Серов Анатолий Константинович

.

serov_ak

Герой Советского Союза Серов Анатолий Константинович

Анатолий Серов родился 20 марта 1910 года в селе Воронцовка, ныне посёлок городского типа Краснотурьинского горсовета Свердловской области, в семье рабочего. С 1918 года жил в Богословске (ныне Карпинск). В 1925 году переехал в Надеждинск (ныне Серов). Работал учеником сталевара, затем сталеваром в мартеновском цехе металлургического завода. Окончил в 1929 году школы ФЗУ (ныне СПТУ №54 областного управления профтехобразования). По путёвке комсомола направлен в Вольскую военно-теоретическую авиационную школу, которую окончил 1 июня 1930 года.

29 июня того же года поступил в Оренбургскую военную школу лётчиков, которую окончил 17 декабря 1931 года. Сначала служил в 1-й отдельной Краснознамённой ИАЭ им. Ленина Ленинградского военного округа, а с августа 1933 года на Дальнем Востоке.

В 1935 году получил звание старшего лейтенанта. Учился в Военно-Воздушной академии. С мая 1936 года был лётчиком-испытателем, а затем командиром звена НИИ ВВС Московского военного округа.

С 14 июня 1937 года по 21 января 1938 года участвовал в национальной войне испанского народа. Был пилотом, командиром 1-й эскадрильи И-15 и командиром 26-й группы истребителей И-15. Имел псевдонимы «Анатолио» и «Родриго Матеу».

Совершил около 180 боевых вылетов, участвовал в 38 воздушных боях, сбил 8 самолётов лично и 7 в составе группы. Награждён двумя орденами Красного Знамени (31 Июля и 2 Октября 1937 года.)

2 марта 1938 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После возвращения из Испании получил звание полковника и был назначен командиром авиаотряда, а в мае 1938 года назначен на должность начальника Главной лётной инспекции ВВС. В ноябре 1938 года учился на КУКС при Военной академии Генштаба. Награжден медалью «XX лет РККА» (23.02.1938). 9 февраля 1939 года ему было присвоено звание комбрига.

Погиб 11 мая 1939 года. В тот день утром он, вместе с Героем Советского Союза майором П. Д. Осипенко выполнял учебный полёт на самолёте УТИ-4. При выполнении фигур высшего пилотажа самолёт вошёл в штопор и, в 9 часов 10 минут разбился в районе деревни Высокое, в 20 километрах северо-западнее Рязани. Серов и Осипенко были похоронены у Кремлевской стены в Москве.

В конце 1930 годов Лубянский проезд в Москве переименовали в проезд имени Серова, а в Кремлёвскую стену была замурована урна с прахом и установлена на стене мемориальная доска с надписью: «Анатолий Константинович Серов».

Цветущим майским днём 1939 года прославленный советский лётчик Герой Советского Союза А. К. Серов погиб в авиационной катастрофе. И было ему тогда лишь 29 лет от роду. Он имел звание комбрига, что соответствует по нынешним временам званию генерал-майора. Это о нём писал дважды Герой Советского Союза командарм Я. И. Смушкевич:

«Его знали все военные лётчики, им гордились, его бесконечно любили, стремились подражать и учиться у него, желая стать таким же пилотом, каким был Серов… На войне в борьбе с врагами Серов показал классические образцы воздушных боёв. Он не знал поражений и из каждого воздушного боя выходил победителем».

В день похорон Серова в скорбном молчании стояли возле Мавзолея тысячи москвичей. Перед началом траурного митинга над Красной площадью пролетела группа самолётов-истребителей, бомбардировщиков, а за ней, как молния, пронеслась знаменитая серовская парадная группа истребителей, прощаясь со своим ведущим.

До обидного короткой была жизнь Анатолия Серова. Но как сумел он её украсить ярчайшими примерами трудолюбия, любви к избранной профессии, бесстрашия в бою, образцами войскового товарищества, бескорыстной дружбы, жизнелюбия, неугомонности!

