Горбунов Иван Михайлович

Иван Горбунов родился 25 мая 1915 года в селе Стужень, ныне Мантурского района Курской области, в семье крестьянина. Окончил зооветеринарный техникум. С 1935 года в Красной Армии, призван Подольским райвоенкоматом Московской области. В 1937 году окончил Ейскую военную авиационную школу лётчиков.

Герой Советского Союза, генерал-майор авиации запаса Н. П. Жуган пишет в своих воспоминаниях:

"Ивана Михайловича Горбунова я узнал в 1938 году, после окончания Одесской военной школы лётчиков. Хотя и учились мы одновременно, но знакомы не были, так как проходили практику на разных аэродромах и в разных эскадрильях.

В начале 1939 года я получил очередной отпуск. Так сложилось, что мы проводили его вместе. Одесская зима была без морозов. Мы часто прогуливались по парку имени Шевченко. Сидели в его комнате, которую предоставило командование училища. У Ивана открытое лицо. Был он несколько стеснительный и почти всегда улыбался. Выше среднего роста, ходил неторопливо. Такому человеку можно только удивляться, каким он на земле казался неуклюжим, и как преображался он, сев в кабину истребителя!

Вот несколько строк из его биографии, рассказанной однажды мне.

«Родился в 1915 году в семье рабочего в городе Мирзачуле. В детстве никогда не болел. Бывало, не выйдет на улицу гулять соседский мальчик, я тут же спрашивал у матери:

— Мамочка, а почему Серёжа не гуляет ?

— Болен он сегодня, — отвечала мама.

Удивился, почему Серёжка болен, а я не болею.

— Это хорошо, Ванюша, что ты здоровенький.

Немалые трудности были в те годы: гражданская война, разруха. Семья перебивалась кое как».

Ивана, как старшего, послали учиться в школу, которая недавно открылась в городе. Ему тогда исполнилось 9 лет. Паренёк был пытливый, старательный, тянулся к знаниям. С первого класса учился хорошо. Его можно было часто встретить в школьной библиотеке. Больше всего интересовался фантастикой. Не раз, глядя на самолёт, летящий в небе, задумывался: «А что, я не смог бы так летать?»

Однажды поделился мечтами с пионервожатым. Тот был парень толковый, поддержал его. С тех пор мысли о небе уже не покидали Ивана. Он закончил школу, но осуществить заветную мечту сразу не удалось. Отца не стало, семье было трудно, и пришлось работать. В 1935 году ему исполнилось 20 лет. Как-то пригласили в райком комсомола.

— Иван, ты знаешь, что комсомол взял шефство над Воздушным Флотом?

Сердце у парня замерло. Неужели осуществится давняя мечта?

— О шефстве знаю, но...

— Вот тебе путёвка, иди в райвоенкомат на медицинскую комиссию.

Не чуя ног под собой, даже забыв поблагодарить секретаря, побежал в военкомат. Врачи были строгими. Тщательно проверяли здоровье каждого, но у Горбунова никаких отклонений от нормы не обнаружили и, как говорится, дали добро.

Через 2 месяца он стал курсантом Одесского военного училища лётчиков. Быстро пролетело время учёбы, и вот ему присвоили звание лейтенанта. Вскоре его вызвали к начальнику училища полковнику Кутасину. В приёмной собралось около 10 молодых лётчиков. Вышел полковник. Все встали. «Садитесь, товарищи лейтенанты. Собрал вас для того, чтобы предложить остаться инструкторами. Стране нужно больше лётчиков. Училище расширяется. Если кто не желает, может отказаться и уехать в строевую часть. Должен предупредить, что у нас вы будете летать больше, чем в любой авиачасти. На размышление — сутки». Все остались инструкторами.

Началась Великая Отечественная война. Одесское училище перебазировалось на восток. Не один рапорт писал Иван Горбунов с просьбой отправить его на фронт. Но не отпускали. После очередного рапорта вызвал его начальник политотдела училища: «Ты, товарищ Горбунов, коммунист, так служи там, где приказала партия».

Только спустя год с небольшим после начала войны, когда фашисты дошли до Северного Кавказа, несколько инструкторов направили в 8-й истребительный авиаполк (преобразован в феврале 1943 года за боевые заслуги в 42-й Гвардейский ИАП). В их числе был Иван Михайлович Горбунов.

Он прибыл на Северо-Кавказский фронт 13 августа 1942 года. В это время советские войска вели ожесточённые бои с противником на Моздокском направлении. В первых же боевых вылетах старший лейтенант Горбунов проявил высокий героизм и отвагу.

17 августа 1942 года в составе 5 «Яков» Иван Михайлович вылетел на штурмовку войск противника в районе Моздока. Группа успешно справилась с боевым заданием и возвращалась на свой аэродром. Но внезапно была атакована 9 фашистскими истребителями. Завязался жаркий бой. Один из вражеских самолётов пристроился в хвост «Яка» ведущего группы Героя Советского Союза Н. К. Наумчика. Горбунов круто развернул свой «Як», метким огнём сбил «Мессер» и спас жизнь командиру.

14 марта 1943 года в составе 7 «Яков» Горбунов штурмовал аэродром противника в районе Темрюка и уничтожил на земле самолёт-разведчик FW-189 — «раму».

Немцы вызвали по радио с соседнего аэродрома 12 Ме-109. Закружилась вихревая карусель. На самолёт старшего лейтенанта Горбунова напали 3 вражеских истребителя. Ловким и точным маневром он увернулся от огня одного «Мессера», стремительно бросился на другой и короткой прицельной очередью поджёг его. Однако 3-й фашистский лётчик поймал в прицел машину Горбунова. Иван почувствовал боль не сразу. Он провожал взглядом падающий самолёт, сбитый им. Вдруг показались языки пламени на моторе его машины. Резко повернувшись, почувствовал острую боль и на мгновение потерял сознание. Придя в себя, понял, что ранен, правая рука не слушалась, в кабине пахло дымом. «Неужели конец?»- мелькнула тревожная мысль.

Сам он ранен, самолёт загорелся, мотор ещё работает, машина держится в воздухе. Превозмогая боль, лётчик стал разворачивать подбитый самолёт к линии фронта. «Як» медленно подчинялся лётчику. Горбунову стоило больших усилий выдерживать нужный курс. Слезящимися глазами искал на земле площадку. Когда остановился мотор, он уже приметил полоску ровного поля сразу же за окопами переднего края и посадил свой «Як». У него едва хватило сил выбраться из самолёта. Очутившись на земле, он не стал перевязывать раны, а начал сбивать пламя с машины.

Подбежавшие пехотинцы помогли потушить огонь, и лишь тогда Горбунов сдавленным голосом попросил найти санинструктора и устало опустился на землю под изуродованным крылом своего истребителя. Через 2 часа Горбунов был уже в санчасти на своём аэродроме. Только здесь Иван Михайлович узнал, что в этом бою они, 7 отважных гвардейцев, уничтожили 12 вражеских самолётов.

Как же быть с повреждённым «Яком»? Он остался у самой передовой, его обстреливали артиллерия и миномёты фашистов. Техник самолёта Гвардии лейтенант Терещенко, механики гвардии старшие сержанты Демкин и Малешев, гвардии сержант Ивченко получили приказание эвакуировать самолёт в тыл. Нелёгким было задание. Мины рвались вокруг. Прямым попаданием был разбит трактор-тягач, но отважные техники доставили самолёт в часть и в короткий срок отремонтировали. На нём гвардии старший лейтенант Горбунов продолжал бить гитлеровских асов.

2 апреля 1943 года 3 советских истребителя под командованием И. М. Горбунова прикрывали свои войска в районе станицы Троицкой. Наведённые с НП по радио, они обнаружили вражеский разведчик FW-189 под прикрытием 2-х истребителей Ме-109.

— Дима, прикрой, атакую «раму».

— Вас понял, — ответил его ведомый Дмитрий Максимович Саратов.

Стремительными атаками старший лейтенант Горбунов сбил самолёт-разведчик FW-189, а его ведомые уничтожили 2 прикрывавших его «Мессера».

14 мая 1943 года в районе Новороссийска Горбунов сбил корректировщик Hs-123 и истребитель Ме-109 в одном бою.

В своей книге «За чистое небо» известный лётчик-истребитель Герой Советского Союза Василий Васильевич Исаев достаточно много места уделил своим учителям и наставникам, в том числе и И. М. Горбунову. Часть этих воспоминаний представлены ниже:

«Весной 1943 года завязалось ожесточённое сражение на Кубани. Над „Малой землёй“ с утра до ночи не прекращались упорные воздушные схватки. Тучи пыли, гарь, дым пожаров заволокли небо, затмили солнце. Положение советских солдат и офицеров, продолжавших под непрерывными массированными бомбёжками и обстрелом врага удерживать плацдарм, было тяжёлым. Фашистские сухопутные части предпринимали атаку за атакой, рвались вперёд. Наши лётчики непрерывно наносили удары по воздушному и наземному противнику, изматывали его силы, вынуждая перейти к обороне.

В море падали пылающие „Мессеры“ и „Юнкерсы“. Но и мы не обходились без серьёзных потерь, хотя на каждый погибший в боях советский самолёт приходилось по нескольку уничтоженных фашистских машин. Темп воздушной битвы был настолько высоким, напряжённым, что даже такой первоклассный лётчик, как капитан Н. К. Наумчик, и тот не сразу освоился в новой обстановке, в первые дни приходилось достаточно трудно.

В непрерывных схватках с противником то и дело складывалась исключительно сложная, быстро меняющаяся обстановка, и комэск предоставил нам широкую свободу маневра, позволяющую драться парами, звеньями, располагаясь поэшелонно, но не в скученных боевых порядках.

Накопленный за время пребывания на фронте немалый боевой опыт позволил нам быстрее сориентироваться в новых условиях, приспособиться к ним. Мы подняли „потолок“ своих „ястребков“, стали смелее действовать мелкими группами, усилили бдительность, и первый, кто убедительно показал, что труды наши не напрасны, был Иван Михайлович Горбунов.

Случилось это ранним утром. Наша эскадрилья получила очередное боевое задание. Самолёты один за другим поднимались в небо. Первым взлетел Наумчик, за ним я — его ведомый. Едва мы легли на боевой курс, как в лучах весеннего солнца над взлётной полосой засеребрился „Як“ Горбунова. Лётчик набрал высоту, подождал, пока к нему пристроился ведомый, и только развернул машину в сторону передовой, как вблизи мелькнул вражеский воздушный „охотник“, который высматривал советские истребители. Продолжая наблюдать за обстановкой, Горбунов обнаружил, что „охотник“ не одинок. Одновременно с ним соседние участки неба „прощупывали“ другие немецкие самолёты. Фашисты шли выше советского истребителя, и Горбунов, не упуская из поля зрения противника, стал набирать „потолок“.

Один из гитлеровцев неожиданно бросил свою машину колёсами вверх. Было ясно, что он ищет удобное положение для обзора неба на все 360 градусов. Маневр этот для немца был по меньшей мере рискованным. Не видя того, что делается наверху, он тем самым превращал свою машину в верную, притом безопасную мишень для первого же советского истребителя, идущего над „Мессером“.

Горбунов пожал плечами: то ли фашист — зелёный новичок, то ли, набрав внушительную высоту, он просто не допускал мысли, что в воздухе над ним может оказаться советский самолёт. Впрочем, обо всём этом Иван Михайлович подумал позже. Пока же он без риска попасть под огонь противника, спикировал на немца и всадил очередь в брюхо его самолёта.

В этот день в лётную книжку Ивана Горбунова было записано 2 уничтоженных вражеских истребителя.

Наше командование постоянно совершенствовало тактику борьбы с фашистскими бомбардировщиками. Успешному решению этой задачи в определённой мере невольно способствовал... сам противник, действовавший в большинстве случаев шаблонно, по неизменным стандартным схемам.

За косность, рутину, консерватизм немецкие лётчики неизменно расплачивались дорогой ценой. Разве не об этом свидетельствует, например, воздушный бой 12 „Яков“, ведомых Героем Советского Союза Иваном Михайловичем Горбуновым, с численно во много раз превосходящим противником.

Бой этот развернулся в полдень, в районе станицы Крымской. Наши наземные войска перешли в наступление, и гитлеровское командование, стремясь во что бы то ни стало удержать занимаемые позиции, предприняло серию контратак танками и пехотой. Все они оказались безуспешными. Фашистская оборона трещала под могучим натиском наступавших. Тогда немцы решили испытать последнее средство: нанести массированный воздушный удар по переднему краю советских войск на участке, который прикрывала группа Ивана Горбунова. В составе её были замечательные лётчики — истребители Григорий Павлов, Фёдор Калугин, Алексей Приказчиков, Николай Печёный, Николай Глядяев, Ахмет Канкошев, Николай Куничев, Юрий Сорокин, Михаил Шевченко, Пётр Челомбитько и Александр Зайцев.

Приняв по радио сообщение, что к линии фронта приближаются фашистские бомбардировщики, Горбунов и его боевые друзья устремились навстречу противнику. „Хейнкели“ и „Юнкерсы“ шли 4-мя группами по 20 машин в каждой. Прикрывали их до 40 „Мессеров“.

Внезапная, стремительная атака привела врагов в замешательство, полностью их деморализовала. В завязавшемся скоротечном бою наши лётчики не дали противнику опомниться, оказать организованное сопротивление. Пытаясь прикрыть бомбардировщики от атак советских истребителей, „Мессеры“ судорожно метались от одной группы своих самолётов к другой, действовали разобщённо. И это решило исход боя в нашу пользу. На земле запылали вражеские бомбардировщики. Преследуемые „Яками“, уцелевшие фашистские самолёты повернули на запад.

В этом бою немцы потеряли 14 бомбардировщиков и 2 „Мессера“. По 3 вражеских самолёта сбили Иван Горбунов и Григорий Павлов. По 2 машины уничтожили Фёдор Калугин и Алексей Приказчиков.

Не потеряв ни одного истребителя, лётчики нашего полка благополучно прибыли на свой аэродром».

Храбро и умело дрался с врагом на Кубани гвардии старший лейтенант Иван Горбунов. Этот скромный и мужественный лётчик был талантливым командиром, смелым воздушным бойцом. Он горячо любил свою Родину и готов был отдать жизнь за неё. Выступая однажды на митинге, он сказал:

— Мы прошли с наступательными боями сотни километров. Мы видели следы зверей: и развалины домов, и слёзы советских людей, и трупы изуродованных невинных граждан. Это не отдельные акты зверств и насилия, это факты осуществляемой немцами чудовищной программы истребления советского народа, уничтожения наших материальных и духовных ценностей, программы, которую в широких масштабах проводят звери, возглавляемые их сумасшедшим правителем — Гитлером. У меня нет родных. Их убили немцы и белобандиты ещё в годы Гражданской войны. Но у меня есть Родина. За раны, причиненные ей, за боль и скорбь советского народа я буду жестоко мстить.

Эту клятву он свято выполнял.

3 июня 1943 года шестёрка истребителей, возглавляемая И. Горбуновым, встретила большую группу бомбардировщиков противника под прикрытием истребителей. Лётчик М. Шевченко со своим ведомым связал боем прикрывающие истребители противника, а 4 советских «Яка» под командованием Ивана Горбунова атаковали вражеские бомбардировщики и решительными действиями расстроили боевой порядок вражеской группы. Самолёты врага, сбросив бомбы над территорией, занятой своими войсками, обратились в бегство, преследуемые советскими гвардейцами.

