Дозаправка в воздухе

dozapravka-7Полёты на дозаправку на Ту-16 были самым сложным видом боевой подготовки. Дозаправка давалась не каждому лётчику,но это не унижало достоинства тех кто этого делать не мог в меру психологических и профессиональных качеств.
Мой КОМАНДОР был готов по всем видам боевой. За его спиной были полёты на северах, в Африке и много ещё чего разного.
По мнению многих авиаторов, крыльевая дозаправка была очень сложным видом летной подготовки. Судите сами. Из законцовки правой консоли самолета-заправщика выпускался 40-метровый шланг с небольшим стабилизирующим парашютиком. Под собственным весом шланг значительно опускался. Летчик заправляемого самолета должен был подвести левое крыло своей машины строго на 2 м выше конца шланга. Основная трудность состояла в том, что пилот не видел ни крыла, ни шланга, а пилотировал по командам командира огневых установок, сидящего в хвосте. На скорости 600-800 км/ч самолеты должны были сблизиться до расстояния 6-8 м между крыльями, причем заправляемый бомбардировщик должен был отставать на 15 м. Во время сцепки следовало выдерживать скорость сближения не более, чем полметра в секунду, иначе шланг либо обрывался, либо захлестывал элерон заправляемого самолета петлей. Такие случаи, как и попадание крылом в реактивную струю танкера, часто заканчивались трагически. Только с 1958 по 1964 годы разбились 15 экипажей! Причем гибли профессионалы с большой буквы, ведь к шестидесятым годам командирами Ту-16 были только летчики 1-го класса. Ветераны считают, что по уровню потерь, а также по физическому и эмоциональному напряжению летного состава период освоения дозаправки можно сравнить только с войной.
Для ночной дозаправки вдоль правого крыла танкера устанавливалось несколько лампочек, у которых от вибрации нити накала отваливались часто еще на взлете. Поэтому командир заправляемого самолета постоянно запрашивал: «Танкер, обозначьте себя люкасом» (мощная переносная лампа). С помощью такой же переноски штурман заправляемой машины начинал поиск выпущенного шланга, стараясь разглядеть метровые метки на нем. Совсем «весело» становилось, когда самолеты в этот момент попадали в облачность, что увеличивало опасность столкновения. Сильнейшие стрессы были постоянными спутниками авиаторов, и выдержать их могли не все. В период освоения дозаправки медики массово списывали летчиков Ту-16 по причине язвы желудка, особенно молодых вторых пилотов. Ведь им, даже если они видели ошибки командира, порой грубые, во время дозаправки строжайше запрещалось трогать штурвал! Осенью 1963 г. в 226-м полку работала специальная комиссия для исследования причин заболевания, подготовившая для Минобороны секретный доклад. В нем, в частности, говорилось, что частота пульса летчика в ходе дозаправки достигает 186 и даже 220 ударов в минуту при норме 76-80, частота дыхания — 64 вздоха против 15-16 в спокойных условиях. Повышалась температура, подскакивало давление, начиналось интенсивное потоотделение. В итоге одна дозаправка приводила к потере в среднем 5% веса пилота. Человек так выматывался, что часто просто оставался без сил.
Полёт на дозаправку требует слаженной работы всего экипажа. Многое зависело от командира огневых установок (КОУ), кабина которого находится в хвосте самолёта. По его командам командир подходил, на шланг накладывал крыло, он проводил захват шланга и потом выбирали петлю шланга, выравнивали скорости в строю заправки и качали топливо.
Вся прелесть этих дёрганий заключалась в правильно проведенной накладке: при нормально выбранной скорости, дистанции... Много раз шланги перехлёстывали крыло или их просто обрывали. Говорить можно много...
Но мы идём на заправку ночью.
Взлетаем по быстрячку, после выполненных зон. Командир принимает решение на маленькую заправку на земле с расчётом дозаправки в воздухе. Для штурмана в полёте главная задача - найти заправщик, догнать его и сказать командиру: по курсу (выше или ниже). Догнали, идём в хвосте, а заправщик работает с другим самолётом. Идём курсом в открытое море. Самолёт, который работает с заправщиком тренируется в накладках, а мы ждём своей очереди.

Всё славненько. Потренировался он, наконец, попросил отсыпать ему топлива. Заглотил свою порцию и отвалил. Настал наш выход на ковёр. Подходим, видим освещённый шланг, который подсвечивает КОУ и начинаем накладочки: командир решил потренироваться. Одна, вторая, третья, отстаём, подходим и ещё и ещё... Наконец команда на захват, встали в строй заправки, заклёпочки заправщика видны, побалтывает. Словом, рабочая обстановка. Командир просит плеснуть тонны три, а в ответ: топлива на перекачку нет! В экипаже — тишина...
Расцеп, нелексиконные слова командира и с разворотом — домой.
Летим, загорается тридцатиминутный запас. Мы над сушей. Это несколько успокоило — если покидать самолёт, то хотя бы над сушей. Летим дальше, загорается пятнадцатиминутка. Раговор в экипаже ведём без СПУ — голосом и по второй программе для глухонемых. Единственное, что было сказано командиром — посадку рассчитывать с рубежа, проход исключён. Легко сказать, но может быть и помеха на посадке, другие самолёты могут взлетать и садиться...
Ушки топориком, слушаем радиообмен, глаза невольно поглядывают на лампочки. Если лампочки погаснут — двигатели встанут. После остановки двигателей останется одна надежда — на катапульту, но покидать исправный самолёт никто из лётчиков не научен...
Настойчиво просим посадку с рубежа, то есть «упасть» немедленно, без прохода по кругу. Руководитель  полётов улавливает нервные нотки в докладах, «разгребает круг» и мы — пулей к торцу. 240!- посадка (это скорость посадки с докладом в эфир), сруливаем с полосы, проехались и встали. Топлива нет...
Затащил нас тягач, командир показал кулак стартеху самолёта, чтобы тот ни гу-гу, а сам — бегом на вышку.
Не знаю, как он уговаривал руководителя полётов, но никаких последствий в плане порки не было. Наверное не было ни проверяющих, ни контролирующих. Повезло, считай, дважды. Не сносить бы нам ни погон, ни головы.
В экипаже разбор полётов провели по полной схеме в гараже с употреблением «огненной воды» и обсуждениями эмоциональных сторон полёта... В  полёте нет места эмоциям, там только конкретная чёткая работа каждого члена экипажа.
Командирское «мужики, простите авантюриста», для экипажа стоило много.
А что касается принятия решения на выполнение полёта, то каждый должен сказать своё веское МЯУ  перед его выполнением :-))

Александр Ал Фролов

Байки из авиационной курилки

sainshand_air_force_base_9«Первый лётчик»

Помню в монголии — Сайншанд, славый тем, что по всей Монголии срок замены был 5 лет, а в Сайншанде (в быту произносили с ударением на последний слог — «в СайншандЕ») — 3 года. Сам я этого события, конечно, не видел, но разговоры ходили упорные.