Серов был ещё школьником, когда Гражданская война полыхала в стране. И уже тогда крепко усвоил, кто белые, кто красные, кто такие колчаковцы и почему его отец, горный мастер, на стороне красных. От него любознательный сын услышал немало увлекательных рассказов об Урале, его кладовых, о залежах золота, меди, сланца, угля, марганца, о всякой живности, населявшей горные леса. Тогда же, в раннем детстве, Толя Серов научился стрелять из лука, не бояться в лесу даже в темень, быть в нем хозяином.

Когда надо было решать вопрос о выборе профессии, он заявил дома, что его дорога — в фабзавуч при Надеждинском металлургическом заводе. «Фабзайчатами» ласково звали учеников заводского училища взрослые, а те совсем не походили на таковых. Воевали за право встать к доменной печи, спорили на комсомольских диспутах, самозабвенно играли в футбол, зимой ходили в походы на лыжах. И везде Толя Серов — заводила, ведущий. Позднее он напишет: «А спортом я так увлекался, что одно время держал по лыжам 2-е место по Уралу».

Наступил год 1929-й — год великого перелома. Страна шла по пути индустриализации и коллективизации. В личной судьбе Анатолия это был также год перелома. Комитет комсомола получил две путёвки в лётную школу. Одну из них вручили Анатолию Серову. Врачи признали рослого крепыша, спортсмена годным к лётной работе без ограничений. Экзамены он сдал уверенно и вскоре стал курсантом авиационной школы. Так началась его дорога в небо.

Авиационная жизнь Анатолия Серова началась не совсем удачно. Поступив в 1929 году в Оренбургскую авиашколу, он первые 3 месяца не летал, выполняя на аэродроме различные задания. Однажды он нёс стартовый наряд в качестве пожарника, обязанности которого были просты — стоять у самолёта и следить за запуском мотора, а в случае возникновения пожара незамедлительно применить огнетушитель. И он его «применил»…

Приняв голубые язычки выхлопов из патрубков мотора за начавшийсяя пожар, он проявил решительность — ударил головкой огнетушителя о землю и направил его струю на… исправный мотор. Только смачная оплеуха, полученная от техника самолёта, умерила усердие «пожарника». Этот случай он запомнил надолго.

Описанное событие отделяло от рокового 11 мая 1939 года всего 10 лет. За эти годы небо для Серова было разным: голубым и чёрным, просторным и тесным, добрым и злым.

ot3_081Из школы Серов был выпущен 17 декабря 1931 года лётчиком — истребителем с отличной оценкой по технике пилотирования. В выпускной характеристике от 19 декабря 1931 года о нём сказано: «Инициативен, работоспособен, настойчив. Имеет большой интерес к лётной службе… Степень усвоения техники пилотирования — отличная».

Какой авиатор не хотел бы начать службу в знаменитой эскадрилье, в которой расправили орлиные крылья Пётр Нестеров, Валерий Чкалов и многие другие смелые воздушные витязи! Выпало такое счастье и на долю Анатолия Серова. Летая в частях на различных типах истребителей, Серов довольно быстро стал настоящим мастером высшего пилотажа, искусным воздушным бойцом. Вскоре его назначили командиром звена: «Учись сам, учи других. Верим в тебя, Анатолий Серов!» И он оправдал доверие командиров: звено Серова скоро стало одним из лучших в части.

Мастером высшего пилотажа, искусным воздушным бойцом сформировался Серов в последующие два года службы и учёбы на Дальнем Востоке (в 1934 году он был назначен командиром звена 26-й авиационной эскадрильи в Хабаровске). В то время обстановка там была сложной, угроза военных конфликтов со стороны империалистической Японии представлялась реальной. Лётчики всегда были в боевой готовности. Командир авиаотряда, а затем лётчик-испытатель Анатолий Серов ждал своего часа, готовился к нему.

Он поступает на заочное отделение Военно-Воздушной академии. После окончания первого курса, в 1936 году, за успехи в боевой и политической подготовке был награждён орденом Красного Знамени и направлен для дальнейшей службы в НИИ ВВС РККА на должность лётчика — испытателя.

Там, согласно неполным архивным данным, Анатолий Серов принял участие в контрольных испытаниях 4 типов истребителей и 2 специальных работах, связанных с боевым применением истребителя И-15, на котором ему позже пришлось воевать. В начале 1937 года командование НИИ ВВС направило его «в специальную командировку».

Анатолий снял привычную военную гимнастёрку с тремя кубиками в петлицах, надел тёмно — синий костюм, вместо синей пилотки надвинул на непокорную каштановую шевелюру широкополую шляпу и отправился добровольцем на защиту республиканской Испании.

Картахена — первый город, который увидел Анатолий на испанском берегу. Это было 26 мая 1937 года. Страшная картина предстала перед ним: полуразрушенный дымящийся город, бродящие среди развалин жители, в их числе старики и дети, лучше всяких слов говорили о том, что франкисты бомбили его нещадно. Первейшей задачей прибывших туда лётчиков-истребителей и было прикрытие города с воздуха.

Воевать Серов начал под псевдонимом Родриго Матео. На аэродроме группу добровольцев, которую возглавил без всяких приказов и мандатов Анатолий, встретили лётчики — добровольцы из Франции, Польши, Испании и, конечно, свои, советские. Дружеские объятия, знакомства, рассказы о родной всем Москве, информация о делах на фронтах. Потом — осмотр боевой техники, советских истребителей И-15 и И-16.

Самолёты были далеко не новые. Они уже побывали во многих воздушных схватках, их неоднократно латали. Вместе с механиками и лётчиками Серов детально осмотрел машину, а затем заявил:

— Лучших нет, значит, будем воевать на этих. Думаю, не подведут нас эти «старички». А мы их беречь будем вдвойне!

Быстро сформировали две интернациональные эскадрильи. В одной из них Серов возглавил звено. Летать эскадрилья стала на И-15 — «курносых» бипланах. И Серов сумел из этой машины выжать всё лучшее, к минимуму свести её слабинки, тактически грамотно строить воздушный бой одиночно и группой. Своё звено, а вскоре эскадрилью «курносых» он старался вводить в бой в тесном взаимодействии с эскадрильей «мошек» — так называли эскадрилью И-16.

Молодые пилоты-интернационалисты сразу же потянулись к Серову. Помимо его личного обаяния и неиссякаемого оптимизма их привлекала его беззаветная храбрость. Они были очевидцами того, как Анатолий, встретившись в воздухе с 9 вражескими истребителями, не только не дал себя сбить, но и сам, несмотря на неравенство сил, искуссно маневрируя, уничтожил 1 из самолётов противника.

Случилось, что Серов взмыл на своем «курносом» внезапно, один, хотя в небе обозначилась целая группа вражеских самолётов. Произошло так потому, что машины эскадрильи ещё заправлялись горючим и только И-15 Серова был снаряжён к боевому вылету. Не считая врагов, лётчик устремился в атаку.

— Камарада Серов — храбрец, — восхищённо сказал ему вслед механик Карлос. — Но как ему тяжко придётся в небе, ведь там целая вражья стая…

Да, действительно тяжко пришлось в первой схватке с врагом Серову. Но не взлететь навстречу врагу он не мог, не тот характер. Набрав высоту, он с боевого разворота первым атаковал ведущего и ударил по нему на встречных курсах сразу из всех 4-х пулемётов. Враг отвалил, и строй девятки рассыпался. Закрутилась, как потом говорили наземные свидетели того боя, настоящая «чёртова карусель». Маневрируя на своём И-15, Серов уходил из — под огненных трасс, а выбрав момент, сам наносил удары. Вскоре задымился и вышел из боя один из вражеских самолётов. Через 3 минуты Серов одержал свою первую победу — свалил на землю неприятельский самолёт. Озлоблённые неудачей враги решили, видимо, во что бы то ни стало расправиться со смельчаком. Но действовали они разобщёно, и Серов сумел продолжить воздушную карусель до тех пор, пока противник не покинул район схватки: горючего в баках оставалось в обрез, и фашисты направились на свой аэродром.

Серова встретили на земле восторженно. Карлос едва не прыгал от радости. Потом, немного остыв, осмотрел самолёт, подсчитал пробоины и ахнул.

