Зайцев Василий Александрович

zajtsev

Дважды Герой Советского Союза Зайцев Василий Александрович

Родился 10 января 1911 года в деревне Семибратское, ныне Коломенского района Московской области, в семье крестьянина. В 1927 году получил специальность формовщика — литейщика, окончив школу ФЗУ  (ныне СПТУ № 6 Московского областного управления профтехобразования). С 1932 года в рядах Красной Армии. В 1933 году окончил Луганскую военную школу пилотов, в 1936 году — курсы усовершенствования командиров звеньев в Борисоглебске.

С сентября 1941 года капитан В. А. Зайцев в действующей армии. По декабрь 1943 года служил в 129-м ИАП; по 1944 год — в Управлении 207-й ИАД; по май 1945 года — в Управлении 2-го Гвардейского ИАК. Командовал эскадрильей, был штурманом и заместителем командира истребительного полка, в 1942—1944 годах — командиром 5-го Гвардейского истребительного полка, а в 1944—1945 годах — заместителем командира истребительно авиационной дивизии.

К январю 1942 года штурман 5-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( Калининский фронт )  Гвардии майор В. А. Зайцев совершил 115 боевых вылетов, провёл 16 воздушных боев, в которых сбил 12 самолётов противника.

5 мая 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К августу 1943 года командир 5-го Гвардейского истребительного авиационного полка  (207-я истребительная авиационная дивизия, 3-й смешанный авиационный корпус, 17-я Воздушная армия, Юго-Западный фронт)  Гвардии подполковник В. А. Зайцев совершил ещё 299 боевых вылетов, в которых уничтожил 22 самолёта противника. 24 августа 1943 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Всего выполнил 427 боевых вылетов, провёл 163 воздушных боя, в которых сбил лично 34 самолёта противника и 19 — в группе с товарищами, 2 вражеских самолёта посадил на свой аэродром.

В 1946 году, по состоянию здоровья, был уволен в запас. Работал начальником Коломенского аэроклуба, директором завода. Умер 19 мая 1961 года. Похоронен в Коломне.

Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени   (трижды), Богдана Хмельницкого 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени; медалями. В городе установлены бронзовый бюст, а также мемориальные доски на зданиях аэроклуба и завода имени Куйбышева.

*     *     *

«Храбр тот, кто умеет повиноваться... Старайся перехитрить врага... Первый увидел — победил... Атаковать внезапно, используя всё: солнце, облачность, высоту, складки и фон местности... Воюй с горячим сердцем и холодной головой... Береги в бою своего товарища... Знай самолёты врага, в каком ракурсе выгоднее всего сбить... Главное, не трусить, струсишь — сам будешь сбит... Важное условие победы — непрерывная учёба, бой — это проверка выучки огнём. Кто учится — победит, отстанет — будет сбит», — эти наставления, вобравшие в себя премудрости тактики лётчика — истребителя и рыцарского кодекса, принадлежат крестьянскому сыну из — под Коломны, не имевшему даже среднего образования, выдающемуся воздушному бойцу, одному из первых дважды Героев Советского Союза, лично и в группе сбившему 53 вражеских самолёта, мудрому воинскому воспитателю, командиру блестящего 5-го Гвардейского истребительного авиаполка Василию Александровичу Зайцеву.

24 августа 1943 года, когда в газетах был опубликован Указ о присвоении В. А. Зайцеву звания дважды Героя Советского Союза, 17-летняя Рая Озираёва — бригадир цеха нынешнего Коломенского тепловозостроительного завода имени В. В. Куйбышева — собрала девушек своей бригады, рассказала им об отважном лётчике.

«А теперь самое главное, — сказала она. — Знаете ли вы, что раньше он работал на нашем заводе, в нашем цехе, и, может быть, на этом самом месте, где мы стоим с вами ?.. И вот что я думаю: давайте попросим, чтобы нашей бригаде присвоили имя дважды Героя Советского Союза Василия Зайцева. Мы докажем, что достойны этого имени». Просьба бригады была удовлетворена. А через месяц, 25 сентября 1943 года, газета «Московский большевик» опубликовала статью «Ваши земляки». Коломенцы, обращаясь к герою, писали:

"...Когда вы летаете, товарищ Зайцев, в тревожном военном небе, знаете ли вы, сколько людей тут, на земле, в Коломне, думают о вас! Работает не покладая рук бригада вашего имени. Дети в школе расспрашивают учителей, каким вы были в детстве, чтобы быть точно такими же. Художники пишут ваши портреты... чтобы люди в цехах, глядя на вас, говорили: «Да, это он, это наш — коломенский».

Командиру удалось сохранить и укрепить в полку ту благоприятную морально — психологическую атмосферу, которая позволяла каждому лётчику поверить в свои силы и максимально раскрыть возможности в воздушном бою. И хотя срок «стажировки» в полку для новичка, имеющего несколько часов налёта, был краток — не больше месяца, но её насыщенность и основанная на индивидуальности методика давали прекрасные результаты. 18 бойцов его получили Золотую Звезду Героя. Лётчики уничтожили около 700 вражеских самолётов.

Труднее всего далось Василию Александровичу испытание «медными трубами» — переход к мирной жизни. Прекрасный организатор воздушного боя, один из лучших асов Второй Мировой войны, он не нашёл в себе сил на послевоенную службу, когда расположение начальства, умение выслуживаться ценились порой выше чести, опыта и ума.

Он родился 10 января 1911 года в деревне Семибратское Коломенского уезда Московской губернии, в семье бедных крестьян. Детство Василия было коротким, как у всех ребят беднятских семей. Четыре года проучился он в сельской школе. Дальше учиться не пришлось — стал помогать отцу по хозяйству.

