Кострикин Афанасий Георгиевич

kostrikn

Герой Советского Союза Кострикин Афанасий Георгиевич

Афанасий Кострикин родился 2 (15 по новому стилю) мая 1914 года в селе Козловка, ныне Бутурлиновского района Воронежской области. В 1936 году окончил Бутурлиновский гидробиологический техникум. Работал гидротехником в Борщёвском рыбсовхозе (Богородский район Нижегородской области). С декабря 1936 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков-наблюдателей. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа.
Зимой 1939—1940 годов принимал участие в Советско-Финляндской войне в должности младшего летнаба 10-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. Совершил несколько боевых вылетов на бомбардировщике СБ. Был награждён орденом Красной Звезды.
С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. До феврале 1943 года был штурманом эскадрильи 10-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. Сражался на Ленинградском, Волховском и Донском фронтах. С апреля 1943 года по сентябрь 1944 года был штурманом 224-го бомбардировочного авиационного полка (с сентября 1943 года — 126-го Гвардейского БАП). Сражался на Северо-Кавказском, Западном, 3-м Белорусском и 1-м Прибалтийском фронтах.
Всего совершил более 100 боевых вылетов на бомбардировщиках СБ и Пе-2, в 35 воздушных боях сбил лично 3 и в составе группы 8 самолётов противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года штурман 126-го Гвардейского бомбардировочного авиационного полка капитан Кострикин Афанасий Георгиевич удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1127).
В сентябре 1944 года убыл с фронта на учёбу в Военно-Воздушную академию (в подмосковном Монино). В 1948 году успешно закончил командный факультет и до 1953 года служил на штабных должностях в Государственном Краснознамённом научно-испытательном институте ВВС. В 1953—1955 годах работал в Управлении боевой подготовки ВВС. В 1955—1956 годах был начальником группы по исследованию и боевому применению ВВС оперативной группы в Арктике. С 1956 года — начальник штаба бомбардировочной авиационной дивизии. С февраля 1959 года Гвардии полковник А. Г. Кострикин — в запасе.
Жил в посёлке Чкаловский (ныне в черте города Щёлково) Московской области. 2 ноября 1961 года погиб в автомобильной катастрофе. Похоронен на Гребенском кладбище в Щёлково.
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Красной Звезды (дважды); медалями.

Костылев Георгий Дмитриевич

kostylev

Герой Советского Союза Костылев Георгий Дмитриевич

Родился 20 апреля 1913 года в городе Ораниенбаум Санкт — Петербургской губернии (ныне город Ломоносов Ленинградской области), в семье рабочего. Окончил 9 классов средней школы, авиационную школу Осоавиахима, в 1934 году — Центральную лётную школу в городе Тушино Московской области. 18 августа 1934 года был удостоен почётного нагрудного знака «За отличную технику пилотирования и акробатическое искусство». С 1939 года служил в авиации Военно-Морского Флота. Участник Советско-Финляндской войны 1939—1940 годов.
С июня 1941 года лейтенант Г. Д. Костылев в действующей армии. По октябрь 1941 года сражался в 5-м ИАП КБФ; по январь 1943 года — в 12-й ОИАЭ КБФ; по март 1943 года — в 3-й Гвардейском ИАП КБФ; с мая по июль 1943 года — в 4-м Гвардейском ИАП КБФ; по июль 1944 года — в Управлении ВВС КБФ; по октябрь 1944 года — снова в 4-м Гвардейском ИАП КБФ; по май 1945 года — снова в 3-й Гвардейском ИАП КБФ.
К апрелю 1942 года командир звена 3-го Гвардейского истребительного авиационного полка (61-я истребительная авиационная бригада, ВВС Балтийского Флота) Гвардии старший лейтенант Г. Д. Костылев совершил 233 боевых вылета, провёл 59 воздушных боёв, сбил лично 9 и в составе группы 34 самолёта противника. Штурмовыми ударами уничтожил много живой силы и техники врага.
23 октября 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
Всего выполнил 418 боевых вылетов, в 112 воздушных боях сбил 46 самолётов противника.
После войны остался на службе в ВМФ. С 1953 года Гвардии майор Г. Д. Костылев — в запасе. Умер 30 ноября 1960 года. Похоронен на мемориальном кладбище защитников Ораниенбаумского плацдарма в Ломоносове, где его именем названа улица.
Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени (дважды); медалями.