Но в это время с земли приказали: «Преследовать запрещаю. Идите к пункту Н. Со стороны моря приближается группа бомбардировщиков». Встретив новую группу вражеских самолётов почти над линией фронта, советские лётчики вступили в ожесточенную схватку с врагом. Лётчики М. Шевченко и Н. Печёный сбили 2 самолёта врага. Остальные бомбардировщики повернули обратно.

Готовясь нанести ещё один удар по уходившим самолётам врага, советские лётчики получили новый приказ: «Севернее вас курсом 160 идут 2 группы бомбардировщиков врага». Отважные Гвардейцы выполнили и этот приказ. Ни один вражеский самолёт этих групп не пересёк линии фронта. При этом немцы потеряли 5 самолётов.

В специальном приказе командира дивизии Полковника И. Дзусова в связи с этим говорилось:

«3.06.1943 года мною с КТТ рации наведения по радио было приказано произвести вылет группе Як-1 от 42-го ГвИАП для отражения налёта бомбардировщиков противника.

Вылетевшая в 19:20 группа в составе 6 Як-1 с ведущим гвардии старшим лейтенантом Горбуновым И. М. встретила более 100 самолётов Ю-87... Горбунов со своей группой на глазах наземных войск нашего участка фронта всю эту армаду противника разогнал. Самолёты противника в панике разбросали бомбы частично по своим войскам, частично по чистому полю.

Героический поступок группы Горбунова заслуживает особого внимания. Приказываю:

1. Гвардии старшему лейтенанту Горбунову И. М. объявить благодарность, а командиру 42-го ГвИАП представить его к награждению орденом Александра Невского. Срок представления материалов к полудню 4.06.1943 г.

2. Приказ объявить всему личному составу».

К июлю 1943 года заместитель командира эскадрильи 42-го Гвардейского истребительного авиационного полка (9-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо — Кавказский фронт) гвардии старший лейтенант И. М. Горбунов совершил 113 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил лично 14 и в составе группы 3 самолёта противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 Сентября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии старшему лейтенанту Горбунову Ивану Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1149).

Получив высокое звание, Иван Михайлович с ещё большим мужеством и мастерством сражался с фашистами.

В 1944 году командование 42-го Гвардейского ИАП отправило письмо генеральному авиаконструктору А. С. Яковлеву с описанием личных боевых счетов лучших лётчиков своего полка, летающих на «Яках». Среди прочих других, упомянут в нём и И. М. Горбунов: «...Гвардии капитан Горбунов, воюет с Августа 1942 года. Имеет 19 лично сбитых самолётов противника, из них 15 истребителей типа „Мессершмитт“. Он же является пионером, применившим Як-1 в борьбе с „Мессершмиттами“ на вертикалях, о чём неоднократно сообщалось в печати».

В 1944 году полк, где воевал И. М. Горбунов, участвовал в боевых действиях в Крыму, а с декабря, после перевооружения на Як-9У, сражался в Польше и Восточной Пруссии. Закончил Иван Михайлович войну над Берлином.

Итоги его боевой деятельности в годы Великой Отечественной войны в различных источниках трактуются не однозначно. Так Н. Г. Бодрихин указывает на 18 личных и 3 групповые победы. М. Ю. Быков — на 24 личные и 1 групповую...

После окончания войны Иван Михайлович продолжил службу в ВВС. В 1949 году окончил Военно-Воздушную академию.

С Февраля 1952 года сражался в Корее на самолёте МиГ-15бис, сбил 2 "истребителя F-86 «Сейбр».

29 июня 1953 года заместитель командира 676-го истребительного авиационного полка (216-я истребительная авиационная дивизия) гвардии подполковник И. М. Горбунов погиб в воздушном бою. Покинув повреждённый самолёт, он был расстрелян американскими пилотами в воздухе. Иван Михайлович Горбунов стал единственным Героем Советского Союза, погибшим в Корее.

Похоронен на кладбище в городе Ворошилов-Уссурийский (с 1957 года и ныне — город Уссурийск Приморского края).

Posted in В огненном небе войны and tagged , , , .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *