Павлов Иван Фомич

pavlovif

Дважды Герой Советского Союза Павлов Иван Фомич

Родился 25 июня 1922 года в селе Борис-Романовка, ныне Боровского района Кустанайской области, в семье крестьянина. Окончил 3 курса техникума. С 1940 года в Красной Армии. В 1942 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу пилотов.

Участник Великой Отечественной войны. С 1942 года в действующей армии.

К октябрю 1943 года командир звена 6-го Гвардейского отдельного штурмового авиационного полка (3-я Воздушная армия, Калининский фронт) Гвардии старший лейтенант И. Ф. Павлов совершил 127 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 3 самолёта противника.

4 февраля 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В последующих боях, к октябрю 1944 года, командир эскадрильи того же полка (3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский фронт) Гвардии капитан И. Ф. Павлов совершил ещё 77 успешных боевых вылетов. 22 февраля 1945 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Всего совершил 248 боевых вылета, показав высокое мастерство отважного штурмовика, искусного разведчика и доблестного командира. Штурмовыми ударами нанёс врагу большие потери в живой силе и технике, в воздушных боях сбил 4 самолёта противника.

После войны продолжил службу в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе, командовал авиационным полком. Гвардии майор И. Ф. Павлов погиб ночью 12 октября 1950 года при освоении новой боевой техники. Похоронен в Москве.

Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени; медалями. Навечно зачислен в списки воинской части. Бронзовый бюст установлен в Кустанае.

*     *     *

...Подполковник стоял за спиной телеграфистки и читал выстукиваемые телетайпом слова. По мере того как удлинялась лента, лицо его принимало всё более задумчивое выражение. Оторвав на мгновение взгляд от аппарата, он отдал распоряжение находящемуся здесь же начальнику штаба:

— Срочно вызвать Павлова.

Задание, которое нужно было выполнить Ивану Павлову, было сложным. В районе станции Рудня уже несколько дней действовал вражеский бронепоезд. Огневыми налётами он не давал покоя нашей стрелковой бригаде, интенсивно обстреливая её позиции. На его уничтожения несколько раз летали группы наших самолётов, но безрезультатно. Были и потери.

...Зелёная ракета, описав полукруг в воздухе, дала знать об очередном вылете самолётов на боевое задание. И тут же один за другим из кустов к старту потянулись 6 Ил-2. Эту шестёрку штурмовиков знали не только здесь, на аэродроме, но и на переднем крае нашей обороны.

pavlovif3На этот раз задание было особенно сложным. Ещё на земле Гвардии капитан И. Ф. Павлов настойчиво пытался найти наиболее рациональное решение этой задачи. Ведя группу к цели, он продолжал думать, как лучше поразить бронепоезд. Лететь под нижней кромкой облаков было неразумно. Ведущий знал по опыту: противник уже наверняка пристрелялся к этой высоте. В другом случае Павлов попытался бы для внезапности налёта использовать складки местности, но теперь и это сделать невозможно: подходы к цели со всех сторон открыты, вблизи железнодорожного полотна нет ни лесных массивов, ни оврагов. Хорошо бы атаковать бронепоезд со стороны солнца, но в данный момент и такой тактический вариант был неприемлем: погода стояла хмурая, пасмурная. Шёл сентябрь 1943 года. И Павлов решил: за несколько километров до цели скрыться в облаках и выйти из них над самым объектом. Первую атаку нанести по платформе с зенитными пушками и пулемётами. Затем уже заняться самим составом. Иван Павлов был уверен в своих товарищах: они не подведут. Поэтому он и решил остановиться на этом варианте.

Молочная пелена облаков окутала боевые машины. Павлов уже не видел своих ведомых, но знал — они рядом, на своих местах, в строгом боевом порядке.

При подходе к цели Павлов отдал приказ: выходить из облаков и атаковать врага! Ведущий первым перевёл машину на снижение. Вынырнув из облаков, он тут же заметил бронепоезд. Вот и платформа с зенитками. На выводе самолёта из пикирования он сбросил бомбы. За Павловым пошли в атаку его ведомые — Детинин, Афанасьев, Смирнов...

Удар был настолько внезапным, что противник не успел сделать ни одного выстрела по самолётам. Ещё атака — штурмовики обрушили бомбы на весь состав бронепоезда. Паровоз окутался белым облаком пара: бомба угодила в с сердце бронепоезда — в котёл локомотива. Боевое задание было выполнено...

Фронтовая юность Павлова началась в период Ржевской операции, вошедшей славной боевой страницей в его биографию. Летом 1942 года в 6-й Гвардейский отдельный штурмовой авиационный полк 3-й Воздушной армии Калининского фронта, базировавшийся на одном из подмосковных аэродромов, прибыл выпускник Чкаловской военной авиационной школы пилотов, застенчивый 20-летний юноша с мягкой, добродушной улыбкой. У него, как и многих его сверстников, была самая обычная биография. Учился в индустриальном техникуме и, свернув по окончании занятий конспекты по литейному делу, спешил в другой конец города — на лётное поле к самолётам. Потом было военное училище, потом — фронт...

В последующие дни Павлов по установленному для новичков в полку порядку прошёл серию вывозных полётов. Вскоре состоялся первый его бой и первая встреча с врагом. В паре с опытным лётчиком лейтенантом Дубенсковым он вылетел на воздушную разведку. Самолёты набрали высоту и взяли курс на северо-запад. Внизу мелькали перелески, извилистые ленты рек, поля. Но вот под плоскостью самолёта показалась охваченная огнём деревушка, зигзаги окопов и ходов сообщения, окутанные дымом. Сбоку и спереди стали вспыхивать и рассеиваться белые густые облачка.

— Заградительный зенитный огонь, — пояснил по радио Павлову ведущий. — Внимание, следуй за мной !

Штурмовик ведущего резко пошёл на снижение, изменил курс и нырнул в облака. Копируя действия Дубенскова, то же самое сделал и Павлов. Когда лётчики вышли из облачности, разрывы зенитных снарядов остались далеко позади.

Через 15 минут полёта пара штурмовиков появилась в районе рощи «Круглая», где, по данным разведки, противник накапливал крупные резервы. Задание Дубенскова состояло в том, чтобы сфотографировать этот район, а Павлов должен был прикрыть ведущего, если он будет атакован истребителями противника.

pavlovif4Строго выдерживая курс и высоту, Дубенсков включил фотоаппарат, объектив которого запечатлел замаскированные танки, автомашины и артиллерийские орудия. Задание было выполнено, и можно было возвращаться на свой аэродром.

Внезапное появление пары советских штурмовиков заставило врагов броситься в щели и укрытия. Впервые Павлов увидел противника и не выдержал...

Пикируя, он открыл огонь из всех пушек и пулемётов. Эта первая штурмовка вызвала боевой азарт у лётчика. Он видел результаты своей атаки, сполна оценил силу и огневую мощь вверенного ему боевого самолёта. Однако после посадки командир эскадрильи сделал Павлову строгое внушение:

— Вы оставили своего ведущего без прикрытия, нарушили боевой порядок, кроме того, рисковали собой и машиной...

Лётчик правильно воспринял замечание. Он понял суровое фронтовое правило взаимной выручки в бою и сделал ещё один вывод для себя из своей первой атаки — нужно настойчиво учиться, чтобы стать мастером своего дела.

После этого вместе с группой лётчиков он отправился в боевой полёт: разбомбить в районе Ржева эшелон с живой силой противника. Отбомбились по цели благополучно.

Вскоре сержанту Павлову довелось в четвёрке «Илов» штурмовать штаб крупного соединения врага. Отбиваясь от атак истребителей противника, Павлов одержал свою первую победу в воздушном бою — сбил вражеский самолёт.

Пытливый ум лётчика, советы старших товарищей помогли ему стать в ряды умелых воздушных бойцов. Во время трудных боёв под Сталинградом комсомолец И. Ф. Павлов подал заявление о приёме в партию. Все его друзья единодушно заявили на партийном собрании: — Да, товарищ Павлов подготовлен и достоин быть коммунистом!

Через час после собрания группа штурмовиков, ведомая Павловым, вылетела на очередное боевое задание и разгромила находившуюся на марше крупную вражескую автоколонну. Так Иван Павлов отметил день своего вступления в ряды Коммунистической партии.

Росло боевое мастерство лётчика, множился счёт его побед. Немало пришлось поработать под Сталинградом штурмовикам эскадрильи И. Ф. Павлова в те дни, когда наши войска перешли в решительное наступление по всему фронту. «Ильюшины», что называется, «ходили в штыковую атаку» с воздуха, стараясь как можно точнее поразить противника. Не случайно наши пехотинцы так любили свои «летающие танки», их характерный атакующий строй. С появлением над полем боя штурмовиков солдаты увереннее шли на врага, зная, что их боевые товарищи в воздухе не подведут. А когда штурмовики, возвращаясь с боевого задания, пролетали над позициями наших войск, в знак приветствия в воздух взлетали десятки шапок: пехота благодарила своих товарищей по оружию.

