С чего всё начиналось


.

001Во второй половине XVIII в. уровень развития науки и техники, состояние экономики и технологии промышленного производства, накопленные знания в области метеорологии в передовых европейских государствах обусловили начало освоения воздушного пространства.
В 1783 г. во Франции были проведены первые испытания по пилотированию воздухоплавательных аппаратов различных типов. Осенью того же года российский посланник в Париже князь И.С. Барятинский поспешил ознакомить императрицу Екатерину II с новыми разработками французской стороны. Дальновидный политик объективно оценивал перспективность в военном деле беспрецедентного для того времени открытия. В частности, он указывал: «…не будет никакой крепости, которую бы не можно было овладеть через угрозы с воздушных машин метанием огненных материй, каковых потушить невозможно».

Становление отечественного Воздушного Флота и организации защиты государства в воздушной сфере

Развитие нового вида оружия вызвало живой интерес в российских военных кругах, реально оценивавших возможности воздушных шаров в будущих войнах. Летом 1804 г. в России был дан старт в использовании летательных аппаратов в научных целях. С борта аэростата академик Я.Д. Захаров успешно провел первые в отечественной истории аэрологические наблюдения.
Ход дальнейших событий наглядно показал о серьезности намерений военного ведомства использовать аэростаты в военном деле. Им были выделены средства на реализацию проекта немецкого изобретателя-инженера Ф. Леппиха, предложившего свои услуги российской стороне. По этому проекту полужесткий управляемый аэростат с экипажем до 40 человек, значительной бомбовой нагрузкой и специальными пороховыми ракетами предполагалось включить в состав русской армии накануне Бородинского сражения (сентябрь 1812 г.). По мнению конструктора, брошенные ящики с порохом «могли разрывом своим, упав на твердые тела, опрокинуть целые эскадроны».
Однако построенный аэростат Леппиха, вследствие серьезных конструктивных ошибок, не смог оторваться от земли, исключив возможность использования его в боевых действиях. После окончания войны с наполеоновской Францией интерес в военном ведомстве к воздухоплаванию заметно снизился. К нему вернулись лишь в ходе Восточной (Крымской) войны (1853–1856 гг.). Российским воздухоплавателем И.М. Мацневым на имя военного министра была представлена докладная записка под названием «Проект применения воздушных шаров в Крымскую кампанию», в которой предлагалось учредить под Кронштадтом или Севастополем воздухоплавательную обсерваторию (наблюдательную станцию с привязными аэростатами). Наряду с привязными рассматривалось использовать в военном деле и свободнодвижущиеся аэростаты. В частности, с их помощью, начиненных взрывчаткой, бомбардировать (с попутным ветром) суда англо-французской эскадры в Балтийском море (1854 г.). Император Николай I вынужден был отказаться от этой заманчивой идеи, объявив ее «не рыцарским способом ведения войны».
Тем временем воздухоплавание получило свое развитие в ходе гражданской войны в Североамериканских штатах Америки (1861–1865 гг.) и франко-прусской войны (1870–1871 гг.). В последующем признав его перспективность для военного дела, руководство военных ведомств ведущих стран Европы (Англия, Франция, Германия) приступило к формированию воздухоплавательных подразделений на штатной основе. Не оставалась в стороне и Россия. Уже в ходе проводимых военных реформ (1860–1870-е гг.) были заложены предпосылки создания отечественного Воздушного Флота.

002В конце 1869 г. в составе Главного инженерного управления (ГИУ) формируется постоянно действующая комиссия под председательством инженер-генерала Э.И. Тотлебена для обсуждения вопросов о применении воздухоплавания в военных целях. К работе Комиссии были подключены представители Генерального штаба, специалисты инженерного и артиллерийского дела, в том числе, связанные с химическими научными разработками. При непосредственном их участии была определена примерная организационная структура воздухоплавательной службы с началом проведения практических опытов в воздушной сфере.
Результатом деятельности комиссии (1870–1876 гг.) стало первичное накопление материальной части и подготовка кадров для будущего Воздушного Флота. Существенный прорыв в его строительстве произошел в середине 1880-х гг. с созданием в военном ведомстве Комиссии по применению воздухоплавания, голубиной почты и сторожевых вышек к военным целям (1884 г.) и формированием первой штатной кадровой команды воздухоплавателей (1885 г.).
С этого времени военное воздухоплавание прочно закрепляется в русской армии, решая различные задачи в интересах сухопутных сил, а позднее и морского флота. Неоценимый вклад в его становление внесли представители военного ведомства и различных научных сообществ: генерал-лейтенант К.Я. Зверев, генерал-майоры Л.Л. Лобко, М.М. Боресков, Н.П. Федоров, полковники Ю.Д. Мельницкий, И.И. Ясницкий, подполковник Н.А. Орлов, поручики А.М. Кованько, подпоручик А.А. Трофимов и др.
Создание военно-политического союза между Германией и Австро-Венгрией потребовало от России принятия мер по укреплению своих западных границ с размещением в крупных крепостях специально сформированных крепостных воздухоплавательных отделений.

Использование воздушного пространства в военных целях повлекло за собой развитие003 нового направления в артиллерийском деле – зенитной артиллерии. Опираясь на зарубежный опыт, Главное артиллерийское управление с лета 1890 г. приступило к плановым полигонным стрельбам по летательным аппаратам.
Первое боевое крещение российские воздухоплаватели получили в ходе русско-японской войны (1904–1905 гг.). В апреле 1904 г. по решению императора Николая II было сформировано специальное полевое подразделение – Сибирская воздухоплавательная рота (летом 1905 г. преобразованная в батальон), сыгравшая заметную роль на Дальневосточном театре войны. В конце 1904 г. в распоряжение наместника Его Величества на Дальнем Востоке прибыл вновь сформированный 1-й Восточно-Сибирский полевой воздухоплавательный батальон под командованием полковника А.М. Кованько, действовавший в интересах 2-й и 3-й Маньчжурских армий.
В последующие годы военное ведомство России уделяло большое внимание дальнейшему развитию военного воздухоплавания и его технической оснащенности, делая ставку, в первую очередь, на дирижабли и самолеты. Один из первых проектов в отечественной истории самолета – «воздухоплавательного снаряда» был предложен русским морским офицером капитаном 1 ранга А.Ф. Можайским. В дальнейшем творческие идеи талантливого изобретателя получили свое развитие в деятельности целой плеяды российских авиационных конструкторов: А.И. Шабского, Я.М. Гаккеля, С.В. Гризодубова, Д.П. Григоровича, И.И. Сикорского, А.В. Шиукова, С.А. Ульянина и многих других.
У основ отечественной науки в области аэродинамики стоял профессор Московского университета, член-корреспондент Императорской Академии наук Н.Е. Жуковский, работы которого позднее заложили основы авиационной науки в России. В 1904 г. под его руководством в Кучино (под Москвой) на личные средства промышленника, мецената и одного из основоположников экспериментальной аэродинамики Д.П. Рябушинского был основан первый в Европе Аэродинамический институт.
В 1900-е гг. в России активными сторонниками нарождавшейся военной авиации выступили офицеры-воздухоплаватели: полковник Е.С. Федоров, капитаны С.А. Ульянин, С.А. Немченко, штабс-капитан А.И. Шабский и др. Последний на базе Учебного воздухоплавательного парка сконструировал большую модель самолета (1907 г.), используемую позднее в качестве учебного пособия.
Учитывая международный опыт в строительстве военно-воздушных сил, ряд видных российских военачальников (генерал от кавалерии барон А.В. Каульбарс, великий князь вице-адмирал Александр Михайлович Романов и др.) инициировали идею создания в России Военного Воздушного Флота (ВВФ) на основе различных типов летательных аппаратов. Она получила широкую поддержку в структурах законодательной и исполнительной власти страны, а также среди научного сообщества. Предусматривалось, наряду с военным воздухоплаванием, активно развивать авиационное дело. К весне 1911 г. военный совет при военном министре одобрил проект Положения об авиационной службе и штат авиаотряда воздухоплавательной роты. В дальнейшем это решение было проведено через совет министров и государственную думу.
Основные приоритеты в формировании ВВФ отдавались военной авиации, что нашло отражение в докладной записке военного министра генерала от кавалерии В.А. Сухомлинова императору Николаю II «О предложениях постановки и развития воздухоплавательного дела в русской армии» (1911 г.). В ближайшие годы предполагалось довести общую численность авиации до 45 отрядов (540 самолетов).

