Захаров Георгий Нефёдович

ZaharovGeorgNefed

Герой Советского Союза Захаров Георгий Нефёдович

Георгий Захаров родился 24 апреля 1908 года в селе Старое Семёнкино, ныне Клявлинского района Самарской области, в семье крестьянина. В годы Гражданской войны беспризорничал. Окончив сельскохозяйственный техникум, работал в совхозе. С 1930 года в рядах Красной Армии. Окончил 7-ю Сталинградскую школу пилотов в 1933 году и курсы при Военной академии Генерального штаба.

В звании лейтенанта служил сначала в Северо-Кавказском военном округе. Затем был старшим лётчиком и командиром звена 109-й истребительной авиационной эскадрильи 36-й истребительной авиационной бригады Киевского военного округа. Был близким другом прославленного советского лётчика-аса Павла Васильевича Рычагова, трагически погибшего 28 октября 1941 года.

Уже старшим лейтенантом отбыл для оказания помощи Республиканской Испании. С 20 октября 1936 года по 7 апреля 1937 года был пилотом и командиром звена истребителей И-15. Летал также на трофейном итальянском истребителе «Фиат-32». Имел псевдонимы «Энрике Лопес» и «Родригес Кромберг».

Первый вылет совершил 4 ноября 1936 года над Maдридом. Согласно некоторым источникам советских времён, в одном из боёв сражался в одиночку против 12 истребителей Не-51 и сбил 1  (по другим данным 2 или даже 3)  из них, а ещё 1 вражеский самолёт врезался в землю во время боя. Захаров благополучно вернулся на свой аэродром. Сам он вспоминал о том поединке так:

«Наконец всё готово. Устремляюсь вдогонку за своими. Мне надо занять место в строю раньше, чем начнётся бой. Насчёт задания у меня особых сомнений нет: беспрерывные бои над Мадридом приучили нас к тому, что главная наша задача — отражать налёты на столицу республики. Откуда чаще всего приходят фашисты — я тоже знаю достаточно хорошо. Так что главное — успеть пристроиться к группе. Я над Мадридом. Осматриваюсь — нет никого!   Ни своих, ни противника...

На всякий случай продолжаю набирать высоту и иду дальше — к позициям противника. Может быть, Рычагов решил упредить фашистов и встретить их на подходе к Мадриду? Обзор у меня прекрасный, видимость — идеальная. Нет никого. Я один во всем мадридском небе...

Это уже странно. Обычно обнаружить группу, а тем более 2-3, большого труда не представляет. Особенно когда знаешь, что вот-вот должен начаться бой. Где же они могут быть?

Тщательно осматриваю горизонт в направлении солнца. От яркого света рябит в глазах, но всё же замечаю далёкие контуры бипланов. Напрягая зрение, пересчитываю их: 12! Павел заблаговременно решил обеспечить себе хорошую позицию и увёл группу с таким расчётом, чтобы к Мадриду идти со стороны солнца. Всё правильно, решаю про себя, мне следовало бы сразу более внимательно поискать группу в том направлении. Они идут по дуге, а внутри её как бы нахожусь я, поэтому довольно быстро сокращаю расстояние по прямой. Я хочу рассчитать так, чтобы выйти к головному звену и занять своё место слева от Рычагова. Но всё-таки опережаю, выскакиваю немного вперёд. Теперь надо, чтобы они меня заметили. Сбавляю скорость, покачиваю крыльями. Они замечают меня и быстро догоняют.

Ощущение нереальности происходящего... Я запомнил мгновенное своё ощущение, объяснить которое словами просто затрудняюсь, когда очередь из крупнокалиберного пулемёта чуть не отрубила крыло моей машины. Навык, однако, оказался сильнее разума: ещё не успев осознать полностью своё положение, я закрутил машину в глубокий вираж. Не давая вести по себе прицельный огонь, я тянул истребитель на максимальной перегрузке, но всем телом ощущал себя мишенью.

Сейчас я вижу только одну причину, по которой остался тогда жив в первую минуту: против меня было слишком много стрелков. Они кинулись на мой самолёт скопом, мешая друг другу. А первый же из них, который подошёл бы ко мне сзади поближе, разрезал бы мою машину пополам одной очередью. Но они открыли огонь все сразу, продырявили машину, а я был жив!

Я крутился внутри клубка, пытаясь их оттянуть к Мадриду, и в этом видел спасение. Ведь где-то совсем рядом были мои боевые товарищи, и я надеялся на их помощь. От перегрузок у меня темнело в глазах. Но я знал: ни секунды по прямой. Выдержала бы машина... Только бы она выдержала...

