Сухой Павел Осипович


.

46588635_Pavel_Osipovich_Suhoy_

Сухой Павел Осипович

Павел Осипович Сухой родился в 1895 году в Белоруссии, которая тогда входила в состав Российской Империи. Отец Павла работал учителем начальных классов в сельской школе. Вся семья жила и интересовалась искусством, музыкой, литературой. Только Павел тянулся больше к техническим наукам. Двигатели внутреннего сгорания, летательные аппараты — все это очень интересовало мальчика. Павел с увлечением изучал всю попадавшуюся литературу по этой тематике. Читал он и научные статьи основоположника отечественной авиационной науки — Николая Егоровича Жуковского. Однажды возвращаясь с гимназии, Павел впервые увидел самолет. Во многом именно этот эпизод определил судьбу Павла Сухого как авиационного конструктора.

В 1915 году Павел поступил в Московское Императорское Техническое Училище. Здесь Сухой с огромным интересом слушал лекции Жуковского, ученого, чьи статьи он читал еще в детстве. Павел посещал и воздухоплавательный кружок, которым также руководил Николай Егорович. Но вскоре занятия пришлось оставить. Шла Первая Мировая война и Сухого призвали в армию. С января 17-го года он участвовал в боях на северо-западном фронте в должности младшего офицера пехотного полка. Позже его назначили помощником начальника пулеметной команды. На фронте Сухой заболел туберкулезом легких, который сильно подорвал его здоровье. Последствия перенесенной болезни давали о себе знать на протяжении всей жизни Павла Осиповича. В марте 18-го Сухой по состоянию здоровья уволился с военной службы. Вернувшись домой, он два года работал учителем математики в местной школе. Именно там Павел и познакомился со своей будущей женой Софьей.

В 1920 году Павел Сухой продолжил учебу в техническом училище. В 24-м, за год до его окончания, он уже работал в ЦАГИ. Одновременно Павел готовил свой дипломный проект на тему: «Одноместный истребитель с мотором 300 лс». Руководителем проекта был Андрей Туполев — авиаконструктор и один из основателей ЦАГИ. Защита прошла успешно, и Туполев пригласил молодого специалиста к себе на работу. Бригада, в которую попал Сухой, занималась цельнометаллическим истребителем АНТ-5.

Молодой инженер получил задание спроектировать для самолета подмоторную раму. Позже, когда машина пошла в серию, Сухого назначили техническим представителем ЦАГИ на авиазаводе. В мае 1932 Павла Сухого в очередной раз повысили по службе. Он стал руководителем объединенной конструкторской бригады истребителей и рекордных самолетов.

Первым заданием бригады Сухого стал скоростной истребитель. Машина получила обозначение И-14. Конструктор применил на самолете большое число технических новинок: убирающиеся шасси, тормозные колеса, закрытый фонарь кабины. Да и вообще, это был первый в СССР цельнометаллический истребитель моноплан. Использование новаторских решений станет характерной чертой в работе Павла Осиповича. Для Павла Сухого это была первая самостоятельная конструкторская работа. Самолет во многом получился удачным, но военных не устроили его штопорные характеристики. И-14 в большую серию не пошел.

Параллельно бригада Сухого занималась и рекордным самолетом. Это направление казалось для конструктора и его коллег куда более успешным. Летом 31-го начальник ВВС Яков Алкснис и конструктор Андрей Туполев вышли в правительство с предложением о создании самолета способного установить рекорд дальности. Руководство страны, крайне заинтересованного в престиже государства, проект утвердило. Согласно ему, дальность полета новой машины должна была составлять 12000 км.

Бригада Сухого начала работу и добилась, казалось бы, невозможного. Одномоторный самолет АНТ-25 получился очень удачным как в аэродинамическом, так и в весовом отношениях. Во многом эти характеристики и позволили совершить выдающиеся для того времени перелеты.

Еще вначале 36-го управление ВВС объявило конкурс на разработку многоцелевого самолета под шифром «Иванов». Эта машина должна была быть одновременно и разведчиком и штурмовиком и легким бомбардировщиком. Конкурс выиграл проект Сухого. После доводок и испытаний машину передали на серийный завод в Харьков. На это предприятие в 1939 году направили и коллектив Павла Сухого. К тому моменту его бригада получила статус самостоятельного конструкторского бюро. Годом позже произошло крупное событие в жизни КБ — был налажен выпуск самолетов Су-2. Такое обозначение получила машина, созданная в рамках проекта «Иванов».

Су-2, по большому счету, многоцелевым не стал. В основном на него возлагались задачи ближнего бомбардирования, хотя порой он применялся и в качестве разведчика и в качестве штурмовика. Среди других Су-2 отмечался повышенной живучестью. Однако, руководством страны была сделана ставка на массовый выпуск более современных на тот момент самолетов штурмовиков Ильюшина и пикирующих бомбардировщиков Петлякова. К середине войны Су-2 на фронтах уже практически не остался.

Весной 1940 года КБ Сухого перевели на завод в Подлипках — это было началом долгих скитаний. С начала войны КБ эвакуировали в Пермь. На каждом новом мести жизнь приходилось налаживать практически с нуля. Не смотря на это, Сухой упорно продолжал работы по созданию машин. К началу войны появился его новый самолет — штурмовик Су-6.

К середине 1943 года КБ Сухого вернулось в Москву. Коллективу определили место на северо-западе Москвы — в Тушино. Все силы Павел Осипович сосредоточил на работе. Его жизнь была подчинена строгому распорядку, он берег каждую минуту. Поддерживать такой напряженный график было непросто, но Павлу Осиповичу всегда и во всем помогала его супруга Софья.

После войны КБ Сухого разработало учебно-тренировочный вариант туполевского бомбардировщика Ту-2, который пошел в серию под обозначением УТБ. По целевому заказу артиллеристов также сконструировали и построили разведчик-корректировщик Су-12. Но это были работы небольшие, немасштабные. Сухой присматривался к техническим новинкам, исследовал возможность использования на самолете реактивного двигателя. Такой тип двигателя тогда был еще далек от совершенства, и конструктор спроектировал самолет с комбинированной силовой установкой. Эта установка была лишь прообразом будущих турбореактивных двигателей, но она позволила, не теряя времени, получить опыт, который так пригодится в будущем.

В 1945 году Сухой начал работу над истребителем с двумя турбореактивными двигателями. Он получил обозначение Су-9. Машина несколько напоминала реактивный Messerschmitt Me.262. Во время Второй Мировой войны немецкие ученые активно работали над реактивной тематикой и в этом вопросе продвинулись дальше всех. После войны немецкий опыт был изучен в Советском Союзе, где вскоре появились собственные образцы реактивной техники. И если на Су-9 стояли два трофейных двигателя, то на следующей машине Су-11 двигатели были уже отечественной разработки. Их создал Архип Михайлович Люлька.

28 мая 1947 года Су-11 впервые поднялся в воздух. Для авиации конца 40-х годов характерной чертой стало множество технических новинок. Реактивная техника была принципиально другой, иными были и режимы полета. Не случайно, что уже на Су-9 Сухой применил гидроусилители в системе управления, катапультное кресло, стартовые ускорители и тормозной парашют. В КБ начали проработку разных вариантов самолета. Но летом 48-го тему вообще закрыли. Советский Союз восстанавливался после войны, и большого числа новых разработок страна не могла себе позволить. В 1949 году ликвидировали и само конструкторское бюро Павла Сухого. Многие конструктора были разбросаны по другим КБ. Павел Осипович с частью сотрудников опять оказался у Андрея Туполева. Андрей Николаевич поручил Сухому курировать иркутский серийный выпуск самолета Ту-14.

В подчинении у Туполева Павел Осипович был сравнительно недолго. Спустя три года Сухой вновь обрел независимость. Этому в определенной степени поспособствовала политическая ситуация, которая складывалась в мире в начале 50-х. Набирала обороты холодная война, самолеты разведчики потенциального противника летали у границ Советского Союза. Требовался надежный перехватчик, способный пресечь полет как разведчика, так и бомбардировщика с атомным оружием на борту. И тут вспомнили, что машинами такого назначения занимался Сухой.

Новый и на этот раз великий взлет начался у коллектива Сухого в мае 53-го. В КБ возвратились многие, кто покинул его тремя годами ранее. Пришли и его ближайшие соратники. Среди них был Евгений Иванов. О нем стоит сказать особо — это был одаренный инженер, не лишенный, к тому же, пробивной жилки. На работу к Павлу Осиповичу шли с удовольствием.

Осенью 1953 года КБ Павла Сухого получило производственную базу на территории авиационного Ходынского поля. Павел Осипович вернулся к любимой своей тематике — фронтовые истребители и перехватчики. Оказалось, что три года простоя, связанных с разгоном КБ, не прошли для конструкторов впустую. Сухой был в курсе работ Микояна, Яковлева, Лавочкина. Он также знал западные достижения в авиации.

Конструкторское бюро еще только формировалось заново, а Павел Сухой предложил сразу два варианта своих проектов. Это были сверхзвуковые самолеты со стреловидным и треугольным крылом. Машины со стреловидным крылом имели в обозначении букву С, с треугольным — Т. У этих проектов были такие расчетные данные, что дух захватывало. Планировалось, что самолеты превысят скорость звука в два раза. При той слабой производственной базе, которая имелась в распоряжении Сухого, это выглядело довольно дерзко, тем более, что сроки постройки и передачи самолетов на испытания были поставлены очень жесткие. На коллектив работало и его страстное желание показать себя, показать, на что он способен.

7 сентября 55-го года самолет С-1 выкатили на взлетную полосу аэродрома в подмосковном Жуковском. Испытывал машину летчик Андрей Кочетков. Ему предстояло сделать так называемый подлет, то есть оторвать машину от земли и тут же сесть обратно на полосу. При отрыве машина резко оторвалась от полосы и пошла вверх. Для посадки длины полосы уже не хватало. В итоге, вместо запланированного подлета получился настоящий полет. За этот первый полет, хоть и не санкционированный, ругать не стали, более того, поблагодарили и премировали. Вскоре на С-1 была достигнута скорость более 2000 км/ч. Позже на базе этой машины сделали истребитель-бомбардировщик Су-7Б. Он стал родоначальником семейства самолетов, составивших на долгие годы основу истребительно-бомбардировочной авиации Советского Союза. Дальнейшим развитием этих машин стал Су-17 - первый в Советском Союзе самолет с поворотными консолями крыла. Такое крыло позволяло при большой стреловидности летать на высоких скоростях, а при малых — взлетать с небольшим разбегом. Укоротить взлет и посадку можно было и другими способами. Например, установить на самолет дополнительные подъемные двигатели или ракетные ускорители.

Работы над самолетами с треугольным и стреловидным крылом шли параллельно. Помимо С-1 создавался и перехватчик Т-3 — самолет с треугольным крылом. В мае 1956 года он впервые поднялся в воздух. Летом того же года обе машины показали на воздушном параде. Для Павла Сухого это был не просто показ. Здесь впервые на широкой публике прозвучало его имя.

В том же году главный конструктор Павел Сухой стал генеральным конструктором. Доработанный вариант перехватчика Т-3 приняли на вооружение под обозначением Су-9. Это был второй самолет в КБ Сухого с таким названием. Новый Су-9 не просто самолет, это уже чать комплекса перехвата. Помимо самой машины в него входили наземная станция наведения, управляемые ракеты класса «воздух-воздух» и собственная РЛС самолета. Суховцы стали пионерами в деле создания авиационных комплексов ПВО.

За Су-9 последовал более совершенный Су-11. Оба этих истребителя входили в систему ПВО страны. Они долгое время были самыми скоростными и высотными советскими боевыми самолетами.

Следующей машиной КБ Сухого стал двухдвигательный Су-15. По сравнению с предыдущими перехватчиками он оснащался более совершенной радиолокационной станцией и мог поражать цели как на больших так и на малых высотах. Эта машина была очень надежной. Ее любили как летчики, так и технический состав. Су-15  — самый массовый сверхзвуковой перехватчик Советского Союза. Он защищал воздушные рубежи нашей страны вплоть до начала 90-х годов.

В середине 60-х КБ Сухого вело множество проектов. К тому моменту Павлу Осиповичу шел восьмой десяток лет. Несмотря на столь почтенный возраст, Сухой по-прежнему целиком отдавал себя работе. Он всегда был в курсе всех разработок своего КБ. По-другому он и не мыслил себя.

Также в КБ занимались и фронтовыми бомбардировщиками. С 1963 года в разработке находился проект самолета Су-24. Концепция его применения предполагала, что полет к цели он будет выполнять почти у земли, чтобы не попадать в зону действия радаров противника. А условия низковысотного полета весьма жесткие. Для полетов на малых высотах установили автоматическую систему огибания рельефа местности. Это существенно облегчало работу экипажа. В Советском Союзе такую систему применили впервые именно конструктора Сухого.

Су-24 стал поступать в войска в середине 70-х. Эта грозная боевая машина до сих пор стоит на вооружении ВВС и авиации военно-морского флота России.

В конце 60-х в ОКБ Сухого шла работа над штурмовиком, который в дальнейшем получил обозначение Су-25. Любопытно, что создавался этот самолет практически подпольно. В КБ сформировалась творческая группа которая стала разрабатывать штурмовик в инициативном порядке. О проекте предпочитали не распространяться, о нем не знал даже Павел Осипович. Военные видели будущий штурмовик сверхзвуковым. Конструктора Сухого думали иначе, да и мировой опыт подсказывал, что для огневой поддержки с воздуха непосредственно над полем боя такая большая скорость не требуется. Лучше обеспечить самолету повышенную боевую живучесть, маневренность, хороший обзор из кабины и возможность выполнять задачи на предельно малых высотах.

Готовый проект представили в научно-технический комитет ВВС. Ответ был неутешительным: военным дозвуковой самолет штурмовик не нужен. Штурмовик Су-25 стал одним из лучших в мире. На его базе создано немало модификаций, в том числе самолет корабельного базирования.

В первой половине 70-х годов началась история фронтового истребителя Су-27.

В его концепции был заложен огромный потенциал на будущее. К сожалению, Павлу Осиповичу не удалось увидеть первый полет опытной машины. Не удалось ему увидеть и невероятный успех Су-27. Павла Осиповича Сухого не стало в 1975 году. К тому моменту опытную машину только собирались строить. После смерти Сухого во главе КБ стал несменный помощник Павла Осиповича -  Евгений Алексеевич Иванов. На этом посту он пробыл сравнительно недолго. Их сила была в совместной работе.

Основу Российских ВВС до сих пор составляют штурмовики Су-25, фронтовые бомбардировщики и разведчики Су-24, а Су-27 и огромное семейство боевых машин, созданные на его базе, вызывают восхищение у многих специалистов и любителей авиации по всему миру. Но главное — это коллектив, основанный Сухим. Коллектив, который и сегодня является ведущим в России, создавая передовые самолеты нового поколения.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*