В 1926 году его постигло огромное горе: тяжело заболел и вскоре скончался отец. Спустя 4 месяца умерла и мать. Вася остался круглым сиротой. Много бессонный ночей провёл подросток, прежде чем решил уехать в город. Оставив меньших братьев на попечение родных, он отправился в Коломну искать работу.

Коломенский райком комсомола помог сельскому пареньку поступить в школу ФЗУ завода «братьев Струве», известного ныне как Коломенский тепловозостроительный завод имени В. В. Куйбышева  (школа ФЗУ теперь известна как среднее ПТУ № 6 имени Героя Советского Союза К. К. Исаева). Учёба шла трудно: знаний не хватало. Но паренёк оказался с характером. Часами сидел он над учебниками, отказываясь от самых соблазнительных приглашений сверстников, и в положенный срок окончил ФЗУ по специальности формовщика — литейщика.

В 16 лет поступил Василий на Коломенский машиностроительный завод, в чугунный цех. Здесь он увидел целый мир новых для него предметов и механизмов. Когда же блеснул перед ним расплавленный металл, он сразу загорелся страстным желанием стать литейщиком. Пять лет проработал Зайцев на заводе. В 1932 году, по путёвке комсомола, он был направлен в Луганскую военно — авиационную школу пилотов. Там быстро обратили внимание на немногословного, хорошо скоординированного и толкового парня «с руками» и оставили его лётчиком-инструктором. В 1936 году, на 3-м году службы инструктором, Зайцев попал в Борисоглебскую военную авиационную школу, на Курсы усовершенствования командиров звеньев, после окончания которых получил направление в строевую авиационную часть.

Война застала капитана В. А. Зайцева в Прибалтике. Подняв свою эскадрилью в воздух в первые минуты войны, он сохранил её боеспособность в тяжелейших приграничных сражениях. Свой боевой счёт он открыл 5 июля 1941 года, сбив в воздушном бою первый фашистский самолёт.

Под Вязьмой судьба привела его группу на аэродром 129-го ИАП, и вскоре ослабленный полк пополнился опытнейшей эскадрильей капитана Зайцева. Уверенный в себе, ищущий противника воин, человек беспредельной отваги, тактически грамотный лётчик, в чьих руках даже тяжёлый ЛаГГ-3 превосходил юркого Ме-109, остроумный собеседник и скромный товарищ, он сразу завоевал авторитет среди соратников.

Вскоре полк был направлен на Западный фронт, к Смоленску. И здесь Василий Александрович Зайцев во всём блеске продемонстрировал своё воинское мастерство.

Первый бой. Он ждал его с нетерпением. В жизни каждого лётчика он является событием исключительной важности: это проба сил, испытание лётных и боевых качеств пилота. Вот как описан этот бой во фронтовой листовке:

«Это было 5 июля 1941 года. Группа лётчиков-истребителей во главе с Зайцевым впервые встретилась над линией фронта с немецкими самолётами. Их было 10: два „Мессершмитта“ и восемь „Юнкерсов“.

— Иду на „Мессеров“, остальным с короткой дистанции атаковать „Юнкерсы“, — передал Зайцев по радио приказ и пошёл в атаку...

Ещё в лётной школе выработал лётчик свою тактику боя на короткой дистанции. Но ни разу не проверял её в настоящей боевой обстановке. И вот этот час наступил.

С большой высоты Зайцев спикировал на вражеский самолёт. Расстояние между ними уменьшалось с головокружительной быстротой. Ещё секунда, и машины столкнуться. Но в этот момент Зайцев дал короткую очередь по противнику и мгновенно изменил курс. Атака удалась. Немецкий самолёт был подбит, хотя ещё держался в воздухе. Зайцев снова обрушился на врага с короткой дистанции. Теперь „Мессер“ вспыхнул и камнем полетел на землю.

Первая победа! В этом бою Зайцев открыл не только свой личный счёт, но и боевой счёт своего истребительного полка. В сражении получила блестящую проверку на деле тактика Зайцева — бой на короткой дистанции.

По примеру своего командира товарищи Зайцева вслед за ним атаковали врага и, открыв огонь почти в упор, сбили ещё 2 неприятельских бомбардировщика.

Удачно завершив свой первый воздушный бой, наши истребители благополучно вернулись на базу».

Десятки раз поднимались в воздух истребители Василия Зайцева, защищая и небо Москвы. В сентябре 1941 года враг всё ближе подходил к столице. Уже пришлось оставить аэродром под Ярцевом. Бои в воздухе становились все ожесточённее.

— Мы защищаем Москву, — говорил Зайцев лётчикам эскадрильи перед каждым боевым вылетом, и все воспринимали эти слова как клятву.

Осенью 1941 года командование наградило Василия Зайцева первым орденом. Это был орден Красного Знамени. Награждение совпало с моментом, когда лётчик записал на свой счёт 6-й сбитый самолёт противника. Это был хороший счёт для того времени. Но Зайцев, принимая орден, поклялся ещё сильнее горомить врага.

Славной страницей в боевую историю полка вошёл вылет группы истребителей, ведомой майором В. А. Зайцевым, 29 декабря 1941 года. Перехватив 3 девятки Ju-88, летевшие к Москве, они сорвали их замысел. Надо заметить, что бомбардировщики Ju-88, в начале войны часто ходившие без прикрытия, обладали, наряду с высокой, до 500 км/час, скоростью, значительной огневой мощью: 3-4 пулемёта MG-15 или даже двуствольные MG-81 и 1-2 MG-131 калибром 13-мм.