В ходе одной из боевых операций штурмовикам Павлова была поставлена задача нанести удар по укреплённому узлу обороны противника. На задание пошла группа «Илов» во главе с Павловым. Но получилось так, что, пока штурмовики находились в полёте, наши пехотинцы выбили противника из населённого пункта и заняли его. Радиостанция наведения сообщила Павлову об изменении обстановки и передала приказ об атаке небольшой высоты, занятой противником, которая была всего в 300 метрах от расположения наших войск.

На подходе к цели Павлов ещё раз по радио сообщил ведомым об изменении цели, так как малейшая неточность могла привести к бомбовому удару по нашим войскам. Детальное изучение обстановки на поле боя позволило командиру группы успешно выполнить боевую задачу. Воодушевлённые удачной воздушной атакой штурмовиков, пехотинцы выбили противника с занятой им высоты.

Иван Павлов быстро вписался в боевой коллектив. Многие уже бывалые лётчики-штурмовики, под началом которых он получал первую боевую закалку, не возвратились на аэродром после штурмовок объектов в сильно укреплённых врагом районах.

Огромное количество зениток оберегало и Ржев от налётов нашей авиации. Начиная с высоты 200 и до 1300 метров противник насквозь простреливал всё воздушное пространство. Именно в ржевском небе Павлов овладел искуством противозенитного маневра и тактикой боёв с истребителями противника, одержал свою первую воздушную победу. Научившись воевать сам, стал учить этому и своих подчинённых. Много молодых летчиков ввёл он в строй, многие из них стали замечательными воздушными бойцами.

После разгрома немецких войск на Курской дуге разгорелись бои и на Смоленском направлении. Однажды шестёрка Павлова возвращалась с боевого задания на свой аэродром. Недалеко от линии фронта штурмовики встретили 15 бомбардировщиков Ju-88. Боеприпасы ещё есть, нельзя позволить врагам бомбить наши войска. Павлов скомандовал: «В атаку!» Немцы не ожидали, что тяжёлые штурмовики будут действовать как истребители, и, потеряв 2 машины, повернули обратно.

В конце сентября немцы были полностью изгнаны из Смоленской области. Войска Калининского фронта освободили город Сураж Витебской области и вступили на землю Белоруссии. К этому времени мастер штурмовок Гвардии старший лейтенант И. Ф. Павлов совершил 127 боевых вылетов, успешно выполняя самые ответственные задания. Кроме того, в воздушных боях он сбил лично 3 самолёта врага. 5 февраля 1944 года однополчане горячо поздравили Ивана Павлова с присвоением ему звания Героя Советского Союза.

pavlovif2Узнав о замечательных боевых делах своего земляка, представители далёкого казахстанского города Кустанай вручили Павлову и его друзьям новенькие «Илы», построенные на собранные средства трудящихся. Эти машины были вручены лучшим лётчикам звена Анатолия Смирнова. А Иван Павлов получил именную машину с надписью во весь борт: «Герою Советского Союза т. Павлову от трудящихся г. Кустанай». Уже на аэродроме художник дорисовал 4 небольшие звезды — по числу сбитых экипажем немецких самолётов (три — Иваном Павловым и один — стрелком).

Спустя некоторое время Иван Павлов писал землякам на родину: "Сегодня мы можем сообщить, что лётчики звена А. Смирнова на ваших самолётах совершили уже 50 боевых вылетов. Штурмовики уничтожили 8 танков, 32 автомашины, истребили до 300 фашистских солдат и офицеров, подавили огонь 6 артиллерийских и минометных батарей, в воздушных боях сбили 3 «Фокке-Вульфа-190».

Из скромности Иван Фомич не написал, какой тяжёлый бой недавно выдержал он сам. Его группа состояла из 7-ми экипажей. Выйдя на цель, находившуюся в 8 километрах восточнее города Бауска, штурмовики на высоте 800 метров были атакованы 18 немецкими истребителями. Первая группа «Фоккеров» заходила справа сверху, вторая — снизу сзади, третья — справа под ракурсом 4/4. Капитан Павлов мгновенно оценил обстановку, выбрал наиболее выгодный маневр. Наши самолёты встали в круг и по спирали начали снижаться к земле, чтобы не дать возможности противнику атаковать снизу — ударить в самое уязвимое место «Илов».

Тактический приём удался. Атака не принесла врагу успеха. Более того, он недосчитался одного самолёта, который был сбит воздушным стрелком экипажа Павлова старшим сержантом Г. И. Мамыриным.

Вторая группа немецких истребителей заходила снизу, чтобы завладеть пространством на малой высоте и сорвать тактический замысел штурмовиков. Но противник опоздал. Благодаря энергичному маневру наши самолёты снизились настолько, что «Фокке-Вульфы» уже не могли атаковать снизу, иначе они врезались бы в землю. Отказавшись от своего замысла, противник начал «выныривать» в 40-50 метрах от «Ильюшиных». При этом И. Ф. Павлов поджёг ещё один истребитель, а старший лейтенант Шахов и его воздушный стрелок старший сержант Ванин сбили каждый по «Фокке-Вульфу».

Тактика, избранная нашими лётчиками, вполне оправдала себя. Снижаясь, штурмовики оттягивали врага в глубь нашей территории. Каждый экипаж знал свою задачу — одни отражали нападение FW-190 сверху, другие — снизу. После первой, неудачной атаки истребители противника перегруппировались и снова бросились на группу Павлова. Но врага встретил плотный огонь из пушек, пулемётов и реактивных снарядов. Четырёхкратное численное превосходство не помогало противнику, несмотря на то что Ил-2 был значительно тяжелее «Фокке-Вульфа» и не обладал такой, как у него, маневренностью. Решающую роль в достижении этого успеха сыграли высокая выучка советских лётчиков, их чувство локтя в бою, огневая мощь и хорошая защищенность «крылатых танков».

Раздосадованные неудачными атаками и потерей 4-х самолётов, противник оголтело бросался на штурмовиков с разных сторон. А «Ильюшины», обороняясь, всё тянули и тянули к своему аэродрому. На машинах было много повреждений. Однако никто из состава павловской группы не только не погиб, но даже не был ранен.

Политический отдел дивизии вскоре организовал в частях беседы, выпуск стенгазет, боевых листков, бюллетеней и листков — «молний», посвящённых столь знаменательному воздушному бою группы Героя Советского Союза И. Ф. Павлова с 32 немецкими истребителями...

Эскадрильей отважных — так звали в прославленном авиационном полку дружный коллектив, во главе которого стоял молодой офицер Иван Павлов. Наиболее сложные задачи обычно выпадали на его долю.

Особенным напряжением отличалась боевая работа лётчиков штурмовой авиации в период стремительного наступления советских войск 1-го Прибалтийского фронта. Это была самая горячая пора и для эскадрильи Павлова. Ежедневно пилоты совершали по 4-5 боевых вылетов. В ту пору линия боевого соприкосновения наших и вражеских войск менялась по нескольку раз в сутки. От лётчиков требовалась особая точность и мастерство, чтобы по ошибке не ударить по своим. И это им удавалось.

Советские войска, наступая на Рижском направлении, продолжали теснить противника к морю. Однако враг, подтянув резервы, оказывал ожесточённое сопротивление. Стремясь укрепить свои позиции в Прибалтике и не пропустить наши войска к границам Восточной Пруссии, противник в течение августа предпринял ряд мощных контрударов крупными танковыми группировками.

Лётчики-штурмовики работали с большим напряжением. 15 августа Гвардии капитан Павлов вёл 8 Ил-2 на цель. И вдруг над передним краем в районе латвийского города Бауска появились 10 вражеских бомбардировщиков в сопровождении 12 истребителей. Враг намеревался нанести удар по нашим войскам.

Штурмовик Павлова пошёл в лоб на «Юнкерсы». Плотно прижавшись друг к другу, за ним устремились ведомые. Бронированный кулак «Илов» врезался в строй бомбардировщиков. Павлов поймал в прицел головной «Юнкерс» и сразил его меткой очередью. Сосредоточенный дружный огонь открыли лётчики и воздушные стрелки штурмовиков. Рухнули на землю ещё 2 вражеских бомбардировщика, объятые пламенем. Остальные, не успев дойти до наших позиций, беспорядочно сбросили бомбы и повернули назад.

Не позволив врагам нанести удар по советским войскам, Павлов повёл свою группу на заданную цель. Штурмовики успешно произвели штурмовку колонны танков, автомашин и артиллерийских позиций и без потерь вернулись на базу.

К октябрю 1944 года командир эскадрильи 6-го Гвардейского отдельного штурмового авиационного полка 3-й Воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта Гвардии капитан И. Ф. Павлов совершил ещё 77 боевых вылетов.

Боевая характеристика лётчика слагается обычно из двух понятий. Если он истребитель, то о нём говорят: он сбил столько-то вражеских самолётов; если он штурмовик или бомбардировщик, то называют цифру совершённых им боевых вылетов. Этих слов вполне достаточно, чтобы человеку, искушённому в делах авиации, в полной мере представить заслуги воздушного бойца. Так вот, на счету Ивана Фомича Павлова 248 удачных штурмовок! Большинство из которых он совершил выполняя роль ведущего группы...