Связано это с тем, что в начале семидесятых годов туда зачем-то летал А.Н.Косыгин. Помните, наверное, такого Председателя Совета Министров СССР.

Так вот. Его Ил-18 посадили в Сайншанде. А было это где-то в конце весны — начале лета, когда по Монголии гуляют пылевые вихри. Открыли дверь и Алексей Николаевич спустился по трапу. В этот момент через то место, где он стоял прошел пылевой вихрь, который сорвал с него шляпу и растрепал пальто. Ну, конечно, сопровождающие все быстро на нем исправили.

Но в этот момент — второй вихрь. Алексей Николаевич спросил: «И сколько же в этих местах служат?» «Пять лет.» — последовал четкий ответ. Алексей Николаевич сказал: «Три года и ни дня больше». Кадровики поняли так, что в Сайншанде — три года, а в остальной Монголии — так и остается пять.

Вот так приблизительно оно было.

sainshand_air_force_base_11«Второй лётчик»

Оттого верно и базировался там штурмовой батальон... ребятки безбашенные и как ломик упёртые. Их командир не знал никаких скидок на погоду!

Перебросили меня в очередной раз на аэродроме Сайн Шанд — «отсидеть недельку» дежурным по приёму выпуску самолётов. Комната дежурного — на первом этаже КДП. В метре перед окном — зелёный борт радиостанции на базе ЗИЛка.

Раннее утро, открываю глаза и ..."когда успели перекрасить машину!" — борт грязно-жёлтого цвета!!! Сознание плавно дополняет картину воем ветра за окном... только тогда понимаю, что это так называемый песок — плотность такова, что на расстоянии в метр невозможно разглядеть борт машины! Поднимаюсь на КДП — указатель скорости ветра «примёрз» к цифре 30 метров в секунду, периодически подпрыгивая к 35! Песочные валы волнами уносятся в пустыню Гоби... Из очередной «волны», против ветра — клином выбегает штурмовой батальон, с командиром впереди и полной выкладкой за плечами... в плане БП — марш бросок... До сих пор не представляю как — но они «ушли против ветра»...

После обеда ветерок притих до 20 метров и поменял направление на 180 ... Пустыня Гоби выдохнула Байкалу свой ответ... Ребятки вполне бодренько неслись всё тем же клином к своим родным казармам и ... опять против ветра:=))). Нечего было по совковски делить и урывать на «монгольском пляже» — поэтому занимались боевой подготовкой, как оно и должно быть в армии ...

sainshand_air_force_base_18«Третий летчик»

Кстати, аэродром Сайшанда — призабавнейшее место для практической работы...

Единственный приводной радиомаяк «прибран» на территорию автопарка в полукилометре от оси ВПП, примерно по её центру, из средств контроля за воздушным движением — одна радиостанция... Полный комплект для нашего командира полка чтобы  «не замёрзнуть» принимая по тревоге перебазирующийся полк в метеоусловиях: низ облаков 600 с «провисаниями», верх — 9000 с колокольнями и боковым ветром по ограничению!!! Кто в курсе и способен сложить картинку воедино сразу поймёт: условия — «хуже боевых»... приплюсуйте, что команду на вывод полка из под удара командующий ВА дал с борта своего Ан-26 стоящего в вираже над Чойром в 5.15 воскресного утра...

С бетона три эскадры снялись за 12 минут (парами с ближайшего «порога» к эскадрильским «зонам»), от взлёта первых до ухода командира с замполитом на спарке ... и не сильно «растянулись» на маршруте «рассредоточения» — так что никакого «хорошего» (то есть заранее подготовленного ) экспромта не было и в помине.

Не знаю, существует ли компьютер, способный развести на посадку в слоистом пироге облаков полк истребителей в виде «пришедших толпой цыган» по одному радиообмену ...но БАТЯ смог!!!

Из ЧП на этом «выводе из под удара» — сход замполита 2 АЭ в конце пробега с полосы из-за сильного бокового ветра... Вовремя выключенный двигатель и убранные закрылки уберегли машину от повреждений.

Сама ВПП в Сайшанде — как спина двугорбого верблюда... На взлёте отрываешься от бетона на первом горбе, как с борта авианосца сигаешь. Проваливаешься потом на «подушку» и если убрать шасси , то фальшкиль самолёта сотрётся по самое «не могу»...

Скучковались под вечер в Сайшанде всей 246 ИАД, с утречка — работа по контрольным целям.

Первыми на «сцену» выплыла пара «бисов» со 104 ИАП — «рубанули форсажи», подняли нос, подпрыгнули на первом горбыле... и тут же убрали шасси — начав покачиваться на форсажной струе, уперевшейся в бетон ... Повезло мужикам — выцарапались... но точно могу сказать — вся дивизия не дышала секунд десять ...

Такой вот аэродромчик!

Если перебирать «причуды» всех монгольских ВПП — то... наверно и «три года» — не так уж и мало на этом футбольном поле, где «от ворот до ворот» за месяц не пробежишь!

Прислал Сергей Васеничев

Все просто...

tu-128rt

Ту-128

Плавящийся почти весь день в адовом котелке построений и докладов полк встрепенулся: ...

«ДЯДЯ СЛАВА — что можно обсуждать с доктором полка во время  ДОКЛАДА КОМАНДИРА?»

Вопрос с  трибуны ВЗРЕЗАЛ рутинную тянучку  подведения итогов выполнения плана «боевой и политической подготовки полка за год».

...в ДОБРОДУШНОМ взгляде «замкомэски», поднявшегося на грядке рядов актового зала (волею судеб оказавшегося однокашником командира полка), слабой зарницей поблескивала ИСКРЕННОСТЬ «бравого солдата Швейка»...

— Да вот, товарищ командир,  захотелось узнать у «ДоХтура»:

ЧТО ПЕРВИЧНО — ЧТО ВТОРИЧНО...

ПИСЯТЬ ХОЧЕТСЯ ОТ ТОГО, ЧТО МЁРЗНЕШЬ...

ИЛИ МЕРЗНЕШЬ — ОТ ТОГО, ЧТО СС*ТЬ НЕВМОГОТУ...

Волна смеха и признательности нашему «вечному майору», за разрядку гнетущей атмосферы официальности накрыла зал.

ВСЁ ПРОСТО ...

«ИРОКЕЗ» лобового стекла дальнего перехватчика Ту-128 был развёрнут в сторону береговой черты. Ловя себя на непроизвольных взглядах сквозь него, Славка только горько улыбался... До берега — более СТА вёрст, под крылом — свинцовое кипение «северного ледовитого», испещрённое оспинами льдин. За спиной — горящий двигатель и отработавшая система пожаротушения, слегка растянувшая «удовольствие»...

ВСЁ ПРОСТО ...