12 «ЛаГГов», ведомые Зайцевым, сбили в этом бою 11 Ju-88. Сам В. Зайцев и И. Мещеряков уничтожили тогда по 2 самолёта, по одному — Онуфриенко, Истомин, Песков, Ловейкин, Дмитриев, Городничев и Дохов. Методика атак была принята ещё на земле: подлёт снизу на форсаже, длинная очередь из пулемётов по подфюзеляжной гондоле, «выключающая» стрелка и с короткой дистанции очередь из пушки по кабине или по одному из моторов.

За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и отвагу 5 мая 1942 года В. А. Зайцеву было присвоено звание Героя Советского Союза. В представлении к этому высокому званию командир 5-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии подполковник Ю. М. Беркаль писал:

«С начала Великой Отечественной войны командовал группой и потом работал заместителем командира полка. Свой практический опыт умело и грамотно передаёт подчинённым, научил не одного молодого лётчика, как нужно находить и уничтожать хитрого и коварного врага. За период военных действий имеет 115 боевых вылетов, из них: 2 — на штурмовку аэродромов и войск противника, 14 — на разведку и остальные — на сопровождение, прикрытие и перехват противника.

Провёл 16 успешных воздушных боёв, в которых сбил 12 самолётов противника: 1 — ФВ-187, 1 — Хе-111, 1 — Ме-110, 1 — До-17, 1 — четырёхмоторный неизвестного типа, 1 — Ме-109, 1 — Хш-126, 3 — Хе-113 и 2 — Ю-87.

Количество сбитых самолётов подтверждено оперативными сведениями штаба 47-й авиационной дивизии и ВВС Западного фронта.

...Товарищ Зайцев всегда находит и беспощадно уничтожает противника. В настоящее время работает штурманом полка, сам лично всегда готовит боевые экипажи к выполнению заданий, что обеспечивает отличное их выполнение в сложных метеоусловиях».

В непрестанных боях шло время. Зайцев дрался на Калининском фронте, на Северо-Западном. Участвовал в наступательных боях зимой 1942 года, когда Красная Армия разгромила Сталинградскую группировку противника. Чуть ли не каждый день он вылетал на боевые задания в дни, когда шли бои за освобождение Донбасса...

zajtsev2В сентябре 1942 года Гвардии майор В. А. Зайцев был назначен командиром полка, ставшего к тому времени 5-м Гвардейским ИАП. Теперь ему приходилось помимо личного участия в боях заниматься и с молодыми лётчиками, прибывающими в полк.

Когда же приходило время выпускать новичков на боевое задание, с ними летел и сам Зайцев. Доверие командира, его железная воля, умение в трудную минуту собраться и смело бить врага помогли обрести уверенность в своих действиях многим молодым пилотам.

В ноябре 1942 года полк перевооружается на новенькие Ла-5. Василий Зайцев первым взлетает на новой машине, и уже во втором вылете проделывает на ней сложный каскад фигур, чётко сажает её и бросает подбежавшим к самолёту лётчикам: «Теперь нам будет легче!»...

Днём и ночью шли над Доном тяжело гружённые фашистские самолёты, стремясь пробиться на помощь своим окружённым частям. Они пытались создать «воздушный мост». Этот «мост» разрушили наши зенитчики и истребители. В боях в средней излучине Дона, над Кантемировкой, когда за месяц с 16 декабря 1942 по 16 января 1943 года полк одержал 45 побед, весомым оказался и вклад его командира, сбившего 6 самолётов   (2 Не-111, 2 Ju-52, Ju-88, Ме-109). Позднее, под Харьковом и Белгородом, выполняя задачи по прикрытию штурмовиков, Василий Александрович сбил ещё 8 самолётов противника   (2 Ju-87, Ju-88, 4 Ме-109 и FW-190).

На самые ответственные задания Зайцев водил лётчиков полка лично. "Группу поведу я ! " — этими словами часто заканчивал Зайцев свою речь ставя задачу лётчикам на очередной вылет. Все подчинённые любили своего командира — за личную храбрость, высокое лётное мастерство. Василий Александрович был для них умелым воспитателем, требовательным командиром, сам водил их в бои и неизменно одерживал победы. Он был мастер бить врага с короткой дистанции наверняка. Этому учил и своих подчинённых.

Однажды разведка установила, что на двух аэродромах фашисты сконцентрировали большое количество самолётов. Разделив отряд на две группы, Зайцев, несмотря на яростный огонь зенитных батарей противника, подвёл свои самолёты прямо к цели. Большое число вражеских самолётов было выведено из строя. В другом бою группа из 6 истребителей, ведомая В. А. Зайцевым вступила в бой с 31 вражеским самолётом. Уничтожив 9 машин противника, группа без потерь вернулась на свой аэродром. В одной из фронтовых листовок писалось:

«...В воздушных боях с немцами Зайцев приобрёл большой опыт, стал умелым лётчиком, точным, расчётливым, изобретательным. Его постоянно тянуло к боевым встречам с врагом.

Однажды во время особенно напряжённых воздушных боёв наши лётчики сбили немецкого аса — подполковника. На допросе он заявил, что на этот участок фронта прибыла из Берлинской школы высшего пилотажа сильная группа пилотов.