За образцовое выполнение заданий командования Указом Президиума Верховного Совета СССР в феврале 1945 года, во время ожесточённых боёв в Восточной Пруссии, Гвардии капитану И. Ф. Павлову была вручена вторая Золотая Звезда Героя Советского Союза.

pavlovif5Вместе с однополчанами Иван Фомич торжественно проходил по Красной площади на Параде Победы 24 июня 1945 года мимо трибуны Мавзолея, мимо груды поверженных знамён разгромленной фашистской армии.

После войны Гвардии майор И. Ф. Павлов успешно окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе и служил командиром авиаполка в Прикарпатском военном округе. Там, в ночном полёте, осваивая новую реактивную машину, он погиб 12 октября 1950 года.

Приказом Министра обороны СССР от 3 марта 1951 года дважды Герой Советского Союза Гвардии майор Иван Фомич Павлов был навечно зачислен в списки личного состава 1-й эскадрильи Гвардейского авиационного полка. «Личное бесстрашие и героизм, проявленные Гвардии майором Павловым, — говорилось в этом приказе, — должны служить примером доблести и героизма для всего личного состава Советской Армии».

Похоронен дважый Герой Советского Союза на родине — в городе Кустанае Казахской ССР (ныне город Костанай, Республика Казахстан) на Братском кладбище. На площади Победы Кустаная высится бюст дважды Героя Советского Союза командира авиационного полка Гвардии майора И. Ф. Павлова. Его именем названы рабочий посёлок в городе Рудный Кустанайской области, целинный совхоз, многие школы и улицы.

Курочкин Владимир Михайлович

kurochk1

Герой Советского Союза Курочкин Владимир Михайлович

Он родился в 1913 году в Екатеринбурге, в семье рабочего. Окончил 7 классов неполной средней школы. В 1929 году окончил по специальности модельщика школу фабрично-заводского ученичества (ныне ордена Трудового Красного Знамени ГПТУ № 1 имени Героя Советского Союза В. М. Курочкина). Работал в модельном цехе на заводе «Уралтяжмаш», учился в аэроклубе. В Красной Армии с 1935 года. Окончил 2-ю военную школу лётчиков в городе Борисоглебске в 1937 году.

Участник боёв с японскими захватчиками у озера Хасан в 1938 году.

Участник Советско-Финляндской войны 1939 — 1940 годов. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант В. М. Курочкин произвёл 60 боевых вылетов на штурмовку наземных сил противника, в воздушных боях сбил 3 самолёта противника.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с белофинами, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В 1940 году поступил в Военно-Воздушную инженерную академию имени Жуковского. В Июне 1941 года после окончания 1-го курса был направлен на стажировку на Черноморский флот в Севастополь.

В Великую Отечественную войну командовал истребительной авиационной эскадрильей.

26 июля 1941 года ожесточённая схватка произошла при налётах лётчиков 20-го и 91-го ИАП на аэродром Фурсы. В тот день 4 «Чайки» (ведущий Герой Советского Союза В. М. Курочкин) прикрывали 6 таких же машин с мелкими осколочными бомбами, ведомых Старшим лейтенантом Г. Р. Павловым. После сброса бомб советские лётчики насчитали на земле 6 сожжённых вражеских самолётов, и, кроме того, им удалось подбить в районе аэродрома один Hs-126 и два Ме-109.

Но не избежали потерь и наши: один И-153 стал жертвой зенитного огня, а 3 из группы истребителей прикрытия были сбиты поднявшимися на перехват «Мессершмиттами» из II/JG 3. Командир эскадрильи капитан В. М. Курочкин из этого вылета не вернулся.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени; медалями.

На здании ГПТУ № 1 в городе Екатеринбурге установлена мемориальная доска в память Героя.

Утин Александр Васильевич

utin

Герой Советского Союза Утин Александр Васильеыич

Родился 13 апреля 1906 года в селе Людиново Калужской губернии, ныне город Калужской области. С февраля 1926 года в рядах Красной Армии. В феврале 1926 года, после окончаниял 3 курса педагогического техникума в городе Жиздра, был призван в ряды Красной Армии и направлен на учёбу в Военно — теоретическую школу ВВС, а затем во 2-ю Борисоглебскую военную школу лётчиков. После окончания последней с июня 1928 года был оставлен служить в этой школе; был инструктором — лётчиком, командиром авиационного звена, авиационного отряда.

С апреля 1934 года проходил службу в 9-й военной школе лётчиков и лётчиков — наблюдателей Украинского Военного округа в город Харьков; был командиром авиационного отряда, эскадрильи. С января 1938 года командир авиационной эскадрильи Чугуевского военного авиационного училища. С сентября 1939 года слушатель Военной академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии.

С началом Великой Отечественной войны А. В. Утин командовал 186-м истребительным авиационным полком, который действовал в системе ПВО — осуществлял прикрытие города Харьков, штаба Юго — Западного фронта в городах Валуйки и Воронеж, в ноябре — декабре 1941 года участвовал в операциях под Ельцом.

С марта 1942 года А. В. Утин начальник группы контроля Управления ВВС Юго — Западного фронта, с июля командир 220-й истребительной авиационной дивизии. В составе 8-й Воздушной армии Сталинградского фронта, а затем 16-й Воздушной армии Донского фронта дивизия принимала активное участие в Сталинградской битве — прикрывала наземные войска, осуществляла сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков на выполнение боевых заданий. За отличие в Сталинградской битве дивизия была преобразована в 1-ю Гвардейскую ИАД и ей было присвоено почётное наименование «Сталинградская».

До июня 1943 года дивизия под командованием А. В. Утина действовала в составе 16-й Воздушной армии Центрального фронта. Части дивизии вели разведку сил противника в районе Курска и отражали массированные налёты противника на город Курск.

С июня А. В. Утин командир 7-го истребительного авиационного корпуса, который в составе 5-й Воздушной армии Степного, с 20 октября 1943 года — 2-го Украинского фронтов участвовал в Белгородско — Харьковской наступательной операции, битве за Днепр, в Кировоградской, Корсунь — Шевченковской и Уманско — Ботошанской наступательных операциях. Как воевал 7-й истребительный авиационный корпус под командованием А. В. Утина видно из его боевых характеристик. Командующий 5-й Воздушной армией генерал — лейтенант авиации С. К. Горюнов отмечал:

«...За период формирования и боевой работы частей авиакорпуса проявил себя опытным боевым командиром, умелым организатором учёбы и боевой работы частей. Волевой, инициативный. Высоко требовательный в выполнении приказа командования. Оперативно — тактическая подготовка хорошая, поставленные боевые задачи решает грамотно, умело организуя боевую работу и взаимодействие частей на поле боя. При проведении всех операций, находится непосредственно на КП и ПП, откуда руководит боевой работой авиакорпуса.

За период боевой работы со 2 октября 1943 года по 1 января 1944 года частями авиационного корпуса произведено 4024 боевых самолёто — вылета с боевым налётом 4181 часов. Проведено 211 воздушных боёв, с участием с нашей стороны 877 самолётов, со стороны противника 1974. В воздушных боях сбито 353 самолёта противника.

Всего за первое полугодие 1944 года части корпуса произвели 6255 боевых вылетов с боевым налётом 6942 часа. Проведено 322 воздушных боя, в результате которых сбито 552 самолёта противника».

utin2В начале июля 1944 года авиакорпус участвовал в прорыве обороны противника в районе Горохов, Стоянув по прикрытию подвижных групп 1-й танковой армии и конной группы генерала Баранова при их рейде во Львовской операции, взятию городов Львов, Перемышль, Ярослав, Сандомир, по форсированию рек Сан и Висла.

За мужество и отвагу, проявленные в Львовской наступательной операции 7-й истребительный авиационный корпус 27 ноября 1944 года был преобразован в 6-й Гвардейский истребительный авиационный корпус и ему было присвоено почётное наименование «Львовский».

В 1945 году в составе 2-й Воздушной армии 1-го Украинского фронта корпус под командованием А. В. Утина поддерживал и прикрывал войска фронта в Сандомирско — Силезской, Нижнесилезской, Верхнесилезской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. А. В. Утин умело командовал частями корпуса, лично совершил 37 боевых вылетов, в которых сбил 2 самолёта противника.

За умелое командование авиационным корпусом, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко — фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1945 года командир 6-го Гвардейского истребительного Львовского Краснознамённого ордена Суворова авиационного корпуса Гвардии генерал — лейтенант авиации Утин Александр Васильевич удостоен звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»  (№ 6509).

После окончания Великой Отечественной войны продолжал службу в Военно — Воздушных Силах СССР. С августа 1946 года — заместитель командующего, а с апреля 1947 года — командующий 11-й Воздушной армией  (с февраля 1949 года — 34-я Воздушная армия).

Умер 23 января 1950 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Куманичкин Александр Сергеевич

kumanichkin

Герой Советского Союза Куманичкин Александр Сергеевич

Александр Куманичкин родился 26 августа 1920 года в посёлке Баланда, ныне город Калининск Саратовской области. В 1930 году с семьёй переехал в Москву. Окончил 7 классов, школу ФЗУ, аэроклуб. В 1938 году был направлен в Борисоглебскую военную авиационную школу, которую окончил через год. Исключительная скоординированность, отвага и выдержка молодого лётчика были замечены, и его оставили в школе на должности лётчика-инструктора.