004Одновременно принимались меры по суверенизации воздушного пространства в национальных границах России в рамках формируемого в те годы международного воздушного права. Вопросы защиты воздушных границ государства были впервые закреплены в законе Российской империи от 5 июля 1912 г. «Об изменении и дополнении действующих узаконений о государственной измене путем шпионства», утвержденного императором Николаем II.
29 ноября того же года совет министров предоставил право военному ведомству «…по предварительному соглашению с министерством иностранных дел… воспретить иностранным воздухоплавателям до [14] июля 1913 г. перелет нашей западной границы…». Распоряжение вступило в силу с 14 января 1913 г., вводя в действие специальные запретные для полетов районы в приграничной полосе. Они касались всех без исключения иностранных пилотов, предварительно не получивших разрешение от российских властей на пересечение государственной границы. При попытке незаконного проникновения в заданные районы и игнорирования требований к немедленной посадке незамедлительно следовали меры силового воздействия. Ответственность за охрану воздушных рубежей государства возлагалась на подразделения пограничной стражи. Позднее срок запрета был продлен до 14 января 1915 г. Морское ведомство также ввело ограничительные меры, запретив с сентября 1913 г. какие-либо полеты иностранных летательных аппаратов над Финским заливом.
Летом 1912 г. ГИУ передало все вопросы организации воздухоплавания и авиации сухопутных войск в ведение Главного управления Генерального штаба, в составе которого приказом по Военному ведомству от 12 августа 1912 г. № 397 сформирована специальная воздухоплавательная часть (начальник – генерал-майор М.И. Шишкевич). В последующем эта дата (12 августа) указом Президента Российской Федерации от 29 августа 1997 г. за № 949 была официально установлена как День Военно-воздушных сил России.
В соответствии с «Общим планом организации воздухоплавания и авиации в армии», утвержденным императором 1 марта 1913 г., проведена первая реорганизация ВВФ, в ходе которой авиация полностью отделялась от воздухоплавания и становилась самостоятельной структурой Военного Воздушного Флота. К началу Первой мировой войны в его составе имелось 39 авиаотрядов: 30 корпусных, 8 крепостных и полевой (армейский). Самолетный парк насчитывал 263 аппарата, воздухоплавательный – 15 дирижаблей и 46 привязных змейковых аэростатов.

На фронтах Первой мировой и Гражданской войн

Начавшаяся первая в XX веке крупномасштабная война кардинальным образом изменила взгляды военных специалистов на роль и место ВВФ в вооруженной борьбе. Основная ставка была сделана на военную авиацию, структурно разделенную с началом войны между Северо-Западным и Юго-Западным фронтами. Для руководства воздушными силами были введены специальные должности – «заведующие организацией авиационного дела в армиях» фронтов. Последующее расширение театра военных действий потребовало централизации управления авиацией действующей армии. На основании приказа верховного главнокомандующего (ВГ) № 4 от 18 января 1915 г. было сформировано Управление заведующего организацией авиационного дела в действующей армии (Авиадарм, руководитель – великий князь Александр Михайлович) с подчинением ему всей авиации двух фронтов и Кавказской армии.
При Авиадарме образовывалась особая канцелярия (Авиаканц), выполнявшая задачи штаба ВВФ (начальник – полковник А.Ф. Барсов).
В декабре 1914 г. император Николай II утвердил решение военного совета при военном министре о разделении авиации на тяжелую, подчиненную штабу ВГ, и легкую, используемую в интересах армий и корпусов действующей армии. Основу тяжелой авиации составило управление эскадры воздушных кораблей (ЭВК) «Илья Муромец» под командованием генерал-майора В.М. Шидловского. Воздушные корабли, выполнявшие, как разведывательные, так и бомбардировочные задачи в глубоком тылу противника, по сути, выступали резервом главного командования действующей армии.