Подполковнику Василию Зайцеву страстно захотелось встретиться с ними в воздухе, помериться силой. Он отобрал 8 лучших летчиков. Усаживаясь в самолёт и с улыбкой оглядев своих орлов, Зайцев сказал: „Посмотрим, что запоют Берлинские асы!“

Поднялись в воздух. Подошли к линии фронта. И вот, словно по сговору, в небе появились 6 Ме-109 с нарисованными тузами на фюзеляжах. Четвёрка наших самолётов, летевшая в первом эшелоне, устремилась в атаку. Немецкие асы резко пошли вверх, чтобы занять выгодную позицию для боя. Но не тут — то было! Зайцев и его ведомый Ефремов, Герой Советского Союза, в точности повторив маневр противника, нагнали их с такой быстротой, какой никак не ожидали надменные асы. Два „Мессера“ тут же попали под огонь наших лётчиков и, обьятые пламенем, рухнули на землю.

На помощь противнику пришли ещё 10 истребителей. Завязалось ожесточённое сражение. Два наших самолёта были подбиты. Теперь против нашей шестёрки в воздушном бою действовало 14 самолётов врага. Но Зайцев и его боевые товарищи не дрогнули. Командир, как всегда, уверенно вёл бой, направлял, показывал товарищам образцы мастерства и отваги.

Вот он на предельной скорости сошёлся на встречном курсе лоб в лоб с одним из немецких асов. Ближе, ближе... И в самый последний момент враг не выдержал, отвернул. Прицельной очередью Зайцев сбил его. Самолёт Берлинского аса камнем полетел к земле. Потеряв ведущего, противник повернул назад и скрылся за линией фронта».

В дни июльских боёв на Орловско-Курском направлении лётчики Гвардии подполковника В. А. Зайцева помогли наземным войскам удержать занимаемые рубежи, а затем вместе с ними перешли в наступление против группировки войск противника.

24 августа 1943 года за выдающиеся личные подвиги и высочайшие образцы руководства боевой деятельностью 5-го Гвардейского истребительного авиаполка его командиру, Гвардии подполковнику В. А. Зайцеву Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание дважды Героя Советского Союза. К тому времени Василий Зайцев совершил уже более 300 боевых вылетов и лично сбил 27 самолётов противника.

Вручение награды происходило в Москве. Принимая вторую «Золотую Звезду» из рук М. И. Калинина, прославленный лётчик дал слово беспощадно громить врага. Бесстрашный авиационный командир сдержал свою клятву... Снова в эфире звучал его властный приказ: «В атаку, за мной!»

В самом конце 1943 года, по настоянию командующего 17-й Воздушной армией генерал-лейтенанта В. Судца, Зайцев был назначен заместителем командира 207-й истребительной авиационной дивизии, а спустя полгода Гвардии полковник В. А. Зайцев стал заместителем командира 1-го Гвардейского смешанного авиационного корпуса  (позднее 2-й ГвИАК).

За годы Великой Отечественной войны Василий Александрович Зайцев совершил 427 боевых вылетов, участвовал в 163 воздушных боях, сбил 34 самолёта противника лично и 19 — в группе с товарищами, принудил к посадке на советском аэродроме 2 немецких самолёта. Свою последнюю победу он одержал на истребителе Ла-7 в феврале 1945 года, сбив FW-190 на встречных курсах, а последний боевой вылет выполнил 8 мая 1945 года. И закончился этот вылет для него крайне неудачно...

Несмотря на фактическое окончание войны с остервенением отчаянья армейская группа противника, пытавшаяся уничтожить Прагу, старалась прорваться на юго — запад, к американцам, сдаться в плен только там. Советская авиация бомбила и штурмовала главную автомагисталь, по которой отступали отборные части немецких войск.

Заместитель командира авиакорпуса Гвардии полковник В. А. Зайцев вёл истребители, прикрывавшие действия штурмовиков. Выбрав скопление бензозаправщиков, он открыл по одному из них огонь. В этот момент немецкие зенитчики получили по радио команду перенести весь огонь на ведущего группы истребителей.

В то мгновение, когда «Лавочкин» Зайцева пронёсся над охваченным пламенем бензозаправщиком, лётчик почувствовал острую, невыносимую боль в позвоночнике... С трудом развернул самолёт в сторону от шоссе, к своим, и после посадки потерял сознание.

Около 2-х лет пролежал Василий Зайцев в госпиталях. Лишь в феврале 1947 года начал ходить, сильно прихрамывая. Из армии его демобилизовали...

zajtsev3Летать ему было нельзя. Но не мог он представить себя вне привычной авиационной обстановки. Добился разрешения продолжать любимую работу: его назначили начальником родного Коломенского аэроклуба. Он учил молодёжь тому, что так хорошо знал. Увлекаясь, летал даже тогда, когда врачи просили его отдохнуть. И случилось непоправимое: однажды сразу же после посадки его увезли в госпиталь, а там медицинская комиссия вынесла окончательное решение — больше ему не летать никогда.

Началась новая, теперь уже «земная», жизнь. Окружённый любовью земляков, Зайцев стал вести большую общественную работу. Но и это не удовлетворило его. Он обратился в Горком партии с просьбой дать ему настоящую работу. И вот в январе 1957 года Василий Александрович был назначен директором Коломенского шиноремонтного завода.

Предприятие было не из лёгких, завод систематически не выполнял плановые задания. Но Зайцев взялся за дело всерьёз. Он подходил к рабочим, мастерам, инженерам. Не стесняясь, спрашивал о том, чего не понимал. Определяя слабые места производства, новый директор ломал привычки, приносившие вред, постепенно наводил порядок на заводе. Прошёл всего год и когда-то отстающий Коломенский шиноремонтный завод вышел на первое место в городе...

Выйдя в 1959 году на пенсию, В. А. Зайцев продолжал работу в различных общественных организациях города. Избирался членом Коломенского горкома КПСС, депутатом городского Совета народных депутатов. Он умер в Коломне в середине мая, когда старинные дома города исчезают в кипени молодой листвы и сирени, струящийся воздух прозрачен, а ветер с Оки особенно мягок и свеж. Ему едва минуло 50...

Сейчас в центре Коломны, в сквере, который носит имя прославленного земляка, возвышается бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Василия Александровича Зайцева  (авторы — скульптор В. М. Терзибашьян, архитектор Г. А. Ткачёва). В память о В. А. Зайцеве в городе установлена стела. В чугунолитейном цехе Коломенского тепловозостроительного завода имени В. В. Куйбышева открыта мемориальная доска. Его именем в Коломне названа одна из улиц.

Зайцев Александр Андреевич

zaitcev

Герой Советского Союза Зайцев Александр Андреевич

Родился 12 Декабря 1911 года в Москве в семье рабочего. В 1929 году окончил школу ФЗУ при фабрике «Трёхгорыая мануфактура». Работал помощником мастера ткацкого цеха на той же фабрике. После окончания курсов механизации, работал инструктором-механиком в Александровском зерносовхозе Оренбургской области. С Марта 1931 года — бригадир слесарей завода «Реммаштрест» в Москве. В Апреле 1933 года по комсомольской путёвке поступил в Военную школу морских лётчиков им. И. В. Сталина в городе Ейске.

С Февраля 1934 года в звании лейтенанта служил младшим лётчиком в составе 12-й истребительной авиационной эскадрилье ВВС Ленинградского военного округа.

С 3 Января по 14 Августа 1937 года участвовал в национально-революционной войне испанского народа 1936—1939 гг. Был пилотом, а затем командиром звена истребителей И-15 и 1-й эскадрильи И-16. Имел псевдоним «Дон Диего». Сбил лично 5 и в группе 3 самолёта противника. Награждён двумя орденами Красного Знамени  (27.06.1937 и 3.11.1937).

По возвращении из Испании получил звание Капитана и был назначен командиром эскадрильи в своём округе. С Марта 1938 года по Май 1939 год был командиром 19-го истребительного авиационного полка Ленинградского военного округа, затем с Мая по Октябрь 1939 года командовал 70-м истребительным авиационным полком.

С 11 Мая по 16 Сентября 1939 года участвовал в боях с японскими милитаристами на реке Халхин-Гол. Командуя 70-м истребительным авиационным полком  (1-я Армейская группа), капитан А. А. Зайцев умело руководил действиями эскадрилий, пилотами которых было уничтожено 25 вражеских самолётов.

Всего совершил 118 боевых вылетов, провёл 29 воздушных боёв и сбил 6 японских самолётов. 17 Ноября 1939 года удостоен звания Героя Советского Союза.

Во время Советско-Финляндской войны 1939 — 1940 гг. командовал авиагруппой 8-й армии. Награждён орденом Красной Звезды. Затем продолжал службу инспектором по технике пилотирования дивизии и корпуса в Закавказском военном округе. С Июля 1941 года по Январь 1942 года учился в Военной академии командного и штурманского состава ВВС, затем работал лётчиком-испытателем НИИ ВВС.

С Августа 1942 года в действующей армии. Сражался на Северо-Западном, Волховском, Брянском, 2-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах в должности командира эскадрильи и полка. В составе 832-го и 431-го истребительных авиационных полков совершил 194 боевых вылета, провёл 29 воздушных боёв, в которых лично сбил 1 самолёт противника. Всего совершил более 500 успешных боевых вылетов.

После войны продолжал служить в ВВС, командовал авиационным полком. В 1952 году подполковник А. А. Зайцев был уволен в запас по состоянию здоровья. Жил в Москве. Умер 25 Декабря 1965 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды), Суворова 3-й степени, Александра Невского, Красной Звезды  (дважды); медалями.

*     *     *

Александр Зайцев возвращался домой в приподнятом настроении. Как это, оказывается, важно почувствовать себя сразу и взрослым и сильным. Перед тобой неожиданно открываются новые горизонты. У тебя будто вырастают могучие крылья. Ты, словно бегун на длинные дистанции, обретаешь второе дыхание. И, кажется, солнце светит ярче, и песни из репродуктора льются шире и звучат громче. И ты идёшь по улице гордый и независимый, с мечтой, устремлённой в будущее.

У Александра была двойная радость, двойное торжество. Ему исполнилось 18 лет. Он окончил фабрично-заводское училище при «Трёхгорке». Стал помощником мастера ткацкого цеха. Того самого цеха, где работала уже много лет его мать Елена Матвеевна.

Была и у Александра Зайцева своя высокая потаённая цель. Но он о ней пока никому не говорил, даже мать не посвящал в свои планы. А та, ничего не ведая, радовалась за сына. По её стопам пошёл. Есть кому передать трудовую вахту. Правда, Саше многого ещё не хватало, чтобы стать настоящим ткачом, помощником мастера. Учила, как основу разобрать, как станки регулировать, как с дефицитными деталями обращаться. Благо опыта у других Елене Матвеевне не надо было занимать. Слушался сын матери во всем. Быстрее хотел стать самостоятельным.

Однако ткацкое дело не увлекало Александра. Елена Матвеевна, к своему огорчению, всё чаще и чаще видела его на спортивных дворовых площадках. Вечерами же он пропадал на дежурствах и патрулировании в рабочих молодёжных дружинах. Александр одинаково хорошо играл в футбол и волейбол. Занимался изобретательством: мастерил охотничьи ружья, строил подводные лодки и самолёты. Вся Красная Пресня знала Александра Зайцева: был он компанейским, отзывчивым, умел постоять и за себя, и за друзей. Во дворе, где он жил, всегда было весело и шумно. Дворовая футбольная команда считалась одной из лучших на Красной Пресне. И всё это благодаря неутомимому Зайцеву. Четырьмя стадионами располагали тогда рабочие «Трёхгорки» в районе, и на каждом из них «красногвардейцы», как называли футболистов с Красногвардейской улицы, оставляли о себе добрую славу.

И вдруг Александр перестал появляться во дворе и на стадионах. Не встречали его сверстники и на «Трёхгорке».

— Уехал в Илекский зерносовхоз, — отвечала Елена Матвеевна друзьям сына. — Убирает хлеб. Работает комбайнёром.

По комсомольской мобилизации Александра Зайцева направили на уборку урожая. Учли, что он хорошо знал моторы, окончил курсы механизаторов, состоял членом цехового кружка рационализаторов. Кому, как не ударнику труда, одному из активистов краснопресненской комсомолии, поручить такое ответственное дело — управлять первыми комбайнами на селе. Конечно, комсомольцу Александру Зайцеву. Да он и не отказывался. Охотно согласился и, не афишируя этого, тихо, без суеты уехал в зерносовхоз.

Полюбились Александру степные корабли. Гудят от зари до зари. Плывут над золотым морем пшеницы. Только знай успевай бункер от зерна освобождать. Самозабвенно трудился московский комсомолец в Илекском зерносовхозе. Не подвёл «Трёхгорку», добрую память оставил по себе у хлеборобов. А вернувшись в Москву, неожиданно для всех поступил работать в ремстройтрест, где и трудился слесарем — бригадиром до Апреля 1933 года. Потом ему снова вручили комсомольскую путёвку, но теперь уже не на уборку урожая, а в Ейское военно — морское авиационное училище. Страна Советов укрепляла свою оборону и нуждалась в кадрах для Военно-Воздушных Сил, шефство над которым осуществлял Ленинский комсомол.

В школе лётчиков всё для Александра было новым и непривычным. Выручало то, что он был хорошо натренированным, закалённым спортсменом. Сказывалось и то, что парень имел некоторый производственный стаж работы на одном из известных и крупных предприятий Москвы. Чувство коллективизма, рабочей спайки пригодилось и на военной службе. И очень большое значение в формировании характера Александра Зайцева, его высоких морально-боевых качеств имело само слово, само звание «лётчик». Атмосфера дружбы, подтянутости, дисциплинированности, творческого соревнования рождала и честные отношения в курсантском коллективе, основанные на товариществе, взаимовыручке, взаимопомощи, авторитете командира, на его личном примере и опыте. Курсанты учебного звена, где учился Зайцев, жили словно бы одной семьей. Интересовались, гордились успехами друг друга, переживали за каждый полёт, вместе радовались успехам и огорчались неудачам.

После окончания военного училища в Феврале 1934 года Александр Зайцев служил в Ленинградском военном округе. За время службы возмужал, ещё больше окреп физически. Стал одним из лучших лётчиков авиационной эскадрильи.

Известие о фашистском мятеже в Испании сильно взволновало Александра Зайцева. Как и многие другие советские лётчики он подал заявление с просьбой отправить его в качестве добровольца на защиту Испанской республики. Ответа не было долго. Тем временем эскадрилья, в которой он служил, занималась обычной боевой учёбой. И только осенью, когда от затяжных дождей раскис аэродром, полёты прекратились и лётчикам дали возможность отдохнуть. Зайцев получил путёвку в дом отдыха «Тарховка» под Ленинградом.

Уютные холлы, светлые комнаты, чёткий распорядок, живописная природа — всё располагало к хорошему отдыху. Но с каждым днём газеты и радио приносили всё более тревожные вести о событиях в Испании. Мятежники при помощи итало-германскких интервентов занимали один город за другим. Бои шли на окраинах Мадрида. Мысль об Испании, о судьбе её народа не покидала лётчиков ни на минуту. Им хотелось как можно скорее оказать поддержку испанскому народу, истекавшему кровью в борьбе за свою свободу и независимость.

Наконец в Декабре 1936 года Зайцева и некоторых его товарищей по эскадрилье вызвали в Москву. А ещё через несколько дней Александр и его друзья Владимир Пузейкин, Константин Беляков и Николай Виноградов оказались в Испании.

Сначала Зайцев летал на И-15 в эскадрилье Александра Осадчего, а несколько позже — на И-16 в части Константина Колесникова. Сбивал фашистские истребители и бомбардировщики под Малагой и Мадридом, на Хараме и под Гвадалахарой, над Сантапдером и Бильбао. Штурмовал аэродромы противника в Талавера де ла Рейне, Севилье, Касаресе, Гранаде и Саламанке.

С утра до вечера в испанском небе не затихали ожесточённые воздушные схватки. Моторы не успевали остывать: приходилось делать по 6-8 боевых вылетов в день. Командир авиационного звена Зайцев в первых же боях с фашистами проявил исключительную выдержку, отвагу и командирский талант. Пример было брать с кого: по соседству базировалась эскадрилья Анатолия Серова, который бросил клич, облетевший все республиканские Военно-Воздушные Силы: «Смело идти в лобовые атаки и расстреливать врага только в упор, только наверняка!»

И Александр Зайцев не уступал врагу в испанском небе. Воевал расчётливо и смело. И всё чаще и чаще от его кинжальных очередей вспыхивали пламенем вражеские бомбардировщики, не долетев до назначенного объекта. Он дрался на виражах с итальянскими «Фиатами» один против одного, один против двух, против трёх и всегда возвращался на свой аэродром целым и невредимым. Заправлялся горючим, пополнял боеприпасы и снова садился в кабину самолёта. Он учил воевать испанских друзей не числом, а умением.

Иногда Александру приходилось на истребителе выполнять роль разведчика или штурмовика. Особенно результативным оказался налёт лётчиков-добровольцев на аэродром Гарапинильос, на котором базировались самолёты франкистов. Нельзя было допустить, чтобы это осиное гнездо продолжало существовать, и по нему нанесли массированный удар. А ведь в то время ещё нигде в мире истребители не применялись для штурмовки аэродромов без взаимодействия с бомбардировщиками.

Осуществлена была дерзкая боевая воздушная операция, в которой участвовал и Александр Зайцев. Вражеские самолёты стояли на аэродроме двумя рядами под прямым углом. Техники и механики заправляли машины горючим, производили профилактический осмотр моторов. Тут же, неподалеку, отдыхали лётчики. Через несколько минут Гарапинильос превратился в горящий костер; начали взрываться самолёты, бензозаправщики, патронные и бомбовые склады, бочки и цистерны с горючим. Задание республиканского командования было выполнено: ещё одной вражеской авиационной базой на испанской земле стало меньше.

В небе Испании он сбил 8 вражеских самолётов. Отвагу и доблесть Александра Зайцева Родина отметила в 1937 году двумя орденами Красного Знамени.

После возвращения из республиканской Испании Зайцев получил назначение на должность командира эскадрильи в авиационный полк, а в Марте 1938 года стал его командиром. Шёл ему в ту пору 27-й год. По-прежнему любил он спорт, который давал ему не только физическое, но и моральное, нравственное здоровье, помогал быть всегда в боевой готовности.

В Мае 1939 года, когда начались бои на Халхин-Голе, 70-й истребительный авиаполк имел всего 38 машин И-15бис и И-16, половина из которых были неисправными. Однако и на этих устаревших самолётах лётчики смело вступали в бой с японскими пилотами. Не имея боевого опыта, они до последней возможности бились с самураями, уже набившими руку в кровавых схватках в небе Китая.

Первые бои были неудачными, полк понёс ощутимые потери. В воздушных боях погибли замечательные лётчики-комиссар полка Капитан Николай Мишин, военком эскадрильи старший политрук Борис Полевов, командир звена Старший лейтенант Александр Юненко, Лейтенанты Юрий Мальцев, Иван Черныш и Алексей Шматко, Младшие лейтенанты Рачик Григорян и Николай Герасименко.

— Так, товарищи, воевать нельзя. Надо переучиваться, менять тактику, — заявил на партийном собрании Александр Зайцев, прибывший в полк в качестве инспектора по технике пилотирования.

Энергичный, трудолюбивый, решительный и смелый, Капитан А. А. Зайцев отдал все свои знания и опыт подготовке молодых лётчиков. За короткий срок — всего 3 недели — он научил их тактически грамотно вести воздушный бой. В этом ему неоценимую помощь оказали лётчики, имевшие богатый опыт боёв в Испании и Китае, Майоры Сергей Грицевец и Борис Смирнов, Капитаны Николай Жердёв и Борис Бородай, Старший лейтенант Леонид Орлов.

Вскоре в полк прибыло пополнение — десятки молодых лётчиков, прилетевших на новых И-153 «Чайка» и модернизированных И-16. Старые марки самолётов были сведены в одну эскадрилью и использовались для выполнения вспомогательных задач. Численность полка возросла в 2 раза. Теперь полк представлял собой хорошо организованную боевую единицу, способную выполнять любые задания командования.

Вскоре Зайцев был назначен командиром 70-го полка и командовал им до октября 1939 года. Новые обязанности он выполнял с присущими ему энергией, ответственностью и старанием. Рассредоточил полк по эскадрильям — каждая из них получила свою посадочную площадку. Повысил требовательность к подчинённым. Сам водил в бой своих питомцев, внимательно наблюдал за их действиями. После каждого боевого вылета делал обстоятельный разбор, отмечал не только недостатки, но и положительные моменты. Под его искусным и умелым руководством молодые лётчики научились грамотно вести воздушный бой и побеждать врага.

Особенно высокие результаты были достигнуты полком в ходе Халхингольской наступательной операции. Именно 70-му полку командование армейской группы доверило первым подняться в воздух ранним туманным утром 20 августа. Полк Зайцева в этот день сделал 4 боевых вылета на прикрытие нашей бомбардировочной аииации и надёжно обеспечил её боевую работу. Вечером и полку была принята телеграмма:

«За отличные боевые действия всему личному составу полка объявляю благодарность. Комкор Г. Жуков».

За время боёв на Халхин-Голе Александр Зайцев совершил 118 боевых вылетов, провёл 29 воздушных боёв, в ходе которых сбил 6 японских самолётов.

В наградном листе на командира 70-го авиационного полка Капитана Александра Зайцева командующий 1-й армейской группой комкор Г. К. Жуков писал:

«Исключительно храбрый, волевой командир. Своим личным примером вдохновляет вверенных ему бойцов на полный разгром врага. Всем полком совершал налёты на аэродромы противника, где уничтожил до 25 самолётов. Полк занимал одно из первых мест в авиагруппе. Ранее за боевые подвиги А. А. Зайцев награждён двумя орденами Красного Знамени».

17 Ноября 1939 года Александр Андреевич Зайцев был удостоен звания Герой Советского Союза. Ему была вручена медаль «Золотая Звезда» № 170.

zaycev2В грамоте, которую ему вручили в Кремле, говорилось:

«За ваш геройский подвиг, проявленный при выполнении боевых заданий правительства, Президиум Верховного Совета СССР своим указом от 17 Ноября 1939 года присвоил Вам звание Героя Советского Союза...»