Лишь в июле 1942 года он добился отправки на фронт. В составе 40-го истребительного авиационного полка (впоследствии ставшего 41-м Гвардейским) воевал на Северном Кавказе, на Курской дуге.

Согласно отчёта 8-й Гвардейской ИАД по итогам боёв в июле 1943 года Гвардии старший лейтенант А. С. Куманичкин лично сбил 7 самолётов противника.

Более 50 боевых вылетов выполнил он в битве за Днепр. Особенно отличился в боях за освобождение Киева.

Осенью 1943 года в районе Пирятина четвёрка истребителей, ведомая Куманичкиным, разогнав истребители прикрытия, сбила 9 вражеских пикировщиков Ju-87! Командующий фронтом Н. Ватутин, видевший этот бой, наградил бесстрашного лётчика орденом Красного Знамени... Человек безоглядного мужества, неиссякаемого оптимизма и юмора, Александр Куманичкин оставался лидером, душой коллектива в любых обстоятельствах: и в боевой работе и в бесполётных буднях.

К ноябрю 1943 года командир эскадрильи 41-го Гвардейского истребительного авиаполка Гвардии капитан А. С. Куманичкин совершил 196 боевых вылетов, провёл 36 воздушных боев, лично сбил 18 и в паре 1 самолёт противника. 13 апреля 1944 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В сентябре 1944 года Гвардии майор А. С. Куманичкин был направлен в так называемый «Маршальский» 19-й истребительный авиаполк (вскоре ставший 176-м Гвардейским) на должность штурмана полка. Вспоминая о том времени Иван Кожедуб писал:

"Александр мне сразу понравился. Смелое лицо, добрые карие глаза внушали симпатию и доверие... К тому времени на его личном счету было уже более 20 сбитых самолётов.

В новом коллективе Куманичкин продолжал много летать и одерживать очередные победы. Его постоянным ведомым был Сергей Крамаренко (получивший звание Героя Советского Союза за 11 личных побед в Корейской войне). Летая вместе с ним, Куманичкин уничтожил 12 самолётов противника.

kumanichkin2Неоднократно Куманичкин вылетал на задания вместе с Кожедубом. Так 12 февраля 1945 года шестёрка Ла-7 под командованией Кожедуба провела бой с группой из 30 FW-190. В результате, потеряв 8 машин, противник покинул поле боя. Одну победу в этом бою одержал и Куманичкин. Своего «Фоккера» он сбил в лобовой атаке, несмотря на более чем двукратное превосходство немецкого истребителя в массе секундного залпа. Наблюдатели были восхищены красотой и динамизмом боя. Генерал Берзарин прислал в полк телеграмму: «По мастерству, красоте, спаянности этот бой является триумфом нашей авиации. Поражен мастерством и отвагой лётчиков».

Ещё в конце 1944 года в 176-й ГвИАП поставили первую партию фотокинопулемётов. Освоили их довольно быстро. На пленке они фиксировали всё с абсолютной точностью. Благодаря фотоконтролю можно было правильно анализировать свои действия и выяснять, успешна ли была стрельба. Однажды Гвардии полковник П. Ф. Чупиков  (командир 176-го полка) в паре с Куманичкиным вылетели на боевое задание в район Пулавского плацдарма. Их машины были оборудованы новыми фотокинопулемётами. Над освобождённой территорией Чупиков увидел два «Мессера» особой конструкции. Под фюзеляжем он заметил дополнительное устройство: ему даже показалось, что подвешены бомбы. Чупиков внезапно атаковал немецких охотников. Но они боя не приняли, увеличили скорость и ушли.

Снимок, сделанный ФКП, был увеличен, и все отчетливо увидели, что на немецком самолёте не бомба, а устройство для дополнительной тяги. Инженер полка Зарицкий определил, что это реактивный ускоритель. Вот почему противник так быстро оторвался, когда Чупиков открыл по нему огонь. Немецкие конструкторы явно намеревались воздействовать на психику наших лётчиков, выпуская экспериментальные «Мессеры» оборудованные подвесными реактивными ускорителями.

22 марта 1945 года две пары Ла-7 176-го Гвардейского ИАП, возглавляемые дважды Героем Советского Союза Майором И. Н. Кожедубом и Героем Советского Союза Майором А. С. Куманичкиным, вылетели на «свободную охоту». В районе Зеелова они встретили до 30 FW-190, летящих двумя эшелонами. Кожедуб зашёл со стороны солнца в тыл верхней группе из 4 «Фокке — Вульфов» и с дистанции 100-50 метров сбил один из них. Его напарник Майор Д. С. Титоренко одновременно сбил второго «Фоккера».

Выйдя из атаки боевым разворотом, Кожедуб приблизился ко второй четвёрке FW-190 и в молниеносной атаке зажёг третий вражеский самолёт. Майор А. С. Куманичкин, заметив ниже себя до 20 FW-190, атаковал замыкающую пару и с дистанции 100-150 метров сбил один истребитель, который упал западнее Зеелова. Его ведомый В. А. Громаковский атаковал второй «Фокке-Вульф» и также сбил его. Вражеский лётчик покинул самолёт с парашютом. Так 2 пары Гвардейцев вышли победителями над численно превосходящим воздушным противником.

17 апреля 1945 года Майор А. С. Куманичкин одержал очередную победу в воздухе, уничтожив ещё один FW-190.

Свой последний бой Александр Куманичкин провёл 30 апреля 1945 года над западной окраиной Берлина, когда в паре с Сергеем Крамаренко вылетев на «свободную охоту» встретили 16 FW-190 гружённых бомбами. В скоротечном бою Александр сбил один самолёт и «Фоккеры», поспешно освободившись от бомб, бросились врассыпную. Сам Александр Сергеевич вспоминает об этом так:

«30 апреля нас вызвал Чупиков.

— Немцы пытаются выйти из окружения, — сказал командир, — их прикрывает большая группа „Фоккеров“. Ваша задача — не дать противнику прорваться.

Поднимаемся в воздух и почти сразу же видим „Фокке-Вульфы“. 1, 2, 3, 5... 8... 10... 13... 16...

— Серёга, атакуем! — командую я.

— Понял, — Крамаренко, как всегда немногословен.

Идём наперерез „Фоккерам“. Немцы, заметив нас, начинают сбрасывать бомбы. Но делают это только первые 8 машин. Вторая восьмёрка курса не меняет. Всё ясно: эти будут бомбить, а первые — вести с нами бой. Как бы не так! Уходим от группы прикрытия.

— Серёга, атакую первое звено!

У нас преимущество в высоте и скорости (к „Фоккерам“ подвешены бомбы, которые в данный момент затрудняют действия врага). Немцы, видно, не ожидали такой стремительной атаки и, понимая стратегическую бесперспективность боя, начали сбрасывать бомбы и уходить. Я атакую вражеский самолёт и открываю огонь.

— Командир, сзади два „Фоккера“!

Сергей спешит мне на помощь. „Фоккеры“ из группы прикрытия настигают меня, и положение моё становится критическим. Сергей, не раздумывая, бросает машину наперерез, видимо решаясь на таран — другой возможности прикрыть меня у него сейчас нет. Но немцы не принимают вызова. „Фокке-Вульфы“ уходят в сторону, и я добиваю атакованного врага. Тридцать шестой сбитый мною самолёт падает где-то на западной окраине Берлина».

В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы. В 1951—1952 годах в качестве заместителя, а позднее командира 303-й истребительной авиационной дивизии участвовал в боевых действиях в Корее. Принимал личное участие в воздушных боях, сбил 5 американских самолётов.

Количество воздушных побед, одержанных этим лётчиком, в различных источниках указывается весьма различное. Так, в своей книге воспоминаний, сам Куманичкин пишет о событиях осени 1943 года (в тот момент у него сильно разболелся зуб и вместе в Михаилом Семенцовым он отправился в санчасть) так:

— Доктор, — торжественно провозгласил Семенцов, подводя девушку к крылечку зубного кабинета, — знаете ли вы, кто сидит перед вами? Вы думаете, что это всего-навсего капитан с флюсом? Нет, доктор, это — гордость 2-й Воздушной армии, это бесстрашный комэск-2, за голову которого рейхсмаршал Геринг посулил 2 миллиона марок, это ас, сбивший 12 самолётов лично и 4 в групповых боях...

Обратите внимание на число групповых побед, их 4! А в наградном листе на звание Героя: 18 лично и 1 в паре... Хотя, возможно в книге воспоминаний просто допущена опечатка: 4 вместо 1. Далее, в тех же воспоминаниях, Куманичкин указывает что его последняя победа была 36-й . Эту же цифру приводит в своей книге и его бывший ведомый С. М. Крамаренко. У Н. Г. Бодрихина читаем: 31 лично и 1 в паре, ещё 6 в Корее. Итого — 38; М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 27 личных и 2 групповые победы в ВОВ и 5 лично в Корее. Итого — 34 сбитых. Словом, точных данных нет...

kumanichkin3Несмотря на приводимые в ряде изданий данные о 5 личных победах в Корейской войне, в приказе командира 64-го ИАК Г. А. Лобова № 0027 от 24.02.1952 года «Об итогах боевых действий 303-й ИАД» приведены следующие данные:«ГСС Полковник Куманичкин А. С. лично сбил 1 F-84».

Действительно, удалось найти только одно описание боя с личной победой Куманичкина:

11 сентября 1952 года в 15 км юго-восточнее Дзюнсена сбил F-84, с дистанции 200-300 метров. Самолёт загорелся и пошёл к земле. Горение «Тандерджеета» наблюдал весь состав полка. Однако ВВС США отрицают потери F-84 в этот день.

В 1954 году А. С. Куманичкин окончил Военную академию Генерального штаба. Летал на боевых машинах до 1961 года. Ушёл в запас в звании генерал-майора авиации. Жил и работал в Воронеже. Написал книгу воспоминаний о Великой Отечественной войне «Чтобы жить...»

Крамаренко Сергей Макарович

kramarenko

Герой Советского Союза Крамаренко Сергей Макарович

Сергей Крамаренко родился 10 апреля 1923 года в селе Калиновка Ромненского района Сумской области. Отец, Макар Иванович (1890—1967), и мать, Надежда Григорьевна (1901—1982), занимались сельским хозяйством. В школьные годы, как и сотни тысяч его сверстников, Сергей занимался в оборонных кружках Осоавиахима, был даже руководителем одного из них. Но о военной карьере никогда особенно не задумывался.

После десятилетки поступил в Московский институт железнодорожного транспорта в 1940 году. Однако учёбу пришлось оставить. По комсомольской путёвке Сергей вскоре оказался в Дзержинском аэроклубе. После его окончания он был зачислен в Борисоглебскую военно-авиационную школу пилотов. Теория ему давалась легко. Практические полёты осваивались на УТ-2 и И-16. Здесь его и застала Великая Отечественная война.

В июне 1942 года школу со станции Поворино перевели далеко в глубь страны. А 8 наиболее подготовленных курсантов, в числе которых оказался и Крамаренко, направили в 1-й запасной авиаполк, который находился в Арзамасе.

С августа 1942 года молодой лётчик участвовал в боевых действиях в составе 523-го истребительного авиационного полка 303-й истребительной авиадивизии на Западном фронте в районе города Сухиничи. Летал на Ла-5. За год совершил более 80 вылетов. В неравных боях с вражеской авиацией сержант Крамаренко сбил вражеский самолёт и, как довесок к нему, аэростат. Проявил себя смелым и инициативным пилотом, пользовался уважением и любовью своих товарищей.

kramarenko2В те дни его приняли в партию, перевели в 19-й истребительный авиаполк или, говоря языком того времени, полк «охотников». Вскоре он сменил сержантские погоны на офицерские с маленькой звёздочкой. После перелёта под Бердичев новоиспечённый младший лейтенант чуть не погиб. 19 марта в воздушном бою неподалёку от Проскурова его Ла-5 жарко вспыхнул. Немцы схватили обгоревшего лётчика и бросили в лагерь для военнопленных, где поместили в лазарет. К счастью, плен длился недолго. На 7-й день в город ворвались наши танки. Немцы вынуждены были бежать, успев захватить с собой лишь военнопленных и легкораненых. Сергея и нескольких его соседей по лазарету оставили. Их освободили подоспевшие пехотинцы и сразу же определили в ближайший госпиталь.

Здесь на младшего лейтенанта навалилась ещё одна напасть: он подхватил сыпной тиф, а вслед за ним — воспаление лёгких. Только к маю начал кое-как ходить. И первое, что сделал, побывал на аэродроме, где неожиданно встретил своих однополчан. Его отвели к командиру. Тот, не долго думая, связался с главнокомандующим ВВС, и чуть ли не на другой день Крамаренко оказался в Центральном авиационном госпитале, что в Сокольниках. Долго ещё, вплоть до сентября, приводили его медики в нормальное состояние.

На врачебную комиссию Сергей пришёл, опираясь на палку, но оставил её в коридоре, не показав виду, что ступать нестерпимо больно. И комиссия, правда с трудом, признала его годным к лётной работе. Он получил направление в незнакомую часть, куда ему совсем не хотелось ехать.

И тут случайно узнал, что родной полк находится в Бресте. Знакомый лётчик перебросил его в бомболюке до Барановичей. А там по железной дороге «дезертир» самостоятельно добрался до Бреста. Только своих там не нашёл: часть уже воевала в небе Польши. Зато нашёл связной самолёт полка, на котором и добрался до места. В конце октября 1944 года, вернувшись в свой 176-й Гвардейский истребительный авиаполк, что называется с ходу, вошёл в боевые будни части. Несколько раз на новом Ла-7 ему довелось быть ведомым у прославленного аса Ивана Кожедуба. Тут Крамаренко сбил один вражеский самолёт лично. Но чаще всего он летал со штурманом полка Героем Советского Союза майором А. С. Куманичкиным, помог ему вывести из строя 12 вражеских машин. А в групповых боях с его участием было уничтожено ещё 10 стервятников.

Из Германии часть перебросили под Москву. Теперь всё время отнимала повседневная служба, подготовка и участие в воздушных парадах. Через несколько лет, когда началась американская агрессия в Корее, в полк приехал заместитель командующего ВВС округа набирать добровольцев.

Желание изъявили все. Но отобрали 30 человек, наиболее подготовленных, имеющих боевой опыт. Вскоре они, в том числе и заместитель командира эскадрильи Гвардии капитан Крамаренко, железнодорожным составом отправились на Дальний Восток.

Обосновались на территории Китайской Народной Республики. Лётчиков переодели в китайскую форму и усиленно тренировали. Затем перебросили поближе к Корее на аэродром Аньдунь, где и закончилось формирование 324-й истребительный авиационной дивизии под командованием прославленного советского аса трижды Героя Советского Союза Гвардии полковника И. Н. Кожедуба.

kramarenko3Поздней весной 1951 года началась боевая работа, появились потери. Особенно жаркими были бои в районе железнодорожного моста через реку Яундзян. Это был важный стратегический узел и американцы упорно пытались вывести его из строя. 10 апреля 48 бомбардировщиков B-29 в сопровождении 100 истребителей F-84 совершили очередной налёт. Комдив немедленно поднял на перехват все свои машины. «МиГи» буквально врезались в боевые порядки американцев. И закрутилась в небе карусель...

В коротком бою было сбито 12 «летающих крепостей». Правда, янки списали 27. Видимо, дополнительные 15 были так изрешечены, что не поддавались восстановлению. Более 100 лётчиков с подбитых самолётов воспользовались парашютами и попали в плен. Сгорели в небе и 4 истребителя F-84. Крамаренко своей шестёркой «МиГов» не дал им защитить бомбардировщики и сбил ведущего группы F-84.

Американские лётчики назвали этот день «чёрным вторником» и около 3 месяцев их бомбардировщики В-29 не показывались к небе Кореи в дневное время суток (перейдя на полёты исключительно ночью). Что касается нашей стороны, то в тот день не было потеряно ни одной машины.

В корейском небе командир эскадрильи 176-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитан С. М. Крамаренко лично сбил 13 неприятельских самолётов. Ещё 2 его воздушные победы не получили официального подтверждения.

12 апреля 1951 года тяжело повредил F-80 № 49-1842, пилот которого А. Шервуд (36-я АЭ), хоть и долетел до Сувона и посадил повреждённую машину, но его списали на металлолом. В этот день, иначе называемый «чёрный четверг» ВВС США, в ходе отражения налёта бомбардировочной авиации США на Аньдунский мост на реке Ялуцзян было сбито 10 B-29 и 2 F-80 (подтверждено командованием США).

2 июня 1951 года тяжело повредил F-86A № 49-1180 из 336-й АЭ 1-го лейтенанта Т. К. Хансона, разбившийся при вынужденной посадке на авиабазе в Сувоне (пилот погиб).

15 июня 1951 года одержал громкую победу — тяжело повредил F-86A №49-1281 аса ВВС США, командира 4-го ИАКр подполковника Глена Иглстоуна (18,5 побед во Второй мировой войне), дотянувшего до Сувона и совершившего вынужденную посадку. Машину списали.

23 июня 1951 года в районе Тэйсю сбил F-86. Однако ВВС США не подтверждают потери «Сейбров» в этот день.

11 июля 1951 года в районе Сянренкан сбил F-86A № 48-0297, пилот которого К. Аллард погиб.

29 июля 1951 года в районе Тэйсю тяжело повредил F-86A № 49-1098, пилот которого дотянул до Сувона, где и катапультировался, не рискуя сажать повреждённую машину.

9 августа 1951 года в районе Ансю тяжело повредил F-80 № 49-677 из 8-й ИБАГ, разбившийся при посадке на базе в Кимпо (пилот погиб).

12 сентября 1951 года сбил F-80. Всего в этот день пилоты 64-го ИАК заявили 11 побед над F-80, однако США признал 3. Входит ли победа Крамаренко в это число — трудно сказать.

22 сентября 1951 года в районе Ансю — Хакусен сбил F-86. Всего за этот день корпусом заявлено 2 победу над F-86, однако ВВС США признали лишь повреждение 1 F-86A № 49-1158, который впоследствие восстановили.

1 декабря 1951 года сбил Gloster «Meteor» Mk.8 77-й АЭ Королевских ВВС Австралии. В ходе того же боя сбил ещё один Gloster «Meteor» Mk.8, причём в ходе атаки самолёт загорелся, а пилот катапультировался. Всего пилоты 176-го ГвИАП заявили 9 побед над «Метеорами». Австралийцы признали потерю 3-х машин и повреждение 1, впоследствие восстановленной. Так что, учитывая обстоятельства боя, одна победа у Крамаренко точно подтверждается. После этого разгрома вопрос о «Метеоре», как компетентном истребителе был закрыт.

kramarenko412 января 1952 года в районе Супхун ГЭС на реке Ялуцзян разгорелись бои лётчиков 64-го корпуса с пилотами 51-го крыла США. В первом утреннем бою, в котором участвовали до 30 МиГ-15 из 176-го ГвИАП и 17-го ИАП, лётчики 17-го полка провели безрезультатный воздушный бой с 14 F-86. А вот лётчики 176-го полка сбили 2 F-86. Отличились капитан С. М. Крамаренко и старший лейтенант Н. К. Мороз. Во втором сражении участвовали лётчики 176-го полка, которые в районе Сенсен — Тайсен встретили до 20 F-86. По самолётам противника стреляли 3 лётчика. Капитан С. М. Крамаренко сбил один F-86, и старший лейтенант И. Н. Гулый сбил другой F-86. В итоге за день боёв лётчиками 64-го корпуса сбито 4 F-86 без своих потерь. У нас был повреждён в бою самолёт старшего лейтенанта П. З. Чуркина из состава 523-го ИАП, который благополучно вернулся на свой аэродром.

16 января 1952 года американцы организовали налёт своей ИБА в район "Аллеи «МиГов». Впереди они выслали крупный заслон из «Сейбров» 51-го ИАКР, за ними шли группы «Тандерджетов». В отражении этого налёта участвовали обе дивизии 64-го корпуса. В первом утреннем сражении, которое состоялось в районе 8 часов утра, наши лётчики сбили 2 «Сейбра», но потеряли один самолёт и лётчика (старший лейтенант Б. П. Сапожников погиб, сбив один «Сейбр»).

Второе сражение состоялось в первом часу дня, и в нём участвовали обе дивизии корпуса. Лётчики 17-го полка провели воздушный бой с 12 F-86, а вот лётчики 176-го ГвИАП в районе Тайсю встретили ещё одну группу «Сейбров» и провели успешный воздушный бой с ними. В период 12:32 — 13:28 майор К. Я. Шеберстов сбил один F-86, который упал восточнее Фуциори 10 км, капитан С. М. Крамаренко сбил другой F-86, который взорвался на земле в районе 10 км восточнее Тайсю, — это была 13-я и последняя победа капитана Крамаренко в небе Кореи. Всего по самолётам противника стреляли 5 лётчиков полка. Кстати, это был последний результативный бой лётчиков 324-й ИАД в небе Кореи, и после этого больше побед лётчики этой дивизии до своего отъезда в Союз не одерживали.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1951 года за высокое воинское мастерство, мужество и отвагу, проявленные в схватках с врагами, ему было присвоено почётное звание Героя Советского Союза.

kramarenko5А 17 января 1952 года Крамаренко не повезло. В ходе воздушного боя он атаковал «Сейбр», добился попаданий в него, но сам был сбит атакой сзади. Пришлось катапультироваться. Американский лётчик сделал попытку добить его в воздухе, но, к счастью, промахнулся. Эта победа Крамаренко засчитана не была. А вскоре полк и дивизия отбыли в Союз, разместились в Калуге.

В том же году Крамаренко стал слушателем Военно-Воздушной академии, которую окончил в 1955 году. Началась повседневная служба. Сначала в Белоруссии, потом в Грузии. Был командиром истребительного авиаполка, в Новосибирске получил назначение на должность заместителя командира дивизии. Последовательно летал на МиГ-17, МиГ-21 и Су-9. Вскоре его перевели в Москву старшим лётчиком-испектором службы безопасности ВВС страны. Затем был назначен в Читу на должность заместителя начальника штаба 23-й Воздушной армии. В 1970 году работал военным советником в Ираке и Алжире. В 1979 году он стал генерал-майором. В 1981 году Сергей Макарович вышел в отставку.

Ныне С. М. Крамаренко продолжает вести активную общественную работу. Он почётный профессор Российской академии естественных наук, заместитель председателя правления Клуба Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы.

Артёменко Анатолий Павлович

artemenko

Герой Советского Союза Артеменко Анатолий Павлович

Анатолий Артёменко родился на Украине, в селе Старая Кантакузенка (ныне Прибужаны). Его отец, Артёменко Павел Васильевич (1886 — 1973), и мать, Артёменко Мария Марковна (1888 — 1981), были крестьянами, трудились в колхозе. Два старших брата, Иван и Николай, всю войну были на фронте, вернулись в родное село.

В 1934 году, получив неполное среднее образование в сельской школе, Анатолий поступает в Николаевский строительный техникум, по окончании которого работает на одном из заводов конструктором. В 1938 году юноша становится курсантом Херсонской авиационной школы, а через год — инструктором аэроклуба в городе Николаеве. Затем последовало обучение в Херсонской военной истребительной авиашколе, после чего Анатолий становится инструктором 19-й военной авиашколы. С началом войны молодой лётчик рвется на фронт, но его направляют в Куйбышевскую область командиром звена 43-й запасной авиабригады. Он осваивает Ил-2 и обучает молодых пилотов. На повторные рапорты о направлении на фронт ответ короткий: выполняй приказ, ты нужен здесь!

Лишь в мае 1943 года, когда в район базирования запасной авиабригады прилетели его товарищи по учёбе, принимавшие участие в Сталинградской битве, Анатолий Артёменко упросил их «похитить» его, или, иными словами, дезертировал на... фронт. И они на одном из своих самолётов доставили его в 93-й Гвардейский штурмовой авиаполк, который в это время вёл подготовку к Курской битве. В первых же боях сержант Артёменко, назначенный командиром звена, показал себя умелым и бесстрашным воздушным воином. Но беглеца разыскали, в 93-й полк прилетел начальник политотдела. «Дезертира» выручило лишь то, что к этому времени сержанту Артёменко присвоили звание лейтенанта и он уже был удостоен ордена Красного Знамени. Начальнику политотдела ничего не оставалось, как только поздравить бывшего подчинённого с офицерским званием, высокой наградой и вручением гвардейского значка.

Впереди были новые бои, новые боевые награды — уже в качестве командира 1-й эскадрильи, которая в ходе боёв не потеряла ни одного лётчика и в которой четверо отважных пилотов стали Героями Советского Союза. В их числе и капитан Артёменко.

Особо запомнилась Анатолию Павловичу Висло-Одерская операция. Шёл январь 1945 года. Комэска Артёменко вызвал комполка подполковник Шуйский и приказал поднять все 12 самолётов эскадрильи и нанести удар по скоплению немецких войск.

Они взмыли в небо и взяли курс на запад. Вот и означенная на карте точка для штурмового удара. Местность хорошо просматривается, но противника обнаружить не удалось. Возвращаться на аэродром с боеприпасами равносильно невыполнению боевого задания. Единственно возможное решение принято: искать врага. Kомэск приказал лётчикам следовать за ним. Вскоре была обнаружена крепость.

Артёменко снижает самолёт и замечает, что здесь сосредоточены и техника, и живая сила противника. По команде Капитана эскадрилья выстраивается в круг и наносит сокрушительный удар по врагу.

Когда все самолёты вернулись на аэродром, комдив генерал-майор Коломиец приказал построить эскадрилью. Он подошёл к Артеменко и крепко пожал ему руку: «Спасибо, капитан! И от меня, и от командования стрелковой дивизии. Мне только что сообщили, что пехотинцы, поддержанные нашими штурмовиками, заняли крепость».

...Апрель 1945 года. Берлинская операция. На помощь немецким войскам, обороняющим Берлин, прибывает подкрепление. 5-й Гвардейской штурмовой авиадивизии поставлена задача: уничтожить группировку противника. Первой в воздух поднимается эскадрилья Артёменко.

artemenko2

Артеменко А.П. (внизу) с сослуживцами

Комэск уточняет цель. «Цель прежняя», — слышит он. И вдруг женский голос: «Ваша цель южнее на 5 километров». Что за наваждение? И снова тот же голос. Тогда Артёменко называет свой пароль, просит указать отзыв. Молчание. Все ясно: это голос врага, попытавшегося сбить эскадрилью, а за ней полк, возможно, и всю дивизию с намеченной цели. Артёменко снижает самолёт над целью. Немецкая колонна в панике. После того, как все «илы» дивизии завершили операцию, от противника не остались и следа...

Последние бои комэск провёл 11 мая в районе Праги, куда дважды вылетал на задания. Война была закончена.

24 июня 1945 года, в день подписания Указа о присвоении Анатолию Павловичу Артёменко звания Героя Советского Союза, он торжественным маршем проходит по Красной площади.

В 1949 году майору А. П. Артёменко предлагают поступить в Военно-Воздушную академию. Но у него открылась язва желудка. Командовать, но не летать? Этого он не допускал и мыслях. Выход был найден: он поступает в Военно-Политическую академию имени В. И. Ленина, и в 1953 году ему вручают диплом об окончании академии с отличием.

Около 3-х лет Артёменко был заместителем командира 448-го штурмового авиационного полка по политчасти. Затем он — инспектор Политуправления ВВС. В 1957—1959 годах был инструктором Отдела административных органов ЦК партии, откуда направляется начальником политотдела истребительного авиационного корпуса Группы советских войск в Германии.

В 1966 году получает звание генерал-майора авиации. И снова Москва. Генерал А. П. Артёменко — заместитель командира и начальник политотдела НИИ авиационной и космической медицины.

В 1970 году Анатолий Павлович направляется в Военно-Политическую академию имени В. И. Ленина начальником авиационного факультета. Через 6 лет он выходит в запас. С этого момента занимается общественной деятельностью. Работал во Всесоюзном обществе «Знание», где возглавлял секцию военно-патриотического воспитания молодёжи. Затем А. П. Артёменко — председатель Совета ветеранов войны и труда микрорайона. В настоящее время живёт в Москве. Главные увлечения — охота и рыбалка.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооружённых Силах» 3-й степени, орденами ГДР и Румынии; многими медалями.

Евтеев Михаил Иванович

evteev1

Герой Советского Союза Евтеев Михаил Иванович

Родился 11 ноября 1920 года в деревне Карповка, ныне Верховского района Орловской области, в семье крестьянина. Окончил школу фабрично-заводского ученичества. Работал слесарем треста «Союзмонтаж» в Москве. С 1938 года в Красной Армии, год спустя окончил Борисоглебскую военную авиационную школу. Участник Советско-Финляндской войны 1939 — 1940 годов.

С июня 1941 года младший лейтенант М. И. Евтеев в действующей армии. Служил в составе 44-го ИАП (впоследствии — 11-й Гвардейскийо ИАП), который с июня 1941 года входил в состав авиации ПВО и базировался под Ленинградом. На вооружении полка были самолёты ЛаГГ-3.

К июлю 1943 года командир эскадрильи 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Ленинградская армия ПВО) Гвардии капитан М. И. Евтеев совершил 285 боевых вылетов, в 65 воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 6 вражеских самолётов.

28 сентября 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Всего уничтожил в воздушных схватках 22 самолёта противника.

После войны окончил Высшую офицерскую авиационную школу штурманов ВВС, служил в войсках ПВО страны. С 1953 гда полковник М. И. Евтеев — в запасе. Жил в Ленинграде. Умер 21 июля 1971 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени; медалями.

*     *     *

После войны друзья долго не могли привыкнуть к тому, что Михаил Евтеев ходит в штатском костюме. Казалось, пиджак сидит на нём не совсем ладно, и фетровая шляпа будто ему не к лицу. Наверное, всё это потому, что его больше привыкли видеть в лётном комбинезоне и кожаном шлеме. Впрочем, нет, однажды — это было в начале октября 1941 года — он появился на аэродроме в стареньком, видавшем виды пиджачке, таких же поношенных штанах с заплатами на коленях и в кепке с замусоленным козырьком. Шёл он прихрамывая, как будто стоптанные парусиновые полуботинки были ему не по ноге.

Не мудрено, что товарищи не сразу узнали Евтеева. Да его уже и не ждали. Ведомый видел, как он выпрыгнул из горящего самолёта и как немецкие истребители сопровождали его пулемётными очередями до самой земли.

Это произошло над Стрельной 17 сентября 1941 года. Евтеев догнал и зажёг корректировщик Hs-126, но тут же незаметно, со стороны солнца, появилось 8 немецких истребителей. Самолёт Евтеева загорелся, и ничего другого не оставалось, как выброситься с парашютом. Евтеев надеялся, что, подтягивая стропы, он заставит парашют скользить к линии фронта. Однако ветром белый купол отнесло в противоположную сторону.

Без Миши Евтеева в эскадрилье стало сиротливо. Лётчики старались не глядеть на его аккуратно заправленную койку. Табуреток в землянке не хватало, и, когда все возвращались с аэродрома, приходилось садиться на кровати. К постели Миши Евтеева никто не прикасался. Так койка стояла, будто только сейчас застелённая.

В первые дни в полку надеялись, что он вернётся: от Стрельны, над которой его сбили, до Ленинграда — рукой подать. Но Евтеев не возвращался, и все решили, что его постигла участь командира эскадрильи капитана Боголюбова, которого немецкие лётчики убили, когда, выпрыгнув из горящего самолёта, он спускался на парашюте.

И вдруг на 17 день Евтеев, которого уже перестали ждать, появился на аэродроме. Узнать его было трудно не только из-за необычного костюма. И даже не потому, что лицо его осунулось. Другими стали глаза Миши Евтеева. Исчезли всегда искрившиеся в них смешинки. Глаза глядели сухо и твёрдо. Оттого, должно быть, он стал казаться намного старше. Трудно было поверить, что этому прихрамывающему человеку с запавшими глазами идёт лишь 21 год.

Вернувшись в полк, Михаил Евтеев рассчитывал, что через несколько дней начнёт летать. В конце концов то, что он малость прихрамывал, не играло существенной роли. Но каждый раз, когда он заводил разговор о полётах, ему отвечали: «Погуляй, ещё налетаешься».

evteev2...В первый боевой вылет Евтеев пошёл ведомым у Савушкина. Задание было простое — патрулировать. До конца патрулирования оставалось 15 минут, а противник не появлялся.

Евтеев уже представлял себе, как, вернувшись на аэродром, они с Савушкиным доложат, что задание выполнено, что встреч с вражескими самолётами не было. Их выслушают и скажут: «Пока отдыхайте». В лётную книжку, конечно, запишут ещё один боевой вылет, но сам он не будет считать его боевым. Просто-напросто сжёг горючее, и всё.

Конечно, немецкие самолёты не появились именно потому, что видели воздушный патруль, и, значит, задание действительно выполнено. И всё равно Евтееву было обидно. Первый вылет после такого перерыва грозил оказаться по существу холостым. А ведь всё в руках Савушкина. Нет воздушных целей — можно ударить по земным. Надо выскочить к вражеским траншеям и как следует благословить сидящих там вражеских солдат.

Евтеев даже обозлился на Савушкина за то, что он аккуратно выписывает «восьмёрки». Обозлился, хотя отлично знал: при таком маневре лучше всего видно, что делается вокруг.

Не завершив очередной «восьмёрки», Савушкин неожиданно резко отвернул вправо. Евтеев повторил маневр командира и, щурясь от слепящих лучей солнца, начал всматриваться в появившиеся вдали точки. И тут же всё стало ясно — немецкие истребители. Четыре штуки.

Замысел врага был не лишён хитрости. Бросившись в атаку именно сейчас, они получали двойной выигрыш. К концу патрулирования горючего у советских истребителей оставалось в обрез, и, значит, вести длительный бой они не могли. Это во-первых. Во-вторых, до появления новой патрульной пары было достаточно времени, чтобы вчетвером быстренько разделаться с этой. Дальше всё выглядело совсем просто: вызвать по радио с ближайшего аэродрома «Юнкерсы», и они беспрепятственно отбомбятся.

Расчёт на то, что два советских лётчика, располагающих к тому же ограниченным запасом горючего, не выдержат атаки 4 немецких истребителей, не оправдался. Вместо того чтобы уходить, Савушкин и Евтеев развернулись прямо на атакующих. Сближение было таким стремительным, что Евтееву показалось, будто самолёт командира вот-вот столкнется с «Мессером» и разлетится вдребезги. Враг, однако, успел отвернуть, самолёты разошлись в нескольких метрах.

«Мессершмиттам» удалось вклиниться между Савушкиным и Евтеевым, и теперь каждому из наших лётчиков пришлось драться против 2 немецких самолётов. Но неожиданно вместо двух возле Евтеева оказалось четыре. Он подумал, что сбили Савушкина и освободившиеся Ме-109 присоединились к первым двум. Осмотрелся — Савушкин продолжал драться, только не с двумя «Мессерами», а с тремя... К неприятелю подошла подмога.

evteev3Увертываться от атак стало совсем тяжело. Чувствуя, что его ловят в прицел, Евтеев рванул самолёт вверх. Перед глазами заходили разноцветные круги, но зато он не только вышел из-под удара, а даже очутился над «Мессером». Длинная очередь — и тот, загоревшись, пошёл к земле. А в это время появилась и смена. Противник не стал продолжать бой, не было смысла.

*     *     *

В годы войны многие офицеры стали боевыми агитаторами. Увлекательно проводил беседы с лётчиками и молодой кандидат в члены партии Михаил Евтеев из 44-го истребительного полка. Он зарекомендовал себя боевым лётчиком, своей смелостью, готовностью в любой обстановке придти на помощь товарищу завоевал всеобщее уважение. У него всегда находилась в кармане газета. Появится свободная минута, он вынимает газету: «Посмотрим, что творится в мире...» И вокруг собираются товарищи, а вскоре завязывается горячая беседа.

*     *     *

...Мартовским утром 1942 года лётчики заботились лишь о том, чтобы почище выбриться, подшить беленькие подворотнички, надраить видавшие виды сапоги. В этот день действовал только один приказ: приготовиться к торжественному построению. По тревоге взлетали другие полки, с других аэродромов.

Настроение у всех было праздничное: полк получал Гвардейское знамя. Теперь он был уже 11-м Гвардейским ИАП. Крепко сжав древко, подполковник В. С. Благовещенский от имени всего полка давал клятву.

11-й Гвардейский клялся храбро сражаться с врагом, беспощадно бить его в воздухе и на земле. Клялся, как святыню, пронести это знамя через все битвы до полной победы. И вот знамя на правом фланге. Все замерли. Ни шороха. Лица сосредоточенны. Многие наверняка думали о тех, кого уже нет... Где-то почти рядом со знаменем надо бы стоять командиру первой эскадрильи старшему лейтенанту Яшину. Его эскадрилья за один только первый месяц войны сбила 11 вражеских самолётов. Из них на счету Ивана Яшина — 4. Но его не было в строю. Он взлетел, когда противник уже кружил над аэродромом, вступил в бой и погиб.

evteev6Возле него должен был стоять лейтенант Андреев — парторг и храбрейший лётчик эскадрильи. Это он, Михаил Андреев, прикрывая поезд, в котором ехал главнокомандующий Северо-Западным направлением Маршал Ворошилов, сбил 2 «Юнкерса», пытавшихся разбомбить состав. Это он, Михаил Андреев, дрался на повреждённой машине и сбил «Мессершмитт». Это он, уже оставшись без патронов, не вышел из боя и, задержав врагов, погиб сам...

Чуть дальше, должен был стоять капитан Боголюбов. Его тоже не было. В своем последнем бою он один дрался против 6 «Мессершмиттов». Двух сбил, но и сам должен был оставить горящий самолёт. Немецкие пилоты расстреляли его, когда он спускался с парашютом. Пуля попала прямо в сердце...

Всё это только казалось. Полк принимал Гвардейское знамя без них. Но с их победами. Когда на торжественном митинге говорилось, что полк сбил 68 вражеских самолётов, это говорилось и о победах Яшина, Боголюбова, Андреева... 68 самолётов сбито, 20 подбито. А кто сосчитает, сколько вражеских машин сожжено на аэродромах, сколько захватчиков полегло при штурмовках вражеских войск?

И лётчики, давшие в тот день клятву беспощадно бить врага, выполнили своё обещание. Они бесстрашно вступали в бой с превосходящими силами противника и одерживали победы. В один из налётов вражеской авиации на Ленинград (это произошло 30 сентября 1942 года) на перехват вылетела четвёрка наших истребителей, где ведомым одной из пар был Михаил Евтеев. В районе Невской Дубровки они встретили 18 бомбардировщиков Ju-88 под прикрытием 12 истребителей Ме-109. Не задумываясь, отважная четвёрка вступила в неравный бой. Евтеев быстро сбил одного Ме-109. Тогда немцы вызвали помощь и на четвёрку храбрецов набросилось уже 20 истребителей. Неравный бой длился около 40 минут, но враги проиграли его. Они потеряли 5 самолётов, и бомбардировщики своей задачи не выполнили.

Летом 1943 года за 16 сбитых вражеских самолётов Михаил Иванович Евтеев был представлен к званию Героя Советского Союза. Осенью, когда в газетах появился Указ о награждении, на боевом счету командира эскадрильи капитана Евтеева числилось уже 20 побед.

Бывает же так: когда лётчики поздравляли командира с Золотой Звездой — раздался сигнал на вылет. Евтеев поспешил к машине, но лейтенант Мигаль задержал его:

— Хоть в такой-то день отдохните, товарищ капитан. Разрешите мы с Лебедевым слетаем. Не подведём учителя...

Вернувшись на аэродром, Мигаль после официального доклада о выполнении боевого задания сказал Евтееву:

— В честь присвоения вам высокого звания примите, товарищ Гвардии капитан, подарок от своих учеников. Совсем горяченький!

Подарок и в самом деле был «горяченьким»: неподалёку от линии фронта догорал только что сбитый ими Ме-110. А спустя некоторое время Евтеев сделал своим ученикам «ответный подарок» — в одном бою сбил сразу 2 немецких самолёта.

Он закончил войну имея на боевом счету 13 самолётов противника сбитых лично и 9 в группе с товарищами.

Улитин Иван Семёнович

ulitin2

Герой Советского Союза Улитин Иван Семёнович

Самый юный среди советских асов, Иван Улитин поднял свой Ла-5 навстречу врагу, когда ему едва минуло 19 лет. Окончив Зерноградскую военную школу пилотов в 1941 году и в течение полутора лет прослужив там лётчиком-инструктором, он был направлен в 116-й ИАП. В полку молодого лётчика заметил выдающийся мастер воздушного боя — Николай Краснов. От теоретического анализа, через учебные воздушные бои, к первым боевым вылетам провёл Краснов молодого лётчика. Школа его была исключительно эффективной, и вскоре Улитин одержал свои первые победы.
Будущий ас родился 30 декабря 1923 года в деревне Ясенки Тульской губернии (ныне Щёкинский район Тульской области) в семье крестьянина. По окончании семилетней школы, а затем Тульского железнодорожного техникума и Тульского аэроклуба поступил в Черниговскую школу лётчиков. «Моя мечта — летать — осуществилась. Авиационную школу должен закончить с отличаем. Ждите, приеду вас навестить», — писал Иван Улитин родителям в начале июня 1941 года.
Но не удалось ему прибыть в 1941 году родную деревню. Началась Великая Отечественная война.
Улитин, как милионны его сверстников, рвался на фронт. Но что бы успешно бить врага, лётчик-истребитель должен обладать высокими профессиональными качествами. Улитина направили в глубокий тыл. Лишь на исходе 1942 года старший сержант И. С. Улитин прибыл на Юго-Западный фронт.
Первый воздушный бой он провёл в канун нового 1943 года. Вскоре за сбитый самолёт противника и отличное выполнение боевых заданий Иван Улитин был награждён орденом Красной Звезды.
Затем, уже за 5 сбитых немецких самолётов, он получил вторую боевую награду — орден Отечественной войны 1-й степени.
28 января 1943 года, выполняя в составе группы Ла-5 задание по прикрытию штурмового удара, Улитин вёл неприрывный воздушный бой с 4 Ме-109.
22 августа Улитин заметил 6 «Юнкерсов», шедших под прикрытием 2 «Мессеров». Ведущий пары лейтенант Школин атаковал бомбардировщиков, а лейтенант Улитин сковал боем вражеские истребители. Вскоре противник повернул назад.
К ноябрю 1943 года заместитель командира эскадрильи 116-го истребительного авиационного полка (295-я истребительная авиационная дивизия, 9-й смешанный авиационный корпус, 17-я Воздушная армия, 3-й Украинский фронт) лейтенант И. С. Улитин совершил 202 боевых вылета, в 64 воздушных боях сбил 17 самолётов противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года, в самый разгар боёв за Правобережную Украину, удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3221).
Несколько строк, посвящённых Ивану Улитину, можно найти в сборнике «17-я Воздушная армия в боях от Сталинграда до Вены»:
«В середине июля 1943 года по-гвардейски били фашистских стервятников многие лётчики-истребители, в том числе и 9-го смешанного авиационного корпуса — коммунисты Н. И. Горбунов, И. С. Улитин, А. А. Пантелькин, А. И. Володин, В. В. Кирилюк...
В сентябре 1943 года наши лётчики героически сражались в воздухе и успешно наносили удары по аэродромам противника. Результативными были удары 175-го штурмового авиационного полка... Мастерски выполняли боевые задания и лётчики-истребители 116-го авиационного полка В. Мещеряков, Н. Каспорян, М. Школин, И. Улитин, И. Ковалёв».
20 мая 1944 года, патрулируя в районе Одессы, он вступил в бой с группой вражеских самолётов, пытавшихся штурмовать транспортную колонну. Пройдя сквозь боевые порядки немцев, сбил лидирующий бомбардировщик, но и сам был подбит. Пожар быстро охватил истребитель Улитина, и горящей машиной он таранил Ме-109. При взрыве погиб...
За 15 месяцев своего участия в боях старший лейтенант И. С. Улитин успел провести 300 боевых вылетов на Ла-5, уничтожить 23 самолёта противника.
Награждён орденами: Ленина, Отечественной войны 1-й степени (дважды), Красной Звезды; медалями.
Отважный воздушный боец похоронен на центральной площади города Одессы, на аллее Славы. Именем Героя в 1957 году названа одна из улиц посёлка Первомайский Щёкинского района — проспект Улитина, где установлена мемориальная доска. В Туле на памятнике Героям-замлякам высечено и его имя.