*     *     *

Фамилии этого человека нет в Советской Энциклопедии Великой Отечественной войны, несмотря на то, что был он Героем Советского Союза и принадлежал к лучшим пилотам советской истребительной авиации. Георгий Дмитриевич Костылев никак не вписывался в образ Героя, созданный сталинской пропагандой. Прекрасный лётчик, человек, который всегда говорил то, что думает, не признававший фальши и криводушия, он не был чужд многим сильным человеческим страстям.
Любимец лётного и технического состава, пользовавшийся в частях, где он служил, непререкаемым авторитетом, Костылев был не в чести у дивизионных командиров: после октября 1942 года его не наградили ни одним орденом...
Георгий Дмитриевич Костылев был одним из тех немногих лётчиков-истребителей, кто не закончил Военной авиационной школы пилотов. После призыва в ВМФ в 1939 году он служил в частях истребительной авиации, участвовал в Советско-Финляндской войне, за что был награждён орденом Красного Знамени.
Прирождённый пилотажник, он имел свой, удивительно изящный и свободный лётный почерк. Современники вспоминали о том особенном радостном чувстве, которое пробуждалось в них при наблюдении костылевских полётов. В его исполнении пилотаж становился искусством... Во время войны Костылев несколько раз проводил показательные «бои» над кораблями Балтфлота и, по свидетельству очевидцев, в эстетическом плане они были сравнимы с пением Лемешева и игрой Гилельса.
С первых же дней Великой Отечественной войны Георгий Дмитриевич принял активное участие в боевых действия. Служил он в 5-м истребительном полку Балтийского Флота, оснащённом самолётами И-16. Несмотря на превосходство вражеской авиации, Костылев довольно неплохо справлялся со своими профессиональными обязанностями. Коллеги ценили его не только за высокий пилотаж и острый глаз, а прежде всего за то, что он всегда надёжно прикрывал своих партнёров.
kostylev2Уже во второй половине июля 1941 года, работая с аэродрома в Клопицах под Ленинградом, на самолёте И-16 он одержал 7 побед. Свою первую победу Костылев одержал 15 июля, сбив в группе Ме-110. А уже 22 июля, он уничтожил в воздушных боях ещё сразу 2 машины врага (Ju-88 и Ме-110). Ещё 2 бомбардировщика Ju-88 были сбиты им 23-го и 25-го числа. В последний день этого же месяца, Костылев сбил ещё пару Ме-109.
В конце августа комэск 2-й эскадрильи 5-го истребительного авиационного полка (позднее ставший 3-м Гвардейским ИАП)  ВВС КБФ Г. Д. Костылев на только что полученном ЛаГГ-3 сбивает Ме-109... 16 сентября в паре с Игорем Каберовым, сбив по «Лаптёжнику», они рассеивают большую группу Ju-87, непрерывно атакующих крейсер «Марат». А вот как вспоминал сам Костылев о воздушной схватке 21 сентября:
«Летели мы над заливом, невдалеке от Кронштадта. Нас было пятеро: Усыченко, Ткачёв, Руденко, Львов и я. Внезапно над Кронштадтом мы заметили разрывы зенитных снарядов и пошли прямо к ним. Гляжу: „Юнкерс“, а в стороне от него ещё два. Мы с Руденко решили атаковать того, который шёл один, а остальные лётчики направились к тем, что шли в паре.
Я открыл огонь по „Юнкерсу“ метров с 400 и сразу разбил ему левый мотор. Он, снижаясь, стал удирать в сторону Финляндии. Ведя огонь, я подходил к нему всё ближе и ближе. Руденко тоже стрелял. Стрелка мы убили. Но лётчик „Юнкерса“ был опытный и повернул свой самолёт так, что мы попали под огонь нижнего стрелка. Одна пуля угодила в фюзеляж моего самолёта. Я решил уничтожить и нижнего стрелка. Дал очередь из пушки и всех пулемётов одновременно. Перебил крепления, на которых держалась люлька, где был нижний стрелок. Люлька оторвалась от „Юнкерса“ и вместе со стрелком упала в море... Ещё дал очередь — и „Юнкерс“ сорвался и нырнул в воду».
kostylev3Таких боёв у Костылева осенью 1941 года было немало. Его боевой счёт рос довольно быстро. Вместе с ним росла и популярность лётчика. Бывало, увидят матросы с корабля или кронштадцы успешный воздушный бой нашего истребителя с двумя или тремя немецкими самолётами и говорят: «Сразу видно: Костылев дерётся!» И хотя выяснялось потом, что Костылев в этот день и вовсе не поднимался в небо — уверить в обратном свидетелей боя было невозможно. Да и стоило ли разуверять?
5 февраля 1942 года Костылев был сбит. Раненый в руку, он сумел воспользоваться парашютом.
В 1942 году Георгий вступил в партию. Придя получать партбилет, он услышал сигнал боевой тревоги. Выбежав из землянки быстро вскочил в самолёт и поднялся в небо. В ходе воздушного боя сбил неподалеку от аэродрома «Юнкерс», затем вернулся и извинился перед членами парткомиссии за временную отлучку по делам службы.
Георгий Костылев успешно боролся не только с вражескими самолётам. Однажды, в паре с Игорем Каберовым, он «отличился» и сбил свой истребитель — биплан И-153, приняв его за вражеский. На этой «Чайке» летел начальник штаба 4-го Гвардейского авиаполка Гвардии подполковник П. Бискуп. Самолёт упал на окраине аэродрома, но лётчик к счастью остался жив (эта победа, что совершенно естественно, не включается в официальные боевые счёта обоих балтийских асов ).
kostylev4В апреле 1942 года за 233 боевых вылета, 59 воздушных боёв, 9 лично и 34 в группе сбитых самолёта противника Георгий Дмитриевич Костылев был представлен к званию Героя Советского Союза.
По некоторым источникам, 17 мая 1942 года Костылев одержал ещё одну из многих своих побед. В этот день в районе Кронштадта были сбиты лётчики штабного штаффеля JG 54 — фельдфебель Герхард Лаутеншпагер (31 победа) и лейтенант Осси Унтерлерхнер (27 побед). И хотя машины Игоря Каберова и Георгия Костылева были серьёзно повреждены, победу, в тот день, праздновали Гвардейцы-балтийцы, а не их оппоненты.
С мая по октябрь 1942 года Костылев воевал на «Харрикейне», левый борт которого украсила большая надписью «За Русь!» На этой машине он одержал несколько побед. 7 ноября, летая уже вновь на ЛаГГ-3, Костылев сбил в одном бою 2 «Юнкерса». До злополучного февральского вечера 1943 года Георгий Костылев совершил десятки боевых вылетов на ЛаГГ-3, «Харрикейне», МиГ-3 и Як-1. Осенью 1942 года он был назначен командиром эскадрильи.
22 октября 1942 года немецкое командование решило высадить морской десант на остров Сухо, батарея которого надёжно прикрывала Ладожскую морскую трассу. Около 2-х часов артбатарея острова, тральщик ТЩ-100 и малый охотник МО-171 вели тяжёлый бой с отрядом вражеских десантных судов. Под прикрытием большой группы самолётов, противнику удалось на нескольких надувных лодках высадить на острове небольшой десант. Но в самый критический момент боя на помощь пришли самолёты Балтийского Флота. Наши штурмовики, ведомые подполковником Ф. А. Морозовым, потопили 5 десантных судов. Прикрывающие их истребители, под командованием капитана Г. Д. Костылева, сбили над островом 14 самолётов противника. Это позволило защитником Сухо разгромить уже высадившийся десант. Остатки вражеского отряда были настигнуты кораблями Ладожской флотилии и понесли новые серьёзные потери — противник лишился 17 из 23 десантных судов.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1942 года Гвардии капитан Г. Д. Костылев удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 654).
Мало кто знает, что Костылев стал одним из прототипов Константина Лунина, главного героя известной книги Н. Чуковского «Балтийское небо», по мотивам которой был снят не менее известный кинофильм. Н. К. Чуковский писал одному из исследователей жизни воздушного аса Е. Овсянкину:
«В 1942 году я служил с Георгием Дмитриевичем Костылевым в одной дивизии и много с ним общался. Это был человек бесстрашный, умный и виртуоз воздушного боя. Среди других лётчиков он резко выделялся своей культурностью, начитанностью. Человек он был скромный, любимый товарищами. Некоторые описанные мною в романе бои Лунина были в действительности боями не Лунина, а Костылева. Произошло это так. Костылев был замечательный рассказчик, и я записывал его рассказы о боях, а потом использовал это в романе.
Георгий Дмитриевич имел только один недостаток — выпивал лишнее. Эта несчастная его склонность принесла герою много горя. Его разжаловали из капитанов в рядовые, но так как лётчик он был исключительный и незаменимый, то продолжал командовать эскадрильей, будучи рядовым, — случай совершенно невероятный, единственный в своем роде...»
Костылева не только разжаловали, но и осудили. А произошло вот что. В конце февраля 1943 года Гвардии капитан Г. Д. Костылев во время предоставленного ему отпуска поехал к матери, которая жила в блокадном Ленинграде. То, что он здесь увидел, поразило его: люди умирали от голода и холода, питались кожаными ремнями, за водой надо было идти к замёрзшей Неве.
Незадолго до возвращения в свою часть Костылев познакомился с одним «тыловым» майором, который пригласил известного лётчика на встречу. Каково же было удивление Георгия Костылева, когда он увидел богато обставленную квартиру и стол, ломившийся от еды и изысканного алкоголя. Воздушный ас, насмотревшийся перед этим на умиравших от голода земляков, высказал офицеру-тыловику всё, что он о нём думает. Когда же майор схватился за пистолет, забрал у него оружие и пару раз хорошенько «приласкал» стулом. Перебив в гневе часть посуды, расстроенный лётчик покинул этот дом.
После возвращения в свою часть Костылев честно рассказал об этой истории своим коллегам и командиру полка. Однако их солидарность оказалась не очень сильной. Вскоре Георгия Костылева арестовали и судили. Он был разжалован до рядового, его лишили всех наград и офицерского звания, а затем отправили в роту штрафного батальона морской пехоты на Ораниенбаумский плацдарм — в места, где прошло его детство... Штрафники сберегли лётчика.
Разлучили Костылева с небом на 2 месяца. В апреле 1943 года он вновь поднял свой истребитель навстречу врагу.
Костылев был направлен рядовым пилотом в 4-й Гвардейский истребительный авиаполк. Преодолеть многие неприятности Георгию Дмитриевичу помог его друг, Василий Голубев, которому удалось вернуть опальному лётчику «крылья». В первом же воздушном бою, 21 апреля 1943 года, Георгий Костылев сбил над Копорским заливом финский «Фиат», затем, прижав второй к воде, приказал ведомому атаковать его — очередь последнего была также точной...
После этого боя Костылев был назначен командиром звена и, сражаясь после штрафбата в составе 4-го Гвардейского ИАП на самолёте Ла-5, лично сбил 9 самолётов противника, из них 3 FW-190.
Так, 22 июля 1943 года пара Ла-5 из 4-го ГвИАП атаковала 3 звена IV.JG 54. «Фокке-Вульфы» гауптмана Рудорффера и его ведомого были повреждены, а вся группа — рассыпалась. Эрих Рудорффер, над своей территорией воспользовался парашютом, а его ведомый фельдфебель Рудольф Гереке (27 побед)  погиб. Вторая атака не принесла успеха капитану Г. Д. Костылеву и старшему лейтенанту А. М. Селютину (будущему Герою Советского Союза, сбившему лично 18 самолётов). Гоняться за одиночными «Фоккерами» балтийцы не стали.
2 августа 1943 года Гвардии капитан Г. Д. Костылев обнаружил над Финским заливом 2 FW-190 и один из них уничтожил. Лейтенант Херберт Броэндле (имевший 58 побед)  выпрыгнул из горящего истребителя, спустился на парашюте и был взят в плен экипажем нашего торпедного катера.
За мужество проявленное в боях, к 1944 году Костылеву вернули все награды и звание Гвардии майора. Вскоре после этого он был назначен Главным инспектором ВВС Краснознамённого Балтийского Флота по истребительной авиации. Несмотря на то, что ему категорически запрещалось выполнение боевых вылетов, лётчик при каждой возможности нарушал этот запрет. Прилетая в полки с инспектированием, он летал на боевые задания, одерживал победы, но никогда не брал официальных подтверждений и соответственно не записывал сбитых на свой счёт, отдавая их тем, с кем летал в бой.
kostylev5Так, 21 июля 1944 года «Фокке-Вульфы» из 5 / JG 54 над Балтийским морем подверглись атаке 2 Ла-5ФН из 3-го Гвардейского истребительного авиаполка, которые уничтожили 3 машины. Победы были одержаны Гвардии майором Костылевым и Гвардии лейтенантом Прасоловым, однако первый участвовал в вылете неофициально и не состоял, на тот период, в составе 3-го Гвардейского ИАП.
Официальные данные утверждают, что во время войны Гвардии майор Г. Д. Костылев выполнил 418 боевых вылетов и участвовал в 112 воздушных боях. За это время он одержал 11 личных побед и 35 — в составе группы.
Однако известно, что во время исполнения Костылевым функций Главного инспектора, одержанные им победы записывались на счёт соединения, в котором он выполнял полёты. Сам же Костылев не придавал этому ни малейшего значения. Легендарный балтийский ас, не знавший поражений в самые трудные дни войны, по неофициальным данным одержал не менее 20 личных и 34 групповых побед, записав многие свои личные победы как групповые — «ради ведомых»...
Следует отметить, что ещё в середине 1942 года, отвечая на несправедливый упрёк одного ленинградского журналиста, что групповых побед у него много больше, чем личных, Костылев в запальчивости заявил, что отныне личными победами будет вытеснять групповые и не увеличит свой общий счёт, пока не сравняет его с количеством лично сбитых самолётов врага.
После окончания войны, до 1953 года, Георгий Дмитриевич Костылев служил в авиации ВМФ. Умер 30 ноября 1960 года. По завещанию самого Костылева, он был похоронен на мемориальном кладбище защитников Ораниенбаумского плацдарма в Ломоносове, там, где мальчишкой он бегал за грибами, а во время войны с винтовкой в руках стоял насмерть в боях с врагами...

Жуков Михаил Петрович

zhukov2

Герой Советского Союза Жуков Михаил Петрович

Михаил Жуков родился 10 ноября 1917 года в деревне Ружбово, ныне Череповецкого района Вологодской области, в семье крестьянина. В 1930 году окончил начальную сельскую школу в селе Покров. Затем учился в неполной средней школе в селе Абаканово. В 1931 году поступил в Шухободскую профтехшколу, которую окончил с отличием в 1933 году. В качестве премии ему подарили весь изготовленный им во время практики инструмент. В январе 1934 года был направлен в Ленинградскую школу строителей нового ученичества. С сентября того же года работал слесарем в электроцехе Ярославского резинового комбината. Осенью 1936 года по комсомольской путёвке был направлен в аэроклуб.
С ноября 1938 года в рядах Красной Армии. В Октябре 1940 года окончил Сталинградское военное авиационное училище лётчиков, где освоил самолёты Р-5, УТИ-4, И-16.
Затем служил лётчиком в 3-й эскадрилье 158-го истребительного авиационного полка ПВО (5-я смешанная авиационная дивизия) Ленинградского военного округа. Летал на И-16.
С началом Великой Отечественной войны на фронте. Свой первый боевой вылет выполнил на 2-й день войны, а на 8-й день совершил подвиг, за который стал Героем Советского Союза.
12 января 1943 года погиб в воздушном бою.
Награждён орденами: Ленина, Отечественной войны 1-й степени.
Бюст Героя установлен в Ярославле, мемориальная доска в селе Шухободь Череповецкого района Вологодской области. Его имя носит улица в городе Череповец.