Едва умолкли пушки и стих рокот авиационных моторов на монгольской земле, как началась новая война — с Финляндией. И снова на переднем крае борьбы оказался Александр Зайцев. В звании майора он командовал истребительной группой 8-й армии. Лётчики группы участвовали в 40 воздушных боях и сбили 24 финских самолёта. За эту военную компанию А. А. Зайцев был награждён орденом Красной Звезды.

Нападение немецких войск на СССР застало Александра Зайцева в Закавказье, где он был инспектором по технике пилотирования. В Сентябре 1941 года он стал слушателем курсов усовершенствования при Военно-Воздушной академии, после чего работал лётчиком-испытателем в НИИ ВВС.

Нелёгкая воинская жизнь лётчика в жарком небе Испании, знойных степях Монголии, в снегах и лесах Карелии сказалась на здоровье Александра Зайцева. Командование это учитывало и в начале Великой Отечественной войны держало его в тылу. Но Зайцев рвался на фронт и подавал рапорт за рапортом с просьбой отправить в действующую армию. Просьба его была удовлетворена. В Августе 1942 года ему удалось получить назначение в действующую армию, на Северо-Западный фронт. Воевал в должности командира авиационной эскадрильи в составе 832-го авиаполка.

Однажды Зайцев, возглавляя звено истребителей, вылетел на перехват бомбардировщиков противника. Но до места встречи с ними долететь не довелось. Путь к цели преградили 9 «Мессеров», часть которых набросилась на командира нашей четвёрки. Друзья поспешили Зайцеву на помощь, сбили одного немца. Но мгновением раньше вражеский снаряд разорвался в моторе его «Яка». Осколки прошили приборную доску, обожгли плечо. В кабину повалил дым.

Выбравшись с большим трудом из горящей кабины истребителя, Александр раскрывать парашют сразу не стал: знал, что немецкие лётчики стреляют по подвешенному в небе человеку, который не может защищаться, ответить выстрелом на выстрел, атакой на атаку, ударом на удар. Зайцев тянул свободное падение до последней секунды и лишь тогда, когда резерв времени был полностью израсходован, дернул за кольцо. Парашют раскрылся буквально за 2 минуты до приземления. Зайцев упал в густые заросли на каком-то болоте. Это, пожалуй, его и спасло. Освободившись от парашюта, отбежал в сторону и спрятался в густом березняке. И только тут заметил сочившуюся из плеча кровь. В довершение ко всем бедам он, оказывается, был ещё и ранен. Вот где пригодились Александру спортивная закалка и выдержка! Перевязав плечо, дождался темноты и двинулся на восток, к своим. На 5-е сутки едва живой добрался до родного полка, где его уже считали погибшим.

2 февраля 1944 года он принял под командование 431-й авиаполк. В одной из боевых характеристик, хранящихся в его личном деле, сказано:

«431-й истребительный авиационный полк под командованием подполковника А. А. Зайцева со 2 Февраля 1944 года но 9 Мая 1945 года принимал активное участие во всех боевых операциях 2-го Прибалтийского и Ленинградского фронтов по очищению Калининской области и Советской Прибалтики от немецко-фашистских захватчиков, участвовал в боях Венгрию и Австрию. За это время лётчиками полка произведено 2508 боевых вылетов, проведено 38 воздушных боёв, сбито 23 самолёта противника. Штурмовыми действиями на земле уничтожено: паровозов — 4, вагонов — 4, повозок — 82, орудий полевых и зенитных — 12, автомашин — 69, самолётов — 26 и более 300 гитлеровцев.

За образцовое выполнение боевых заданий командования полк награждён орденом Красного Знамени. Сам А. А. Зайцев отлично летает, произвёл 76 боевых вылетов на Ла-5, сбил 1 вражеский самолёт, а во время штурмовок уничтожил большое количество живой силы и боевой техники противника. Общий налёт у Зайцева составляет 3030 часов».

Закончил войну в звании Подполковника.

За боевые отличия был награждён орденами Суворова 3-й степени, Александра Невского, Красной Звезды (1.03.1943), медалями, в том числе «За боевые заслуги» (3.11.1944), «За победу над Германией» (9.05.1945).

После войны продолжал службу в Военно-Воздушных Силах. За безупречную службу был награждён медалью «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948). В 1952 году уволился в запас.

Александр Зайцев — герой 3-х народов. Навсегда остались в его памяти оливковые рощи Испании, влажный, терпкий аромат приморских равнин Валенсии, пальмы Аликанте, желтая земля Уэски, яблочные сады у Харамы. Он помнил мужественный и гордый народ Испании, с оружием в руках защищавший свою свободу и независимость.

Александр Андреевич часто вспоминал солнечную Монголию, её чистый, пропахший степными травами воздух, розовые зори на прифронтовых аэродромах и трудолюбивый монгольский народ, кровью выстрадавший право на счастливую жизнь.

Но где бы он ни был, в какой бы стране ни находился, он никогда не забывал свою великую Родину, всегда оставался её преданным сыном.

Теперь, через годы, через расстояния, возвращаясь памятью в минувшее лихолетье, с гордостью можно сказать о поколении Александра Зайцева: «Они были первыми». Первыми в труде. Первыми в бою при защите нашей Родины. И она по заслугам отмечала своих верных сыновей. За образцовое выполнение боевых заданий командования Александр Андреевич Зайцев был награждён многими орденами и медалями.