— Больше 50… Решето, а не машина, — сокрушался механик. — И как только вы летали на ней, камарада Серов?

— Ничего, Карлос, я помогу тебе залатать самолёт, — успокоил механика Серов.

И к вечеру действительно пришёл к израненной машине. Вместе с механиком они принялись за ремонт. Для Карлоса это было неожиданностью. В его представлении лётчик — это «белая кость», и возиться с гайками, ключами, отвёртками, пачкать руки маслом ему не пристало. Таков статус лётчиков многих западных стран. Серов и другие советские лётчики-добровольцы показали, что они такие же труженики на земле, как и в воздухе, и при необходимости всегда готовы помочь техникам и механикам.

Летать пришлось много. По 4 — 5 боевых вылетов за день делали иногда лётчики, десятки воздушных схваток проводили с фашистами, прикрывая небо республиканской Испании. Уставали, но всегда были готовы взмыть навстречу врагу.

Десятки воздушных боёв провёл за первый месяц Анатолий Серов, сбил 7 самолётов. Он сумел многое сделать в отражении массированных налётов противника на аэродромы республиканцев. Серов организовал взаимодействие эскадрилий, своевременное обнаружение врага, оповещение о его приближении, а затем — взлёт и согласованный бой с противником. Это о нём, о Серове, сказал бывший комиссар авиации в Испании, позже маршал авиации Филипп Александрович Агальцов: «Не дать себя разбомбить за 4 массированных налёта — для этого понадобился блестящий тактический талант Анатолия Константиновича».

341618025У Серова было замечательное, неоценимое для лётчика-истребителя, качество: он умел видеть почти всё, что происходило в воздушном бою. Получив в НИИ ВВС определённый опыт испытателя, он постоянно искал новые методы и приёмы борьбы с противником. Именно он бросил клич, облетевший все республиканские эскадрильи: смело принимать лобовые встречи с противником, самим идти в лобовые атаки и расстреливать врага только в упор, только наверняка!

Однажды, когда в конце 1937 года, когда группа Анатолия Серова в составе 12 самолётов сопровождала бомбардировщики, в воздухе появилось 36 вражеских истребителей. Решение Серова было мгновенным — внезапная и стремительная атака. В результате 8 подбитых самолётов противника и благополучный выход наших бомбардировщиков на цель…

Одним из первых, Серов стал с успехом применять вертикальный маневр, в сочетании с повсеместно установившимся горизонтальным. Чтобы обеспечить быстрый взлёт всей эскадрильи, он рассредотачивает самолёты по всему лётному полю с таким расчётом, чтобы взлетать с мест стоянок, не выруливая на центр аэродрома. При таком построении взлёт всей эскадрильи занимал не более 2-х минут и позволял взлетать отдельным самолётам даже в момент появления над аэродромом вражеских машин (эта новинка прочно вошло в арсенал боевых действий авиации во время Второй Мировой войны).

Серов стал одним из инициаторов ночных воздушных патрулей. Однако его идея не сразу была одобрена командованием, поскольку не каждый лётчик владел опытом ночных полётов, к тому же ночной поиск не освобождал от дневных боевых вылетов в составе эскадрильи. Кроме того, на аэродромах не было прожекторных посадочных установок и другого ночного оборудования. В конце — концов сторонники ночных полётов всё — же нашлись. Серова поддержало командование в лице Ф. А. Агальцова и Е. С. Птухина, а также командующего республиканскими ВВС Идальго Сиснероса.

Ночные полёты решено было вести с аэродрома Алкала, который подвергался ночным налётам особенно усиленно. С вечера установили две автомашины, чтобы они в нужный момент осветили фарами полосу для взлёта и посадки. Условились так: Якушин будет пилотировать на высоте 3000, а Серов — 2000 метров, искать врага.

Когда спустилась на землю ночная темнота, Серов и Якушин поднялись в небо. Долго ходили они на своих эшелонах высоты, карауля врага. Михаилу Якушину удалось обнаружить вражеский бомбардировщик Ju-52, подойти к нему и сразить меткими очередями. Почин сделан! Первый в истории отечественной авиации ночной бой был успешно проведён 26 июля 1937 года в зоне Мадрида.

В ночь с 26 на 27 июля 1937 года сбил такой же бомбардировщик и Анатолий Серов. Раненные немецкие лётчики Иоганнес Ремлинг, Рольф Пирнер, Вальтер Шелльхорн и Бруно Тилебайн были взяты в плен, и рассказали, как их сбил республиканский истребитель:

«Геринговские люди угрюмо молчали. Но не трудно прочесть их мысли.

— Расскажите, как вы попали в плен.

— Это случилось как-то внезапно. Мы получили приказ бомбардировать ночью Эскориал, деревни Торельодонес и Галапагер. Вылетели около третьего часа. Видимость, благодаря луне, была очень приличная. Но я почему-то напутал в курсе и когда по времени вышел на цель, цели не оказалось. Проблуждал ещё около 20 минут — Эскориала не вижу. Решил возвращаться в Саламанку, а бомбы сбросить боялся, ч тобы они случайно не попали на нашу территорию. Развернулся на 180 градусов и пошёл, но вдруг, вижу, с хвоста искры скачут в направлении носа самолёта. Не сразу поверил, что к нам подкрался сзади истребитель. Это показалось просто невероятным для ночного времени. Но зажигательные пули всё сыпались. Через минуту или две загорелся наш правый мотор. Я сделал вираж, чтобы сбить пламя ветром. В этот момент я увидел противника — небольшую машину незнакомой мне конструкции. Стреляя, она пикировала на нас. Я выровнял самолёт, — истребитель неотступно атаковал с хвоста. В это время правый мотор вспыхнул новым большим пламенем. Мне ничего не оставалось, как прыгать. Экипаж сделал это уже минутой раньше. В последний момент брызги бензина обожгли мне лицо…» ((Из газеты «Правда», 1 августа 1937 г.))

Почин был продолжен! Можно воевать с фашистами и ночью — это доказали на практике 2 отважных советских лётчика. За эти победы оба они были награждены орденами Красного Знамени. И с той поры не стало врагеским пилотам покоя ни днём, ни ночью. Почин эскадрильи Серова поддержали другие подразделения республиканских истребителей.

Звание Героя Советского Союза (Указ от 2 марта 1938 года) было присвоено Анатолию Серову за успешное проведение Гарапенильоской операции и проявленные при этом мужество и отвагу. Кроме того, за сбитый ночью самолёт, он был награждён республиканским правительством Испании золотыми часами и легковым автомобилем.

Местечко Гарапенильос расположено около Сарагоссы. На его окраине противник организовал хорошо замаскированный и прикрытый сильным зенитным заслоном аэродром, на котором базировалось большое количество итальянских самолётов, главным образом истребителей. Республиканское командование уже несколько раз пыталось нанести бомбовый удар по нему, но безуспешно. Бомбардировщикам никак не удавалось прорваться к цели. Даже разведчики не всегда могли проникнуть в этот район. Наконец, было решено использовать истребители в качестве штурмовиков. В операции приняли участие группа Анатолия Серова, состоящая из двух эскадрилий И-15, и пять эскадрилий прикрытия. На группу Серова возлагалась основная задача — уничтожить пулемётным огнём самолёты на земле, а также бензозаправщики и зенитные средства, прикрывающие аэродром.

Налёт был совершён на рассвете, при этом была достигнута полная внезапность. Великолепно задуманная и тщательно подготовленная операция прошла исключительно успешно. Штурмовка аэродрома продолжалась без проявления какого-либо сопротивления со стороны растерявшихся итальянцев до полного израсходования боеприпасов на штурмующих самолётах.

10 молниеносных атак произвёл Серов в том налёте на вражеский аэродром. В бой он повёл 50 лётчиков, привёл обратно столько же, не потеряв ни одного. А противник? Пленные потом показали, что на аэродроме было уничтожено более 30 самолётов (один из них — лично Серовым), нуждались в серьёзном ремонте.

Ярости фашистского командования не было предела: расследованием происшедшего занялся лично Муссолини. С этой целью по его приказу из Италии прибыла на сожжёный аэродром специальная комиссия. Нашлись и «виновники»: 2 итальянских офицера были расстреляны прямо перед строем.

Операция по налёту на Гарапенильос впоследствии изучалась не только в нашей стране, но и за рубежом. Правительство Испанской Республики наградило национального героя Испании, советского лётчика Анатолия Константиновича Серова именными золотыми часами, на крышке которых на испанском и русском языках была выгравирована надпись: «За отвагу и доблесть!».

Позже Анатолию Серову пришлось участвовать и в так называемой «Брунетской операции», где он впервые встретился с новейшим немецким истребителем Ме-109В. Известна и его победа 12 октября 1937 года над бомбардировщиком Ju-52, одержанная в группе с И. Финном и Е. Степановым.

В первых числах ноября приказом командующего ВВС республики генерала Сиснероса в целях улучшения управления, мобильности и удобства ведения воздушного боя в истребительной авиации были созданы 2 авиагруппы: бипланов И-15 и монопланов И-16. Командиром группы И-15 был назначен Анатолий Серов. Под его руководством наши лётчики сбили более 70 вражеских самолётов.

Сражаясь в качестве командира звена И-15, затем командира эскадрильи и командира авиагруппы ПВО Мадрида и мадридского фронта, Анатолий Серов совершил около 180 боевых вылетов (имел около 240 часов боевого налёта). Проведя 38 (по другим источникам — 48) воздушных боёв, сбил 15 самолётов противника, из них 8 — лично. Такова статистика, и она говорит о многом.

Крепкими январскими морозами встретила Москва Серова и его друзей. Через некоторое время в Кремле Михаил Иванович Калинин вручил ему боевые ордена и Золотую Звезду Героя.

После возвращения из Испании, Серова назначили на последнюю в его жизни должность — начальника Главной лётной инспекции ВВС. В 1939 году он поступил на Курсы усовершенствования командного состава при Военной академии Генерального штаба. Но проучился там недолго…

11 мая 1939 года Комбриг А. К. Серов погиб в авиакатастрофе вместе с известной лётчицей Полиной Осипенко. В то трагическое утро, несмотря на пасмурную погоду, лётчики Курсов приступили к маршрутным полётам на УТИ-4 — двухместном учебном варианте истребителя И-16. Эти полёты проводились «под колпаком», то есть в закрытой кабине, на одном из подмосковных аэродромов.

Анатолий Серов с Полиной Осипенко с маршрута не вернулись. Немедленно был организован их поиск.

Начальник Курсов первыми поднял в воздух наиболее опытных пилотов: Виктора Рахова, лётчика — испытателя НИИ ВВС и Ивана Лакеева, боевого соратника Анатолия Серова. Долго они летали по маршруту и каждый из них надеялся на лучшее. Там, где шоссейная дорога, рассекавшая поле, подходила к селу Высокому, Виктор Рахов увидел группу людей, собравшихся вокруг дымившигося тёмного пятна. Подъезжали туда и автомашины. В глаза бросилась их тревожная торопливость…

Наиболее вероятной причиной гибели экипажа явилась слабая устойчивость самолёта, приводящая к неожиданному затягиванию его в пикирование, из которого выйти было уже практически невозможно. Это свойство самолёта УТИ-4, кстати говоря, неоднократно отражалось в некоторых документах НИИ ВВС.

Анатолий Серов и Полина Осипенко похоронены в Москве у Кремлёвской стены. В момент похорон этого героического экипажа над Красной площадью пролетела «красная пятёрка» истребителей, ведомая прославленным воздушным бойцом, отличившимся в Испании, Героем Советского Союза Иваном Алексеевичем Лакеевым.

Именем отважного лётчика, награждённого орденами Ленина и Красного Знамени (трижды), назван город в Свердловской области, улицы в Карпинске, Минске, проезд в Москве. Его имя носит теплоход. В посёлке Воронцовка — открыт музей Героя, в Свердловске — установлен бюст.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*