Метод швабры и мыла...

.

Владимир Юринов
(из книги «На картах не значится»)

Как я уже говорил, с развлечениями в Орловке было негусто. В то же время, долгие зимние вечера, в которые так часто отключали в гарнизоне свет, и холодные зимние ночи, когда лучше всего согреваться вдвоём под одеялом, создавали для орловцев практически идеальную атмосферу для того, чтобы заняться достаточно приятным процессом размножения. И ждал бы Орловку нешуточный демографический взрыв, но...
Но большое расстояние до ближайшего роддома, до ближайшей больницы и до ближайшей детской поликлиники, перманентные нешуточные проблемы с транспортом, ещё больше увеличивающие эти расстояния, а также недостатки продуктового снабжением, когда в городке практически невозможно было купить ни молока, ни мяса, ни свежих овощей и фруктов, заставляли многие семейные пары воздерживаться от обзаведения потомством.
Таким образом, все семьи в Орловке почти поровну делились на два типа: на тех, кто, опасаясь за здоровье своих детей, откладывал вопросы деторождения в дальний ящик, и на тех, кто, наоборот, считал, что лучшего места для деланья детей, чем глухой отдалённый гарнизон, им уже не найти.
К последним относилась и семья капитана Белова. Её даже можно смело назвать эталоном этого типа семей.
Капитан Белов приехал в Орловку в 86-м году, уже имея на руках двух малолетних дочерей.
Для большинства семей этого бы было вполне достаточно, но капитан Белов был не из таких. Капитан Белов хотел сына.
За последующие три года в семье Беловых родились ещё три ребёнка. Все – девочки.
Для того чтобы зачать долгожданного мальчика, супруги Беловы, кажется, перепробовали все мыслимые и немыслимые способы и средства. Они то подходили к делу с сугубо научной точки зрения и тогда пользовались специальными древнекитайскими или современными японскими таблицами, с помощью сложнейших формул высчитывали, чья кровь в данный момент «моложе», и месяцами сидели на различных тошнотворных диетах. То ударялись в народные приметы и тогда тащили в постель различные «мужские» вещи – топор, пилу, грубый неотёсанный камень, перевязывали жене ниткой левый мизинец, а мужу, простите за пикантную подробность, левое яичко, надевали на мужа перед «этим делом» меховую шапку, а на жену мужскую рубаху, делали ребёнка при полной луне и ложась головами на север. Но, увы, ничего не помогало.
Если в какой-либо семье рождался сын, капитан Белов был уже тут как тут, стараясь выудить у счастливых родителей тайну зачатия мальчика.
Большинство орловцев с пониманием относились к проблеме Беловых. Многие из нас, приезжая с «большой земли», старались привезти для них какой-нибудь новый, ещё неслыханный метод «сыновьего» зачатия...
Однажды мы сидели в «кунге», ожидая отъезда на аэродром. Шлёпали карты, тёк вялый послеобеденный разговор. Сидящий недалеко от меня капитан Белов вновь жаловался на судьбу, не желающую осчастливить его наследником. Его нытьё, вероятно, надоело сидящему через проход Серёге Дьяченко, который был соседом Белова – жил в квартире этажом выше – и у которого, кстати, было два сына.
– Послушай, – сказал Дьяченко, откладывая в сторону карточную колоду, – что ты всё время ноешь? Есть же совершенно простой и надёжный способ. Девяносто девять процентов! Ты что-нибудь знаешь о «Методе швабры и мыла»?
– Нет! – встрепенулся Белов, о таком экзотическом методе он явно ничего и никогда не слыхал. – А что за метод такой? Что для него надо?
– Мыло для него надо. И швабра, – лаконично пояснил Серёга. – Достаточно элементарный метод. Что, точно никогда не слышал?
– Да нет же! – вскричал заинтригованный Белов. – Рассказывай!
Капитан Дьяченко помолчал.
– Бутылка армянского, – наконец назначил он цену. – Пять звёздочек... Нет! Две бутылки!
– Давай, рассказывай! – взмолился Белов, он не собирался торговаться – за сына он был согласен на всё.
– Значит так... – обводя глазами притихший «кунг», медленно начал Серёга. – Запоминай! Понадобятся: швабра, деревянная, желательно подлинней, и мыло, желательно какое-нибудь поароматней...
– «Земляничное» подойдёт? – горя глазами, уточнил Белов. – У меня есть «Земляничное»!
– «Земляничное»?.. – задумался Дьяченко. – Да, пожалуй, «Земляничное» подойдёт...
– Ну! Дальше! – заёрзал от нетерпения Белов.
– Спокойно! – осадил его Серёга. – Не надо сучить ногами. Ты бы лучше всё это дело записывал. А то потом перепутаешь что-нибудь, а скажешь, что я виноват...
– Да не перепутаю я! – Белов был весь внимание. – Рассказывай, давай!
– Ну, ладно, – смилостивился Серёга. – Коль не перепутаешь... – он прищурил глаз и потёр мочку уха. – Значит, так. Слушай внимательно... Берёшь, значит, перво-наперво, мыло. Как ты говоришь, «Земляничное»... И моешь им свою жену. Моешь тщательно. Ничего не пропуская... Да! – вспомнил он. – Луна ещё должна быть! Как же я про луну-то забыл?!
– В какой четверти? – тут же деловито уточнил Белов – в вопросах определения лунных стадий он уже был большой дока.
– В какой четверти?.. – задумчиво потёр мочку другого уха Дьяченко. – Да без разницы, в какой четверти! Просто на небе в это время должна быть луна... Так вот. Дожидаешься луны, берёшь мыло, «Земляничное» это своё, и моешь им жену... Моешь, потом вытираешь. Насухо... – Серёга взял паузу.
– Ну! А дальше?! – не выдержал заинтригованный Белов. – Дальше то что?!
– Дальше? – Дьяченко широко улыбнулся. – Дальше – проще. Берёшь швабру, стучишь в потолок, я спускаюсь и делаю тебе сына.
Дружный хохот сотряс «кунг». Белов несколько секунд медленно хлопал глазами, потом побагровел и кинулся с кулаками на Серёгу. И, честное слово, если бы не теснота, капитану Дьяченко пришлось бы очень туго...
А спустя год, будучи уже в Германии, я узнал новость, которая, впрочем, не стала для меня такой уж новостью – в семье уже майора Белова родилась шестая дочь...

© Copyright: Владимир Юринов, 2013
Свидетельство о публикации №213061701784

Поделиться в соц. сетях

0

1 коммент. к Метод швабры и мыла...

  1. Сергей:

    Здравствуй Владимир. Я служил в наших Дамгартенском и Андреапольском полках.Я был нач группы РЭО в ТЭЧ майор Чеберяка Сергей Максимович. И помню как вы прибыли молодые старшие лейтенанты на утреннем построении в ТЭЧ в Дамгартене. Со мной служили офицеры из Орловки. Масюк Иван, Ира (дочь ком полка) Мне очень понравились Ваши рассказы. Так держать!

    [Ответить]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*