*     *     *

...29 июня 1941 года. Один из аэродромов Ленинградского фронта. Шла 2-я неделя Великой Отечественной войны. Младший лейтенант М. П. Жуков дежурил на аэродроме. День выдался напряжённый — уже 12 раз лётчикам пришлось побывать в воздухе, 13 фашистских самолётов сбили они в тяжёлых боях.
Вдруг на горизонте показалось 12 вражеских бомбардировщиков Ju-88. В составе 8 истребителей И-16 он вылетел на перехват. Решительной атакой наши лётчики нарушили строй врагов. Те начали беспорядочно сбрасывать бомбы и разворачиваться на свою территорию.
Но один «Юнкерс» решил незаметно прорваться к аэродрому и сбросить на него бомбы. Жуков устремился за ним. Немецкий стрелок открыл огонь, но несколькими очередями Михаил заставил его замолчать. Следующей очередью он поджёг немецкий бомбардировщик, который задымил и стал снижаться. Жуков догнал его, подошёл сзади на расстояние 50 метров и нажал на гашетку, но выстрелов не последовало. Тогда Жуков решил пойти на таран. Он бросил свой истребитель в пике на врага.
Немецкий пилот оказался в тяжёлом положении: внизу хмурая свинцовая поверхность Псковского озера, сверху — наседающий «ястребок». Пытаясь скрыться, «Юнкерс» упал в Псковское озеро и скрылся в его пучине, а Жуков произвёл посадку на своём аэродроме. Это был его 3-й боевой вылет.
8 июля 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР лётчикам 158-го истребительного авиационного полка 39-й истребительной авиационной дивизии Ленинградского фронта Михаилу Жукову, Степану Здоровцеву, Петру Харитонову, первым совершившим тараны фашистских самолётов в Великую Отечественную войну, было присвоено звание Героя Советского Союза. Младшему из них — Михаилу Жукову, воспитаннику Ярославского аэроклуба и школы ФЗУ резинокомбината, бывшему слесарю электроцеха шинного завода, было 24 года. Вскоре ему была вручена медаль «Золотая Звезда» №542.
Слава о воздушных богатырях облетела всю страну. Поэт Лебедев-Кумач посвятил героям-лётчикам такие строки:

"Здоровцев, Харитонов, Жуков,
Вас  обнимает  вся  страна.
И все — от дедов и до внуков —
Твердят   родные   имена.

Пусть множатся ряды героев,
Пусть в наши грозовые дни
Дерутся все, как эти трое,
И  побеждают,  как  они...

zhukov24 июля 1941 года Михаила Жукова приняли в ряды КПСС. «Все мои помыслы, — писал лётчик в те дни на страницах „Правды“, — направлены к одной цели — бить фашистов всюду, где они попадутся, уничтожать гадов, пока последний из них не будет вышвырнут с нашей земли».
Ленинградский военный журналист А. В. Буров взял интервью у героя. Он застал лётчика у его «ястребка», только что вернувшегося с боевого задания. Карие глаза, чёрные волосы, смуглое мужественное лицо. Широкоплечий, статный. Пилот рассказал:
— Наша старушка-мать сейчас одна. Братья Александр и Павел — в действующей армии. Афанасий и Иван имеют опыт гражданской войны и тоже бьются с врагом. Младшие братья, Семён с Тимофеем, конечно, не сидят дома — оба призывного возраста. Выходит — шестеро, я седьмой. А восьмая, Евдокия, — медицинская сестра.
Узнав о присвоении сыну высоного звания Героя Советского Союза, 64-летняя мать лётчика, колхозница из далёкой череповецкой деревни Ружбово Анна Матвеевна Жукова писала на страницах «Красной Звезды»:
«...Дорогой и любимый Миша!  Даю тебе наказ: продолжай так же бесстрашно и мужественно громить фашистских псов... И другим сыновьям говорю: мои дорогие, любимые, отстаивайте каждую пядь советской земли, деритесь с проклятым врагом до последней капли крови!..»
Михаил Жуков охранял небо Ленинграда, сопровождал транспортные самолёты, доставлявшие в город боеприпасы, медикаменты, продовольствие, а обратно вывозившие раненых, детей, стариков; эскортировал штурмовиков, прикрывал порты на Дороге жизни, Волховскую ГЭС, другие важные объекты, вел ожесточённые бои с вражескими самолётами.
3 сентября 1941 года он одержал очередную победу — сбил в паре многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110.
Однажды Жуков вступил в бой с 7 вражескими бомбардировщиками. 6 самолётов Михаил отогнал от важного объекта, который те пытались бомбить, а один уничтожил. 3 декабря 1941 года у мыса Осиновец он сбил 2 вражеских самолёта. За отличные действия при разгроме финского десанта на Ладожском озере Жуков был награждён орденом Красного Знамени.
В начале мая 1942 года Михаилу Жукову довелось побывать в Ярославле. Он встретился с друзьями, выступил на областном собрании бойцов всевобуча. Герой призывал молодых патриотов усилить помощь фронту, овладевать военными знаниями, отдавать все силы делу победы.
Вернувшись в полк, продолжил свою боевую работу.
Утром 26 июня 1942 года 56 бомбардировщиков Ju-88 под прикрытием 9 истребителей Ме-109 и 3 Ме-110 предприняли массированный налёт на Волховстрой, пытаясь разрушить главную энергетическую базу Ленинграда. Навстречу фашистской армаде вылетели Сергей Литаврин, Михаил Жуков, Илья Шишкань, Григорий Медведев, Юрий Головач, Пётр Шестаков, Пантелей Высоцкий, Иван Плеханов, Александр Канин, Григорий Богомазов. Они рассекли все девятки врагов, сбили 13 фашистских самолётов, сами не потеряли ни одной машины, ни одного лётчика! Бой продолжался 1 час 10 минут!
Лётчики уже шли на посадку, когда получили новый приказ командира авиадивизии:
— К Волховстрою идут 18 «Юнкерсов-88». Атакуйте их!
zhukov3Боеприпасов почти не было, но лётчики выполнили и этот приказ — фашисты не прошли к ГЭС. Наши пилоты имитировали атаки, пугали врагов призраком тарана, и разогнали их!..
Утром 12 января 1943 года, в самом начале прорыва блокады Ленинграда, командир звена того же полка (13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) старший лейтенант М. П. Жуков, в составе 4 истребителей прикрывал наступавшие наземные войска в районе Мга — Верхняя Дубровка. Над посёлком Московская Дубровка группа вступила в бой с 9 немецкими истребителями. В разгар боя в бензобак его «Киттихаука» попал вражеский снаряд. Почти сгоревший истребитель врезался в снежное поле...
Это был 263-й вылет лётчика. За период своей фронтовой деятельности Михаил Жуков провёл 66 воздушных боёв, в которых сбил 9 вражеских самолётов лично и 5 — в составе группы. 20 января за мужество и героизм он посмертно был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.
В памяти ярославцев никогда не изгладится мужественный образ Михаила Жукова. Его именем в 1948 году названа улица в Ярославле. Герой навечно занесён в список тружеников орденов Ленина и Октябрьской Революции Ярославского шинного завода и книгу Почёта завода. На здании ГПТУ-7, где учился М. П. Жуков, установлена мемориальная доcна, а в 1974 году в сквере училища поставлен бронзовый бюст героя. Бюст Героя установлен также и у школы № 3, комсомольская организация которой долгие годы носила его имя.
Память о М. П. Жукове увековечена и на его родине: в селе Абаканово, селе Шухободь, в школе №14 города Череповца пионерская дружина была удостоена его имени.

Харитонов Петр Тимофеевич

haritonov

Герой Советского Союза Харитонов Петр Тимофеевич

Родился 16 декабря 1916 года в селе Княжево Алговского (ныне Моршанского) района Тамбовской области, в семье крестьянина. Образование среднее. Работал плотником. После окончания педагогических курсов работал учителем в школе № 12 города Улан-Удэ, учился в местном аэроклубе Осоавиахима. С 1938 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Батайскую военную авиационную школу пилотов.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. 28 июня 1941 года в районе города Остров Псковской области лётчик 158-го истребительного авиационного полка (39-я истребительная авиационная дивизия, Северный фронт) младший лейтенант П. Т. Харитонов в бою с группой бомбардировщиков, на повреждённом И-16 таранил Ju-88 и произвёл вынужденную посадку в поле.

8 июля 1941 года, вместе с М.П. Жуковым и С.И. Здоровцевым первым во время войны удостоен звания Героя Советского Союза.

Через 2 месяца, 25 августа 1941 под Ленинградом совершил второй таран, сбив ещё один бомбардировщик. Награждён орденом Ленина.

В одном из последующих боёв был тяжело ранен и вернулся в строй лишь в 1944 году. Войну закончил с 14 воздушными победами, одержанными лично и в составе группы.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1953 году окончил Военно — Воздушную академию. Был заместителем командира истребительной авиационной дивизии. За успехи в боевой и политической подготовке награждён орденом Красной Звезды. С 1955 года полковник П. Т. Харитонов — в отставке. Жил в Донецке. Работал в штабе Гражданской обороны города. Умер 1 февраля 1987 года.

Награждён орденами: Ленина (дважды), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

haritonov2Это было 28 июня 1941 года на подступах к Ленинграду. Группу самолётов со свастикой, пытавшихся нанести бомбовой удар по городу Остров (Псковская область), встретили наши истребители. Завязался ожесточённый бой, в ходе которого Пётр Харитонов отсёк один вражеский бомбардировщик от группы и решил его уничтожить.

Пётр вёл свой первый воздушный бой. Ещё недавно он, уроженец Тамбовской области, работал плотником, а затем с путёвкой комсомола пришёл в авиацию. Не удивительно, что молодой лётчик имел ещё слишком мало боевого опыта. Самолёт противника со снижением уходил всё дальше и дальше...

Харитонов прибавил обороты мотора и решил уничтожить врага любой ценой. Он направил свою машину на самолёт врага — вперёд и вниз. С каждой секундой расстояние между ними сокращалось, до земли оставалось 50 метров. Пётр вплотную подошёл к бомбардировщику и винтом ударил по его хвостовому оперению. Обломки вражеской машины упали в лес. Самолёт Харитонова из-за повреждённого винта сильно трясло, было ясно, что далеко на нём не протянешь. Тогда он отыскал площадку для посадки и вскоре благополучно приземлился.

В оперативной сводке штаба ВВС Северного фронта за этот день отмечалось:

«Лётчик 158-го истребительного авиаполка Пётр Харитонов, ведя воздушный бой с вражеским бомбардировщиком „Юнкерс-88“ в районе юго-западнее Пскова, попал под огонь воздушного стрелка противника. Машина младшего лейтенанта Харитонова получила повреждения, отказали пулемёты. Тогда лётчик подвёл свой истребитель И-16 к хвосту бомбардировщика и воздушным винтом отрубил ему руль высоты. Лишившись управления, фашистский бомбардировщик врезался в землю. Харитонов дотянул до аэродрома и благополучно посадил свою повреждённую машину».

А вот что вспоминает об этот поединке сам полковник П. Харитонов:

«Не патроны у меня тогда кончились, а пулемёты не стреляли!.. Патрулирую я на „Ишачке“, вижу одиночный Ju-88. Вспомнил совет одного капитана из оперативного отдела: „Бей по наиболее уязвимым местам!“ Атакую и прицеливаюсь по бензобаку. Но не стреляют мои пулемёты. И вдруг — что за чёрт — противник, дымя, идёт на снижение. Перезаряжаю пулемёты и снова атакую. Опять пулемёты молчат, а фашист всё снижается, оставляя за хвостом полосу дыма.

Догадался я, что включили они форсаж моторов, хотят обмануть меня, имитируют, будто подбит самолёт и вот-вот рухнет. Ну, думаю, не на такого напали. Иду ещё раз в атаку и вижу, что метрах в 50-70 от меня выровнялся бомбардировщик и уходит туда, откуда пришёл. Разозлился я страшно и решил таранить.

Подобрался к хвосту „Юнкерса“. Расстояние сокращается с каждой секундой. Сбавил скорость, прикинул, куда ударить получше, и винтом обрубил ему рули глубины. Тут уж бомбардировщик действительно пошёл к земле. Трое из экипажа сгорели, 4-й выбросился с парашютом, его в плен взяли. Он-то и показал: экипаж состоял из опытных асов, за бомбардировку городов Англии и Франции все имели Железные кресты. Ну, а я, как говорится, на родную землю без потерь приземлился. Многому меня научил этот бой...»

О тех днях вспоминает Главный маршал авиации А. А. Новиков:

«Вернулся я в Ленинград только вечером и сразу стал готовиться к поездке в Смольный для доклада Военному совету фронта. Не успел ознакомиться с боевой сводкой дня, как зазвонил телефон. Я снял трубку и узнал голос Холзакова. Он сообщил такое, чему я не сразу поверил.

— Харитонов, говорите? — взволнованно крикнул я в трубку. — Немедленно пришлите все подробности этого боя!

Сообщение Холзакова буквально ошеломило меня. Смелости, отваги, стойкости и мужества нашим лётчикам было не занимать. Но вот с тем, что совершил лётчик 158-го истребительного авиаполка комсомолец младший лейтенант Пётр Харитонов, я столкнулся впервые. Это был воздушный таран, и совершил его совсем молодой пилот в первом же своем боевом вылете...

Только тот, кто на себе испытал первые месяцы войны, когда с фронта поступали сообщения, повергавшие в смятение даже закалённых людей, только тот по-настоящему поймёт, что означал для нас этот подвиг.

Таран Петра Харитонова был в ленинградском небе первой ласточкой. Это позже стало известно о многочисленных проявлениях героического самопожертвования советских воинов в первые дни войны, а в то время мы ещё не знали о них...»

haritonov3Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1941 года Петру Харитонову было присвоено звание Героя Советского Союза (ему была вручена медаль «Золотая Звезда» №543). Вместе с ним высокого звания были удостоены Степан Здоровцев и Михаил Жуков, также сбившие таранами вражеские самолёты на подступах к Ленинграду. Трое лётчиков-истребителей стали первыми среди награждённых «Золотой Звездой» в годы Великой Отечественной войны.

25 августа 1941 года таранным ударом Пётр Харитонов уничтожил ещё один самолёт противника.

На следующий день Совинформбюро сообщило: «За последние 2 дня лётчики, охраняющие подступы к Ленинграду, сбили в воздушных боях и уничтожили на аэродромах противника 101 вражеский самолёт. За эти дни особенно отличился Герой Советского Союза младший лейтенант П. Т. Харитонов».

О том как всё это происходило, вспоминает полковник П. Харитонов:

«В тот день, помню, шёл дождь. Я и лейтенант Иозица — странная фамилия у него была, чешская, кажется, — сидели на поле в готовности №1. К самолётам привезли обед. Но поесть нам так и не удалось: было приказано срочно вылететь на перехват фашистских бомбардировщиков, направляющихся к Ленинграду.

Поднявшись в воздух, мы сразу же обнаружили самолёты противника и, подойдя к ним поближе, завязали бой. Фашисты не ожидали столь стремительного нападения и на какое-то мгновение замешкались. Это решило исход боя. Через несколько минут оба бомбардировщика были сбиты, а третий, тоже изрядно изрешечённый, лёг на обратный курс. Я лечу над ним и веду огонь с возможно более близкой дистанции. Противник, естественно, огрызается, и мне приходится постоянно маневрировать.

Но вот боезапас израсходован. Что делать?..

Кружусь над этим проклятым „Хенкейлем-111“, размышлять особенно некогда, чувствую, — ещё немного и уйдёт. Принимаю решение — таранить. Падаю вниз, выжимая из „ишачка“ всю возможную скорость, рублю плоскостью по хвостовому оперению бомбардировщика. Конечно, обе машины потеряли управление. Я еле выбрался из кабины.

Плыву под куполом парашюта, слышу, пули свистят. Поднял голову: весь экипаж „Хенкейля“ надо мной, четверо их гадов. Подтянул стропы, чтоб ускорить падение, и так ударился ногами о твёрдый грунт, что голенища сапог лопнули!

Сгоряча и боли не почувствовал. Постепенно освободился от парашюта, перезарядил пистолет и стал наблюдать, маскируясь в кустах. Господи! Неужели я, лётчик, на земле погибну! И вдруг — тра-та-та-та !   Это Виктор Иозица меня сверху прикрывает. Ну, думаю, вдвоём-то мы ещё повоюем. Летает мой лейтенант и поливает их свинцом на бреющем, чуть ли не к самой земле прижимается. Одного, самого прыткого фашиста он уложил, остальных взяли в плен наши солдаты, прибежавшие на выстрелы.

Только после этого осмотрел я себя, ощупал. Гляжу, пробит пулей левый рукав и левый карман гимнастёрки. Обрадовался: рядом была смертяшка и пролетела — значит, счастливчик я. А посмотрел на ноги — ахнул. Распухли как колоды, не слушаются, не идут...»

Вскоре на прифронтовом аэродроме Петру Харитонову за этот подвиг был вручён второй орден Ленина.

Ленинградское радио пригласило героя к микрофону, и он сказал: «Смысл жизни мы, советские лётчики, видим в смертельной битве с фашизмом, в его полном истреблении... Мне уже дважды довелось таранить самолёты врага. Надо будет, пойду и на третий».

haritonov4Ещё один пример. Четвёрка наших истребителей под командованием Героя Советского Союза майора В. И. Матвеева, патрулируя над ледовой трассой 1 января 1942 года у острова Зеленец, обнаружила 2 вражеских истребителя Ме-109, вылетевших на охоту за автомашинами. В. И. Матвеев подал команду: «Впереди 2 самолёта противника. Атака». В этот же момент сзади и сверху из-за облаков на его самолёт устремилась вторая пара Ме-109. Командир не заметил их. Но один из ведомых В. И. Матвеева — Герой Советского Союза П. Т. Харитонов — был настороже и меткой очередью сбил атакующего «Мессера». Строя маневр для атаки второго вражеского истребителя, П. Т. Харитонов заметил, что против нашей четвёрки уже сражается более 20 Ме-109.

Бой стал неравным. Командир группы майор В. И. Матвеев всё время находился в гуще боя. Он атаковал вражеский самолёт, пикировавший на автоколонну, и с первой же очереди сбил его. Затем, выбрав новую цель, В. И. Матвеев стал сближаться с ней, но в это время один Ме-109 подошёл снизу и открыл огонь по его самолёту. Товарищи видели, как машина В. И. Матвеева вошла в штопор и не вышла из него...

За гибель своего командира 3 наших лётчика в этом бою заставили ещё 2-х фашистских пилотов поплатиться жизнью.

Вскоре Пётр Харитонов был назначен командиром эскадрильи 964-го истребительного авиационного полка. В одном из воздушных боёв был тяжело ранен и вернулся в строй только в 1944 году. Служил в частях ПВО.

Всего за время Великой Отечественной войны Пётр Тимофеевич Харитонов уничтожил 14 самолётов противника.

Здоровцев Степан Иванович

zdorovtsev

Герой Советского Союза Здоровцев Степан Иванович

Родился 24 декабря 1916 года на хуторе Золотарёвском, ныне Семикаракорского района Ростовской области, в семье крестьянина. В 1932 году поступил и в 1933 году окончил Константиновскую тракторно-механическую школу (ныне СПТУ № 91, носящее имя Героя). Работал инструктором Нижневолжского комитета профсоюза речников. С 1938 года в Красной Армии. В 1940 году окончил военное авиационное училище.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. Командир звена 158-го истребительного авиационного полка (39-я истребительная авиационная дивизия, Северный фронт) младший лейтенант С. И. Здоровцев отличился, прикрывая в составе полка воздушные подступы к Ленинграду в районе Пскова. 28 июня 1941 года в воздушном бою с 3 вражескими бомбардировщиками, израсходовав боезапас, таранным ударом сбил самолёт противника. Сам благополучно вернулся на свой аэродром.

8 июля 1941 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина.

9 июля 1941 года при выполнении боевого задания в районе Пскова пропал без вести. Зачислен навечно в списки воинской части. На Волге именем Героя назван пассажирский теплоход, в Астрахани и Волгограде — улицы. В Астрахани установлен памятник.

*     *     *

28 июня 1941 года в 4 часа 30 минут утра в штаб 158-го истребительного авиаполка поступило сообщение, что бомбардировщики противника пытаются прорваться к аэродрому. Дежурное звено И-16 лейтенанта В. П. Иозицы получило приказ на вылет. В районе города Острова на высоте 7000 метров наши лётчики вступили в бой с группой бомбардировщиков Ju-88, который закончился безрезультатно.

При возвращении Здоровцев обнаружил ещё один Ju-88 который тоже возвращался с задания, и атаковал его. Немецкий самолёт начал резко маневрировать, его стрелки открыли огонь по истребителю.

Первая атака Здоровцева не удалась. Он сделал маневр и зашёл «Юнкерсу» под фюзеляж. Однако и в этот раз вражеский пилот перехитрил его: Ju-88 вдруг задрал кверху нос и на Здоровцева в упор глянуло дуло крупнокалиберного пулемёта. Огненная трасса пронеслась рядом с кабиной И-16.

Лишь в третьей атаке младший лейтенант прикончил стрелка-радиста, а в четвёртой добрался и до командира экипажа. Поймав в перекрестие прицельной сетки голову пилота, он нажал на гашетку. Но пулемёты молчали — кончился боезапас. А до «Юнкерса» было рукой подать. Ещё бы десяток патронов и как бы он всадил их в голову врага! Что делать?

На глаза Здоровцеву попался хвостовой стабилизатор бомбардировщика, который мелко вибрировал под напором обтекавшего его воздуха. Здоровцев вспомнил о подвиге Харитонова и решил таранить его. Он увеличил обороты двигателя и стал приближаться к бомбардировщику. Он подвёл И-16 под самый хвост «Юнкерса», задрал нос своей машины и винтом ударил по рулю глубины. Сперва послышался металлический скрежет, потом истребитель сильно встряхнуло, и Здоровцев почувствовал, как какая-то сила отрывает его от сидения. Но привязные ремни удержали лётчика в кабине. И-16 на какое-то мгновение лишился управления и завалился на бок, однако пилот успел вовремя выровнять самолёт.

Убедившись, что машина в исправности, Здоровцев огляделся. Ни впереди, ни выше бомбардировщика не было. Здоровцев глянул вниз. Переваливаясь с крыла на крыло, «Юнкерс» падал на землю. Ещё через несколько секунд рядом с ним вспыхнули два белых облачка. Это выбросились с парашютами немецкие лётчики, на земле они были взяты в плен нашими пехотинцами.

И-16, несмотря на таран, продолжал слушаться рулей. Сбавив обороты двигателя и используя запас высоты, Здоровцев благополучно вернулся на свой аэродром.

Вот как рассказывал об этом поединке сам С. И. Здоровцев:

«Когда вражеский самолёт пролетел около аэродрома, я поднялся в воздух. Мой самолёт быстро набрал высоту, и я погнался за „Юнкерсом“. Экипаж фашистского стервятника заметил преследование и стал уходить вверх. Догоняя его, я удалился от своей базы на 100 километров. Одновременно я достиг высоты свыше 5000 метров. Стало трудно дышать. Пришлось включить кислород. На высоте 6000 метров я настиг гитлеровских молодчиков и вступил с ними в бой. Несколько раз я атаковал бомбардировщик, но он продолжал лететь. Сделал ещё один заход. Дал очередь. Хотел ещё раз стрельнуть, но пулемёты молчали. Оказалось, что вышли все патроны. Это было в тот момент, когда моя машина находилась в 80-100 метрах от хвоста вражеского бомбардировщика...

Увеличиваю газ. Расстояние, отделяющее меня от врага, уменьшается. Вот уже осталось два, один метр до хвостового оперения самолёта противника, но преодолеть их не могу. Делаю последнее усилие регулятором оборотов, увеличиваю шаг винта. И вот пропеллер моего „ястребка“ уже под хвостом „Юнкерса“. Начинаю легонько задирать хвост истребителя.

Мой самолёт ударил винтом по хвосту „Юнкерса“ и срезал его рули поворота. Вторым приёмом я отрубил у врага рули глубины. Бомбардировщик потерял управление и камнем полетел вниз. Два немецких летчика выбросились с парашютами. Они были захвачены в плен нашими наземными войсками.

Сбив противника, я почувствовал, что мой истребитель сильно вздрагивает. Повреждён винт, подумал я и остановил обороты. Пользуясь запасом большой высоты, я начал планировать в сторону аэродрома. Так пролетел свыше 80 километров и благополучно прибыл на свою базу...»

Таран Здоровцева оказался 2-м в истории 158-го истребительного полка. Накануне, 27 июня, первый таран совершил младший лейтенант Пётр Харитонов, а 29 июня — младший лейтенант Михаил Жуков. Они, так же как и Здоровцев, уничтожили этим способом фашистские бомбардировщики Ju-88.

Главный маршал авиации А. А. Новиков, командовавший в то время ВВС Северного фронта, в своих воспоминаниях пишет:

«Через день или два после таранных ударов Здоровцева и Жукова я докладывал... о трёх героях-однополчанах и предложил представить их к званию Героя Советского Союза... Никаких документов об этом в архивах не сохранилось, их просто не было...»

8 июля 1941 года П. Т. Харитонову, С. И. Здоровцеву и М. П. Жукову было присвоено звание Героя Советского Союза.

zdorovtsev2Сын красного кавалериста Степан Здоровцев до вступления в Красную Армию сумел поучиться многому. Он родился 24 декабря 1916 года на хуторе Золотарёвка Ростовской области. Усвоив ещё в раннем детстве немало уроков крестьянского труда, он, учась в станичной 7-летней школе, окончил кружок по вождению трактора и вместе со взрослыми трактористами с утра до поздней ночи пахал землю на родном хуторе. Потом, после переезда семьи в Астрахань, быстро освоил слесарное дело, устроился в судоремонтные мастерские.

Вскоре Степан сдал экзамены на моториста баркаса и перешёл работать сначала на Чапаевский рыбный промысел, а потом механиком баркаса в ОСВОД — Общество содействия развитию водного транспорта и охраны жизни людей на водных путях. Здесь Степан прошёл хорошую школу мужества, а спокойным, рассудительным и смелым характером завоевал любовь и уважение товарищей. Вероятно, и это способствовало выдвижению Степана на должность начальника городской спасательной станции ОСВОДа. На станции нужны были водолазы, и Здоровцев поступил на курсы водолазов. В феврале 1937 года комсомольская организация ОСВОДа послала Степана учиться в астраханский аэроклуб, который он окончил в конце того же года, получив официально и звание водолаза. Так что ко времени призыва в Красную Армию Степан Здоровцев прошёл неплохую жизненную школу.

Осенью 1938 года его направили в Сталинградское военное авиационное училище лётчиков. Спустя 2 года, после отличной сдачи государственных экзаменов, молодой лётчик получил назначение в Ленинградский военный округ и отправился в 158-й авиационный полк, который находился в Пскове.

В полку Здоровцев понял, что ему недостает некоторых знаний и навыков, особенно в огневой подготовке. Особенно тщательно принялся он за отработку приёмов ведения воздушной стрельбы.

Заметив способности младшего лейтенанта Здоровцева, командование послало его в город Пушкин на курсы командиров звеньев. Обучение завершилось для Здоровцева участием в воздушном параде над Дворцовой площадью в Ленинграде. Удостоившись личной благодарности командующего ВВС Ленинградского военного округа за отличное окончание курсов командиров звеньев, Степан вернулся в родной полк.

Ранним утром 22 июня 158-й истребительный авиационный полк 39-й истребительной авиационной дивизии был поднят по тревоге. Дежурное звено, получив команду охранять подступы к аэродрому, стремительно поднялось в воздух. Все эскадрильи были переведены в состояние боевой готовности.

В беспрестанных полётах дежурных звеньев прошло несколько дней. Между тем обстановка на фронте осложнялась. Наши войска отходили за реку Западная Двина. Вражеские самолёты ещё не появлялись, но их следовало ожидать в любую минуту.

27 июня командир звена младший лейтенант Здоровцев должен был вылетать на патрулирование последним. К этому времени с командного пункта полка передали, что в направлении аэродрома летит вражеский самолёт. Взлетев по зелёной ракете, Степан набрал высоту. Вскоре он обнаружил фашистский бомбардировщик и атаковал его. Напрасно враг, отстреливаясь, пытался скрыться в облаках. Здоровцев настиг его, подошёл вплотную сверху и дал длинную очередь. Объятый пламенем вражеский самолёт камнем полетел к земле. Пикируя за ним, Степан увидел, как «Юнкерс» упал в лесу и взорвался. Это была первая победа Здоровцева. А на следующий день он совершил таран...

zdorovtsev39 июля 1941 года Младший лейтенант Здоровцев вылетел на разведку недавно оставленного аэродрома. В его задание входила только разведка, но, оказавшись над знакомым аэродромом, лётчик не смог сдержаться и нанёс по стоявшим на стоянках фашистским самолётам штурмовой удар.

Взлетевшие истребители противника догнали его и навязали бой. Силы оказались слишком неравными...

Вылетевшие на розыски Здоровцева товарищи заметили дым пожаров на вражеском аэродроме, но самого лётчика им найти так и не удалось.

В своём последнем письме жене он писал:

«История моей фронтовой биографии — несколько коротких дней войны — уже довольно велика, но писать обо всём, что произошло, не имею ни одной свободной минуты. Даже сплю на ходу, и то максимум один час в сутки.

Идут ожесточённые бои, в которых мы, авиаторы, играем большую роль. Мне довелось отправить на тот свет 3 вражеских самолёта. Вот и всё. Сам жив здоров. Пока невредим. Остальное сама скоро узнаешь. Живи спокойно, моя родная. Твой Степан».

Хочется упомянуть о той большой работе, которая проводится в Ростовской области по увековечению памяти Героев Советского Союза — выпускников средних школ и профтехучилищ. Интересный опыт работы накоплен в СПТУ № 91 города Константиновска, подготавливающем рабочих для сельскохозяйственного производства. В училище под руководством ветерана Великой Отечественной войны и ветерана труда, заведующего библиотекой О. А. Самсонова была создана группа «Поиск», которая несколько лет вела работу по увековечению памяти выпускника училища Степана Ивановича Здоровцева.

Группа «Поиск» установила связь с музеем Золотарёвской средней школы, носящей его имя. Члены поисковой группы разыскали родных героя: мать Александру Меркурьевну, сестру Веру Ивановну, ныне живущих в городе Астрахани, жену — Александру Григорьевну Здоровцеву, дочь Галину Степановну, внуков Игоря и Алексея, проживающих в городе Волгограде. На основе записанных воспоминаний и собранных документов в профтехучилище создан музей народной славы, в котором хранится всё, связанное с именем С. И. Здоровцева.

По инициативе ученического и инженерно-педагогического коллектива училища 3 Декабря 1982 года исполком Константиновского районного Совета народных делутатов принял решение об установлении на здании училища мемориальной доски. 7 мая 1983 года, в канун Дня Победы, доска была установлена. Высеченный на беломраморной плите золотом текст гласит: «Здесь в 1932—1933 годах учился Герой Советского Союза Степан Иванович Здоровцев».

 

Константинова Тамара Федоровна

konstantinova

Герой Советского Союза Константинова Тамара Федоровна

Родилась 7 ноября 1919 года в деревне Нигерёво, ныне Лихославльского района Тверской области, в семье крестьянина. В 1925 году семья переехала в город Тверь. Окончила среднюю школу. Работала в городе Скопине Рязанской области. Там же училась в аэроклубе. Окончив в 1940 году специальные курсы при Калининском аэроклубе, работала в нём же лётчиком-инструктором.
С марта 1943 года — на фронтах Великой Отечественной войны. С июля 1944 года была пилотом 566-го штурмового полка, с декабря 1944 года — пилотом, заместителем командира эскадрильи 999-го штурмового Таллинского ордена Суворова авиаполка.
К марту 1945 года штурман эскадрильи 999-го штурмового авиационного полка (277-я штурмовая авиационная дивизия, 1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт) лейтенант Т. Ф. Константинова совершила 66 боевых вылетов на штурмовку оборонительных сооружений, скоплений войск противника.
29 июня 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоена звания Героя Советского Союза.
После войны старший лейтенант Т. Ф. Константинова — в запасе.
Окончила партшколу, экономический институт. Жила в Воронеже, работала заместителем заведующего в отделе социального обеспечения облисполкома, учреждениях, на заводах и предприятиях.
Награждена орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

В один из послевоенных дней в городе Калинине произошло удивительное событие, никем тогда не замеченное: в скромную квартирку пенсионерки-инвалида, бывшей учительницы Зинаиды Михайловны приехали с фронта сын Владимир и дочь Тамара. В 1945 году нередко случались такие счастливые встречи. Миллионы исстрадавшихся матерей обнимали своих детей, вернувшихся с длительной кровавой войны. А тут случай совсем особый, единственный на всю страну: и Тамара и Владимир — Герои Советского Союза. И она, и он — боевые лётчики, многократно вступавшие в смертельные схватки с врагом в воздухе. И оба — живые, радостные, с Золотыми Звёздами на гимнастерках. Ну как тут не порадоваться, не всплакнуть светлыми слезами их матери?!
Была здесь и младшая дочь Августа, которую звали в семье Гутей.
— Вот и вся наша семья в сборе! — растроганно повторяла Зинаида Михайловна.
Они сидели за праздничным столом, вспоминали довоенную жизнь, давнее и дорогое, рассказывали о буднях войны, о ранах телесных и душевных, о пережитом, и у каждого, даже у 12-летней Гути, было о чем поведать друг другу.
Мать припомнила свою трудную, но по-своему счастливую пору молодости и их раннего детства. Молоденькая учительница, окончившая гимназию с золотой медалью, в годы Гражданской войны оказалась в деревне. Ей полюбился деревенский силач, весёлый крестьянин Фёдор Константинов, человек необычной судьбы. В Первую Мировую войну он служил солдатом, попал в плен, бежал, долгие месяцы пробираясь через всю Европу к родному дому. Учительница и бывший солдат поженились. Сначала все шло хорошо. Жили в деревне, работали, родились дочь и сын — Тамара и Владимир.
Потом переехали в город. Фёдор поступил на фабрику. Что-то у него не заладилось, он стал запивать, менял место работы. Пришли в семью огорчения, неурядицы. В 1937 году отец умер. А мать тяжело заболела, стала инвалидом. На её руках осталось трое детей. Жили бедно, но дружно. Помогала школа. В пионерских лагерях укреплялось здоровье. И Тамара и Владимир заботились о матери, брали на себя многие домашние дела. Они хорошо учились, выделялись в школьном коллективе своей активностью, работали вожатыми, а Володя увлекался спортом, был футболистом. Педагоги говорили Зинаиде Михайловне:
— Хорошие у тебя растут ребята...
— Они работящие, — отвечала она, — мои надёжные помощники, моя опора...
Не знала мать о том, что скоро наступит расставание. После окончания 9-летней средней школы Тамара уехала в город Скопин, поступила в горный техникум. Но вскоре но нужда заставила пойти работать: она поступила преподавателем начальных классов в одну из школ города Скопина.
В те годы молодёжь увлекалась авиацией. Любимыми героями были Чкалов, Громов и другие покорители неба, и Тамара поступила в аэроклуб. Днём работала, а вечером училась, осваивала лётное дело. Она охотно занималась планеризмом, научилась уверенно управлять самолётом У-2. Там она познакомилась с Василием Лазоревым. Молодые люди полюбили друг друга и поженились. Они вместе ходили на занятия, изучали теорию лётного дела, копались в моторах, драили фюзеляжи. А потом начались полёты на планерах.
Когда приступили к учебным полётам на У-2, Тамара быстро и уверенно научилась им управлять. Энергичная, общительная, никогда не унывающая, она верховодила среди девушек-курсантов. Как лучшую выпускницу, её назначили инструктором. Вскоре у них родилась дочка Верочка и они переехали в Калинин, к матери. Там Тамара работала лётчиком-инструктором в местном аэроклубе. А Василий продолжил учёбу в Батайском лётном училище.
Рассказы сестры о полётах, о романтической профессии повлияли и на младшего брата. Окончив 10-летку, Володя подал заявление в авиационное училище. Выросшие, окрепшие помощники выпорхнули из гнезда. Уехал в Оренбургское авиационное училище и брат Тамары — Владимир Константинов.
Вспыхнувшая вдруг война принесла всем членам семьи Константиновых тяжкие испытания. Фронт быстро приближался к Калинину, а на руках у больной Зинаиды Михайловны малолетние девочки — дочка Гутя и внучка Верочка. Учительнице-пенсионерке было не под силу влиться в число беженцев, и она осталась в городе, пережила страшные дни оккупации. Ютились в подвале. Мёрзли. Голодали. Помогали добрые люди. Гутя, бегавшая с ребятами по развалинам, приносила иногда мороженую картошку... Зинаида Михайловна, позабыв о своих болях, прислушиваясь к выстрелам, к разговорам горожан, считала дни в неволе, страшилась за судьбу детей, маленьких, и тех, взрослых, лётчиков. Со слезами на глазах вместе с другими калининцами в морозный декабрьский день она встречала наших воинов, выбивших фашистов из города.
Самое страшное осталось позади. В разрушенный город возвращалась жизнь. Теперь все её тревоги обращены к старшим. Живы ли? Уехали ли на фронт? Может быть, погибли в бою...
С началом Великой Отечественной войны Василий прямо с курсантской скамьи уехал на фронт. Он сражался в небе Ленинграда. Тамара, закончив курсы медицинских сестёр, работала в одной из авиационных частей.
И вот пришла весточка от Тамары: «Здравствуйте, мама, Гутя и Вера! Что же вы до сих пор молчите и какой ваш точный адрес? Я послала вам 500 рублей на почтамт. Получили ли?..» Дочь интересовалась, как они живут, в чём нуждаются, сообщала, что муж Василий на фронте, бьёт фашистов под Ленинградом.
Тамара обрадовалась, получив в ответ письмо от матери. Осталась одна забота — узнать, что с Василием, почему не пишет. Шли одна за другой длинные недели, а вестей всё нет и нет. Она вчитывалась в скупые сводки с Ленинградского фронта, с замиранием сердца ждала почтальона. И наконец поступило известие. Штабной конверт. Чужой почерк. Сердце тревожно сжалось. Прочитав письмо, немного успокоилась: нет, не убит, ранен. В одном из боёв Василий был сбит и сильно обгорел. Его эвакуировали в госпиталь, в Пермь.
Она поспешила в далекий город — увидеть его, приободрить, помочь. Три долгих месяца боролся за жизнь мужественный лётчик, её муж, тяжело раненный в воздушном бою. Врачи пытались его спасти. Самоотверженно старалась вернуть любимого к жизни Тамара, не верила, что случится непоправимое. Но смерть не выпустила его из своих безжалостных цепких когтей. У могилы В. И. Лазарева, лётчика, её дорогого человека, Тамара Фёдоровна поклялась отомстить врагу и занять его место — стать военной лётчицей. Она написала матери: «Еду на фронт. Если погибну, мама, не бросай Верочку».
Так она решила. Но не так просто женщине попасть в действующую часть. В военкомате ей сказали:
— На лётчиков разнарядки пока нет. Ждите...
Тамара не могла спокойно ждать. Каждый день, прожитый в тылу, она считала пропавшим, прожитым бесцельно. Ещё и ещё она ходила в военкомат, и, наконец, её зачислили в роту связи на Волховском фронте, водителем грузовой машины.
— Ничего, — сказала лётчица, — машина не та, но всё ближе к передовой.
Подразделение, хотя и числилось ротой связи, за исключением командира и двух его помощников, состояло из девушек и занималось доставкой снарядов к линии фронта. Всё время они были в разъездах. Это была нелёгкая работа: артиллерийские обстрелы и налёты вражеских истребителей быстро стали обыденным явлением в их фронтовой жизни... Но никакие трудности не охладили её желания драться с фашистами. Из кабины грузовика Тамара с тоской смотрела на пролетавшие самолёты. «Вот бы на штурмовик! — мечтала она. — Сверху виднее фашистов. Я б дала им прикурить!»
Её рапорты с просьбой зачислить в авиацию где-то долго ходили, и она нервничала.
konstantinova2Вскоре Тамаре удалось добиться своего: её направили в 386-й полк лёгких ночных бомбардировщиков. Начались боевые вылеты на маленьком У-2, на которых она летала в аэроклубе, научив летать сотни скопинских и калининских курсантов. Но прослужила она там недолго, вскоре её перевели в эскадрилью связи — на тот же самый У-2. Пожалел Тамару командир лёгкобомбардировочного полка — не захотел посылать под огонь, на риск и смерть, а получилось как в известной поговорке: из огня да в полымя. На бомбёжку она теперь не летала, но развозила секретную почту, офицеров связи, иногда и больших командиров. И всё это очень близко к линии фронта.
Если раньше, летая на бомбёжку, Тамара опасалась только зениток, то теперь за ней стали охотиться истребители. Если раньше она летала только в темноте и ночь была её надёжным союзником, то теперь, когда она летала в светлое время суток, ясный солнечный день стал её недругом. Дважды она прилетала на изрешечённом самолёте.
Доставить в назначенный час секретный пакет, избежав при этом встречи с истребителем, или же, встретившись с ним, благополучно от него уйти — это конечно было большое искусство. Но Тамаре оно было не по душе. Не нравились ей такие полёты, когда надо скрываться, маскироваться и всё время прятаться от врага. Не по душе был и легкокрылый У-2. Она чувствовала, что ей нужен боевой самолёт, грозное оружие, на котором она могла рассчитаться с врагом за всё, что накипело в душе.
— Разрешите летать на боевом самолёте, на штурмовике.
— Женщины на штурмовиках не летают, — отвечали ей, — машина тяжёлая.
— Но я же сильная! — убеждала Тамара. — Я спортсменка. И хочу мстить фашистам!
И она добилась своего...
Её настоятельную просьбу удовлетворили. Уже в мае 1944 года Тамара попала в 15-й отдельный учебно-тренировочный авиаполк, где успешно освоила штурмовик Ил-2. А вскоре, в один из ненастных дней июля 1944 года, Константинова прибыла в 566-й штурмовой авиаполк 277-й штурмовой авиадивизии, расположенный на Ленинградском фронте под Кингисеппом. Ей вручили новенький Ил-2 с бортовым номером «10» и началась боевая работа...
Вначале многие лётчики смотрели на неё, как на диво. Женщина на штурмовике! Виданное ли дело? Она стерпела и косые взгляды, и плохо скрываемые насмешки. Её мечта исполнилась! Да и насмешники скоро перевелись. Новенькая не хуже мужчин владела машиной, проявила отвагу и смекалку и умение помочь в воздухе другу.
Её верным боевым другом, стрелком-радистом в экипаже, стала молоденькая девчушка Шура Мукосеева. До прихода Тамары в полк она была мотористом. И вот в полку появилась женщина-пилот, молчаливая, с серыми спокойными глазами, но только нередко тоскливыми, грустными. Шура поинтересовалась: кто она, откуда? Ей ответили, что лётчица пришла из запасного полка, перешла с У-2 на штурмовик, решив на нём воевать и мстить за погибшего мужа-лётчика. И Шура решилась, выбрав момент, она попросила Тамару взять её в экипаж воздушным стрелком. Тамара согласилась. Так они и стали летать вместе.
Однажды Константинова вылетела на разведку. Как всегда она вела самолёт очень внимательно, учитывая обстановку и метеоусловия. Первая увидела пару «Мессеров» Шура. Она открыла огонь по заходившим с хвоста истребителям. Тамара моментально развернулась в сторону солнца. Противник последовал за ней и оказался ослеплённым яркими лучами. Зато в прицеле Мукосеевой вырисовывался чётко. Короткая очередь — и один из «Мессеров» загоревшись, рухнул вниз. Вот так слаженно, дружно они воевали.
Экипаж Константиновой-Мукосеевой быстро стал одним из лучших в полку. Тамара была довольна своей подругой. Вот что писала она своему брату Владимиру:
«...Если бы ты знал, как это хорошо, когда у тебя за спиной верный надёжный товарищ. Я говорю о своём воздушном стрелке Шуре Мукосеевой. Девчонка, а сколько в ней смелости, твёрдости. Настоящий кремень. А сколько боевого умения! Идя в атаку, я никогда не смотрю назад. Уверена, туда смотрит Шура. И всё видит. Ещё не было случая, чтобы вражеский истребитель атаковал нас внезапно. Двух она уже сбила! Короче, я за ней, как за стеной каменной...»
Вместе с другими лётчиками Тамара летала на штурмовку вражеских позиций, на разведку переднего края обороны противника.
В одном из вылетов их самолёт был подбит и пришлось садиться на вынужденную. Хорошо что дотянули до своей территории...
Шло время. Позади остались бои за Нарву и Псков. Наши войска освободили уже Эстонию. Вот и Восточная Пруссия. В декабре 1944 года лейтенант Константинова — опытный воин, кавалер боевых орденов, переводится в соседний 999-й полк той же 277-й дивизии. Переводится с повышением — командиром звена. И вновь боевая работа, теперь уже в новом коллективе.
Штурмовик Ил-2 далеко не дамский самолёт, а вот Тамара Константинова летала на нем довольно успешно. Весь Ленинградский фронт знал, что в 999-м штурмовом авиационном полку служит женщина-штурмовик, а при ней... 5-летняя дочка!
У Тамары так уж сложились обстоятельства. Её мать, Зинаида Михаловна — учительница, была тяжело больна, а сестрёнка Августа — ещё маленькая. Обстановка в Калинине после освобождения города складывалась тяжёлой, так что дочка Тамары осталась с матерью на аэродроме. У нее было много друзей: лётчики, воздушные стрелки, механики, девушки-оружейницы. Кто оказывался свободен, тот с ней и занимался. И когда Тамара улетала на боевое задание, она знала, что для дочки нет ничего надёжнее, теплее и ласковее рук её однополчан, боевых товарищей...
Но не только дочкой прославилась Константинова, а и мастерством бомбовых и штурмовых ударов по вражеским позициям. В её лётной книжке есть такие записи: «Штурмовой удар по зенитным и артиллерийским батареям противника», «Штурмовой удар по траншеям в районах Раушен, Шигиштиммен, Хабихтау, Бракупенен», «Удар по эшелону противника на железнодорожном перегоне», «Удар по танкам противника», «Разведка...»
Командир полка Павел Зеленцов отмечал, говоря о лётчице, что она отлично летает, точно бомбит и стреляет, четко держится строя, а ещё она — надёжный товарищ в бою!
Она летала без устали, увлекая примером бесстрашия лётчиков, со знанием дела, расчётливо руководила боем. Уже вскоре она была назначена заместителем командира эскадрильи, а затем и её штурманом.
Поддерживая наступающие войска Ленинградского, а затем 3-го Прибалтийского фронтов, её эскадрилья уничтожила большое количество техники врага, обеспечив продвижение наших танков и пехоты. Не уклонялась пилот Константинова и от схваток в воздухе с фашистскими истребителями. О её боевой деятельности в 1945 году «Военно-исторический журнал» позже писал:
«В Восточной Пруссии Тамара Фёдоровна за 3 месяца сделала более 40 боевых вылетов. Меткими штурмовыми ударами она уничтожила и повредила 25 орудий и миномётов противника, 18 зенитных орудий и другую боевую технику. 16 января 1945 года Константинова, сопровождая наземные войска, обнаружила и уничтожила хорошо замаскированную батарею, обеспечив тем самым продвижение нашей части. В другом бою лётчица, преодолев зенитный огонь, прорвалась к Кёнигсбергу и нанесла бомбовый удар по военным объектам. В районе Цинтен она за один вылет 12 раз штурмовала огневые позиции врага и уничтожила 4 орудия».
Константинова совершила за короткий срок столько вылетов, что их впору выполнить двум-трем лётчикам. Когда друзья высказывали ей свое восхищение этой неутомимостью, она говорила:
— А я и сражаюсь за двоих — за себя и за мужа, за Василия. И сколько бы я ни побила фашистов, мне всегда будет мало.
Командование многократно объявляло отважной женщине — штурмовику благодарность. На гимнастёрке её появились ордена — Красной Звезды и Красного Знамени.
Конечно, однополчане старались оберегать свою подругу в бою. Однажды, когда Тамару атаковал вражеский истребитель, ведущий группы «Илов» — капитан Афанасий Мачнев загородил её своим самолётом. Вся порция свинца досталась ему. С большим трудом дотянул он до своей территории...
В одном из вылетов, во время атаки танков, группа штурмовиков попала под интенсивный зенитный огонь. Константинова ощутила удар в мотор самолёта, вслед за этим увидела изморозь на стеклах фонаря и почувствовала характерный запах гари от прямого попадания в мотор. Тяга мотора падала, и самолёт стал терять высоту. А под крылом — буераки, овраги, бой...  Лётчица пробовала менять обороты, включала форсаж, чтобы восстановить устойчивую работу мотора, но это ей не удавалось. Товарищи продолжали атаковать цель, а она, выйдя из строя, развернула штурмовик на восток.
Летит, а на земле всё ещё вражеская техника и бьют по её штурмовику из всего, что только можно поднять в небо. Правда, двигатель периодически развивал полные обороты. Самолёт тогда разгонял скорость и набирал высоту, а спустя некоторое время, опять снижался. Откуда ни возьмись, появились вражеские истребители и атаковали его с двух сторон. Когда немцы проскочили вперед, Тамара ударила по ним из всего оружия, какое было на Ил-2. Один «Мессер» задымил, а второго, и ещё одну пару, отогнали наши подоспевшие истребители.
Совсем немного не долетела Тамара Фёдоровна до своего аэродрома. Села она на ровное поле, окружённое вековыми деревьями. При осмотре оказалось, что у штурмовика полностью перебита водяная труба, ведущая к радиатору. Все это время мотор тянул, охлаждаясь, по существу, одним только маслом.
На второй день после этого вылета Тамара улетела на По-2 с дочкой в Калинин. Отвезла её к матери. Там она узнала радостную весть — брату Владимиру 13 апреля 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза.
Брат и сестра — боевые лётчики, оба многократно вступали в смертельные схватки с врагом в воздухе. Тамара — на штурмовике Ил-2, из рядового лётчика стала заместителем командира эскадрильи. Владимир — на По-2 в 25-м Гвардейском ночном лёгкобомбардировочном полку.
В часы передышки Тамара писала в Калинин матери, мечтала о встрече с дочкой, передавала привет Гуте и Владимиру. Их пути не пересекались. Они знали друг о друге немногое, чаще всего по письмам матери.
konstantinova3К концу войны Тамара Фёдоровна совершила 69 успешных боевых вылетов. 29 июня 1945 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, ей так же было присвоено звание Героя Советского Союза.
После войны старший лейтенант Т. Ф. Константинова ушла в запас. Но лётчик без неба не может, и Тамара пошла работать в Гражданский Воздушный Флот. Она летала, возила пассажиров по области. До тех пор, пока не случилась авария — перегоняли в ремонт два самолёта По-2, попали в низкую, до самой земли, облачность. Ведущий зацепился за столб, Тамара за землю. Перелом бедра, ушибы. Напомнили о себе и фронтовые ранения. И дорога в небо оказалась для неё навсегда закрытой.
Тамара Фёдоровна поступила на завод, была бригадиром. Потом её избрали председателем заводского комитета профсоюза. В 1954 году она поступила в вечернюю школу, потом в Воронежскую высшую областную партшколу. По её окончании Константинову назначили заместителем заведующего Воронежским отделом социального обеспечения. Для успешной работы на новом месте пришлось поступить на заочное отделение Московского планово-экономического института, которое успешно окончила в 1965 году.
Живя в Воронеже, Тамара Фёдоровна вела большую общественную и военно-патриотическую работу. Единственную в области женщину-Героя повсюду хотели слышать и видеть. И она никогда не отказывалась: выступала в школах и различных учреждениях, на заводах и предприятиях.
...В мае 1975 года в знаменательный день 30-летия Победы прославленные фронтовые лётчики, Герои Советского Союза старший лейтенант в отставке Тамара Фёдоровна Константинова и полковник Владимир Фёдорович Константинов, брат и сестра, были на приёме в ЦК ВЛКСМ. Затем Тамара Фёдоровна, как член Комитета советских женщин, была на приёме в Кремле. Позже выступала перед работниками Московского метростроя. В тот же день брата и сестру пригласил к себе Председатель ЦК ДОСААФ СССР трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин и вручил им Почётные знаки и грамоты.
Между ними состоялась тёплая, дружеская беседа. Им было что вспомнить, было о чём поговорить. Тем более, что воевали они в разных родах авиации, сражались с врагом на самолётах разных типов: Александр Покрышкин — на истребителях, Тамара Константинова — на штурмовиках, Владимир Константинов — на лёгких ночных бомбардировщика. У каждого было что-то своё, особенно интересное: техника, тактика, способы ведения боевых действий.
Не частое это явление, когда брат и сестра — оба лётчики, и оба — Герои Советского Союза. Вот почему Александра Ивановича, пригласившего к себе фронтовиков-авиаторов, интересовали не только их боевые дела в годы войны, но и биография Константиновых. Шёл живой разговор о местах, где они росли и учились, о пионерских лагерях под Калинином, об авиомодельных кружках оборонного Общества и полётах в аэроклубе...

Тимофеева (Егорова) Анна Александровна

timofeeva

Герой Советского Союза Тимофеева (Егорова) Анна Александровна

Тимофеева (Егорова) Анна Александровна — лётчик-штурмовик, штурман 805-го штурмового авиационного полка (197-я штурмовая авиационная дивизия, 16-я воздушная армия, 1-й Белорусский фронт), старший лейтенант.
Родилась 23 сентября 1918 (по документам – 1916) года в деревне Володово Кувшиновского района Тверской области в крестьянской семье. Русская. После школы уехала в Москву, к старшему брату.
Работала на Метрострое первой очереди. Чтобы устроиться на работу приписала себе 2 года, исправив год рождения с 1918 на 1916. После учебы в ФЗУ «Стройуч», где Анна получила профессию арматурщицы, работала на станциях «Красные ворота», а следом — и на «Динамо», где трудилась чеканщицей, машинистом подъема, слесарем по ремонту отбойных молотков, перфораторов. Без отрыва от производства окончила рабфак, а затем планерную школу и аэроклуб. В 1938 году была направлена в Ульяновскую школу лётчиков Осоавиахима, но после ареста старшего брата, как родственник «врага народа» была отчислена, и уехала в Смоленск, устроилась работать на льнокомбинат, занималась в аэроклубе. Вновь получила направление в школу лётчиков, на этот раз в Херсон. По её окончанию в 1939 году Егорова направлена в Калининский аэроклуб, где работала инструктором.
В начале войны получила направление в аэроклуб города Сталино (Донецк). По прибытию в город обнаружила, что все эвакуировались. Была зачислена лётчиком в 130-ю отдельную авиационную эскадрилью связи Южного фронта. Летала в ситцевом платьице с оборкой, в резиновых тапочках и голубой косынке под изрядно поношенным аэроклубным шлемом. Таких, как Аня, кадровые военные называли ЧБЗ — человек без звания. Она возила на передовую кровь для раненых, боевые приказы и простые солдатские письма, держала связь с попавшими в окружение войсками, в том числе с конным корпусом генерала Пархоменко.
На невооружённом У-2 (По-2) совершила около 100 вылетов, и не только по доставке документов, но и на разведку, и поиск в тылу врага окружённых частей. В феврале 1942 года Егорова была награждена орденом Красного Знамени.
Весной 1942 года под Изюмом «мессер» поджёг «утёнок» Егоровой. Спасаясь от, казалось бы, неминуемой гибели, лётчица положила горящий самолёт на крыло и крутым скольжением устремилась к земле. От фанерного «кукурузника» могла остаться лишь груда пылающих обломков, но лётчица посадила машину. Фашист пришёл в ярость, метнулся к земле, поливая огнём лётчицу. Егорова упала в траву, притворившись убитой. Это и спасло её от верной смерти.
timofeeva2Осенью 1942 года Егорова добилась перевода в штурмовую авиацию. После учебно-тренировочного полка была направлена в 803-й штурмовой авиационный полк 230-й штурмовой авиационной дивизии. В составе полка прошла до конца войны от рядового лётчика до штурмана полка. Участвовала в боях на Тамани, освобождении Крыма, Украины. За подвиг при постановке знаменитой дымовой завесы, под прикрытием которой наши войска прорвали хваленую «Голубую линию» обороны врага под Новороссийском, была награждена орденом Красного Знамени.
Егорова была единственной в полку женщиной-пилотом, а позднее вместе со стрелком Дусей Назаркиной она составила первый женский экипаж в штурмовой авиации. Когда Анна Егорова попала на 1-й Белорусский фронт, на её счету значилось уже 243 боевых вылетов.
20 августа 1944 года войска 8-й гвардейской армии отбивали яростные атаки на Магнушевском плацдарме. На помощь гвардейцам вылетела очередная группа штурмовиков в составе 16 самолётов, и вела их в бой штурман 805-го штурмового авиационного полка лейтенант Егорова.
Над Вислой лётчиков встретил мощный огонь зенитных батарей. Внизу, поднимая облака пыли, шли немецкие танки. Они приближались к нашей пехоте. Лётчица ринулась в атаку. Засверкали огненные трассы пушечных снарядов, смертоносным градом посыпались с самолётов противотанковые бомбы. Прошла минута, и на земле уже пылали «тигры», замерли «пантеры» и «фердинанды». Во время второго захода на цель длинные трассы зениток скрестились перед самолётом Егоровой, и в тот же миг самолёт горящим факелом пошёл вниз...
timofeeva3В тот день командир полка послал матери Анны Егоровой похоронную, а командованию армии — наградной лист с ходатайством о присвоении штурману полка звания Героя Советского Союза, посмертно.
В действительности тяжело раненная и обожжённая Анна Егорова без сознания попала в плен. Прошла несколько лагерей, в том числе и Кюстринский. В январе 1945 была освобождена танкистами 5-й ударной армии из лагеря «ЗЦ», где содержалась в карцере.
После проверок и медкомиссии, не допустившей её к лётной работе, вернулась в Москву на Метрострой. Вышла замуж за В. Тимофеева, бывшего командира дивизии, в которой воевала.
Представление к высокому званию в годы войны «затерялось», и лишь благодаря стараниям однополчан, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965 года Тимофеевой (Егоровой) Анне Александровне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 10679).
Жила в Москве. До выхода на пенсию работала в Московском метрополитене. Умерла 29 октября 2009 года. Похоронена на Даниловском кладбище в Москве.
Награждена орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, медалями, так же польским Серебряным крестом заслуг; орденом Российской Православной церкви «За честь и доблесть».

Сидоренко Ростислав Иванович

sidorenko

Герой Советского Союза Сидоренко Ростислав Иванович

Ростислав Сидоренко родился 12 августа 1920 года в селе Ленинск, ныне город Волгоградской области, в семье служащего. Окончил среднюю школу. Работал в Астрахани. С 1940 года в рядах Красной Армии. В 1942 году окончил Армавирскую военную авиационную школу пилотов.

С мая 1942 года сержант Р. И. Сидоренко в действующей армии. До октября 1942 года служил в составе неустановленного авиационного полка, сражался на Юго-Западном фронте. С декабря 1942 года — уже в 897-м ИАП. Летом 1943 года принимал участие в Курском сражении, позднее — в боевых действиях на 3-м Украинском фронте.

2 февраля 1943 года, прикрывая войска на подступах к городу Ворошиловграду, четвёрка истребителей, которую вёл капитан Р. И. Сидоренко, вступила в бой с 16 самолётами врага. В этом поединке было сбито 7 самолётов противника. Сам Сидоренко сбил 3 самолёта и ещё 2 подбил.

21 августа 1943 года, проведя 3 воздушных боя, отважный лётчик-истребитель уничтожил сразу 4 вражеских самолёта.

К маю 1944 года, командир эскадрильи 897-го истребительного авиационного полка (288-я истребительная авиационная дивизия, 17-я Воздушная армия, 3-й Украинский фронт) капитан Р. И. Сидоренко совершил 137 боевых вылетов на разведку войск и аэродромов противника, на сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков, на прикрытие наземных войск и железнодорожных узлов. Проведя 30 воздушных боёв, лично сбил 12 и в составе группы 4 самолёта противника.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3467).

Впоследствии воевал над территорией Румынии.

К концу войны майор Р. И. Сидоренко выполнил около 200 успешных боевых вылетов. В воздушных боях сбил 14 самолётов противника лично и 4 — в группе с товарищами.

С 1946 года подполковник Р. И. Сидоренко — в запасе. В 1954 году окончил Ташкентский юридический институт. Затем жил в Москве. Умер 14 декабря 1988 года. Похоронен на Введенском кладбище.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды; медалями.