Пламя делает своё дело в двигательном отсеке, рвануть может в любую секунду...:

— команда на катапультирование получена,

— контровка колпачка «ВЗРЫВ» на пульте системы опознавания сорвана,

— штурман периодически бросает в эфир запекшимися губами и севшим голосом «азимут и дальность» от «точки»,

— поисково-спасательная «вертушка» уже тянется где-то навстречу.

Осталось только ляпнуть по СПУ (самолётное переговорное устройство) — ПРЫГАЕМ!!!

ВСЁ ПРОСТО ...

Только ПССовской «вертушке» ещё хромать и хромать, а в ледянной водичке продержаться удастся минут пять, ну может семь... Славка — усмешкой, срезал свой очередной взгляд через «лобовик» (не мудрствуя лукаво «туполевцы» бросили пару стеклянных плит в переплёт фонаря,  присобачив по центру железную болванку).

Хоть засмотрись — берег не нарисуется... Сейчас надо ловить малейшие подрагивания стрелок приборов, задницей врасти в «ентот агрегат» — что бы почуять ту единственно «правильную» секунду, после которой останешься в самолёте навсегда, а до которой — останешься в океане... и тоже — НАВСЕГДА (радиус действия у вертолёта не резиновый).

Обидно будет ошибиться до такой степени — что «лётная братва будет пить не с тобой, а за тебя...»

ВСЁ ПРОСТО ...

Молодец — штурманец!!! По команде «кости — за борт» из «кабинета» вышел сразу, уламывать не пришлось... «ТУШКА» вздрогнула, задрала нос и начала заваливаться на крыло, не обращая ни малейшего внимания на пыхтения над штурвалом — «звиздец» добрался до гидросистемы...

Получив свои 20g (перегрузка при катапультировании) под собственное «Ж» и покорчив из себя несколько секунд «бабу ягу в ступе», пока «маршевик» (ракетный двигатель под сидением кресла) рисовал в небе дымный столбик (уводя кресло на несколько десятков метров от «благородной лошадки помершей на бегу»), остаётся поразмышлять, несколько минут болтаясь на стропах под куполом парашюта и созерцая лениво приближающуюся ртутную поверхность океана, такой же ли холодной была вода в котлах ада, пока черти не изобрели огонь...

ВСЁ ПРОСТО...

Вертолёт летает по принципу молодого бычка на лугу — чем выше хвост, тем больше скорость... «Восьмёрку» (Ми — 8) порядком трясло на максимальной скорости. «Потряхивало» и командира... Всё просчитано в этой партии и не быть ему «проходной пешкой», поскольку нет в правилах «этих игр» — понятия «делать по совести»...

Как бы во всём виноват командир на борту:

— СЖЕГ ТОПЛИВО упираясь на максимальном режиме против ветра (когда под пузырём пилотской кабины размерено вздымается метровой волной ледяная грудь океана — фактор времени каждым ударом сердца выжигает виски,  как будто это ты сам среди тех — кто «остался впереди»);

— «немного» ПРОСКВОЗИЛ за «рубеж возврата» на призывное попискивание аварийного радиомаяка, чтобы добраться до скомканных оранжевых пятнышек МЛАСов болтающихся около двух тел (один на льдине лежит «пластом», второй за льдину уцепился как бы...)

— ДАЛ ДОБРО на высадку «правака» (лётчик — штурман) на лёд, ведь нельзя было бросить капризную бортовую лебёдку без присмотра борттехника (есть ещё на «борту» дородный дежурный фельдшер с медицинской «укладкой», прихваченный на аэродроме по «готовности номер один» — как оказавшийся под рукой «дежурный спасатель» ... но... пусть лучше на борту сидит...)

— расход горючки на ШЕСТЬ ЗАХОДОВ — поймать льдину в воронку от винта (иначе будешь гонять её потоками по всему миру) и на время потраченное «праваком», пока он там ножом махал — примороженную руку второго лётчика от льдины откалывая  и его самого из воды вытаскивая...

— лебёдка накрывшаяся на втором подъёме  и состояние близкое к «НЕ МОГУ», пока «вывешивал вертушку» на минимальной высоте что бы забрать окоченевшего и измученного «правака» с подпрыгивающей на волне льдины...

— теперь гонка за секундами, только уже по прямой к берегу — на свою «точку» не вернуться топлива нет... (с «эскадрильи» уже шлёпают пара бортов в предполагаемую точку выхода на берег - лётчиков в госпиталь перебросить и этот агрегат «напоить»).

В общем достаточно всего для невесёлых дум и «горки объяснительных» — с командирского кресла сгонят, хорошо если на лётной работе оставят — система известная: коль «делаешь дело по совести» — уже виноват..."пред восседающими в кабинетах".

ВСЁ ПРОСТО...

... — Славян — ты зачем руку то к льдине приморозил, когда штурмана на неё закинул?

   — да вот сам заползти уже не мог — так чтоб это... тело не утонуло, нет трупа — нет «пенсиона» семейству,

ДЯДЬКА ПЛАВАЛ — ДЯДЬКА ЗНАЕТ!

— ну «ДЯДЯ СЛАВА» — ТЫ ДАЁШЬ!!!! — в очередной раз из-за дверей штаба эскадрильи послышался характерный звон стаканов...

Замполит натянул поглубже шапку-ушанку, тихонько отходя из под двери:

"ДЯДЯ СЛАВА — БЛИН! ... Им то что: убился-выжил... А тут выговор «нависает», НЕ ДАЙ БОГ ещё и С ЗАНЕСЕНИЕМ... Тогда прощай — академия, «НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ РОМБИК», «конспектирование трудеев Ленина с Марксеем на Московских паркетах»...

ВСЁ ПРОСТО...

P.S.

Ну вот и «ДЯДЯ СЛАВА»  уже не отбросит тень — комки кладбищенской заледенелой глины стучат по крышке...

... он на поляне жизни не «следил» — а след в сердцах оставил!

Прислал Сергей Васеничев

Зависимость головы от РУДа

img_shlem_0091974 год, Черниговское ВВАУЛ, курсанты летают уже самостоятельно на Л-29.
Очередной самолёт вырулил на ВПП:
Курсант: — 46-й, разрешите взлёт?
РП: — 46-й, зона вторая, взлёт разрешаю!
Двигатель набирает обороты, но самолёт стоит, обороты уменьшаются до малого газа, затем снова увеличиваются и снова уменьшаются...
Что за чертовщина?
РП: — 46-й, почему не взлетаешь?
Курсант: — 46-й, при даче РУД вперёд, голова поворачивается направо!
РП: — 46, заруливай на стоянку!
Самолёт зарулил на ЦЗ, открывают фонарь, подходит инструктор:
— Показывай!
Курсант двигает РУД вперёд – голова курсанта поворачивается вправо, убирает РУД назад – голова становится на место.
Причину нашли быстро: шнур шлемофона зацепился за РУД, и поскольку РУД расположен с левой стороны кабины, а шнур крепится к шлемофону сзади точно посередине, то при движении РУД вперёд шнур натягивался и тянет шлемофон, а заодно и голову бестолкового курсанта!

Штурман

shturmanАэродром на Северном Кавказе, времена советские (еще гремит Ирано-Иракская война), полк бомбардировочный Ту-22М2. Рутинный полет по коробочке, ночь. Машина взлетела, штурман дал курс, задача — пройти по замкнутому маршруту и вернутся на аэродром базирования. Все нормально, звездное небо, экипаж опытный, никаких неожиданностей быть не должно. Наступает рассвет. Штурман :
— Гы, командир, солнце не с той стороны встало...
— Как не с той стороны ?!
— Ну должно с востока, а оно с запада...
— С какого запада, ты что !? %@^%@^% ! Ты как гирокомпас выставлял ?
— Ну как обычно — по полосе.
Надо сказать, что опытный штурман хорошо изучил азимут, по которому построена ВПП и не утруждая себя расчетами и возней юстировал гирокомпас по осевой ВПП перед самым взлетом. Все бы хорошо, но...
— Ты :%№?%№&^$%&*!!!! Ветер был в другую сторону ! Определяйся где мы !
Я думаю, что все поняли, самолет взлетал в противоположную обычной сторону и компас был развернут на 180 градусов. 
Штурман определился и похолодел — они прошли в аккурат над Ираном, Ираком и никто их не заметил... Вобщем на базу они вернулись, но скрыть факт блуждания не удалось. О дальнейшей судьбе хитрого штурмана история умалчивает.

Анекдоты, так или иначе связанные с авиацией

post-35-1126631301Летел это какой-то транспортный самолет в сопровождении истребителей. Долго летели, трепались по радио, и зашел у них спор — чей же самолет круче. Истребители хвастались друг перед другом пилотажем, скоростью, вооружением, обсуждали у кого красивее киль и дальнобойнее радар, и кто кого успеет завалить, насколько быстро а также каким способом. Пилот транспортника был исключен из столь специфичного разговора — да и чем ему похвастаться? Вот он
молчал, молчал, а потом сказал:
— Не, мужики — все это фигня. Вот я щас такое сделаю — вы повторить точно не сможете. Удивились истребители, говорят:
— Ну, давай, покажи, чего это твоя баржа умеет, чего мы повторить не сможем.
Транспортник продолжал лететь по прямой...
Через 10 мин один из истребителей спросил:
— Ну, когда?
— А я уже...
— Ну, и что ты сделал? Мы ничего не видели!
— Сходил в сортир и покурил. Слабо повторить?

Летчик на комиссии...
— Рост?
— 182.
— Вес?
— 84.
— Спирометрия?
— Это еще что?
— Ну, выдуваешь сколько?
— А, литра два...
— А в книжке написано четыре...
— Дак это по праздникам.

Утро. Гостиница. Болит голова. Командир экипажа подходит к окну, открывает... Ё!!!.. А там: саванна, жирафы ходят, антилопы, носороги, зебры, львы...
— Штурман, где мы?!
— В Африке, командир.
— А как мы сюда приплыли?
— Мы не приплыли, а прилетели.
— Ой, бляаааа... Дак я ещё и лётчик!!!???

Самолет набрал высоту, командир объвляет:
— Уважаемые пассажиры, высота 9000 м, скорость 850 км/ч, можете отстегнуть ремним, Бл-ть!!! Что это такое???..Ну все, п-ец!!!
Через несколько секунд
— Уважаемые пассажиры, прошу прощения, просто стюардесса пролила кофе на мои новые белые штаны. Видели бы вы какого они теперь спереди цвета.
Пассажир из первого ряда:
Вот с-ка! Видел бы он какого цвета теперь мои белые штаны сзади!

Немецкий пилот Люфтганзы в аэропорту Мюнхена запрашивает на немецком языке у наземного диспетчера ориентировочное время вылета.
Д (на английском): «Если хотите услышать ответ, вы должны спрашивать по-английски.»
П (на английском): «Я немец, пилотирую немецкий самолет и нахожусь в Германии. С какой стати я должен говорить по-английски?»
Ему с безупречным английским акцентом отвечает анонимный пилот другого самолета:
— Потому что вы проиграли вторую мировую!

Пилот-шутник, приближающийся ночью к небольшому провинциальному аэропорту:
— Башня, угадайте, кто я?
Начальник смены протягивает руку к панели управления освещением полосы и вырубает ВСЕ посадочные огни.
— Сначала ты угадай, ГДЕ мы?

Гражданский самолет, зафрахтованный министерством обороны, ждет очереди на взлет.
Д: «Борт ХХХ, назовите пункт вашего назначения»
П: «Это секретная информация»
Пауза.
Д: «Борт ХХХ, продолжайте ждать вашей очереди»
П: «Эээ... а долго еще ждать?»
Д: «Это секретная информация...»

Маленькая девочка подходит к самолетy, где в откpытой кабине сидят пилот со штypманом, и спpашивает:
— Дяденьки, дяденьки, а вы летчики?
Пилот штypманy:
— Слышь, штypман, мы летчики?
— Летчики.
— Да, девочка, мы летчики.
— Дяденьки летчики, а сколько бyдет дважды два?
— Слышь, штypман, сколько бyдет дважды два?
Штypман, что-то считая на штypманской линейке, отвечает: пять.
— Слышь, девочка, пять это бyдет.
— Как пять, а нам yчительница говоpила, что четыpе.
— Штypман, ты что совсем, ей yчительница говоpила, что четыpе!
— Hy так я ж с попpавкой на ветеp.

Пассажир открывает ноутбук, вставляет зарядку в специальную розетку, на экране появляется окно: — Найдено новое оборудование: «Боинг 747». Сконфигурировать?

В самолете в кабину пилота заходит пассажир и требует изменить курс под угрозой взрыва.
Пилот соединяется с диспетчером:
— Борт 817, у нас нападение, требуют изменить курс
Диспетчер:
— Сейчас проверим... Так, точно, на ваш самолет согласно таможенной декларации было пронесено 93 килограмма тротила. Мы еще тогда подумали, зачем им столько?

В самолете пассажир пилоту:
— Только вы поосторожней, а то я первый раз в самолете.
— Не волнуйтесь, я тоже.

Пилот, поднявшись на очень большую высоту, взглянул вниз и сказал:
— О, боже!
— Чего тебе, сын мой? — донеслось из рации.

По тревоге поднимают экипаж большого самолета. Командир экипажа:
— Штурман! Карты взял?
— Да! Две колоды! Вчера купил.
— Я спрашиваю про летные карты!
— О, черт! Забыл!
— Ну вот! Опять по пачке из-под «Беломорканала» лететь.

Взлетает пассажирский лайнер. В момент отрыва от земли сзади что-то очень громко бабахает. Весь экипаж в шоке, посылают второго пилота глянуть, что произошло. Через некоторое время он возвращается:
— Ребята! Все в порядке. Это заправщик отсоединился.

Вопрос на экзамене:
— При взлете ваш самолет начал резко крениться набок. Ваши действия?
— Ну, я штурвал в противоположную сторону и форсаж!
— Неправильно. Надо немедленно остановиться, выйти и отцепить заправочный шланг!

Побился при посадке самолет. Экипаж выскочил, и бегает вокруг него. Командир причитает:
— Это из-за меня, я неправильно заход построил, поздно реверс скомандовал...
Штурман:
— Это я виноват, неправильно курс проложил, высоту неправильно считывал...
Бортинженер:
— Нет, это я виноват, я не тот режим двигателям установил...
Второй пилот (отряхиваясь):
— Блин! Чуть не убили, сволочи!

В международном аэропорту Кеннеди совершает посадку самолет польской авиакомпании LOT. Самолет останавливается буквально в пятидесяти сантиметрах от края взлетно-посадочной полосы. В кабине управления один пилот говорит другому:
— Ну вот, эта дурная Америка! Такие короткие взлетные полосы, а посмотри по сторонам — ведь три с половиной мили в ширину!

К стюардессе ковыляет загипсованный, забинтованный мужик на костылях и говорит:
— Откройте, пожалуйста, дверь. Я выйду.
Стюардесса, несколько ошалев, идет к пилоту и спрашивает его про мужика. Пилот:
— Это такой весь забинтованный, загипсованный, на костылях?
— Точно.
— Открой ему, он часто здесь выходит…

Летит ТУ-154 над Тихим океаном, в нем беседуют два пассажира:
— Знаете, мне ужасно не везет — как лечу в самолете, так он падает, еду в поезде — в него какой-нибудь самолет влетает...
Только сказал — входит стюардесса:
— Товарищи, наш самолет падает в океан. Наденьте спасательные жилеты, а сейчас мы будем раздавать вам свистки для отпугивания акул.
— Ну вот, что я говорил? Сейчас или свистка не достанется, или акула глухая попадется!..

Взлетел один ТУ-154, набрал высоту. Из динамиков раздался голос:
— Здравствуйте, уважаемые пассажиры! Мы летим на высоте такой-то, за бортом температура такая-то. Теперь взгляните в правый иллюминатор вы видите — горит мотор. Взгляните в левый иллюминатор — отвалилось крыло. Посмотрите вниз — вы видите несколько черных точек. Это экипаж желает вам приятного полета.

Новый авиалайнер. В пассажирский салон входит стюардесса:
— Вы находитесь на нашем новом авиалайнере, в носовой части самолета у нас находится кинозал, в хвостовой — зал игровых автоматов, на нижней палубе — бассейн, на верхней — сауна. А теперь, уважаемые господа, пристегните ремни, и со всей этой чертовщиной мы попытаемся взлететь.

Построили очередную суперсовременную модификацию истребителя МиГ-31. Получилась она, естественно, тяжелее предыдущей модели. И при попытке взлететь вписалась в забор в конце ВПП. В КБ Микояна консилиум: что делать с самолетом? Облегчить конструкцию, уменьшить полезную нагрузку, форсировать двигатели, применять стартовые ускорители... Короче, решили перенести забор подальше от ВПП.

Стюардесса выходит в салон к пассажирам и говорит:
Уважаемые пассажиры, вы находитесь на борту замечательного самолета ТУ154-2Б. Ту — это сокращение от фамилии Туполев замечательного конструктора современных авиалайнеров, 154 — это 150 пассажиров плюс 4 человека экипажа. Ну а 2"Б" — это Я с Наташкой...

Летчик-истребитель увольняется на пенсию.
Жена канючит:
— Ты двадцать лет обещал прокатить на истребителе... Ты обещал...!!!
Мужика достало, он приходит к командиру эскадрильи и грит:
— Командир, такая вот фигня... Достала совсем... Прокати ее...
Комэск отвечает, мол, боевая подруга, детей нарожала, котлеты там, все дела, вот мол, тебе керосина на два часа и коридор. Катай!
Грузятся в самолет, и два часа летчик вытворяет ВЕСЬ высший пилотаж,
заходя на посадку, просит подогнать к полосе «скорую».
Выгружают жену из кабины, та вся заблеванная, ну в общем как куль с дерьмом...
Летчик-муж склоняется над ней и нежно так произносит:
— Ну что, потрахаемся или в театр сходим?!

Самолет попадает в сильную болтанку (турбулентность и т.п.)
Стюардесса:
«Так, прекратить панику, хватит бегать по стенам, сели по местам, ты куда блюешь, чудо — есть же пакетики, пристегнулись, как дети прям! Ну вот, молодцы, теперь пойду, успокою пассажиров».

Летят в самолете в одном ряду еврей и два араба. Арабы сидят у окна, а еврей с краю. Араб говорит еврею:
— Пропусти меня, я пойду чаю попрошу.
Еврей:
— Не беспокойтесь, я вам принесу.
И ушел. Тут один араб говорит другому:
— Смотри, он туфли снял. Давай ему в туфли наплюем.
Наплевали. Еврей пришел, принес арабам чай. Летят дальше.
Самолет сел, еврей засовывает ноги в туфли и... со вздохом говорит:
— И когда же кончится это бессмысленная вражда — вы наплевали мне в туфли, а я вам нассал в чай!?

Ночь Ил-96 на эшелоне делает полубочку и летит дальше! В салоне полный АУТ! Стюра ползет в кабину... Самолет возвращается в нормальный горизонтальный полет... Стюра заползает в кабину... Командир оборачивается и тихо говорит:
— Я не понял? Что за паника? Нормально в нос уже закапать нельзя!!!!!!!

Деда, а расскажи, как ты во время войны два самолета сбил!
— Ну-у-у... Не совсем сбил... Скажем так: недозаправил!

В самолете командир не выключил громкую связь, говорит:
— Щас кофейку попью и пойду стюру вы...
Стюардесса в салоне, услышав это, бегом, сломя ноги, в кабину. Старушка, останавливая ее:
— Дочка, да не торопись ты, он же сказал, сначала кофейку попью!!!!

Вот анекдот для размышления: Проверяющий прилетел для инспекторской в авиационную часть, спускается с трапа, командир полка докладывает: «Товарищ генерал, полк для инспектирования построен!» Генерал в ответ: «Пошел на ...й»! Командир полка напрягает начальника штаба, иди мол, доложи генерал не в духе. Начальник штаба докладывает, его генерал тоже посылает и так по очереди прошли все замы, комэски и весь офицерский состав, остался молодой лейтенант и докладывает: «Товарищ генерал полк построен, баня топится!»
Генерал: «Молодец старший лейтенант»!
Приезжают в баню молодой опять докладывает: «Товарищ генерал баня растоплена, водка, закусь на столе, девочки ждут!»
Генерал: «Благодарю за усердие капитан!»
Ну, в общем генерал отдохнул по полной программе, молодой его тащит у себя на спине, а генерал никакущий, только ноги волочатся по земле. В это время по двору собака бегает и лижет пятки генералу, а тот мычит: «Ну это уже лишнее, майор!»