В ходе кампании 1914 г. в составе ВВФ действующей армии, наряду с005 разведывательной, стала оформляться бомбардировочная авиация. Наши авиаторы первыми на русско-германском фронте приступили к бомбометанию с воздуха позиций и объектов противника. Наиболее активно воздушная бомбардировка осуществлялась в период осады австрийской крепости Перемышль (Галиция). Только за десять дней ноября 1914 г. летчики Брест-Литовского и 24-го корпусных авиаотрядов сбросили на ее объекты и сооружения 23 авиабомбы общей массой 464 кг.
Для защиты стратегически важных центров и военных объектов на театре военных действий и в тыловых районах страны от воздушного нападения противника с первых месяцев войны началось формирование воздушной обороны (ВО). В составе действующей армии ее основу составляла военная авиация, полевая и крепостная артиллерия. В тыловых районах страны ВО (в границах армий и военных округов) объединяла в себе различные средства, предназначенные для борьбы с воздушным противником. В ноябре-декабре 1914 г. первичная структура воздушной обороны была развернута вокруг российской столицы — Петрограда и ее ближайших окрестностей, а также императорской резиденции в Царском Селе.
В последующий период под защиту от угрозы из воздушного пространства взяты основные пункты, объекты и органы военного управления действующей армии (включая Ставку ВГ), Балтийского и Черноморского флотов. За годы войны созданная система ВО значительно ограничила действия воздушных сил противника на русско-германском фронте.
Осенью 1914-го – летом 1915 гг. в составе ВВФ были сформированы первые истребительные авиаотряды в интересах воздушной обороны важных пунктов страны (Варшавы, Царского Села и др.). Летом 1916 г. начался процесс по оформлению истребительной авиации ВВФ в качестве отдельного рода авиации.
Зарождение и развитие истребительной авиации неразрывно связано с именами известных летчиков, заложивших основу «русской школы воздушного боя»: П.Н. Нестерова, А.А. Козакова, Е.Н. Крутеня, Н.А. Яцука, И.А. Орлова и многих других.
Командир 11-го корпусного авиаотряда штабс-капитан П.Н. Нестеров выступил инициатором активных форм воздушного боя. 8 сентября 1914 г. он впервые в мире ценой собственной жизни уничтожил воздушным тараном австрийский самолет-разведчик. Его подвиг с успехом повторил другой русский летчик – штабс-ротмистр А.А. Козаков, признанный за годы войны самым результативным авиатором российского Военного Воздушного Флота.
За период лета 1916-го – осени 1917 гг. истребительная авиация действующей армии на русско-германском фронте сбила более 200 боевых машин противника.
К концу Первой мировой войны ВВФ из вспомогательного средства разведки и связи превратился в самостоятельный род сухопутных войск. 7 декабря 1916 г. была учреждена должность полевого генерал-инспектора ВВФ с назначением на нее великого князя адмирала А.М. Романова. Как «лицу императорской фамилии» ему предоставлялось право личного доклада «Императорскому Величеству в присутствии начальника Генерального штаба», что позитивно сказалось на дальнейшем развитии Военного Воздушного Флота. При штабах главнокомандующих армиями фронтов и штабе Кавказской армии вводились должности инспекторов авиации и воздухоплавания армий фронтов (армии), с приданием им большей самостоятельности и оперативных функций.

006Централизация руководства фронтовой авиации в руках Авиадарма позволила значительно укрупнить авиационные отряды, создав на их основе авиагруппы и авиадивизионы. В свою очередь свободное маневрирование авиационными формированиями по фронту, сосредоточение их усилий на главных направлениях, обеспечение внезапности действий авиации заметно расширили возможности ВВФ в борьбе за господство в воздухе.
Наиболее результативными по количеству воздушных побед в русской авиации были признаны летчики-истребители (асы): А.А. Козаков, Н.К. Кокорин, Э.Х. Леман, И.В. Смирнов, Е.Н. Крутень, Д.А. Макиенок, И.А. Орлов, Ю.В. Гильшер, В.И. Янченко, Э.М. Пульпе (на французской службе), А.М. Пишванов, И.А. Лойко, В.И. Стрижевский, Г.Э. Сук, К.К. Вакуловский, В.Г. Федоров, П.В. Аргеев и др.
На завершающем этапе войны воздушные силы принимали участие во всех крупных фронтовых и армейских операциях и оказали существенное влияние на характер боевых действий.
Всего за период войны авиацией ВВФ России было выполнено около 50 тыс. боевых вылетов для решения различных задач, в том числе только авиация действующей армии (без учета деятельности ЭВК «Илья Муромец») совершила до начала Февральской революции 1917 г. 31 345 самолето-вылетов. Из этого количества полетов 38% было затрачено на ведение воздушной разведки и корректирование артиллерийской стрельбы, 15% – на осуществление борьбы за господство в воздухе, 12% – на уничтожение техники и других объектов противника на поле боя и в ближайшем тылу; 35% летного ресурса составили затраты, связанные с перелетами, вылетами на поддержание связи между штабами и войсками, а также с выполнением других задач.
В годы войны некогда однородная авиация сухопутных войск структурно разделилась по предназначению решаемых задач на разведывательные, бомбардировочные и истребительные авиаотряды, заложив основы будущих родов авиации. В 1917 г. удельный вес разведывательной авиации составлял 45,2%, бомбардировочной – 14,5%, а истребительной – 40,3%. Большинство разведывательных полетов (до 80%) на фронте выполнялось на тактическую глубину (до 50 км) территории, занятой противником.
К ноябрю 1917 г. в составе ВВФ действующей армии имелось: 13 авиадивизионов и 9 авиационных баз; 4 боевые авиагруппы; 38 корпусных, 2 гвардейских, гренадерский, Туркестанский, 7 Сибирских, 4 Кавказских, 11 армейских, 15 истребительных авиаотрядов (502 самолета и 443 летчика); 14 воздухоплавательных дивизионов, 87 воздухоплавательных отрядов (из них корпусные – 59, армейские – 13, крепостные – 15); 2 крепостные воздухоплавательные роты и 4 парка (без тыловых частей: 700 офицеров, 2800 нижних чинов).
В состав авиационных подразделений ВО тыловых объектов страны входили: Петроградский авиадивизион, Одесский, Ревельский и 1-й истребительный авиаотряды. Общая численность войсковой воздушной обороны (включая тыловые объекты) составляла 150 батарей (572 орудия).
В ходе Гражданской войны и военной интервенции в России (1917–1922 гг.) ВВФ, части воздушной обороны Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) и белых армий выполняли по форме те же задачи, что и в Первую мировую войну, но их содержание стало более емким. В ходе войны получило дальнейшее развитие оперативное искусство ВВС и тактика родов авиации, были усовершенствованы основные принципы их боевого применения.
На главных направлениях действий сухопутных войск силы авиации объединялись в авиационные группы, позднее – эскадрильи, что заметно повысило их эффективность. Части воздушной обороны надежно прикрывали важные объекты в ближнем тылу войск и тыловых районах страны. Главенствующая роль в руководстве авиацией и воздухоплаванием Рабоче-Крестьянского Красного Военного Воздушного Флота (РККВВФ) возлагалась на Полевое управление авиации и воздухоплавания действующей армии и соответствующие военные органы фронтов, в составе белых армий – на управления и инспекции ВВФ.
Всего за годы Гражданской войны через РККВВФ прошло не менее 2400 самолетов, из которых 558 выпустили авиазаводы, и около 250 было захвачено у неприятеля. К весне 1921 г. в боевом строю (с учетом износа, боевых и иных потерь) осталось около 400 боевых машин. Численность самолетного парка белых армий значительно уступала Красному Воздушному Флоту. По данным архивных источников, союзники передали в состав белой авиации до 200 аппаратов (140 — англичане, 60 – французы). К середине 1919 г. общее количество самолетов в ВВФ белых армий составляло 441-468 боевых единиц.
Борьба за господство в воздухе, по опыту Первой мировой войны, велась преимущественно путем уничтожения самолетов противника в воздушных боях. Всего за годы войны был официально зафиксирован 131 воздушный бой между красными и белыми летчиками и их союзниками. На счету РККВВФ имелось 9 сбитых самолетов противника, ВВФ белых армий – 3 самолета и 2 аэростата, английской авиации – 2 самолета и 3 аэростата, польско-американской авиации – самолет и 3 аэростата.
За боевые заслуги в 1919–1921 гг. орденом Красного Знамени (высшей наградой РСФСР) награждено 216 авиаторов, 19 из них – дважды, а военлеты П.Х. Межерауп, Я.Н. Моисеев, С.А. Монастырев и И.У. Павлов – трижды.
Удостаивались наград и белые летчики. Преимущественно сохранялись ордена и медали старой русской армии (в первую очередь, белый Восточный фронт и Вооруженные Силы Юга России). Например, порядок награждения отличившихся солдат, офицеров и генералов Вооруженных Сил Юга России был определен в специальном приказе главкома от 24 августа 1919 г. № 2016. В Русской Армии генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля в 1920 г. учрежден специальный орден Святителя Николая Чудотворца, 2-й степенью которого был награжден в числе других и летный состав (генерал-майор В.М. Ткачев, подпоручик Л. Байдак и др.). Также 4 авиаотряда (1-й, 3-й, 5-й и 8-й) удостоены авиационного флага с лентами и знаком указанного ордена.
После поражения белых армий в Гражданской войне большинство русских летчиков эмигрировало за границу, меньшая часть добровольно перешла на сторону РККА и приняла участие в дальнейших боевых действиях. Некоторые из них за мужество и героизм удостоились правительственных наград и поощрены командованием. Орденоносцами позднее стали бывшие белые летчики: С.Я. Корф (дважды), М.А. Волковойнов (дважды), А.Д. Муратов и др.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*