Трижды „Хейнкели“ попадали в мой прицел, и трижды я жал на гашетки. Наконец, подо мной аэродром. Это последнее дело — наводить неприятеля на свой аэродром, но иного выбора у меня не было. На самолёте уже перебиты расчалки крыльев, они выгибаются. Я оглядываюсь назад, и в это время по кабине ещё одна сокрушительная очередь. Приборная доска разбита, замолчали верхние пулемёты, а „Хейнкель“ всё висит и висит на хвосте, добивая машину. Но я всё-таки успеваю „притереть“ её к земле.

Техники вытаскивают меня из истребителя, мы бежим в укрытие под деревья. Я падаю на землю, прижимаюсь спиной к стволу дерева и чувствую влагу на губах. Кто-то суёт мне флягу...».

zaharovСам же он, как пишет Захаров, несмотря на тяжёлый бой, был готов к новым вылетам. Резервных самолётов, однако, в эскадрилье не оказалось. Рычагов, идя навстречу одному из лучших пилотов, приказал лётчику из своей Киевской бригады, «мягкому и добродушному» Петру Митрофанову, отдать машину Захарову.

В том бою против Захарова приняла участие эскадрилья итальянских лётчиков на Fiat CR-32  (а вовсе не немецких на Heinkel He-51, как пишет Захаров). Однако зарубежные исследователи в своих работах предпочитают обходить молчанием данный бой. Его результаты не укладывается в культивируемую на Западе картину превосходства любого иностранного лётчика над советским пилотом.

9 ноября 1936 года он сбил самолёт противника, который идентифицировал, как лёгкий бомбардировщик Arado-68  (на самом деле это был итальянский разведчик Romeo Ro.37bis).

8 декабря 1936 года советскими лётчиками по ошибке был сбит французский «Potez 540» с гражданской регистрацией F-A000. При вынужденной посадке самолёт скапотировал и загорелся. Один из пассажиров, французский журналист Луи Делапрэ  (Louis Delapree)  умер от ран. Евгений Ерлыкин в своём отчете писал, что этот «Потез» на счету его подгруппы И-15. Иностранные источники  (со ссылкой на мемуары Андреса Гарсиа Лакале)  уточняют имена пилотов, причастных к этой «победе» — Николай Шмельков и Георгий Захаров.

К 9 декабря 1936 года он сбил 1 самолёт лично ещё 2 — в паре   (1 «Фоккер» + 0,5 "Хейнкель + 0,5 «Фиат»).

11 февраля 1937 года 5 И-15, вылетевшие для сопровождения 2-х «Потез-54», встретились с 10 «Фиатами». В воздушном бою оба «Потеза» получили повреждения и сели вынужденно на республиканской территории и подломались   (5 человек из их экипажа легко ранены). Это были последние самолёты французской эскадрильи «Испания»  (Espana).

По результатам этого боя, наши лётчики заявили о 2-х победах над «Фиатами», на одну из которых претендует, по-видимому, Георгий Захаров.

По зарубежным данным, в этом бою был сбит итальянский ас Адриано Мантелли  (Adriano Mantelli), имевший на счету 9 побед, который покинул свой Fiat CR-32 на парашюте. По другой версии — у него просто отказал мотор и он сел вынужденно перед наступавшими колоннами своих соотечественников.

Георгий Захаров вернулся из Испании в 1938 году имея на счету 6 личных и 4 групповые победы.

За бои в Испании он был награждён двумя орденами Красного Знамени (2.01.1937 и 17.07.1937).

После возвращения из Испании получил звание капитана и был назначен командиром отряда 109-й истребительной авиационной эскадрильи.

В 1937 году участвовал в войсковых испытаниях истребителя И-15бис.

Затем Георгий отправился для оказания помощи в Китай. С апреля 1938 года возглавлял истребительную группу советских лётчиков, увеличил свой общий налёт на 87 часов и боевой — на 20. Летая на биплане И-15бис, одержал ещё 2 групповые победы, сбив 2 самолёта Мицубиси A5М.

Во время перегона в Советский Союз трофейного японского истребителя A5M потерпел аварию, и при вынужденной посадке в горах, на берегу речки, сломал левую руку и ногу.

За бои в небе Китая награждён третьим орденом Красного Знамени (14.11.1938).

В 1939 году окончил курсы при Военной академии Генерального штаба, получил звание полковника и был назначен на должность командующего ВВС Сибирского военного округа. По другим данным, был командующим с ноября 1938 года по декабрь 1940 года.

