознавание, автоматическое сопровождение малоразмерных и движущихся целей, выдачу целеуказания (ЦУ) и автоматическое наведение УР, а также управление стрельбой НАРами и из пушек.

В удлиненной и расширенной носовой части фюзеляжа размещена ОЭПС «Шквал-М», изображение с которой поступает на телевизионный индикатор. При подлете к цели, на расстоянии 10-12 км ОЭПС начинает работу в режиме сканирования. В зависимости от высоты полета «Шквал» просматривает полосу местности шириной от 500 м до 2 км. Наблюдая результаты ракетного пуска и стрельбы пушечной установки на телеэкране, летчик, при необходимости, может в автоматическом режиме выполнить повторный заход и выход из атаки.

Система «Шквал-М» позволяет распознавать, например, отдельно стоящий дом на удалении до 15 км, а танк — до 8-10 км. Выбранная пилотом цель берется на автосопровождение с запоминанием образа телевизионным автоматом, входящим в состав ОЭПС. Система при любых пространственных маневрах удерживает цель на сопровождении, с одновременным точным определением дальности до нее. Это способствует прямому попаданию УР, а точность применения неуправляемого вооружения, включая свободно падающие авиабомбы, повышается в несколько раз.

ОЭПС позволяет обнаруживать цели, подсвеченные наземными авианаводчиками и атаковать их в автоматическом режиме. Это особенно важно на линии боевого соприкосновения для исключения возможности нанесения удара по своим войскам.

Су-25ТМ для эффективного выполнения боевой задачи располагает внушительным арсеналом, включающим пушечное, бомбовое, неуправляемое и управляемое ракетное вооружение. В их числе — встроенная установка ВПУ-17А на ННПУ-8М с пушкой ГШ-2-30 калибра 30 мм и боекомплектом 200 патронов. Смещение установки под среднюю часть фюзеляжа и более жесткое ее крепление позволили снизить нагрузки при стрельбе на аппаратуру прицельного комплекса и уменьшение влияния пороховых газов при стрельбе на устойчивость работы двигателей.

Пушечное вооружение штурмовика можно усилить двумя съемными подвижными установками СППУ-687 с пушкой ГШ-1-30 калибра 30 мм с боекомплектом 150 патронов, подвешиваемыми под крылом.

Известно, что доля высокоточного оружия класса «воздух-поверхность» в общем количестве боеприпасов возросла с 2% во вьетнамской войне до 7% в операции «Буря в пустыне».

su25t-5Такое оружие стоит очень дорого. Согласно расчетам, стоимость выполнения боевой задачи по выводу из строя бетонированной ВПП на аэродроме тактической авиации с применением высокоточных авиабомб в 10-12 раз выше, чем в случае применения обычных средств поражения. Вдобавок, оно не является всепогодным. Главным образом, из-за этого во время боевых действий в Чечне до 13 марта 1995-го с самолетов только 35 раз применяли высокоточное оружие, или 2,3% от общего количества самолето-вылетов.

Сегодня ВВС России делают ставку на комбинированное применение неуправляемых и высокоточных авиационных средств поражения, используя высокоточные боеприпасы только по наиболее важным объектам противника.

В арсенале Су-25ТМ для этой цели имеются относительно недорогие и эффективные корректируемые авиабомбы (КАБ), предназначенных для поражения различных наземных и надводных целей.

В частности, КАБ-500Кр калибр 500 кг с проникающей боевой частью (БЧ) — с телевизионной и КАБ-500Л — с лазерной ГСН предназначены для поражения особо прочных стационарных Наземных целей: мостов, пунктов управления, фортификационных сооружений, а также ракетных пусковых установок на стартовой позиции, кораблей в порту.

Первая из них обеспечивает захват цели на дальности до 7 км в отличие от аналогичной американской бомбы AGM-62 Walleye, наводящейся только на оптически контрастные цели. После сброса с носителя бомба полностью автономна и наводится на цель с отклонением менее 3 м. БЧ КАБ-500Кр пробивает железобетонную преграду толщиной до 1,5 м и проникает в грунт средней плотности на глубину до 10 м. Эффективное боевое применение КАБ-500Кр не вызывает затруднений даже у молодых летчиков.

Высокоточное оружие с полуактивной лазерной системой наведения является наиболее распространенным и обеспечивает круглосуточное поражение целей с точностью до 4-6 м. При этом лазерная подсветка цели может производиться носителем оружия, специальным самолетом или наземной станцией. Кроме бомбы КАБ-500Л, Су-25ТМ может использовать УР Х-25МЛ с 90-кг фугасной БЧ , X-29Л с 320-кг проникающей БЧ и С-25Л с осколочно-фугасной БЧ массой 155 кг.

Не забыто и традиционное оружие штурмовой авиации: неуправляемые реактивные снаряды калибра от 57 до 266 мм; авиабомбы калибра до 500 кг в различных вариантах общим весом до 4 т, спецгрузы, зажигательные баки ЗБ-500ШМ и ЗБ-500ГД, а также разовые бомбовые кассеты РБК-250, РБК-500 и контейнеры малогабаритных грузов КМГУ (БКФ) с противотанковыми бомбами ПТАБ-М и ПТАБ-2.5КО.

Основным средством поражения малоразмерных и сильнобронированных целей является противотанковый комплекс «Вихрь» со сверхзвуковыми ПТУР -высокоточным оружием, способным поражать самые современные зарубежные танки с толщиной брони до 1000 мм на дальностях от 500 м до 10 км. При этом вероятность поражения такой цели одной ракетой — 0,8.

Для нанесения авиаударов ночью и при слабой освещенности в состав прицельного комплекса входит контейнерная низкоуровневая телевизионная прицельная системы «Меркурий». Она обнаруживает и распознает цели типа танк при свете Луны, в ее первой четверти — на дальности до 3 км. Этого достаточно для применения любого оружия. Крупная цель типа железнодорожный мост распознается в этих условиях на дальности до 6-8 км.

РЛПК «Копье-25» обеспечивает всепо-годность обнаружения и предварительное целеуказание в различных режимах, в том числе и картографирования, значительно расширяя круг боевых задач, решаемых Су-25ТМ. Для этого используется щелевая антенная решетка диаметром 500 мм.

«Копье-25» позволяет применять тактические противокорабельные ракеты: сверхзвуковую Х-31А с активной радиолокационной ГСН и дозвуковую Х-35 с комбинированной системой наведения (инерциальная + АРГСН ). Су-25ТМ может нести четыре таких ПКР. Звено штурмовиков представляет реальную угрозу тактической группе надводных кораблей и может атаковать эсминец типа «Спрюэнс» водоизмещением 7800 т, не входя в зону действия его огневых средств ПВО.

Связной

Не менее опасен Су-25ТМ и в воздушной схватке. «Копье-25» обнаруживает воздушные цели типа истребитель с ЭПР 5 кв.м на встречных курсах на расстоянии до 57 км, на догонных — на 25 км, сопровождает одновременно до 10 и обстреливает до двух целей. Всеракурсные ракеты «воздух-воздух» РВВ-АЕ с комбинированной системой наведения позволяют на равных вести воздушный бой на средних дистанциях с истребителями, вооруженными ракетами «Сперроу» и «AMRA-AM».

И в ближнем воздушном бою штурмовик не «подарок» для противника.

1334171УР Р-73 считаются лучшими в мире, а станция оптико-электронного подавления «Сухогруз» является эффективным средством противодействия таким распространенным УР как «Сайдуиндер». Для поражения Су-25ТМ огнем 20-мм авиационной пушки «Вулкан» требуется не менее тридцати попаданий — это нелегкая задача, особенно на малых высотах, где радиус и время виража у него меньше чем у существующих иностранных истребителей.

Концерн «Штурмовики Сухого» активно действует на международном рынке, предлагая нетрадиционные методы военно-технического сотрудничества. В 1996-м Польше, планирующей обновление своего самолетного парка, официально предложили для этих целей поставить 100 Су-39 в обмен на продовольствие. Это взаимовыгодная сделка. Аналогичные предложения были сделаны Чехии и Венгрии.

Обретя качества многоцелевого самолета, Су-25ТМ сохранил за собой репутацию высокоэффективного штурмовика. Завод в Улан-Удэ получил в1998-м госзаказ на производство и поставку нескольких серийных Су-25ТМ в строевые части ВВС России. Это является подтверждением того, что и в наши нелегкие годы штурмовики нужны стране как воздух, как хлеб.

Су-25УБ Учебно-боевой штурмовик

r_su-25ub_01Вопрос о создании на базе одноместного армейского штурмовика его учебно-боевого варианта возник в середине 70-х годов, а в 1977 году был разработан эскизный проект этого самолета.

Постройка в ОКБ первого летного экземпляра путем доработки планера серийного штурмовика Т-8 началась в 1981 году, но по различным причинам сильно затянулась и в результате в 1983 году была вовсе приостановлена в связи с тем, что в МАП приоритетной была признана задача скорейшей постройки и передачи на испытания модернизированного варианта одноместного штурмовика Су-25Т (Т8-М), для чего в ОКБ решено было использовать существующий задел — планер недостроенной спарки.

Постройку же опытных экземпляров Т8-УБ решено было совместить с запуском самолета в серийное производство на Улан-Удэнском АПО, выделив в распоряжение ОКБ 2 машины из установочной партии для проведения на них летных испытаний. Запуск в серию самолета Су-25УБ на авиазаводе в городе Улан-Удэ начался в 1984 году. При этом 3 первых планера самолета Т8-УБ из установочной партии были в 1985 году также переданы в ОКБ для доработки в опытные экземпляры самолета Т8-М, и поэтому сборка первых 2-х машин Т8-УБ полной комплектации была завершена лишь во второй половине 1985 года. Так как все это сильно затянуло сроки передачи самолета на летные испытания, решено было провести заводской их этап в сокращенном объеме и лишь в учебном варианте самолета, то есть без отработки боевого применения и в исключительно сжатые сроки — до конца 1985 года.

Первый опытный экземпляр самолета Т8-УБ1 (ведущим инженером по летным испытаниям был назначен В.П.Васильев) был закончен производством в июле 1985 года и облетан на  заводском аэродроме города Улан-Удэ летчиком-испытателем ОКБ Ивановым А.А. 10-го августа 1985 года. Через день, 12-го августа, был проведен еще один полет, после чего самолет был разобран и авиатранспортом доставлен на ЛИС ОКБ в ЛИИ в г. Жуковском, где после сборки, оборудования его контрольно-записывающей аппаратурой и отработки всех его систем, он был 10-го октября вновь облетан А.А. Ивановым. Началось выполнение программы заводских испытаний, полеты выполняли летчики-испытатели ОКБ: А.А. Иванов, Н.Ф. Садовников и О.Г. Цой. 7-го декабря, сразу после получения заключения о положительных результатах отработки системы катапультирования на стенде, был выполнен первый полет в составе экипажа. В ходе этих испытаний были сняты основные показатели летно-технических, взлетно-посадочных характеристик и характеристик устойчивости и управляемости нового самолета — в объеме, достаточном для предъявления его на второй этап — Государственные совместные испытания.

Заводские летные испытания были завершены в установленный срок — 13-го декабря 1985 года.

В конце декабря 1985 года был облетан и второй опытный экземпляр самолета, Т8-УБ2. После чего оба самолета в начале 1986 года были предъявлены на Госиспытания. ГСИ самолета проводились уже в полном объеме (то есть включая и боевое применение) в течение всего 1986 года. Само их проведение было, естественно, сильно облегчено тем, что все основные системы и агрегаты спарки были уже в достаточной степени испытаны на серийном штурмовике Су-25 (Т-8) и отработаны в серийном производстве и эксплуатации, поэтому испытания прошли без каких-либо серьезных трудностей. По их окончании, самолет, с учетом устранения недостатков, отмеченных в перечне, был рекомендован к принятию на вооружение.

Запуск самолета в полномасштабное серийное производство был осуществлен на заводе в городе Улан-Удэ в 1986 году и, начиная с 1987 года, первые спарки Су-25УБ начали поступать в строевые части ВВС, приходя на смену учебно-тренировочным самолетам L-39 (производства ЧССР), которые до этого ВВС вынуждены были использовать в полках для обучения летчиков пилотированию одноместных штурмовиков Су-25 из-за отсутствия спарок.

Russian_Air_Force_Su-25Практически одновременно с выпуском серийного варианта Су-25УБ, на заводе был развернут серийный выпуск экспортной модификации самолета. Су-25УБК (Т8-УБК) поставлялся в те же страны, куда ранее был продан боевой вариант самолета. Самолет Су-25 УБК внешне не отличается от Су-25УБ и так же, как экспортный боевой самолет, незначительно отличается комплектом бортового радиоэлектронного оборудования.

Всего изготовлено 300 самолётов Су-25УБ. Поставлялся на экспорт в те же страны, что и Су-25: Анголу (2 самолёта), Болгарию (6), Ирак (12), КНДР (4), Чехословакию (6). После распада Чехословакии в 1992 году 4 самолёта достались Чехии, а 2 — Словакии.

Техническое описание.

Навигационно-пилотажное, прицельное оборудование и система управления оружием двухместного самолета обеспечивают возможность его применения в учебных и боевых целях.

Двухместный учебно-боевой самолет Су-25УБ предназначен для обучения и контроля летчиков боевых частей и курсантов летных училищ в технике пилотирования, самолетовождении, групповой слетанности при переучивании на армейский штурмовик Су-25, а также для обучения решению боевых задач на армейском штурмовике. Основные летно-технические характеристики учебно-боевого самолета практически не отличаются от характеристик одноместного самолета-штурмовика.

В процессе учебно-боевых полетов самолет Су-25УБ обеспечивает выполнение следующих задач и видов летной подготовки:

  • техника пилотирования днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях;
  • полеты по приборам;
  • самолетовождение днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях;
  • атака наземной цели со стрельбой из фотокинопулеметов, стрельбой из пушек, неуправляемыми реактивными снарядами, а также фотобомбометание и бомбометание в объеме задач, решаемых оборудованием и вооружением самолета;
  • обучение летчиков действиям в особых случаях полета с имитацией отказов пилотажно-навигационных приборов.

Самолет Су-25УБ представляет собой двухместный цельнометаллический моноплан нормальной схемы с высокорасположенным крылом малой стреловидности, переставным на взлете и посадке стабилизатором, нерегулируемыми воздухозаборниками и трехопорным шасси с носовым колесом.

На самолете, как и на одноместном штурмовике, установлены два бесфорсажных двигателя Р-95Ш. Комплекс прицельно-навигационного оборудования аналогичен установленному на самолете Су-25.

В целях сокращения затрат на проектирование, испытания, внедрение в серийное производство и стоимости серийного производства учебно-боевой самолет Су-25УБ имеет максимальную преемственность с серийным одноместным штурмовиком Су-25 в части аэродинамической компоновки, габаритно-весовых характеристик, силовой установки, оборудования, самолетных систем.

v3-2Самолет Су-25УБ имеет следующие основные отличия от самолета Су-25:

  • доработанную под установку второй кабины головную часть фюзеляжа;
  • вновь устанавливаемый единый для двухместной кабины откидной фонарь;
  • частично измененную компоновку оборудования, в основном измененную в зоне головной части фюзеляжа и в гаргроте средней части фюзеляжа;
  • доработанные под двойное управление системы управления самолетом и двигателями, системы жизнеобеспечения, кондиционирования, аварийного покидания самолета, электроснабжения и гидросистему;
  • дублирующие элементы сигнализации, кондиционирования, управления;
  • меньший запас топлива.

Аэродинамическая компоновка двухместного самолета отличается от аэродинамической компоновки одноместного самолета формой и размерами головной части фюзеляжа, в которой установлена вторая кабина. Длина головной части фюзеляжа и длина самолета не увеличились. Изменения, связанные с увеличением высоты головной части фюзеляжа, привели к увеличению высоты гаргрота средней части фюзеляжа.

Угол обзора первого летчика сохранен таким же, как и на одноместном самолете, и составляет 19 градусов по направлению «вперед-вниз», а угол обзора второго летчика составляет 7 градусов в том же направлении. Превышение рабочего места второго члена экипажа над рабочим местом первого члена экипажа составляет 440 мм.

Шасси самолета Су-25УБ идентично шасси базового самолета. В требования к взлетно-посадочным устройствам самолета введено требование двух последовательных посадок с применением тормозного парашюта во второй посадке.

На самолете Су-25УБ установлены два катапультных кресла К-36Л. Общая для обоих членов экипажа самолета откидная часть фонаря состоит из каркаса, выполненного из профилей и узлов из алюминиевых сплавов, и остекления. Остекление откидной части секционное и состоит из 6 слоев, материал остекления — органическое стекло, герметизация откидной части осуществляется резиновым уплотнительным жгутом.

Система управления двухместного самолета в основном аналогична системе управления одноместного самолета.

Отличительной особенностью системы управления является установка ручки управления и педалей во второй кабине, связанных с ручкой управления и педалями первой кабины.

Во второй кабине экипажа установлен пульт управления двигателями полозкового типа, рычаги управления двигателями обеих кабин жестко связаны между собой. Пульт управления двигателями в кабине инструктора обеспечивает его преимущественное право на ряд команд управления двигателями.

020308

Система жизнеобеспечения предназначена для обеспечения необходимых условий жизнедеятельности экипажу в полете и в аварийной ситуации во всем диапазоне высот и скоростей полета. Общий бортовой запас газообразного кислорода для двух членов экипажа заключен в двух восьмилитровых баллонах.

Для обеспечения экипажа кислородом при катапультировании каждое кресло оборудовано автономной кресельной кислородной системой.

Радиоэлектронное оборудование самолета по составу и назначению отличается от радиоэлектронного оборудования одноместного самолета.

Отличия эти в основном связаны с наличием на самолете Су-25УБ дублирующих средств управления во второй кабине. Для части радиоэлектронного оборудования предусматривается возможность ввода имитированных отказов из кабины инструктора на индикаторы кабины обучаемого. В кабине инструктора установлены элементы индикации, управления и сигнализации, с помощью которых инструктор может осуществлять контроль за действиями обучаемого и при необходимости переключить управление из первой кабины во вторую.

На самолете установлены переговорное устройство, в том числе обеспечивающее двухстороннюю телефонную связь между членами экипажа, и магнитофон, предназначенный для документирования переговоров экипажа.

Ил-10 Тяжелый штурмовик

il-10_5Созданный в 1944 г. бронированный штурмовик Ил-10 АМ-42 в полном объеме воплотил в себе концепцию «летающей боевой машины пехоты», у которой интегральный коэффициент боевой эффективности при решении задач непосредственной авиационной поддержки войск повышен за счет «высокой подвижности» над полем боя и частичного улучшения вооружения при сохранении общего веса брони на уровне основного штурмовика ВВС КА Ил-2. В связи с сильной загрузкой ОКБ и опытного производства завода работами по совершенствованию серийных «Илов» и обеспечению их производства, приказом по НКАП 18-й авиазавод обязывался построить Ил-10 АМ-42 к 15 сентября 1943 г. Затем, по этим же причинам, срок сдачи машины был отодвинут на октябрь. В очередной сводке НИИ ВВС о ходе работ по опытному самолетостроению от 25.10.43 г. указывалось, что работы по Ил-1 АМ-42 ведутся крайне медленными темпами.

26 октября 1943 г. Постановлением ГОКО С.В.Ильюшин обязывался предъявить новые машины на государственные испытания не позднее 15 ноября 1943 г. При этом двухместный Ил-10 должен был иметь: максимальную скорость у земли — 445 км/ч, а на высоте 2000 м — 450 км/ч; наибольшую дальность полета при нормальном взлетном весе — 900 км; нормальную бомбовую нагрузку — 400 кг (в перегрузку — 600 кг); вооружение, состоящее из двух пушек ВЯ с боезапасом 300 снарядов, двух пулеметов ШКАС с боекомплектом в 1500 патронов и одного оборонительного 12,7-мм пулемета М.Е.Березина УБК с боезапасом 150 патронов.

Через три дня, 29 октября, после командировки в Куйбышев, С.В.Ильюшин обратился к А.И.Шахурину с письмом, в котором писал: "Ознакомившись на заводе №18 с ходом постройки двух самолетов Ил-1 в одноместном и двухместном вариантах, я убедился, что постройка двух самолетов непосильна, поэтому прошу Вас Ил-10 в одноместном варианте с завода снять. Срок окончания самолета Ил-1 в двухместном варианте заводу №18 оставить прежний, т.е. 10 декабря 1943 г. « С.В.Ильюшин предложил имеющийся задел по Ил-2 АМ-42 использовать для постройки штурмовика в варианте артиллерийского разведчика и корректировщика, дополнительно оборудовав его серийной турельной фотоустановкой с двумя АФА, и в таком виде предъявить на госиспытания. Однако решения руководства не последовало, и самолет в этом виде не доводился.

Отметим, что отказ от разработки одноместного варианта штурмовика с мотором АМ-42 представляется нам не совсем оправданным. В условиях наметившегося в конце 1943 г. господства в воздухе ВВС КА и наличия достаточных ресурсов истребительной авиации для сопровождения штурмовиков, уже имелась возможность несколько пересмотреть концепцию нового самолета-штурмовика. Дело в том, что относительно большие потери стрелков становились неоправданными по отношению к эффективности их оборонительной деятельности в ходе боевых операций. Так, по опыту штурмовых авиаполков 8-й и 17-й ВА в период 1943-45 гг. средний расход боекомплекта пулемета УБТ в одном боевом самолето-вылете Ил-2 составил 14,7% или 22 патрона, что соответствует продолжительности стрельбы всего 1,32 сек. В то же время вероятность поражения стрелка огнем немецких истребителей в одной атаке, как показывают оценки, была примерно в 2-2,5 раза выше, чем вероятность сбития в этих же условиях защищаемого им штурмовика, и в 3-4,5 раза выше, чем вероятность сбития немецкого истребителя огнем воздушного стрелка. То есть на один потерянный в воздушных боях Ил-2 в это время в среднем приходилось 3-4 воздушных стрелка, раненных или убитых в единоборстве с истребителями люфтваффе.

Возможно, по этим причинам опытные летчики-штурмовики не только довольно спокойно относились к боевым вылетам без воздушного стрелка в составе экипажа, но даже старались выполнять их без стрелка, вполне справедливо полагаясь на активный маневр в бою и взаимодействие с истребителями прикрытия.

В случае постройки одноместного бронированного штурмовика с мотором АМ-42 его взлетный вес мог быть сокращен примерно на 800 кг по сравнению с двухместным Ил-10, улучшилась бы аэродинамика самолета и, как следствие, возможно было заметное улучшение его летных характеристик и боевых возможностей. Получаемый выигрыш можно было бы использовать по-разному. Например, довести скоростную дальность полета до 1200 км, увеличить максимальную бомбовую нагрузку до 1000 кг, существенно улучшить маневренные и взлетно-посадочные характеристики, скорость полета. А как более серьезный результат — появилась бы реальная возможность создать бронированный пикирующий бомбардировщик-штурмовик, потребность в котором столь остро ощущали ВВС КА при прорыве укрепрайонов вермахта.

В варианте маневренного скоростного штурмовика, как показывают расчеты, выполненные по упрощенной методике И.В.Остославского, максимальная скорость самолета у земли могла составить около 540 км/ч, на расчетной высоте 2600 м — 596 км/ч, а на высоте 5000 м около 620 км/ч. Время выполнения виража на высоте 1000 м не превышало бы 21 сек. Время набора высоты 5000 м составило бы примерно 6 минут. Длина разбега составила бы около 350 м, дистанция взлета — около 850 м, что было лучше, чем у Ил-2 АМ-38ф.

Отсюда следует, что основные немецкие истребители этого периода способны были догнать одноместный штурмовик только при наличии существенного превышения по высоте или с использованием систем форсажа. Да и воздушный бой был бы не из легких.

Одноместный бомбардировщик-штурмовик с максимальной дальностью полета в 1200 км и с бомбовой нагрузкой 1000 кг вполне было возможно создать как развитие самолета Ил-8 (2-й вариант). При этом максимальная скорость с двумя бомбами типа ФАБ-500 под крылом могла составить у земли около 455 км/ч, а на расчетной высоте 2800 м — 510 км/ч. Длина разбега была бы около 450 м, взлетная дистанция около 1100 м, что соответствовало взлетным характеристикам самолета Ил-2 с мотором АМ-38ф. Время набора высоты 5000 м не превышало бы 8 мин. Время выполнения виража на высоте 1000 м — 22-23 сек. Любопытно, что подобный по назначению немецкий самолет Fw.190А-5/ R16 имел значительно более слабое бронирование и более низкие летные данные.

Вариант одноместного пикирующего бомбардировщика-штурмовика имел бы запас прочности до 8, возможность пикировать под углами до 60» и максимальную бомбовую нагрузку 1000 кг (800 кг экономии веса «пошли» бы на обеспечение запаса прочности и установку тормозных щитков — около 365 кг, и на увеличение максимальной бомбовой нагрузки на 400 кг).

il-10_2В силу ряда причин, связанных в основном с недоведенностью мотора АМ-42, постройка опытного двухместного Ил-10 затянулась почти на три месяца. Лишь в начале февраля 1944 г. ответственный представитель ОКБ на 18-м авиазаводе В.Н.Бугайский смог доложить С.В.Ильюшину: «Наконец, можно рапортовать, машину закончили. Отправку в Москву намечаем к 15 февраля Мотор заменить не сумели, та как его нам не дали до сих пор. Машина получилась хорошая во всех отношениях, исключительно перспективная и многообещающая, а главное, ясная во всех элементах. Хорошо бы к лету запустить в серию Прошу Вас дать указание, чтобы прибывшую в Москву машину Ил-10 наш народ проверил самым тщательным образом».

Несколькими днями позже старший военпред 18-го авиазавода докладывал своему руководству, что «заводом по чертежам Главного конструктора изготовлен Ил-10 — двухместный вариант бронированного штурмовика с мотором АМ-42, и 14.02.44 г. отправлен на завод №240 для окончательной доводки».

После установки нового мотора АМ-42 и проверки всех систем С.В.Ильюшин направил « Заместителю Народного комиссара Авиационной промышленности товарищу Яковлеву А.С.» докладную записку, в которой указывал, что « двухместный бронированный штурмовик Ил-10 с мотором АМ-42 готов к первому вылету, на что и прошу Вашего разрешения». 20 апреля 1944-го необходимое разрешение было получено и заводские испытания начались. К 11 мая шеф-пилот ОКБ В.К.Коккинаки сделал на новом штурмовике свыше трех десятков полетов по программе заводских испытаний.

Состав вооружения опытного Ил-10 АМ-42 включал: две пушки ВЯ-23 (300 снарядов), два пулемета ШКАС (1500 патронов), оборонительную подвижную установку ВУ-7 с пушкой Ш-20 ОКБ-15 НКВ с боезапасом 150 снарядов, 4 РО-82, 10 авиагранат АГ-2 и нормальную бомбовую нагрузку 400 кг (в перегрузку 600 кг). При полетном весе 6300 кг (вес бомб 400 кг, без РС) максимальная скорость нового штурмовика составила у земли 512 км/ч и на высоте 2800 м — 555 км/ч. Время подъема на высоту 1000 м — 1,6 мин, на выстоу 3000 м — 4,9 мин. Дальность полета на высоте 2800 м на скорости 385 км/ч равнялась 850 км.

«Испытания прошел и подлежит передаче на государственные испытания. Самолет обладает запасом устойчивости по всем трем осям», -отмечалось в заключении отчета по заводским испытаниям. 13 мая (то есть с опозданием на 6 месяцев) в ГК НИИ ВВС КА для производства государственных испытаний были переданы сразу три экземпляра опытного Ил-10 АМ-42. Последнее обстоятельство позволило ведущему инженеру П.Т.Аброщенко (ведущий летчик-испытатель А.К.Долгов, штурман Горбунов) завершить испытания нового штурмовика всего за две недели. 27 мая, выполнив 43 полета по программе испытаний (налет 22 часа 37 минут), бригада рапортовала об их успешном завершении.

По мнению А.Долгова и летчиков облета ГК НИИ ВВС (А.Синельникова, М.Субботина, А.Живописцева и Г.Тинякова), новый штурмовик «по технике пилотирования прост и не требует специального переучивания для перехода на него летчиков, летающих на серийных самолетах Ил-2. Устойчивость и управляемость хорошие. Путевая устойчивость несколько велика. Нагрузки от рулей нормальные по величине и направлению. Нагрузки от рулей высоты несколько велики. На рулежке устойчивость самолета недостаточна». В выводах акта по результатам госиспытаний Ил-10 от 03.06.44 г. отмечалось, что «Ил-10, по сравнению с Ил-2, несмотря на ухудшение взлетно-посадочных свойств, имеет явное преимущество, в частности, максимальная скорость больше: у земли на 123 км/ч, на границе высотности на 147 км/ч. Время набора высоты 3000 м меньше на 3 мин. Дальность горизонтального полета на высоте 500 м возросла на 120 км. Высокая скорость полета, хорошая устойчивость и управляемость при аналогичном с самолетом Ил-2 оружии активного нападения позволяют самолету Ил-10 более эффективно осуществлять штурмовые действия, а повышенная обороноспособность и лучшее бронирование способствуют большему эффекту при ведении воздушного боя с истребителями противника. В эксплуатации самолет прост, его производство может базироваться на технологии серийного производства Ил-2. Самолет Ил-10 является классическим образцом самолета-штурмовика.»

Акт по государственным испытаниям Ил-10 АМ-42 был утвержден генералом А.И.Репиным 9 июня 1944 г. Машина была рекомендована для постановки серийного производства при условии устранения выявленных дефектов, связанных главным образом с ненадежной работой винтомоторной группы. В этой связи штурмовик был возвращен в ОКБ на завод №240 для доводки.

В ходе доводочных работ на опытном Ил-10 подвижная установка стрелка ВУ-7 с пушкой Ш-20, ввиду задержки развертывания серийного выпуска последней, была заменена на установку ВУ-8 с пулеметом УБК, который уже давно устанавливался на боевых машинах.

Усовершенствованный штурмовик Ил-10 с АМ-42 и винтом АВ-5л-24 в июле-августе 44-го успешно прошел в ГК НИИ ВВС КА государственные испытания и решением Государственного комитета обороны был запущен в серийное производство сразу на двух авиазаводах — №№1 и 18.

Вес пустого самолета Ил-10, представленного на государственные испытания, равнялся 4650 кг, нагрузка нормального полетного веса не превышала 1650 кг и включала: экипаж (2 чел) — 180 кг, вес бензина — 535 кг, вес масла — 65 кг, вес стрелково-пушечного вооружения (две пушки ВЯ по 150 снарядов на ствол, два пулемета ШКАС и 1500 патронов к ним, один оборонительный пулемет УБК со 150 патронами) — 420 кг, вес бомбовой нагрузки -400 кг, вес гранат АГ-2 (10 шт.) — 20 кг и вес съемного оборудования — 30 кг.

Самолет допускал перегрузочные варианты загрузки бомб 500 кг (2 ФАБ-250 на наружной подвеске) и 600 кг (мелкие бомбы в отсеках).

Летно-тактические данные штурмовика Ил-10, прошедшего госиспытания, оказались выдающимися: при полетном весе 6300 кг (400 кг бомб, без РС) на номинальном режиме работы мотора максимальная горизонтальная скорость полета на высоте 2300 м оказалась равной 550 км/ч — почти на 150 км/ч больше максимальной скорости Ил-2 АМ-38ф, а максимальная скорость у земли составила 500 км/ч. Время набора высоты 1000 м — 1,6 мин, а высоты 3000 м — 5,0 мин. Практический потолок машины составил 7270 м. Максимальная техническая дальность полета Ил-10 на высоте полета 500 м при скорости полета по прибору 310 км/ч составила 800 км (продолжительность полета 2 часа 28 мин.). При этом скоростная дальность  до полного выгорания горючего на высоте полета 2400 м не превышала 600 км (1 час 14 мин). Длина разбега с отклоненными на 17 щитками и с форсажем мотора составила 475 м, при этом длина взлетной дистанции (взлет с набором высоты 25 м) равнялась 1220 м. При посадочном весе 5380 кг длина пробега самолета с применением тормозов и отклонением щитков на 45° равнялась 460 м, а длина посадочной дистанции при тех же условиях не превышала 1040 м (с высоты 25 м). Посадочная скорость штурмовика была почти такой же, как и у Ил-2 -при посадочном весе 5380 кг с отклоненными на 45? щитками она равнялась 148 км/ч.

На высотах от земли до 2000 м скорость двухместного бронированного Ил-10 была всего лишь на 10-15 км/ч меньше максимальных скоростей истребителей люфтваффе Bf109G-2 и Fw190А-4.

Аэродинамическое совершенство Ил-10 достигалось улучшением обводов бронекорпуса, изменением системы уборки шасси, применением более скоростных профилей крыла, герметизацией отсеков самолета. В результате лобовое сопротивление Ил-10 по сравнению с Ил-2 уменьшилось почти в два раза.

Как и на втором опытном штурмовике Ил-8 АМ-42, в бронекорпусе серийного Ил-10 наряду с мотором и кабиной пилота размещалась кабина стрелка, которая располагалась сразу же за бронеспинкой летчика.

27 сентября 44-го шеф-пилот ОКБ выполнил облет первого серийного штурмовика Ил-10 производства завода №1 им. Сталина. Начиная с октября 1944 г. первые серийные Ил-10 производства заводов № 1 и №18 без предварительных контрольных испытаний в ГК НИИ ВВС КА начали передаваться военной приемке для перевооружения строевых частей. К 5 января 1945 г. в 1-ю запасную авиабригаду п-ка А.И.Подоль-ского для перевооружения маршевых полков ПОСТУПИЛО 45 новеньких Ил-10 АМ-42.

Первым полком в ВВС, получившим на вооружение штурмовик Ил-10, стал 108-й гвардейский штурмовой авиационный орденов Суворова и Богдана Хмельницкого полк п-п-ка О.В.Топилина 3-й штурмовой авиадивизии. С этой целью в ноябре 44-го полк прибыл на 18-й авиазавод в г.Куйбышев. Закончив к 12 декабря теоретический курс обучения, летно-технический состав полка в полном составе перебазировался на аэродром Муханово 5-го запасного авиаполка 1-й заб около ст.Кинель-Черкасы, где приступил к практическому освоению новой машины.

В процессе переучивания летного состава полка и отработки программы летных испытаний серийных машин был выявлен ряд серьезных конструктивных и производственных дефектов как собственно самолета, так и мотора АМ-42, порожденных скоростным проектированием в условиях военного времени. Во время сдаточных полетов летчику-испытателю 18-го авиазавода Е.Н. Ломакину дважды, по причине возникновения пожара на моторе при крутом планировании, пришлось спасать от огня и машину, и себя.

Установка на входе всасывающего патрубка мотора заградительной сетки (так называемый антифляминг), исключающей попадание выхлопных газов в карбюратор, проблемы не решило. Из очередного полета Ломакин привез бесформенный слиток — в результате возникшего пожара на моторе антифляминг расплавился. Летчик едва остался жив. Только после установки в воздушном канале дроссельной заслонки, управление которой было связано с управлением подачи топлива в мотор, пожары на Ил-10 Ломакина прекратились.

krilyarodini3shades-smКомандиру эскадрильи 108-го Гшап к-ну Иванову повезло меньше. На его Ил-10-м, так же как это случилось на машине Ломакина, в полете возник пожар. Иванову, находившемуся далеко от аэродрома, справиться с горящей машиной не удалось. Пожар принял катастрофические размеры, взорвался передний бензобак... Летчик погиб. Надо сказать, что ни на самолете Ил-10, проходившем испытания в ГК НИИ ВВС, ни на машинах, облетанных летчиком-испытателем 18-го завода К.К.Рыковым, пожары никогда не возникали. Для расследования случившегося из Москвы прибыла Государственная комиссия. В результате ее работы было принято решение о временном приостановлении серийного производства Ил-10. Решение комиссии ускорило отработку и проведение некоторых конструктивных мероприятий по самолету и мотору. Ремонтные бригады заводов №№ 1, 18 и 24 буквально дневали и ночевали в полку, устраняя выявленные дефекты. После ряда доработок эксплуатационные и надежностные характеристики Ил-10-го вошли в некое подобие нормы, и 26 декабря серийное производство новой машины было возобновлено.

В IV-м квартале 1944 г. авиазаводами № 1 и 18 было изготовлено и передано в строевые части ВВС КА всего 41 Ил-10. Позже темп производства нового штурмовика возрос и вышел на плановый уровень. Так, 18-й авиазавод в январе 45-го сдал ВВС 50 машин, в марте — 90, а в мае — 163 штурмовика. До 1 мая 1945 г. авиазаводами НКАП № 1 и 18 было передано ВВС 785 Ил-10. Однако не все из них попали на фронт.

Благополучно завершив к 22 февраля 1945 г. полную программу переучивания на штурмовик Ил-10, 108-й гшап на следующий день убыл в полном составе (43 самолета Ил-10 производства заводов № 1 и № 18 1-й, 2-й, 3-й и 4-й серий с АМ-42 с винтом АВ-5л-24) в действующую армию на 1-й Украинский фронт в состав 2-й ВА.

С целью ускорения перебазирования полка инженеры и техники летели вместо стрелков и самостоятельно готовили машины на всех промежуточных аэродромах, что было далеко не просто ввиду наступившей весенней распутицы, захватившей большинство аэродромов по пути следования полка. Только к 28 марта 1945 г. полк смог собраться в полном составе на аэродроме Шпроттау в Силезии.

Пока на фронте было затишье, 108-й гвардейский усиленно готовил молодое пополнение, отрабатывая на ближайшем полигоне бомбоштурмовые удары по наземным целям.

С целью поднятия авторитета нового штурмовика и уверенности летного состава в своих силах командованием 108-го гвардейского шап и 5-го гвардейского иап 11-й гиад, также базировавшемся на аэродроме Шпроттау, был организован показательный воздушный бой Ил-10 с истребителем Ла-5ФН. Ил-10 пилотировал начальник воздушно-стрелковой службы полка к-н А.И.Сироткин, а «лавочкин» -Герой Советского Союза к-н В.И.Попков, лично сбивший к этому времени 37 немецких самолетов. А.И.Сироткин вспоминает: «Первым упражнением по согласованной программе была погоня истребителя за штурмовиком, при крутом планировании. Набрали высоту две тысячи метров, начали, Я дал газ мотору и понесся к земле, как с крутой, градусов 40, горы. „Лавочкин“ от меня отстал. Далее мы выполняли горку с набором высоты. На удивление всем, и здесь вначале я опережал „Ла-пятый“, но вскоре он меня догнал и обошел. Затем мы демонстрировали бой на виражах и выполнение различных фигур высшего пилотажа. Как Попков ни старался, но его „Ла-пятому“ редко удавалось зайти мне в хвост для атаки. Зато и мой стрелок, и я несколько раз ловили его в перекрестья своих прицелов. После проявления пленки фотокинопулеметов, которыми мы „воевали“ в том полете, было установлено, что по „Ла-пятому“ несколько раз прошлись очереди нашего оружия. Конечно, из сказанного нельзя делать вывод, что штурмовик Ил- 10-й превосходил истребитель Ла-5 по скорости и маневренности. Но этот бой показал, что новый штурмовик уверенно может постоять за себя и в воздушном бою с немецкими истребителями». Практика обучения летного состава штурмовой авиации ведению воздушного боя с истребителями вскоре получила широкое распространение.

В этой связи "Главный Конструктор самолетов «Ил» С.В.Ильюшин 15 июня 1945 г. направил на имя Главкома ВВС КА А.А.Новикова письмо, в котором писал: «Считаю необходимым доложить Вам, что самолет Ил-10 является штурмовиком, с запасом прочности 8,28 крат и поэтому он должен эксплуатироваться в частях ВВС КА как штурмовик в соответствии с существующей инструкцией по боевому применению штурмовиков Ил-2, о чем и прошу дать указание авиационным частям.

Если опыт войны требует изменения инструкции по боевому применению штурмовиков Ил, и если это изменение инструкции требует изменений в самолете, то прошу Вас сообщить об этом, чтобы я мог принять соответствующие конструктивные решения по самолету Ил-10». Надо сказать, что такая страховка, учитывая тогдашнюю обстановку в стране, была вовсе не лишней.

Боевые действия 108-й гшап начал 16 апреля 1945 г. на Берлинском направлении. За 15 дней боев (с 16 по 30 апреля) летчики 108-го гшап совершили 450 боевых вылетов, ежедневно выявляя те или иные качества и особенности штурмовика. Их тут же фиксировала бригада ГК НИИ ВВС КА во главе с ведущим инженером-испытателем самолета Ил-10 полковником П. Т. Аброщенко. Кроме П.Т.Аброщенко, в состав бригады входили: ведущий летчик-испытатель А.К.Долгов, инженеры С.Г.Фролов, В.Н.Ковынев, В.Д.Кабанов, С.Т.Глущенко. Представителем Управления ВВС был А.И.Алексеев. Кроме них для обеспечения войсковых испытаний к 108-му полку были прикомандированы также и несколько бригад от предприятий наркомата авиапромышленности. Бригаду специалистов 18-го авиазавода возглавлял старший инженер А.С.Руденко, 24-й моторостроительный завод представлял инженер П.С.Захаров, а ОКБ Ильюшина командировало двух ведущих конструкторов — Д.Л.Коклина (по вооружению) и В.А.Ерофеева (по моторной установке).

Работа этих мужественных людей проходила в необычайно жестких условиях: их работу контролировал Государственный Комитет обороны СССР, а отчет по результатам государственных войсковых испытаний самолета Ил-10 утверждал лично И.В. Сталин — Председатель ГКО.

В выводах отчета по результатам войсковых испытаний самолета Ил-10 указывалось, что: « Бомбовая нагрузка самолета по весу, назначению и калибру подвешиваемых авиабомб обеспечивает выполнение возлагаемых на самолет-штурмовик задач. Вооружение самолета Ил-10 по количеству боевых точек, калибру и боезапасу к ним отличия от вооружения Ил-2 не имеет. При действии по целям, прикрытым истребителями противника, самолет Ил-10 требует сопровождения в такой же степени, как и самолет Ил-2. Наличие большего диапазона скоростей и лучшей маневренности облегчает задачу истребителей сопровождения и позволяет Ил-10 вступать в активный воздушный бой с противником.

Живучесть конструкции (бронирование экипажа и винтомоторной группы) лучше, чем на самолете Ил-2, и в целом является достаточной. Уязвимыми местами могут являться водо- и маслорадиаторы. В целом эффективность броневой защиты экипажа и ВМГ от малокалиберной зенитной артиллерии и истребительной авиации в период войсковых испытаний в достаточной степени не выявлены и требуют дополнительной проверки путем анализа повреждений на самолетах, находящихся в других действующих частях ВВС.

Обзор из кабины летчика, вследствие отсутствия обзора назад и затенения переднего стекла в плохих метеоусловиях (дождь, снег), в сравнении с обзором на самолете Ил-2 -хуже.

Временной механизм ВМШ-10, так же как и ВМШ-2, в боевых условиях при противодействии МЗА и ЗА противника использовать невозможно, так как ВМШ-10 требует длительного нахождения над целью без ПЗМ.

Основным методом бомбометания в боевых условиях на самолете И л-10 принят тот же, что и для Ил-2, с той лишь разницей, что:

— возросли углы планирования с 30° до 50°,

— возросла скорость ввода в пикирование от 320 до 350 км/ч,

— скорость вывода из пикирования выросла до 500-600 км/ч,

— улучшилась маневренность самолета.

Время подготовки Ил-10 к боевым вылетам механиком и мотористом практически такое же, что и время, потребное для Ил-2.

Взлетно-посадочные свойства Ил-10 позволяют осуществлять его эксплуатацию с таких же аэродромов, что и для Ил-2, но требуются более открытые подходы. Взлетные данные Ил-10 в сравнении с Ил-2 хуже: длина разбега больше на 75-100 м.

Цельнометаллическая конструкция Ил-10, в сравнении с конструкцией планера Ил-2, упрощает уход за ним и увеличивает срок его службы, этому способствует и применение клепки впотай и хорошей окраски самолета, наряду с очень удобным эксплуатационным люком в фюзеляже, обеспечивающем хороший подход к трубопроводам, агрегатам и управлению.»

0242-02-1-1Кроме того, отмечалось, что по технике пилотирования самолет прост. Имея лучшую устойчивость, хорошую управляемость и более высокую маневренность, Ил-10, в сравнении с Ил-2, охотно прощает летному составу ошибки и не утомляет летчика при полете в болтанку. Переучивание летного и инженерно-технического состава, работавших на Ил-2 с АМ-38ф, при переходе на Ил-10 с АМ-42 трудности не представляет. Летному составу достаточно 10-15 учебно-тренировочных полетов общим налетом 3-4 часа. Инженерно-технический состав легко может освоить и изучить матчасть самолета и мотора непосредственно в процессе эксплуатации. «Простота в технике пилотирования и сравнительно легкий переход к эксплуатации Ил-10 как летным, так и техническим составом дают возможность перевооружить штурмовые авиачасти на этот самолет в самые кратчайшие сроки», — указывалось в выводах отчета.

В качестве основных дефектов Ил-10-го Госкомиссия отметила следующие:

«Неудовлетворительная конструкция фонаря кабины (трудно открывается на земле, рулежка и полет в сложных метеоусловиях с открытым фонарем невозможны). Отсутствует обзор назад из кабины летчика (необходимо сделать в бронеспинке вставку из прозрачного бронестекла по типу самолета Ил-2). Усилия на ручку колес шасси при рулежке и посадке на мягком грунте и зимой в снег зарываются, деформируются и тормозят движение самолета. Тросы везде рвутся: и ограничительные тросы фонаря кабины и аварийного выпуска шасси, и системы управления, а также тросы стопора костыля. Прочность покрышек колес 800×260 мм, как и эффективность тормозов, недостаточна. При аварийных посадках ломается силовая рама крепления узлов шасси и разрушаются упоры хвостового колеса при посадке с убранным костылем, а также ломается рама №14 фюзеляжа. Шасси самолета при давлении воздуха в системе 38 атм. на скоростях свыше 260 км/час не выпускаются».

Кроме того, нормальное боевое использование штурмовика затрудняли недостаточная надежность мотора АМ-42 и малые сроки его службы. За все время войсковых испытаний 76% моторов вышли из строя по причине сильного износа поршневых колец, приводившего к потере компрессии. В 16% случаях АМ-42 выходили из строя по причине появления бронзовой, стальной и алюминиевой стружек, попадания воды в картер и выбрасывания масла. Частому выходу моторов из строя способствовало и отсутствие на самолетах в системе забора воздуха в мотор противопыльного фильтра. В заключение отчета по войсковым испытаниям Государственная комиссия сделала вывод, что Ил-10 АМ-42 войсковые испытания выдержал удовлетворительно и является вполне современным бронированным штурмовиком ВВС КА.

За время войсковых испытаний летчики 108-го ппап уничтожили и повредили 6 единиц бронетехники, 60 автомобилей, 100 повозок противника с грузами.

Так, 18 апреля 12 Ил-10 (ведущий комэск к-н Пялипец) в сопровождении 4 Ла-5 нанесли бомбоштурмовой удар по автомашинам и танкам противника в районе пункта Гросс-Оснинг, дорога Коттбус-Шпремберг. В пяти заходах группа уничтожила и повредила до 14 автомашин, одно орудие и танк. 20 апреля семерка Ил-10 (ведущий — штурман полка м-р Жигарин) нанесла бомбоштурмовой удар по подходящим резервам противника на дорогах Гросскерис-Тройнитц, Эродорф-Топхин. Обнаружив большую колонну немецких танков и автомашин, прикрытых зенитной артиллерией, группа стремительной атакой подавила огонь зениток, а затем в 12 заходах подожгла 15 автомашин и один танк. 26 апреля 9 Ил-10 (ведущий комэск к-н Железняков) нанесла бомбоштурмовой удар по населенному пункту Шлейтинг, уничтожив до 30 повозок с грузами.

30 апреля полк понес первую потерю. При отходе от цели группы штурмовиков комэска Железнякова в Ил-10-й летчика Городецкого попал крупнокалиберный зенитный снаряд — от машины отделился винт, а носовая часть раскрылась железным «цветком»... Экипаж погиб.

Анализ боевых возможностей штурмовика Ил-10 показывает, что летчик-штурмовик с хорошей летной и стрелковой подготовкой, атакуя в боевых условиях немецкий истребитель танков типа 1в Pz.38 (t) Ausf  с пикирования под углом 45-50 , вполне мог обеспечить при стрельбе из пушек с дистанции 400 м вероятность поражения последнего около 0,6, а танка Pz.IV Ausf F/Н — с вероятностью 0,32. То есть эффективность Ил-10-го при действиях по немецким средним танкам, по сравнению с Ил-2, возросла значительно, даже несмотря на уменьшенную бомбовую загрузку противотанковыми авиабомбами и химическими ампулами. Однако пилотирование и прицеливание в этом случае требовали от летчиков повышенного внимания и были не под силу молодым летчикам.

При углах планирования 25-30° эффективность ударов штурмовиков Ил-10 по немецкой бронетехнике практически не отличалась от таковой для Ил-2 с ВЯ-23.

Принимая во внимание качественный состав панцерваффе на завершающем этапе войны, приходится констатировать, что принятие на вооружение штурмовика Ил-10 все же не повысило в должной мере противотанковых свойств штурмовой авиации Красной Армии, а штурмовые самолеты семейства «Ил» так и не стали «грозой» для танков вермахта...

По состоянию на 10 мая 1945 г. в составе воздушных армий фронтов насчитывалось 120 исправных и 26 неисправных самолетов Ил-10. Кроме этого, в ВВС ВМФ имелось 12 Ил-10.

К началу войны с Японией программу боевой подготовки на Ил-10 успел пройти 26-й шап 12-й шад ВВС ТОФ. Это был единственный штурмовой авиаполк в составе группировки ВВС КА и ВМФ на Дальнем Востоке (9-я, 10-я и 12-я ВА, ВВС ТОФ), вооруженный новыми ильюшинскими штурмовиками. По состоянию на 09.08.45 г. в составе полка имелось 35 штурмовиков Ил-10.

В период 10.25-10.45 23 экипажа 26-го шап под прикрытием 31 Як-9 из 14-го иап нанесли бомбоштурмовой удар по кораблям и транспортам в порту Расин. Три группы штурмовиков по 6 Ил-10 в каждой атаковали японские корабли с пикирования под углом 25-30 с целью подавления зенитной артиллерии на них и у причалов порта. Вслед за группами подавления через три минуты по транспорту на внутреннем рейде с высоты 25 м нанесла удар топмачтовым способом четвертая группа Ил-10, которую вел командир 26-го шап м-р А.М.Николаев. Удары по кораблям наносились с разных направлений. Бомбовая загрузка Ил-10-топ-мачтовиков состояла из 2 ФАБ-250. В результате удара, по донесениям экипажей, один транспорт был потоплен и один — поврежден.

Несмотря на то, что большая часть сил штурмовиков была направлена на подавление батарей зенитной артиллерии, во время атаки японские зенитчики сбили над портом 2 Ил-10, еще пара «десяток» от полученных повреждений в бою была потеряна на обратном пути. Отметим, что столько же штурмовиков Ил-2 было сбито огнем зенитной артиллерии и во время удара 37-го шап (32 Ил-2) по порту Юки в период 9.51-10.11 этого же дня. Столь большие потери штурмовиков явились полной неожиданностью для советского командования.

Повторный удар 26-го шап по порту Расин был нанесен в 17.00 уже в составе 14 Ил-10 в трех группах. Первой цель атаковала группа подавления зенитной артиллерии, а через 8-10минут с высоты 25 м Ил-10-топмачто-вики атаковали транспорты, стоящие на рейде. Экипажи заявили о потоплении двух транспортов. Над целью был потерян еще один Ил-10. От огня МЗА большая часть штурмовиков получила повреждения.

К сожалению, действия штурмовиков и пикировщиков из 33-го и 55-го бап 10-й бад были разнесены по времени, вследствие чего налет советской авиации на порт не достиг должного эффекта.

На рассвете следующего дня Ил-10 26-го шап вновь участвовали в уничтожении японских плавсредств в порту Расин. Из 18 Ил-10, вылетавших на задание, на свой аэродром не вернулся один. Экипажу удалось посадить поврежденный штурмовик в море, после чего его подобрала поисково-спасательная «Каталина».

В результате двухдневных боев безвозвратные потери 26-го шап составили 6 Ил-10. Кроме того, значительное число штурмовиков получило повреждения.

По итогам всех ударов по порту Расин экипажи 26-го шап претендовали на потопление 5 транспортов. Кроме штурмовиков, о потоплении двух судов заявили бомбардировщики и 10 судов — пикировщики. На самом же деле, из 12 судов, найденных аварийно-спасательной службой ТОФ в районе порта, лишь 5 имели ярко выраженные повреждения от авиабомб, остальные же затонули в результате подводных пробоин (от торпед и мин).

Интересный опыт боевого применения получил 26-й шап несколькими днями позже. 17 августа полк действовал по железнодорожным эшелонам и разрушал железнодорожное полотно при входе в тоннель севернее города Сейсин. Задача выполнялась двумя группами. Первая группа из 5 Ил-10 нанесла бомбоштурмовой удар с пикирования по развилке железной дороги Сейсин-Расин, а вторая группа, также в составе 5 Ил-10, топмачтовым способом «закатывала» ФАБ-100 в тоннель. Задача была выполнена — тоннель был разрушен.

Поверхностный анализ прошедших боев показывает, что применяя «стандартные» способы ударов по наземным целям (угол пикирования 25-30°), штурмовик Ил-10 фактически не имел явных преимуществ перед менее скоростным и менее маневренным Ил-2. За этот же период потери Ил-2 составили 7 самолетов. К сожалению, летчики-штурмовики в силу недостаточной подготовки не использовали всех возможностей нового штурмовика -выполнение ударов с пикирования под углами 45-50° могло бы существенно снизить точность стрельбы японских зенитчиков, обеспечивая в то же время высокую точность бомбометания и стрельбы.

Начиная с августа 1945 г. на серийных Ил-10 стала устанавливаться подвижная установка ВУ-9 с пушкой Б-20Т-Э, успешно прошедшая государственные испытания в ГК НИИ ВВС.

Общий выпуск авиазаводами штурмовиков Ил-10 к концу 1945 г. составил 2328 боевых машин и 228 учебных, из них 893 Ил-10 и все УИл-10 выпущены заводом № 1, остальные -заводом № 18. В 1946 г. завод № 1 после выпуска 2 Ил-10 и 41 УИл-10 прекратил производство «десяток», но вместо него к выпуску Ил-10 подключился воронежский авиазавод № 64, который в 1947-49 гг. построил 345 штурмовиков этого типа. Завод № 18 в 1946 г. построил 1066 Ил-10 и 11 У Ил-10, а в следующем году — 859 Ил-10. Таким образом, за 5 лет серийного производства три авиазавода выпустили 4600 боевых Ил-10 и 280 учебно-тренировочных  УИл-10.

Надо сказать, что недостаточная надежность работы мотора АМ-42 на многие годы определила высокую аварийность в частях ВВС, эксплуатирующих штурмовик Ил-10.

Так, в феврале-марте 1946 г., то есть после года эксплуатации штурмовика Ил-10 и мотора АМ-42 в ВВС, в частях 10-й гвардейской штурмовой авиадивизии обнаружился массовый выход из строя моторов АМ-42, что привело к многочисленным авариям и даже катастрофам. «Разбор полетов» показал, что причинами выхода из строя моторов АМ-42 являлись как неправильная эксплуатация моторов в частях дивизии и халатность производственников, так и неизжитые еще в полной мере конструктивные недостатки мотора.

В результате заводом № 24 был "улучшен подвод смазки к седьмой опоре коленчатого вала, улучшена технология обработки и сборки шатуна, улучшена конструкция крепления поводков шестерен перебора нагнетателя ". Причем «эти мероприятия были проверены дополнительными 100-часовыми испытаниями моторов на стенде и проверочными испытаниями на самолете Ил-10». Проведенные испытания показали удовлетворительные результаты. Тем не менее, 24-й завод был вынужден ввести обязательную переборку всех выпускаемых моторов после трехчасовых сдаточных испытаний, установить дополнительный контроль деталей и вторичную контрольную сборку. Кроме этого, на все выпускаемые в 1946 г. моторы завод ввел годичную консервацию.

Тем не менее, несмотря на принимаемые меры, аварии и катастрофы продолжали иметь место. В конце 1946 г. авиация ВМФ получила от промышленности 40 Ил-10. При их перегоне в части вследствие обрыва противовеса коленвала и болтов крышки главного шатуна произошло 3 аварии. 29 декабря 1949 г. на аэродроме завода № 301 в Химках потерпел катастрофу УИл-10 из-за разрушения вкладыша подшипника коленвала.

Отметим, что на послевоенных модификациях самолета Ил-10 вместо мотора АМ-42 планировалось установить более мощный АМ-43 с непосредственным впрыском топлива в цилиндры. Мотор имел взлетную мощность 2300 л.с. и номинальную мощность на расчетной высоте 2300 м — 2000 л.с. Максимальная скорость полета у земли ожидалась 540 км/ч, а на расчетной высоте — 575 км/ч.

Один экземпляр самолета Ил-10 с мотором АМ-43 и винтом АВ-5л-24 был построен заводом № 18 в декабре 1945 г. Каких-либо данных о результатах испытаний авторам обнаружить не удалось, но известно, что Ил-10 АМ-43 испытывался. По-видимому, из-за плохой работы мотора испытания не вышли из стадии рулежек и подлетов и были прекращены. В 1949 г. в качестве эксперимента на нескольких штурмовиках Ил-10 были установлены реверсивные винты АВ-15, позволявшие значительно сократить длину пробега. В ходе войсковых испытаний это нововведение понравилось летчикам, которые рекомендовали внедрить такие винты в серию. Однако Минавиапром был против и всячески тормозил решение этого вопроса. В итоге об реверсивных винтах вскоре забыли

443Ил-10 состоял на вооружении не только в СССР, но и в соцстранах. В 1949 г. 40 Ил-10 получили польские ВВС (4-й, 5-й и 6-й штурмовые авиаполки). Кроме того, «десятка» поступала на вооружение югославских и чешских ВВС.

С конца декабря 1951 г. в Чехословакии на авиазаводе «Авиа» в Соковице по чертежам воронежского авиазавода № 64 был налажен серийный выпуск лицензионного варианта Ил-10 под обозначением В-33. На его основе чехи выпускали и учебно-тренировочный вариант СВ-33. В период 1953-54 гг. чешские штурмовики поставлялись в Польшу, Венгрию, Румынию и Болгарию. Серийное производство В-33 завершилось в 1955 г. после выпуска 1200 самолетов этого типа.

В отличие от советских Ил-10, чешские штурмовики вооружались 4 пушками НС-23РМ (по 150 снарядов на ствол). В Польше часть В-33 дорабатывалась для подвески двух подвесных бензобаков от МиГ-17. ПТБ подвешивались на бомбовые замки под центропланом.

Ил-2 Штурмовик

il2m-iЕще не смолкла канонада московской битвы, а в штурмовых авиаполках Красной Армии начался процесс осмысления первого опыта боевого применения штурмовиков Ил-2. В полках шел творческий поиск наиболее эффективных тактических приемов нанесения ударов по наземным целям, защиты от истребительной авиации противника, а также улучшения боевых качеств Ил-2.
В конце декабря 41-го на 1-й Военно-технической конференции в Куйбышеве было высказано предложение о необходимости перехода к действиям штурмовиков Ил-2 со средних высот с пикирования (25-30°) из боевого порядка «круг самолетов». В этом случае существенно облегчался поиск малоразмерных и подвижных целей на поле боя, улучшались условия прицеливания, повышалась точность стрельбы и бомбометания.
Однако это предложение для большей части летного состава боевых частей осталось практически незамеченным. Слишком сильно верили летчики-штурмовики в бреющий полет, как единственное средство спасения от истребителей люфтваффе — основного противника Ил-2 в этот период.
Ввиду больших потерь штурмовиков от истребителей люфтваффе летный состав предлагал «сделать самолеты Ил-2 двухместными, посадить стрелка, вооружив его пулеметом калибра 12,7 мм, для защиты задней полусферы самолета. При этом самолет Ил-2 станет неуязвимым и не потребует сопровождения истребителями, которые очень дорого обходится нам на войне...»
il25На предложение военных летчиков об установке на Ил-2 второй кабины для стрелка-радиста Главный конструктор самолета С.В.Ильюшин отреагировал весьма странно. 12 февраля 1942 г. С.В.Ильюшин направил Наркому авиапромышленности А.И.Шахурину письмо  №186 (копия письма была направлена Лешукову), в котором указывалось, что: "... .3). ...Скорость с-та Ил-2 на сегодня вполне достаточная, об этом свидетельствует отсутствие потерь от воздушного противника. ...5) В отношении увеличения экипажа самолета Ил-2 до 2-х человек, особенно для самолета с мотором АМ-38, считаем нецелесообразным и ненужным, так как при посещении частей видно, что потерь от воздушного противника Ил-2 не имеет. Целесообразно на 9 штук самолетов выпускать один двухместный самолет с мотором М-82, который будет выполнять роль лидера девятки... ". Остается только гадать, в каких штурмовых авиачастях ВВС КА отсутствовали в это время потери от атак немецких истребителей.
Вопрос о защите Ил-2 со стороны хвоста был впервые поставлен в письме секретаря Воронежского обкома ВКП(б) В.Никитина на имя наркома авиапромышленности А.И.Шахурина №747 от 10.07.42 г. : "Командиры, летчики авиаполка Ил-2, возвратившиеся на днях в Воронеж с фронта, — писал Никитин, — сообщают, что враг применяет технику боя с самолетами Ил-2 путем поражения их сзади в хвостовое оперение, сверху по мотору, а также в голову летчика. Командный состав в связи с этим считает необходимым: 1) в конце фюзеляжа под хвостовым оперением установить огневую точку; 2) установить хотя бы 4-мм броню над головой летчика; 3) установить броню над мотором сверху... "
Уже 29 июля в письме на имя А.И.Шахурина и П.Ф.Жигарева №946 С.В.Ильюшин сообщал, что: «Такая установка, состоящая из 2-х неподвижных закрепленных пулеметов, стреляющих назад, нами разработана. Стрельба назад по противнику производится простейшим зеркальным прицелом, основанным на принципе двойного отражения. Представляя при сем чертежи этой установки, прошу Вас и тов. Жигарева их утвердить и дать указание о срочном изготовлении этих установок в количестве 50-ти штук для испытания на фронте в боевых условиях с тем, чтобы в случае достаточно хорошей их эффективности, запустить их на все самолеты».
3355603В результате обсуждения этого вопроса в «верхах» НКАП и ВВС КА было принято решение, согласно которому С.В.Ильюшин и директор 18-го авиазавода М.Б.Шенкман обязывались «установить на двух серийных „Илах“ пулемета, неподвижно закрепленные на фюзеляже со стрельбой назад: на одном два пулемета ШКАС с запасом патронов по 250 шт. на пулемет со сроком выпуска 12 августа 1942 г., на другом один пулемет Березина с запасом патронов 200 шт. со сроком выпуска 15 августа», а начальник НИИ ВВС КА генерал И.Ф.Петров должен был «произвести испытания самолетов Ил-2 с этими установками на заводе №18 в пятидневный срок».
Заключение по испытаниям неподвижных пулеметных установок на Ил-2 для стрельбы в заднюю полусферу генерал И.Ф.Петров утвердил 25 августа.
Установка под пулемет УБТ (боекомплект 250 патронов) допускала дискретное (через 2,5°) изменение угла установки вверх от 0° до 5° и в стороны — на 2,5°. Установка под два пулемета ШКАС (боезапас 1000 патронов) допускала изменение угла установки вверх от 0° до 22,5° и в стороны — на 7,5°.
malkin2Всего было выполнено 5 испытательных полетов, из них 4 полета -на Ил-2 с пулеметами ШКАС и 1 полет — на Ил-2 с УБТ. Летал летчик-испытатель НИИ ВВС майор А.К.Долгов.
По результатам испытаний установка из двух пулеметов ШКАС, вследствие большего числа стволов и большей их скорострельности, была признана лучшей. Однако в силу низких оборонительных возможностей штурмовики с такими пулеметными установками в серийное производство не пошли.
К 10 сентября 1942 г., после переезда в Москву и получения производственной базы завода №240, в ОКБ С.В.Ильюшина были разработаны два варианта двухместных Ил-2 — с задней кабиной стрелка под пулемет ШКАС и под пулемет УБТ, требовавшие минимальных изменений в конструкции самолета.
Было решено, с целью выявления лучшего варианта, строить на заводе №30 сразу два двухместных Ил-2 — один под пулемет ШКАС, а другой — под пулемет УБТ. Все работы по переделке серийных «Илов» с АМ-38 проводились чрезвычайно быстро и оперативно, так что уже в конце сентября оба самолета были предъявлены в НИИ ВВС КА для прохождения государственных испытаний.
Основные отличия предъявленных на госиспытания двухместных самолетов Ил-2 АМ-38 состояли в следующем. За пределами бронекорпуса на месте заднего топливного бака была оборудована кабина стрелка с фонарем, откидывающимся на правый борт самолета. Стрелок размещался спиной к задней бронеперегородке на подвесной брезентовой лямке и был защищен со стороны хвоста самолета 6-мм бронеплитой. Бронезащита снизу, с боков и сверху отсутствовала. Вырез в верхней части фюзеляжа под кабину стрелка окантовывался отштампованным из дюралюминиевого листа жестким кольцом. Пулеметы ШКАС и УБТ монтировались на полутурельной установке и имели достаточно ограниченные углы обстрела: установка с пулеметом ШКАС — вверх 40°, вниз до 15°, вправо и влево по борту 45°, а установка под пулемет УБТ — вверх 35°, вниз до 6°, вправо по борту 35° и влево 28°. Питание пулеметов ленточное с помощью электромотора.
Для связи летчика и стрелка были установлены переговорное устройство СПУ-2 и трехцветная сигнализация. Балки для подвески реактивных снарядов были сняты, а также сделаны некоторые другие мелкие изменения.
Установка кабины стрелка с пулеметом ШКАС увеличила вес самолета на 210 кг, а кабины стрелка с УБТ — на 275 кг. В связи с этим, для сохранения длины разбега примерно на том же уровне, что и у одноместного Ил-2, в конструкцию посадочных щитков был введен фиксатор, позволяющий устанавливать их на взлете под углом 17-18°. Механизм управления щитками устанавливался в кабине стрелка. В воздушной сети управления щитками было увеличено давление с 35 до 50 атм. Возросшая нагрузка на хвостовое колесо потребовала увеличить его размеры до 400×150 мм, ввести амортизацию костыля и усилить ферму крепления колеса к фюзеляжу.
Максимальная скорость полета с бомбовой нагрузкой 200 кг бомб и без РО у Ил-2 с УБТ составила 386 км/ч у земли и 420 км/ч — на высоте 2000 м, а у Ил-2 с пулеметом ШКАС — 383 и 423 км/ч у земли и на высоте 2350 м соответственно. В процессе испытаний на самолеты были смонтированы 8 РО-82, с которыми скоростные и взлетные качества самолетов стали хуже.
Штурмовик стал тяжелее в управлении (увеличилась нагрузка на ручку управления), труднее поднимал хвост при взлете и опускал его при посадке. Однако при отрегулированном соответствующим образом триммере руля высоты особой разницы в пилотировании между одноместным и двухместными Ил-2 летчики не ощущали.
За один боевой разворот на высоте 1000 м штурмовик набирал высоту 300 м. Длина разбега Ил-2 АМ-38 с установкой под пулемет ШКАС и винтом ВИШ-22Т с 200 кг бомб и 8 РС-82 составила 460 м, а с 400 кг бомб и 8 РС-82 — 515 м. На Ил-2 с задней огневой точкой под пулемет УБТ и винтом АВ-5Л-158 с бомбовой нагрузкой 400 кг и без РО разбег в 500 м был получен лишь при использовании на взлете щитков, отклоненных на 17-18?. Новому штурмовику явно не хватало мощности мотора. В этой связи нормальная боевая нагрузка устанавливалась в 200 кг бомб и 8 РС-82.
Акт о государственных испытаниях этих самолетов был утвержден главным инженером ВВС КА А.И.Репиным 3 октября 1942 г.
Несмотря на худшие летно-технические характеристики, к серийной постройке был рекомендован двухместный Ил-2 с оборонительной установкой под пулемет УБТ, так как мощность огня последнего, в сочетании с маневром штурмовика, обеспечивала более надежную защиту от атак истребителей противника. При этом вопрос о броневой защите стрелка снизу и с боков предполагалось окончательно решить после проведения войсковых испытаний в боевых условиях.
Кроме того, с целью улучшения летных свойств двухместного Ил-2, а также для доведения его бомбовой нагрузки до нагрузки одноместного варианта «Ила» предлагалось ускорить установку на него форсированного мотора АМ-38ф (взлетная мощность 1700 л.с.), который к 26 сентября 1942 г. удовлетворительно прошел специальные 50-часовые летные испытания в НИИ ВВС КА.
Государственный Комитет Обороны, не дожидаясь результатов войсковых испытаний двухместных Ил-2, 5 октября 1942 г. своим Постановлением №2374 обязал НКАП внедрить в серийное производство на авиазаводах №№ 1, 18 и 30 двухместный Ил-2 с оборонительной установкой под пулемет УБТ с винтом АВ-5Л-158 и со щитками для взлета, установив боезапас для УБТ в 150 патронов, нормальную бомбовую нагрузку в 300 кг и 4 РС-82. Причем уже к концу октября заводы №1 и 18 должны были выпустить каждый по 70 двухместных Ил-2, а завод №30 — 60 таких машин. В ноябре-декабре 1942 г. три авиазавода должны были изготовить 1500 двухместных Ил-2.
Что касается Нижнетагильского авиазавода №381, то приказом по НКАП №763 от 10.10.42 г. во исполнение Постановления ГКО №2378 от 7 октября 1942 г. директору завода Журавлеву предписывалось прекратить производство самолетов Ил-2 и перейти на выпуск истребителей Ла-5.
Параллельно с отработкой заводом №30 двухместного варианта Ил-2 на заводе №1 им.И.В.Сталина был построен самолет Ил-2бис с мотором АМ-38, имевший полностью бронированную кабину стрелка с блистерной установкой БЛУБ (блистерная установка Березина) под пулемет УБТ с магазинным питанием и боекомплектом в 150 патронов (3 магазина).
Предложенная заводом №1 кабина стрелка имела много общих компоновочных и конструктивных решений с кабинами стрелков на самолетах БШ-2 АМ-35 и Ил-2 М-82. Кабина стрелка была оборудована на месте заднего фюзеляжного бензобака, вместо которого в двух внутренних бомбоотсеках в центроплане самолета были установлены два бензобака такого же объема. Бензобаки в бомбоотсеках были забронированы. То есть кабина стрелка оказалась в бронированной части бронекорпуса самолета. От огня со стороны хвоста самолета и сверху стрелок защищался бронестенкой толщиной 8 мм, прозрачной броней на блистере пулемета толщиной 64 мм и 5-мм броневым листом, установленным над головой на сдвижной части фонаря его кабины. Кроме этого, кабина стрелка имела бронированный пол толщиной 5 мм, а между летчиком и стрелком устанавливалась бронеплита толщиной 7 мм. Таким образом, стрелок на Ил-2бис имел броневую защиту, почти аналогичную защите летчика.
Связь летчика и стрелка, помимо СПУ-2ф и трехцветной световой сигнализации, осуществлялась еще и через заднее бронестекло кабины летчика.
Внутренняя подвеска бомб составила 200 кг. Две крыльевые пушки ШВАК имели боезапас 500 снарядов на обе пушки, 2 пулемета ШКАС — 1500 патронов. Помимо этого, на самолете устанавливались 8 РО-82.
Несмотря на установку бронированной кабины стрелка, центровка самолета оказалась такой же, как и у одноместного Ил-2 производства этого же завода. Нормальный полетный вес самолета — 5980 кг.
Заводские испытания по программе приемо-сдаточных испытаний серийных самолетов с дополнением по испытанию работы задней оборонительной установки, системы бензопитания и радиооборудования Ил-2бис проходили с 6 по 10 октября 1942 г
13 октября директор 1-го авиазавода А.Т.Третьяков утвердил отчет по испытаниям, после чего Ил-2бис был предъявлен в НИИ ВВС КА для производства государственных испытаний, которые последний успешно отлетал в период с 16-го по 26-е октября 1942 г. (ведущий летчик-испытатель А.К.Долгов, ведущий инженер-летчик А.В.Синельников). Всего в рамках программы госиспытаний было выполнено 28 полетов с общим налетом 9 часов 5 минут.
Государственные испытания показали, что по своим летно-техническим и пилотажным характеристикам Ил-2бис практически не отличался от одноместной серийной машины этого же завода. Максимальная горизонтальная скорость у земли составила 388 км/ч, а на высоте 2000 м — 407 км/ч.
Время подъема на высоту 1000 м составляло 2,4 минуты, а время виража на этой высоте — 48-49 сек. При этом за один боевой разворот на высоте 1000 м штурмовик набирал высоту 400 м. Длина разбега при установке щитков на взлетный угол равнялась 420 м.
По общему мнению летчиков, новый самолет получился хорошим, хотя и требовал большого объема конструктивных изменений, связанных в основном с перекомпоновкой баков, что само по себе было сложным для серийного производства. В связи с этим, руководством ВВС КА и НКАП было принято решение провести войсковые испытания самолета в боевых условиях и уже по результатам последних сделать вывод о целесообразности запуска Ил-2бис в серийное производство.
Отметим, что уже с лета 1942 г. в строевых частях местными умельцами в заднем отсеке Ил-2 вместо бензобака оборудовалось место для воздушного стрелка, которого вооружали либо пулеметом ДА, либо ШКАС, либо УБТ — что было под рукой. Всего подобным образом было переоборудовано около 1200 Ил-2.
Войсковые испытания двухместных вариантов самолета Ил-2 постройки завода №30 проводились с конца октября 1942 г. по 25 января 1943 г. на Калининском фронте в 800-м (командир полка м-р А.И.Митрофанов) и 667-м (командир полка м-р Г.А.Шутеев) штурмовых авиаполках 292-й шад 3-й ВА. Первое боевое применение двухместного Ил-2 с пулеметом УБТ было осуществлено в 800-м шап 30 октября 1942 г. при атаке Смоленского аэродрома противника.
Надо сказать, что в авиаполках 292-й шад уже имелся опыт боевого применения двухместных штурмовиков Ил-2, так как к этому времени силами инженерно-технического состава несколько одноместных Ил-2 уже были переоборудованы оборонительным пулеметом ШКАС с боезапасом в 500 патронов, при этом для установки пулемета использовалось полутурельное кольцо установки ВУБ-1 самолета Пе-2.
За время войсковых испытаний 16 двухместных самолетов Ил-2 с пулеметом УБТ выполнили 64 боевых вылета с общим налетом 77 часов. Проведено 8 воздушных боев, в которых огнем стрелков было сбито 7 истребителей противника Bf109. Свои потери составили 3 штурмовика.
Строевые летчики отмечали, что ухудшение продольной устойчивости штурмовика, а также увеличение скорости самолета на планировании затруднило ведение прицельного огня из стрелково-пушечного вооружения и введение боковых поправок в прицеливание, особенно для молодого летного состава, имеющего недостаточную летную подготовку. Кроме этого, большая инертность двухместного Ил-2, по сравнению с одноместным, требовала от летчиков и большего внимания при пилотаже в составе группы, а также больших дистанций между самолетами в боевых порядках. Из-за большей задней центровки и недостаточной устойчивости в продольном отношении выполнение координированного глубокого виража требовало от летчиков повышенного внимания. Летчики авиаполков отмечали и большие требуемые нагрузки на рули двухместного Ил-2, по сравнению с одноместным вариантом, при перекладывании штурмовика из виража в вираж.
Снижение вертикальной скорости двухместного Ил-2 привело к усложнению противозенитного маневра и повышению вероятности поражения его от огня зенитной артиллерии, особенно малокалиберной. Требовалось повышение энерговооруженности самолета.
Кабина стрелка оказалась тесной и затрудняла его движения, что отрицательно сказывалось на эффективности ведения воздушного боя. Сама же пулеметная установка в обслуживании оказалась простой.
Опыт воздушных боев показал, что углы обстрела пулемета УБТ недостаточные. Стрелок не мог отражать атаки истребителей противника под большими углами сбоку и сверху. Ввиду малых углов обстрела вниз и в стороны использовать заднюю огневую точку для стрельбы по истребителям, атакующим снизу, а также по наземным целям можно было очень ограничено.
Кроме того, эффективность действий воздушных стрелков в значительной степени снижалась вследствие частых отказов (обрыв дульца гильзы и заклинивание автоматики) пулемета УБТ при стрельбе в воздухе. По воспоминаниям воздушного стрелка 43-го гшап Г.А.Литвина, «Березин» при стрельбе в воздухе отказывал по этим причинам почти в каждом боевом вылете, а стрельба длинными очередями производилась «с замиранием сердца». Стрельба очередью свыше 10 патронов не рекомендовалась по причине обязательного заклинивания пулемета.
Броневой лист толщиной 6 мм позади стрелка защищал только от пулеметного огня при атаках истребителей противника строго со стороны хвоста самолета и от осколков зенитных снарядов, разорвавшихся сзади фюзеляжа. Попадание в кабину стрелка фугасного снаряда калибра 20 мм пушки MG-151/ 20 с дистанции порядка 200-300 м давало пробоину размерами в среднем 70×150 мм и приводило к поражению стрелка.
За все время войсковых испытаний имелось 8 случаев поражения стрелков на двухместных самолетах Ил-2. Причем во всех случаях, кроме одного, летчики оставались невредимыми. То есть на одного вышедшего из строя летчика пришлось 8 убитых или раненых стрелков.
В заключение акта по войсковым испытаниям двухместных Ил-2 постройки завода №30 указывалось, что, по общему мнению летного состава, самолет в целом хорош, а оборонительная огневая точка с пулеметом УБТ является эффективным средством защиты от огня истребителей противника, однако летчики и стрелки требовали увеличить углы обстрела пулемета, усилить бронирование кабины стрелка и улучшить взлетно-посадочные характеристики самолета.
С появлением на фронте двухместных «Илов», истребители люфтваффе старались производить заходы для атаки на штурмовики снизу в хвост или снизу с боков, если, конечно, позволяла высота, в противном случае -сверху сбоку, подводя пушечную трассу к фонарю летчика.
Оценки, основанные на теории воздушной стрельбы и полигонных испытаниях эффективности действия германского стрелково-пушечного вооружения по штурмовику Ил-2, показывают, что применительно к типовым условиям ведения воздушных боев потенциальная вероятность сбития Ил-2 с пулеметом УБТ со стороны задней полусферы истребителем Bf 109 (3-2 (трехточечный) в одной атаке могла составлять (летчик с отличной летной и стрелковой подготовкой, а летчик-штурмовик не совершает противоистребительного маневра) около 0,38, а пятиточечным Bf109G-2 — 0,65. В реальных же боевых условиях результативность летчиков была несколько хуже...
Поскольку воздушный стрелок Ил-2 был плохо забронирован, то вероятность его поражения огнем немецких истребителей, как показывают оценки, была примерно в 2-2,5 раза выше, чем вероятность сбития в этих же условиях защищаемого им штурмовика.
В этой связи интересно отметить, что, как показывает анализ боевого опыта, соотношение потерь штурмовиков Ил-2, летчиков и воздушных стрелков от огня немецкой зенитной артиллерии практически на всем протяжении войны равнялось 1:1:1.
Двухместный Ил-2бис проходил войсковые испытания на Калининском фронте в 6-м гшап 3-й ВА с 7 ноября по 9 декабря 1942 г. Несмотря на производство всего 9 боевых вылетов (на 10-м боевом вылете самолет был потерян от огня зенитной артиллерии), новый штурмовик сразу же завоевал большой авторитет у летного состава, особенно самолет понравился стрелкам. Последние отмечали, что кабина стрелка очень удобна и просторна, совершенно не стесняет движений во время отражения атак истребителей противника, а вследствие сильного бронирования кабины стрелок чувствовал себя в ней спокойно, что благоприятно сказывалось на эффективности воздушной стрельбы из пулемета. Более того, кабина стрелка позволяла брать с собой в полет ручной пулемет ДА калибра 7,62 мм и успешно использовать его как при стрельбе по наземным целям, так и при отражении атак истребителей противника сбоку.
Блистерная установка с пулеметом УБТ с магазинным питанием работала хорошо, боекомплект пулемета достаточен. В отзыве о самолете командование и летный состав 6-го гвардейского шап писали:
«Больше выпускать самолеты Ил-2 со стрелком. Наилучшей машиной такого типа является машина первого завода. Летно-технический состав 6-го Гв.шап благодарит коллектив 1-го завода, создавший замечательную кабину стрелка, тем самым давший возможность всесторонне использовать самолеты Ил-2, что и требует обстановка на фронтах... Самолеты Ил-2 со стрелком по своим качествам превосходят все предшествующие варианты. Летчики 6-го Гв.шап просят давать побольше этих машин».
Тем не менее, решение о постановке серийного производства двухместного Ил-2бис завода №1 принято не было. Основными причинами этого явились большой объем конструктивных изменений, требовавший переостнастки конвейера авиазавода, и уменьшение почти вдвое нормального бомбового груза по сравнению с одноместным вариантом.
Не получила «путевку в жизнь» и кабина стрелка, оборудованная турельной установкой клычной системы конструкции Г.М.Можаровского и И.В.Веневидова МВ-3 с пулеметом УБТ, имевшая аэродинамическую компенсацию. Турель МВ-3 обеспечивала значительно большие, по сравнению с другими вариантами, горизонтальные (±120°) и вертикальные (+45°, -15°) углы перемещения оружия и позволяла, благодаря наличию аэродинамического экрана, вести прицельный огонь при скоростях полета свыше 400 км/ч.
Ил-2 с МВ-3 был построен в мае 1943 г. на заводе №18 и в июне в целом удовлетворительно прошел государственные испытания в НИИ ВВС КА. Однако громоздкий полукруглый экран турели создавал большое аэродинамическое сопротивление и сильно ухудшал летные данные штурмовика, что, собственно говоря, и повлияло на отрицательное решение о запуске в серийное производство этой модификации «Ила».
В марте 1944 г. ОКБ С.В.Ильюшина была сделана очередная попытка повысить оборонительные возможности Ил-2. Заводом №30 был построен Ил-2 с задней оборонительной установкой УБШ конструкции КБ завода №487 НКВ (Главный конструктор Шебанов) под пулемет УБТ. Боекомплект к пулемету был увеличен до 200 патронов (4 магазина по 50 патронов). Конструкция УБШ обеспечивала увеличенные, по сравнению с ВУБ-3, углы обстрела задней полусферы: вверх — 57°, вправо — 32°, влево — 45° и вниз с бортов — 8° вправо и 2° влево.
Всесторонние испытания модифицированного Ил-2 в НИИ АВ ВВС показали, что УБШ не имеет явных преимуществ перед стоящей на вооружении ВУБ-3 и не повышает обороноспособность Ил-2 со стороны верхней задней полусферы. К тому же уже стало ясно, что для эффективной обороны со стороны задней полусферы необходимо использовать как минимум 20-мм авиапушки. В силу этого был сделан вывод о нецелесообразности внедрения турели УБШ в серийное производство, а 487-му заводу было рекомендовано устранить отмеченные недостатки, усилить вооружение путем установки 20-мм авиапушки М.Е.Березина УБ-20 и предъявить турель на повторные испытания.
В августе 44-го на одном из серийных Ил-2 АМ-38ф успешно прошла испытания установка пушки Березина УБ-20 на турели ВУБ-3. Однако в серию установку внедрять не стали по причине низкой надежности самой пушки.

В первые дни Великой Отечественной войны, используя свои высокие маневренные возможности, вражеские танки и мотопехота наносили массированные удары прежде всего в местах, слабо защищенных наземными противотанковыми средствами. В этих условиях особенно возрастала роль авиации, и то небольшое число самолетов Ил-2, которое тогда имелось в советских ВВС, использовалось для атак в первую очередь на бронетанковые и мотомеханизированные маршевые колонны наступающего противника. Самолеты Ил-2 наносили удары по скоплениям вражеских танков в местах выгрузки и сосредоточения, на марше, на заправке, в предбоевых порядках. Реже применяли штурмовики Ил-2 для уничтожения различных целей (пехоты, артиллерии, отдельных танков, укрепленных рубежей и т. п.) непосредственно на поле боя.
Поражение танков и мотопехоты осуществлялось всем бортовым оружием самолета Ил-2, состав и мощь которого оказались подобранными исключительно удачно. Уничтожение танков осуществлялось ракетными снарядами, стрельбой из пушек и бомбометанием. Практика боевой работы штурмовиков Ил-2 в первые дни войны показала, что отлично подготовленный летчик при условии удачного выхода на цель с дистанции 300-400 м боекомплектом ракетных снарядов поражает в среднем два танка, летчик с хорошей подготовкой — один-два танка и с удовлетворительной — не больше одного танка. Летчики доносили, что действие ракетных снарядов у цели очень эффективно, особенно при прямом попадании, и деморализующе действует на противника. Экипажи танков не выдерживали атаки ракетными снарядами и, остановив танки, покидали их на время атаки.

Пушки ШВАК и ВЯ с подкалиберными бронебойно-зажигательными и фугасными снарядами также зарекомендовали себя как надежное средство уничтожения бронетанковой техники и автотранспорта противника. Пушечным огнем с дистанции 600-1000 м в зависимости от уровня подготовки летчика уничтожались один—два танка при расходе боекомплекта снарядов. Бомбовые удары штурмовиков также наносили ощутимый урон противнику. В зависимости от характера цели Ил-2 мог брать самые разнообразные бомбы — массой 250; 100; 50; 25; 15; 10; 2,5 и 1 кг. Пулеметный огонь штурмовиков наносил большой урон живой силе, автотранспорту и другим легкоуязвимым объектам. Опыт показал, что огонь из пулеметов по нормально рассредоточенной, но не укрывшейся пехоте поражал до 20-30 солдат противника при расходе 1000 патронов боекомплекта.
Боевой опыт вскрыл и существенный недостаток самолета, который задолго до этого предвидел С. В. Ильюшин, — его уязвимость от атак вражеских истребителей сзади. С первых дней войны в ОКБ стали поступать пожелания фронтовых летчиков об установке в хвостовой части самолета или дистанционно управляемого летчиком пулемета, или кабины стрелка с оборонительным пулеметом, как это было сделано на первом опытном самолете ЦКБ-55. Эти пожелания поступали и в Ставку Верховного Главнокомандования.

shturmovik-il-2_76Одновременно летчики отмечали исключительную живучесть самолета Ил-2, надежность бронекорпуса, хорошо защищавшего пилота, двигатель и топливные баки. Для защиты от нападения истребителей противника одноместные штурмовики Ил-2 стали применять тактику нанесения ударов по наземным целям из так называемого свободного круга с дистанцией между самолетами 150-500 м. При появлении вражеских истребителей свободный круг быстро перестраивался в замкнутый оборонительный круг, в котором впереди идущий Ил-2 прикрывался мощным огнем наступательного вооружения сзади летящего самолета. Постепенно формировались и другие тактические приемы борьбы штурмовиков с истребителями.

В самых неблагоприятных условиях начала войны, действуя при сильнейшем огневом противодействии наземных войск и превосходстве противника в воздухе, самолеты Ил-2 не только сумели выжить как тип, что удалось далеко не всем другим более скоростным самолетам, но и смогли нанести противнику существенные потери в живой силе и технике. С каждым днем войны в ожесточенных боях росла боевая выучка летчиков-штурмовиков, совершенствовалась тактика, расширялась сфера боевого применения и увеличивалась сила ударов самолетов Ил-2 по врагу. Фронт требовал как можно больше самолетов Ил-2.

Быстрыми темпами возрастало серийное производство самолетов Ил-2. В июле 1941 г., через четыре месяца после выпуска первой серийной машины, завод выпустил около 300 штурмовиков. Этому в немалой степени способствовала технологичность конструкции самолета, позволявшая расчленить весь процесс производства агрегатов и деталей планера на сравнительно мелкие операции, не требовавшие высокой квалификации сборщиков, что позволяло расширить круг работ.
Однако быстрое продвижение вражеских войск поставило под угрозу серийное производство самолетов Ил-2 и особенно двигателей для них. Было признано необходимым в кратчайшие сроки проработать возможность установки на Ил-2 двигателя воздушного охлаждения с взлетной мощностью 1250 кВт (1700 л. с.), выпускавшегося в глубоком тылу страны. За установку такого двигателя на штурмовике выступал также ряд специалистов, считавших, что он более живуч при поражении, чем бронированный двигатель жидкостного охлаждения типа АМ-38.

На одном из серийных самолетов Ил-2 часть бронекорпуса до переднего лонжерона центроплана, являющаяся капотом двигателя АМ-38, была снята. По переднему лонжерону центроплана установили двойную бронеперегородку, воспринимавшую все нагрузки от сварной трубчатой моторамы двигателя М-82. Двигатель не бронировался. Он закрывался обычным капотом типа НАКА из легкого алюминиевого сплава с управляемой юбкой на задней выходной щели. Каркас капота крепился только к двигателю и совершенно не был связан с остальной конструкцией самолета, что должно было значительно упростить смену поврежденного двигателя в полевых условиях.

Установка кабины стрелка с вооружением увеличила полетную массу машины на 270 кг. Для сохранения длины разбега примерно той же, что и у одноместного варианта, в конструкцию посадочных щитков был введен фиксатор, позволявший устанавливать их на взлете под углом 17°. Возросшая нагрузка на хвостовое колесо потребовала увеличить его размеры и усилить ферму крепления колеса к фюзеляжу. В начале марта 1942 г. двухместный штурмовик Ил-2 с такой кабиной стрелка начал проходить заводские испытания, которые показали, что максимальная горизонтальная скорость самолета уменьшилась, он стал несколько тяжелей в управлении, труднее поднимал хвост при взлете и быстрее опускал его при посадке. Однако при отрегулированном соответствующим образом триммере руля высоты особой разницы в пилотировании между одноместным и двухместным самолетами летчики не ощущали. Все же для улучшения летно-технических и маневренных характеристик двухместного самолета требовалось увеличить мощность двигателя АМ-38. ОКБ А. А. Микулина срочно приступило к решению этой задачи. Был разработан еще один вариант двухместного самолета Ил-2. В отличие от первого варианта он имел полностью бронированную кабину стрелка с блистерной пулеметной установкой, сохранявшую много общих компоновочных и конструктивных решений с кабинами стрелков на самолетах ЦКБ-55 и Ил-2 с двигателем М-82.

На этой машине задний фюзеляжный бак за кабиной пилота был снят и заменен двумя бронированными баками такого же объема, установленными во внутренних бомбоотсеках центроплана. На месте фюзеляжного бака оборудовали кабину стрелка с пулеметом УБТ. От огня со стороны хвоста самолета и сверху стрелок защищался бронеперегородкой в фюзеляже, прозрачной броней в блистере пулемета и металлической броней, установленной в сдвижном фонаре кабины над его головой. Более широкая и просторная, чем в первом варианте, кабина стрелка позволяла брать с собой в полет ручной пулемет ДА калибра 7,62 мм и успешно использовать его как при стрельбе по наземным целям, так и при отражении боковых атак истребителей противника. По своим летно-техническим и пилотажным характеристикам этот самолет практически не отличался от одноместной машины. Он нравился летчикам и особенно стрелкам, однако большой объем конструктивных изменений, связанных с перекомпоновкой баков, и, самое главное, уменьшение почти вдвое нормального бомбового груза сделали этот самолет неприемлемым для серийного производства.
Не получила распространения также и кабина стрелка самолета Ил-2, оборудованная турельной установкой МВ-3 с пулеметом УБТ. Она обеспечивала значительно большие, по сравнению с первым вариантом, вертикальные и горизонтальные углы перемещения оружия, но громоздкий полукруглый экран турели создавал большое сопротивление и слишком сильно ухудшал летные данные самолета. Двухместные серийные самолеты Ил-2 с двигателем АМ-38 были впервые применены на Центральном фронте 30 октября 1942 г. при атаке вражеского аэродрома под Смоленском. По результатам боевого применения была отмечена высокая боевая эффективность двухместных самолетов Ил-2.

Задняя огневая точка двухместного самолета Ил-2 с пулеметом УБТ стала эффективным средством защиты от истребителей противника. Только за время войсковых испытаний огнем стрелков сбито семь самолетов Me-109 и отражено большое число атак истребителей противника. На двухместном самолете Ил-2 летчик в полете над целью чувствовал себя спокойно и уверенно. Присутствие стрелка гарантировало его от неожиданных атак истребителей противника с задней полусферы. Стрелок информировал летчика также о разрывах снарядов зенитной артиллерии в задней полусфере, и летчик мог своевременно сделать противозенитный маневр. Все это увеличивало эффективность боевого вылета, давало возможность более точно выйти на цель, производить бомбометание и стрельбу, уменьшало потери самолетов. При выходе из атаки с набором высоты стрелки могли успешно использовать свои пулеметы для подавления оживающих после прохода Ил-2 вражеских зенитных точек. В соответствии с пожеланиями фронтовиков благодаря установке турели ВУБ-3, разработанной под руководством И.И. Торопова, углы обстрела задней огневой точки двухместного самолета Ил-2 были увеличены до 45° вверх, 35° в стороны и 12° вниз.
С января 1943 г. на фронт в большом количестве стали поступать двухместные штурмовики Ил-2 с более мощным форсированным двигателем АМ-38Ф, с лучшими летными, маневренными и взлетно-посадочными данными. Новый двигатель имел взлетную мощность 1250 кВт (1700 л. с.), которая на кратковременном боевом режиме могла быть увеличена до 1309 кВт (1780 л. с.). Такое повышение мощности достигалось снижением высотности двигателя АМ-38 с 1650 м до 750 м, уменьшением степени сжатия с 6,8 до 6,0 и увеличением частоты вращения с 2150 до 2360 об/мин. Снижение степени сжатия двигателя позволило использовать для АМ-38Ф более дешевый низкооктановый бензин. Кроме того, рядом конструктивных мероприятий была резко увеличена надежность работы форсированного двигателя. Этому способствовала и новая конструкция всасывающего патрубка двигателя (ранее при эксплуатации Ил-2 с пыльных фронтовых аэродромов отмечались случаи загрязнения карбюратора и цилиндров двигателя АМ-38, что приводило к его быстрому износу, повышало вероятность неожиданного отказа двигателя в полете). По рекомендации ЦАГИ на всасывающий патрубок, размещавшийся в носке центроплана с правой стороны фюзеляжа, установили воздушный фильтр. При движении самолета по земле заслонки фильтра были закрыты и воздух засасывался в двигатель только через боковые фильтрующие сетки, где он очищался от пыли и песка. В момент уборки шасси заслонки открывались и воздух начинал поступать в двигатель уже через переднюю часть цилиндра.
Для облегчения подъема хвоста при взлете двухместного самолета Ил-2 и улучшения его продольной устойчивости по рекомендации ЦАГИ с осени 1943 г. в системе управления рулем высоты стали устанавливать контрбалансиры. Установленный на тяге руля высоты контрбалансир улучшил продольную устойчивость самолета. Был облегчен подъем хвоста при взлете и сам взлет. Продольная статическая устойчивость, ухудшившаяся на двухместных самолетах из-за смещения полетной центровки назад примерно на 3,5% средней аэродинамической хорды, стала лучше после перемещения центровки двухместного самолета вперед благодаря увеличению стреловидности отъемных частей крыла до 15°. Серийные заводы смогли начать выпуск двухместных самолетов Ил-2, имеющих крыло со «стрелкой», только в конце 1943 г.

Массовому применению самолетов Ил-2 на всех фронтах Великой Отечественной войны способствовала также простота его освоения летным и техническим составом.
«Это был один из самых доступных для освоения самолетов, — вспоминал летчик-штурмовик, дважды Герой Советского Союза, маршал авиации А. Н. Ефимов. — Его отличали простота пилотирования, неприхотливость в эксплуатации на земле, как при подготовке к полету, так и после выполнения полета, и, что особенно важно, в воздухе. Сам процесс пилотирования не отличался трудностью. При действиях над целью и в воздушном бою внимание летчика не отвлекали какие-либо сложные манипуляции с приборами и агрегатами в кабине. Самолет прощал летчику даже грубые ошибки в пилотировании, что было очень важно при выполнении атак и ведении боя, если некогда наблюдать за приборами. Я не знаю ни единого случая, чтобы из-за ошибок в технике пилотирования самолет потерял управляемость или свалился в штопор».
По своей конструкции штурмовик Ил-2 являлся уникальным среди всех других военных самолетов, применявшихся во второй мировой войне. Самолета подобного ему не имела ни одна другая воевавшая страна. Созданный в Германии одновременно с Ил-2 бронированный штурмовик Хеншель Hs-129 к моменту нападения гитлеровской Германии на СССР не был доведен до боеспособного состояния. Кроме того, руководство гитлеровских люфтваффе сделало основную ставку на пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju-87 и вплоть до 1941 г. не старалось заменить этот самолет, показавший себя весьма эффективным оружием в молниеносных военных кампаниях на Западном фронте. Немало бед принес Ju-87 и нам в первый период Великой Отечественной войны. Однако большие потери Ju-87 в СССР заставили руководство люфтваффе ускорить доводку самолетов Хеншель Hs-129, и с начала 1942 г. небольшое число этих машин принимало участие в боях. Хотя Хеншель Hs-129 имел бронированную кабину пилота, но бронезащита двух его двигателей воздушного охлаждения была относительно слабой, да и летно-тактические данные невысокими. В сочетании о отсутствием оборонительного вооружения это привело к практически полному уничтожению самолетов Хеншель Hs-129. Всего до конца войны было построено 869 самолетов Хеншель Hs-129. Советские самолетостроители дали фронту 36 163 самолета Ил-2.
Союзные войска использовали в качестве штурмовиков мало приспособленные для этой цели истребители (Рипаблик «Тандерболт») и бомбардировщики (Дуглас A-20G). Эти машины были достаточно эффективны как штурмовики только при отсутствии или предварительном подавлении противовоздушной обороны противника и в дневных условиях действовали с прикрытием истребителями. Штурмовики Ил-2, как это и предвидел С. В. Ильюшин, с самого начала войны применялись в условиях сильнейшего противодействия всех средств противовоздушной обороны, в том числе и истребителей противника. Тем не менее, даже в условиях воздушного превосходства врага на первом этапе войны они могли уверенно и с большим боевым успехом выполнять самые разнообразные боевые задачи как по непосредственной поддержке наземных войск на поле боя, так и по уничтожению противника в тактической, а частично и в оперативной глубине его обороны. По сравнению с фронтовыми бомбардировщиками того времени самолеты Ил-2 меньше зависели от капризов погоды и могли действовать в сложных метеорологических условиях, лишь бы позволяла видимость. Для Ил-2 легче было подыскать и подготовить аэродром в прифронтовой зоне, штурмовики быстро снаряжались к повторному боевому вылету, теснее, чем бомбардировщики, взаимодействовали с наземными войсками как в обороне, так и в наступлении. С появлением на фронте двухместных самолетов Ил-2 сила ударов советских штурмовиков по врагу возросла еще больше.