Самолёт Москва-Киев. Стюардесса с весьма глубоким декольте и хорошими формами наклоняется к пассажиру и спрашивает:
— Шо вы будете пить — чай чи кофе?
Пассажир улыбается, жадно пожирая взглядом и облизываясь:
— А в которой кофе и в какой чай?

— Что нужно сделать, чтобы снизить уровень шума российских самолетов?
— Перестать наливать водку в салоне.

-Стюардесса! Что за дела? Почему как я лечу рейсом вашей компании, так мне достается всегда одно и тоже место, спиртное мне не предлагают, фильм посмотреть я не могу... Что за дискриминация!?
— Командир. хорош трындеть, запускай движки, полетели.

В самолёте:" Добрый день, дорогие пассажиры! Мы приветствуем вас на борту нашего лайнера, и за ваш комфорт и безопасность командир корабля поднимает первый тост!"

В кабину самолета, следующего рейсом Киев-Москва, садится выпивший пилот.
Смотрит: второй пилот в таком же состоянии.
— Сволочь! Мы же договаривались! Сегодня я пью... Как ты мог так нажраться с утра?!
В ответ — тишина.
— Ладно! Долететь-то мы долетим!! Но кто в Москве машину вести будет???!

Аэрофлот рекомендует:
Ваша регистрация на рейс пройдёт гораздо быстрее, если вы прибудете в аэропорт уже раздетым и разутым.

Пришел парень в военкомат в армию призываться. Его спрашивают:
— Кем в армии быть хочешь?
— Лётчиком.
В военкомате решили пойти пареньку навстречу. Послали его учиться летать, но у него ничего не получилось. И вот опять вызывают его в военкомат
и говорят:
— Извини, но летчиком тебе не быть. Выбирай другие войска.
Парень подумал и говорит:
— Тогда я хочу служить в ПВО.
— Почему именно ПВО?
— Если я не буду летать, никто не будет летать!

Война, 1943 год. Из боевого задания возвращается советский летчик-истребитель, к которому подходит механик и спрашивает:
— Ну, сколько звёздочек сегодня рисовать на борту?
— Четыре! Да, и нарисуй ещё один немецкий крест — я случайно сбил Мессершмит!

Летит самолёт, в самолёте идет борт-проводница смотрит и понять не может все пассажиры смеются а один рыгает. Ну а к нему подходит и говорит: Вам чем-то помочь? А пассажир отвечает: Не могли бы вы мне ещё один мешочек принести. Та ушла. Потом приходит, смотрит все пассажиры блюют, а тот смеётся. Она к нему подходит и спрашивает — в чём дело. Пассажир отвечает: У меня мешочек переполнился вот я и отпил немножко.

Летит самолет. Пеpед пpиземлением пилот говоpит по гpомкой связи:
— Уважаемые пассажиpы, пpиведите, пожалуйста, стюаpдессу в веpтикальное положение и пpиготовьтесь к посадке!

Самолет теpяет упpавление и начинает снижаться над моpем. Пилот объявляет: «Пассажиpов, умеющих плавать, пpосим занять места слева; пассажиpов, не умеющих плавать, пpосим занять места спpава». Чеpез некотоpое вpемя самолет опускается на воду. Пилот: «Пассажиpы слева, плывите вон к тому остpову; пассажиpы спpава, мы благодаpим вас за то, что вы выбpали нашу авиакомпанию, всего вам добpого!»

Пассажирский самолёт попадает в сильный шторм. Ливень, молнии, гром, падения в «воздушные ямы»... У одной женщины сдали нервы. Вскочив, она закричала:

— Мы погибаем! Есть ли здесь мужчина, который в последний раз даст мне почувствовать себя настоящей женщиной?!

Высокий, стройный молодой человек поднялся со своего места и подошёл к ней. Обнажая мускулистый торс, он снял с себя рубашку и, протягивая её женщине, нежно сказал:

— Милая, на, постирай.

Что такое командир?
— Это мозг экипажа!
— Что такое штурман?
— Это глаза экипажа!
— Что такое бортинженер?
— Это руки экипажа!
— А что такое второй пилот?
— А это, э-э, член экипажа!

В кадре холл аэропорта.
«Объявляется посадка на рейс „Махачкала — Минеральные Воды“. Регистрация заложников у стойки номер пять».

Экзамены в школе стюардесс. Инспектор спрашивает:
— Представьте себе следующую ситуацию. Самолет падает в пустыне. Выжили только вы одна. Вы сразу находите рядом оазис, в котором вас встречают 50 изголодавшихся по женским прелестям бедуинов.
Англичанка говорит:
— Я покончу с собой!
Американка после паузы:
— Я выпью виски, чтобы прибавилось смелости!
Француженка смотрит на экзаменатора вопросительно и говорит:
— Ситуация мне понятна, но я не могу понять, в чем собственно проблема?!

Новый авиалайнер. В пассажирский салон входит стюардесса:
— Вы находитесь на нашем новом авиалайнере, в носовой части самолета у нас находится кинозал, в хвостовой — зал игровых автоматов, на нижней палубе — бассейн, на верхней — сауна. А теперь, уважаемые господа, пристегните ремни, и со всей этой чертовщиной мы попытаемся взлететь,

В салон самолета заходит стюардесса:
— Товарищи пассажиры! Самолет садится, пристегнитесь, пожалуйста, ремнями, а то будет как в прошлый раз.
— А как было в прошлый раз?
— Тех, кто не пристегнулся, по стенке размазало.
— А те, кто пристегнулся?
— А кто пристегнулся, выглядели ну совсем как живые.

Летит советский человек в Боинге, подходит стюардесса:
— Чашечку кофе, сэр?
— За бабки?
Стюардесса, моргая глазами, уходит за шторку и судорожно роется в разговорнике. Подходит во второй раз:
— Чашечку кофе, сэр?
— За бабки?
— Халява плиз, сэр.

В самолете пассажир пилоту:
— Только вы поосторожней, а то я первый раз в самолете.
— Не волнуйтесь, я тоже.

Есть в авиации шикарные преданья,

В них больше баек, мало назиданья.

Недавно слышал я такой рассказ:

Затеяли буржуи как-то раз,

Тому назад лет, этак, двадцать –

Легкомоторный фестиваль.

И ну давай туда слетаться.

Был крупным слет, —

Там спорт, соревнованья…

Конечно, не без самолюбованья…

Но техника достойная была!

И мастера отменные летали!

И наша группа, жаждя получить медали,

Туда свою машину привезла.

А у буржуев – все машины — БЛЕСК!

Чуть ли не в НАСА крылья им считают.

Движков не слышен там надрывный треск,

Гуденье ровное глушители съедают.

Движки все больше Хонда, БМВ,

Из самых завалящих – Ротакс.

Вот и дерут носы пред нами на земле,

Имея шансы сделать нас в полетах.

На их беду отнюдь не на заводе

Наш дельталет готовили на слет –

Умельцев много есть у нас в народе

И ремесло по гаражам цветет!

И вот – краса гаражной сборки

Готовится лететь маршрут.

Движком «Буран» поставлен тут –

Со снегохода… И без переборки…

Движок – дерьмо, вообще-то он не прет,

И дельталет с трудом идет на взлет;

И с хрипом, будто умирает,

Свои пол километра набирает.

Тут наш спортсмен, немного сбросив газ,

Услышал подозрительные звуки,

То глохнет двигатель! Но золотые руки

Полету не дадут пропасть!

И в тот момент не ведал он,

Что на свою беду французы

Пойдут с апломбом на обгон…

Не празднуя по жизни труса,

Ремень снимает и встает –

Лицом к мотору, к носу задом,

На ручку ногу он кладет –

Мол, чувствовать машину надо!

Потом отвертку достает,

И с матом лезет а карбюратор!

И «раком», задом-наперед,

На высоте пол-километра!

В башку буржуям не придет,

Что так еще летают где-то!

Когда они сравнялись с ним,

Был ШОК!!! Такое потрясенье!

От их мозгов шел сизый дым,

Глаза повылезли из шлемов!

Медаль он так не получил,

Но стал легендой в этом мире;

С ним до утра буржуи пили, —

Автограф каждый норовил

На фотку, снявшись с ним на память…

И даже буки-англичане,

Открыли виски для него;

Не зная – через одного

В России так идут полеты…

ГЕРОИ? Или ИДИОТЫ?

10 самых странных летательных аппаратов

Изобретение летательных аппаратов – одно из величайших событий в истории человечества. Авиация и авиастроение всегда считались отраслями, которые бросают вызов непреодолимым задачам и предлагают кардинально новые решения. Но представленные ниже самолеты могут удивить даже самых искушенных.

c5473Convair V2 Sea Dart 
Convair Sea Dart – это экспериментальный американский истребитель, спроектированный в 1951 году в качестве прототипа для сверхзвукового гидросамолета. Под управлением Сэма Шеннона, этот самолет стал первым (и единственным по сей день) гидропланом, преодолевшим звуковой барьер.

9022dGoodyear Inflatoplane 
В 1959 году компания Goodyear Tire экстраординарно ответила требованиям рынка поставками компактных самолетов. Надувной самолет с открытой кабиной летчика был полностью сделан из резины, за исключением мотора и электрических кабелей управления. Самолет спокойно умещался в коробку в один метр длиной и легко надувался с помощью обычного насоса для велосипедов. Эта машина произвела настоящий аэродинамический фурор, как только взлетела в воздух.

8f088Самолет NASA A1 Pivot-Wing 
Самолет был разработан в начале 1980-х для проверки теории вращающегося крыла. Он имел длинное крыло, которое вращалось под углом до момента, когда правая оконечность крыла не оказывалось параллельно кабине пилота. За этим нестандартным и новаторским дизайном была скрыта попытка нивелировать влияние турбулентности и улучшить обтекаемость.

d47c5Vought V-173 
За странный дизайн первые летчики-испытатели прозвали его “летающий блинчик”. Он имел фюзеляж практически правильной круглой формы, который служил и крыльями для данного воздушного судна. Ограниченный спрос и аварии решили судьбу этого проекта, однако он послужил прародителем для знаменитого реактивного самолёта вертикального взлёта и посадки Хэрриер (Harrier Jet).

c6967Bell P -39 Aircobra 
В большинстве самолетов двигатели располагаются в передней части кабины пилота. Однако, будучи компанией по производству вертолетов, Bell создала корпус судна с двигателем, расположенным позади этой кабины. Этот дизайн обеспечивал необычайную мощность самолета, а длинный вал вращал пропеллер спереди. Но строительство корпуса вокруг источника питания, как у вертолетов, привело к необычному центру тяжести. Поэтому, некоторые из них разбивались даже без единого выстрела врага.

f7803SR 71 «Чёрный дрозд» 
Еще до начала эры универсальных спутниковых технологий был создан SR 71 «Чёрный дрозд» – первоклассный разведывательный самолет с беспрецедентной скоростью, прочностью и способностью достигать стратосферы. Грозного, практически инопланетного вида, этот самолет обладал просто фантастическими способностями. Однако по странной задумке, из специальных негерметичных топливных баков просачивалось взрывчатое авиатопливо, пока жар (t= 482° C), вызванный трением не запечатывал их.

8bdd3Convair Pogo 
В отличие от большинства самолетов вертикального взлета и посадки, Pogo взлетал носом вверх, как ракета с колёсами, прикрепленными к её хвостовому килю. Фонарь кабины пилота был сконструирован в положении 90 градусов наружу, из-за чего пилоту приходилось лежать перпендикулярно земле, когда машина поднималась в воздух.

67d2fMcDonnell Douglas X-15 
Модель X-15 представляет собой еще более странный проект, но это был такой значительный и необычный прорыв в авиастроении, что он остается непревзойденным до сих пор. Во время прохождения через атмосферу его скорость в шесть раз превышала скорость звука. Корпус самолета был покрыт сплавом никеля, схожим по составу с тем, который содержится в метеоритах. Это позволило самолету не сгореть при входе в атмосферу Земли.

160afBlohm und Voss BV 141 
Во время Второй мировой войны, немецкие авиастроители из компании Dornier создали разведывательный самолет и легкий бомбардировщик с одним единственным крылом, хвостовой балкой с двигателем на одной стороне и кабиной пилота сразу за ними.
Этот странный летательный аппарат не только отрывался от земли, но и послужил вдохновением для создания проекта современного спортивного самолета с похожей конструкцией.

770caCaproni Ca.60 Noviplano 
Этот огромный плавучий летательный аппарат (21,5 м в длину и 55 тонн веса) должен был стать первым трансатлантическим самолетом в истории авиации. К корпусу в форме корабля крепились три крыла спереди, три в середине и третий набор крыльев сзади – вместо хвоста. Взлет не стал проблемой для этого самолета, но первый же полет закончился катастрофой когда самолет набрал высоту в 18 метров.

Боди Арт

56Как только у некоторых язык поворачивается назвать армию консервативной, солдафонской структурой. Ведь многое, чем так любит гордиться гламурное общество, имеет армейские корни. И если бывалый военный остаётся равнодушным к какой-нибудь новомодной феньке, то лишь потому, что это он уже видел.
Действительно, чем можно удивить служивого... Подиумами? Мода не для всех, творческий полёт фантазии автора. Тоже мне. Да если устроить показ того, что делают из парадной формы наши дембеля, то все ведущие модельеры мира будут нервно курить в сторонке! Вот где фантазия, вот где её полёт! Что ни китель, то произведение искусства. И всё это — ручная работа! А хэбэ? Это уже загадка для знатоков человеческой анатомии. Как может детина, которому и пятидесятый размер мал, влезать в это самое хэбэ им же собственноручно ушитым до сорок восьмого? И при этом нормально функционировать, а не коротко, как манекенщица, продефилировать по сцене, после чего переодеться в нормальную одежду. Что ещё вспомнить? Секс по телефону? Не смешите мои тапочки! Эту услугу вооружённые силы практикуют с момента появления этих самых телефонов в армии. И, заметьте, совершенно бесплатно. Едва стрелка часов перевалит за полночь, и силы внутреннего наряда предадутся сладостной полудрёме, как обязательно найдётся страдающий бессонницей полковник или генерал. Противный сигнал зуммера полёвки в помещении дежурного по части и…
А далее: расслабьтесь, товарищ капитан, и получайте удовольствие. И едва большой начальник, получив удовлетворение положит трубку, как взбодрённый дежурный так же по телефону устроит аналогичный сеанс всем, кто находится в его ведении.
Такое вот, письмо счастья...
Стриптиз? Даже говорить не о чем. Подумаешь, девица раздевается под медленную музыку. А пусть она попробует сделать это за сорок пять секунд! И одежду не разбрасывать при этом, а аккуратно сложить на табуретку. Этот вид эротического искусства очень любят старшины рот, взводные, ротные. Они часами готовы наблюдать это действие, заставляя подчинённых повторять его на «бис».
Нет, ну решительно нельзя найти что-то, чего бы не было в армии. Может быть модный нынче Боди арт? Тоже не проходит. Хотите верьте, хотите нет, а это в армии тоже было. Вот вам, один из примеров.

*   *   *

55— Уроды! Сволочи! — ругался курсант Н. Повод для гнева у него был самый пресерьёзный. Кто-то спёр единственную пару носок, тщательно выстиранную и вывешенную сушится на ночь. Конечно, не бог весть какая потеря, если бы сейчас было не пять часов утра, а через пару часов — государственный экзамен по лётной подготовке! Исправить ситуацию покупкой новой пары в военторге не представлялось возможным. Вздохнув, курсант Н. натянул лётные ботинки на босу ногу. При ходьбе, конечно, отсутствие данного предмета одежды заметно не было, брючины комбинезона скрывали, но стоило только сесть, как тайное становилось явным. В том-то и дело, что вертолёт пилотируют сидя, а предстать перед глазами проверяющего в виде Остапа Бендера курсанту Н. не хотелось. Курсант Н. попытался натянуть штанины пониже, но это у него не получилось. После нескольких стирок комбинезон изрядно сел.
— Что делать, что делать? — лихорадочно думал курсант Н... Вдруг его взгляду попалась коробка с фломастерами, — а что если нарисовать носки? — мелькнула мысль.
— И то правда, кто там будет к моим ногам присматриваться, — решил курсант Н. и принялся воплощать идею в жизнь.
Но, как говорится, лучшее — враг хорошего. Беда в том, что курсант Н. умел рисовать. Будь он таким как все, он бы затушевал нижние части своих конечностей черным, или синим цветом и всё бы прошло незамечено. Но нет, его душа художника потребовала творчества и минут через десять на ногах курсанта Н. красовались великолепные, но увы, запрещённые уставом цветные носки.

Рассекая лопастями прохладный утренний воздух, «восьмёрка», послушно воле пилота, выполняла полетное задание. Вираж, разворот, ещё вираж. Проверяющий, майор У., сидя на правом сидении откровенно скучал.
— Ну что тут говорить, этот выпуск хорошо подготовлен, шутка ли, лишний год лётной практики! — думал он. И вправду, восьмерым из десяти курсантов, смело можно ставить отличные оценки.
— Вот только наверху эту «объективность» не поймут! — завершил свою мысль майор У. и принялся искать, как говорят в народе, до чего докопаться. Дело в том, что в то время было два вертолётных училища, одно в городе С., второе в другом городе С... И, для объективности выставляемых оценок, училища на момент сдачи государственных экзаменов обменивались проверяющими. А так как между училищами шло негласное соперничество, то в этих условиях оно воплощалось в принцип: «вали чужих». Поскольку своим оказать помощь проверяющие не могли.
Собственно, и докопаться не было до чего — курсант Н. выдерживал все параметры полёта на оценку «отлично». Майор У. вздохнул и перевёл взгляд с приборной доски на курсанта.
— И в кабине чувствует себя уверенно, — подумал было майор У., как вдруг досадливо поморщился, — какой наглец, пришёл в цветных носках!
После очередной эволюции вертолёт оказался носом к восходящему солнцу. Его лучи проникли в стеклянную кабину вертолёта. В их свете, волосы, которые изрядно росли на ногах курсанта Н., засеребрились.
— Почудилось? — подумал майор У.; ему показалось, что волосы у курсанта Н. были и на носках. Что явно противоречило здравому смыслу. Он сморгнул, но всё осталось по-прежнему. Озадаченный этой проблемой, майор У., жестом привлёк внимание бортового техника капитана Р., до этого времени сохранявшего полную безучастность к происходящему. Капитан Р. посмотрел на ноги курсанта, а затем на майора. По его взгляду майор У. понял, что тот видел то же самое. Это было уже лучше, значит дело не в глюке, а в феномене носок курсанта, с которым майор У. решил разобраться тут же. Расстегнул привязные ремни и подвесную систему парашюта. Перегнувшись через пульт управления автопилотом, он вблизи рассмотрел это чудо чулочно-носочной промышленности. Поняв в чём дело, он занял своё место и, призвав всю свою волю чтобы не рассмеяться, спросил:" Товарищ курсант, а что у вас за носки?" Курсант Н., который до этого, забыв о тех самых носках, всецело отдавался полётному заданию, опешив от неожиданного вопроса, выложил всё как на духу.
Едва дослушав объяснения курсанта, майор У. и капитан Р. разразились громким хохотом. После посадки инструктор курсанта Н., лейтенант А., был немало удивлён, когда из вертолёта вышли продолжавшие хохотать майор У. и капитан Р., а за ними смущённый и покрасневший курсант Н. Но, едва выслушав объяснения, лейтенант А принялся хохотать сам. Через минут десять хохотала вся эскадрилия. Что-что, а подобные новости разносятся в среде курсантов быстро.

Тем не менее, курсант Н. получил оценку «отлично». А это значит, что его художества были не зря. Шла осень 1984 года.
А ещё говорят, Боди Арт!