4 июня 1940 года ему было присвоено звание генерал-майора авиации.

zaharov-2С августа того же года он стал командиром 43-й истребительной авиационной дивизии Белорусского военного округа базирующейся в Минске. В этой должности и встретил Великую Отечественную войну.

Несмотря на высокую должность он продолжал летать на боевые задания. 22 июня 1941 года, в первый же день войны, на И-16 уничтожил в 2-х вылетах 2 бомбардировщика Ju-88. Вот как он сам описывает это:

«Низко над Минском ходили большие двухмоторные машины. Я видел их, подлетая, но мне и в голову не могло прийти, что это ходят Ju-88. Они ходили на малых высотах и прицельно швыряли бомбы на отдельные здания. Вражеских истребителей в небе не было. Подвергая город в течение дня непрерывной бомбардировке, превратив аэродром в жаровню, „Юнкерсы“ под вечер чувствовали себя в полной безопасности.

Я находился выше, прямо над центром города, когда увидел Ju-88 над крышей здания штаба округа. Спикировал, пристроился ему в хвост и стрелял в упор длинными очередями. Ju-88 не загорелся, но внезапно накренился и упал в районе Оперного театра. Над окраиной я атаковал другого и поджёг его. Он уходил дымя, но я думаю, что не вытянул — как и у первого, у него слишком мал был запас высоты»...

Так Захаров продолжил свой боевой счёт, открытый ещё в Испании. В начале октября, на том же И-16, он уничтожил корректировщик Hs-126.

В ноябре 1941 года в период неудач Красной Армии он был снят с должности комдива и отправлен в Среднюю Азию командовать Учебной истребительной авиашколой в Улан-Уде, а ещё позже — начальником авиационного училища.

В декабре 1942 года возвратился на фронт и принял под командование 303-ю истребительную авиадивизию. Позднее, в состав этой дивизии вошло и подразделение французских лётчиков-добровольцев «Нормандия-Неман». Воевал на Западном фронте, принимал участие в борьбе под Курском, участвовал в освобождении Белоруссии.

zaharov-3Ярким примером, характерезующим личность Захарова, может служить такой случай. Это было под Тулой, после прибытия в Эскадрилью «Нормандия» новых лётчиков. Для знакомства, один из них выполнил полёт серьёзной сложности. Замедленные бочки, перевёрнутый полёт. И всё это было мастерски исполнено у самой земли. Наши лётчики как заворожённые стояли на краю лётного поля. И Захаров не выдержал. Он вскочил в самолёт и стрелой взмыл в небо. Набрав скорость, он буквально прижался к земле в перевёрнутом полёте. Филигранно выточил комдив фигуры высшего пилотажа, приземлил самолёт и вылез из кабины под восторженные крики одобрения французских лётчиков. Это была уже советская школа высшего пилотажа  (необходимо учесть, что Г. Н. Захарову тогда было уже более 35 лет).

Летом 1944 года он уничтожил истребитель Ме-109. А с осени 1944 года стал летать на Як-3, на фюзеляже которого был изображён Георгий Победоносец на белом коне, поражающий змея и большая белая стрела.

В 1945 году лётчики его дивизии сражались уже в Восточной Пруссии.

К маю 1945 года командир 303-й истребительной авиационной дивизии (1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт)  генерал-майор авиации Г. Н. Захаров совершил 153 боевых вылета, провёл 48 воздушных боёв, в которых одержал 10 побед.

19 апреля 1945 года за умелое руководство, образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР Захаров Георгий Нефедович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»  (№ 6242).

Общим итогом боевой деятельности Г. Н. Захарова стали 22 воздушные победы, одержанные им лично и в группе с товарищами в период 3-х войн.

После окончания войны Георгий Нефедович продолжал службу в ВВС. Всего за свою лётную карьеру освоил 45 типов самолётов, налетал 7000 часов в воздухе. В 1950 году окончил Военную академию Генерального Штаба. Затем занимал ряд ответственных командных должностей.

Ушёл в отставку в 1960 году и жил в Москве. Написал книги: «Рассказы о истребителях» и «Я — истребитель». Умер 6 Января 1996 года.

За период службы награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени  (четырежды), Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Александра Невского, Красной Звезды  (дважды), французским орденом «Почётного Легиона»; многими медалями, а также Российским орденом Жукова   (25.04.1995 года).

Posted in В огненном небе войны and tagged , , .

One Comment

  1. Один из самых искусстных и талантливых наших асов! Повидал и пережил много всяких передряг в жизни, но выжил и не сломался. Книгу «Я — истребитель» прочитал на одном дыхании. Рекомендую! Нескончаемое уважение, вечная память и слава Герою!!!

    [Ответить]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *